Выставка анри картье брессон: «Фотоальбом Анри Картье-Брессона» показали в Мультимедиа Арт Музее — Российская газета

Выставка анри картье брессон: «Фотоальбом Анри Картье-Брессона» показали в Мультимедиа Арт Музее — Российская газета

admin 07.10.2020

«Фотоальбом Анри Картье-Брессона» показали в Мультимедиа Арт Музее — Российская газета

Вы говорите — Картье-Брессон, подразумеваете — «решающий момент». И наоборот. Название книги его фотографий, вышедшей в 1952-м в Нью-Йорке и Париже, выглядит формулой, которая все объясняет, но которую объяснить невозможно.

Фотография Картье-Брессона запечатлела деталь исторического события, которое наблюдают дамы — «Визит короля Георга VI, Версаль. 1938». Фото: Henri Cartier-Bresson / Magnum Photos / Courtesy Fondation Henri Cartier-Bresson

Так вот. Московская выставка «Фотоальбом Анри Картье-Брессона. 1932-1946», организованная Мультимедиа Арт Музеем Москвы и Фондом Картье-Брессона, показывает работы легендарного фотографа, сделанные до книги «Решающий момент», до его выставки в МоМА в 1947-м, до создания фотоагентства «Магнум», одним из столпов которого вместе с Робертом Капа и Дэвидом Сеймуром был Картье-Брессон. Иначе говоря, до того, как его имя стало одним из синонимов слова «фоторепортер»…

Собственно, речь — о ранних годах фотографического опыта Анри Картье-Брессона, представленных не только уникальными фотоотпечатками, листами авторского альбома с наклеенными фотоснимками, но и крохотной записной книжкой, и даже удостоверением участника французского Сопротивления, выданным в 1944 году. Картье-Брессон эпохи «дебюта» — с 1931 до 1945 года — это вовсе даже не журналист, а «вольный стрелок», вернувшийся из Африки, из Берега Слоновой кости, где чуть не умер от малярии (спас местный знахарь) и где сын вполне обеспеченных родителей, занятых текстильным бизнесом, зарабатывал охотой на крокодилов, антилоп, обезьян и продажей вяленой дичи… Где-то там в Африке, куда 22-летний француз отправился, прихватив с собой «Улисса», Рембо, Лотреамона и «Африканские сказки» Сандрара, он увидел впервые малоформатную камеру. Но его собственный «решающий момент» настал в момент, когда, листая в отеле в Марселе один из журналов, он увидел снимок Мункачи… Да, тот самый «Три мальчика на озере Танганьика». «Я неожиданно понял, что с помощью фотографии можно фиксировать бесконечность в одном моменте времени», — эта фраза лишь отчасти объясняет превращение прилежного ученика кубиста Лота, поклонника стихов Рембо и Сандрара и бывшего охотника за крокодилами, в охотника за «мгновеньями» с помощью «Лейки».

За чем охотился Картье-Брессон, можно чуть-чуть представить, если вспомнить, что он был заворожен не только стихами сюрреалистов, но и их концепцией. Прежде всего, разумеется, в изложении Андре Бретона. «Я регулярно ходил на встречи в Cafe de la Place Blanche, хотя и не был членом группы. В бретоновской концепции сюрреализма мне очень нравилась роль непрерывного потока и интуиции и особенно подход к бунту», скажет он гораздо позже в одном из интервью (кстати, книжка «Диалоги», собравшая практически все его разговоры с критиками и журналистами, вышла на русском в 2015-м). С бунтом, разумеется, все понятно. Картье-Брессон скромно называл себя анархистом, что не помешало ему одно время быть членом французской компартии. «Полагаю, я вступил в партию из чувства вины, из необходимости быть ближе к народу. Я стыдился своей принадлежности к буржуазии», — скажет позже фотограф. Но едва ли не важнее, что многие сюрреалисты были левыми. Например, харизматичный Жорж Садуль. «Что мне нравилось в Жорже Садуле, так это его дикарская сторона, неотесанность. И потом, для нас он был окружен ореолом сюрреалистического престижа! Это был очень тонкий, очень культурный человек, большой храбрости — он показал ее на войне», — признается Картье-Брессон.

Гораздо любопытнее, как Бретоновское представление о «непрерывном потоке» сказалось на фотографиях Картье-Брессона. Нынешняя выставка позволяет увидеть это. И понять, почему в момент наступившей славы Роберт Капа сказал другу: «Бойся ярлыков. Они могут тебе дать чувство безопасности, но один уже готов прилипнуть к тебе — это сюрреалистический ярлык. Твоя манера станет высокопарной и показной. Тебе следует оставаться новостным репортером, остальное же запрятать в глубине сердца. Не суетись! Займись делом!» Картье-Брессон последовал совету друга. По крайней мере, выбирая между ярлыком «сюрреалиста» и «новостного репортера», он предпочел второй. Спрятав «остальное» — «в глубине сердца».

Но выставка ранней фотографии мастера позволяет увидеть, как в «непрерывном потоке» он находит мгновенья вечности, ее автоматического письма, запечатленного камерой. Впрочем, сам мастер предпочитал отнюдь не высокий штиль. «Чтобы открыть золотой самородок, нужно немало песка. Поиск кадра — это игра, которая находится где-то на полпути между карманной кражей и хождением по канату. Вечная игра, усиленная огромным напряжением». Он был мастером этой игры.

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки

Мультимедиа Арт Музей, Москва продолжает знакомить с творчеством великого французского фотографа, одного из основоположников гуманистического направления в фотографии и сооснователя легендарного фотоагентства «Магнум» — Анри Картье-Брессона. В 2000 году в рамках Третьего московского международного месяца фотографии в Москве «Фотобиеннале 2000» в музее «Московский Дом фотографии» с огромным успехом прошла выставка «Анри Картье-Брессон. СССР: 1950–1970», сегодня МАММ представляет выставку «Фотоальбом Анри Картье-Брессона. 1932–1946», рассказывающую о раннем периоде творчества фотографа.

Анри Картье-Брессон родился в 1908 году в городке Шантлуп-ан-Бри недалеко от Парижа. С самого детства он был увлечён живописью и мечтал стать художником. В 1927 году Картье-Брессон поступил в известную частную школу скульптора и художника-кубиста Андре Лота. Отдавая должное своему учителю, Анри Картье-Брессон позже вспоминал, что Лот заразил его «вирусом геометрии» и научил «фотографировать без фотоаппарата». Обучение пришлось прервать из-за службы в армии, однако в студию Лота Картье-Брессон больше не вернулся, решив, что должен самостоятельно найти свой путь в живописи.

В 1931 году Анри Картье-Брессон отправился в Африку. В творческом плане поездка складывалась не совсем удачно, к тому же он подхватил лихорадку, от которой чуть не погиб. Спешно возвращаясь во Францию для прохождения лечения, Картье-Брессон встретился на корабле со своими друзьями, художниками-сюрреалистами. В какой-то момент ему на глаза попался знаменитый снимок венгерского фотографа Мартина Мункачи, «Три мальчика на озере Танганьика», оказавший огромное влияние на всю его последующую жизнь. Позже он вспоминал: «Я неожиданно понял, что с помощью фотографии можно зафиксировать бесконечность в одном моменте времени». Приехав в Марсель, где ему предстояло пройти курс лечения, Анри Картье-Брессон сразу же купил профессиональную «Лейку» и начал фотографировать.

Целыми днями молодой фотограф бродил по городу, и снимал всё, что происходило вокруг. «Моим главным желанием было поймать в одном изображении основной смысл возникшей сцены. Мне тогда даже в голову не приходила мысль делать фоторепортажи, то есть рассказывать истории в нескольких фотографиях. Только позже, глядя на работы моих друзей по профессии, на иллюстрированные журналы, и работая для них, я понемногу научился их снимать» — писал он.

С марсельских снимков и начинается «Фотоальбом Анри Картье-Брессона», работу над которым фотограф закончил в 1946 году. Книга и выставка, подготовленная Фондом Анри Картье-Брессона — своего рода дневник в фотографиях. «Для меня фотокамера — это блокнот, где я делаю свои наброски, это инструмент моей интуиции, порыва, повелитель мгновения», — рассказывал Картье-Брессон. В этом фотодневнике нашли своё отражение самые разные, но одинаково важные с точки зрения художника события: путешествия с друзьями по Европе, прогулки по Парижу, гражданская война в Испании, коронация Георга VI, суды над военными преступниками, возвращение французских солдат и военнопленных и многое другое.

«Фотоальбом Анри Картье-Брессона» рассказывает о его становлении как фотографа, о периодах успеха и неудач, о поисках, сомнениях, увлечении кинематографом и годах пребывания в плену во время войны. Это взгляд в прошлое, подведение итогов, необходимая пауза, за которой последовал мощный рывок вперед — основание в 1947 году Magnum Photos — самого знаменитого в мире фотоагентства, принадлежность к которому стала синонимом творческого признания для многих поколений фотографов.

Выставка в Русском музее – Газета Коммерсантъ № 93 (561) от 24.05.1994

Газета «Коммерсантъ» №93 от

&nbspВыставка в Русском музее

«Решающие мгновения» Анри Картье-Брессона
       В корпусе Бенуа Русского музея открылась персональная выставка знаменитого французского фотографа Анри Картье-Брессона (Henri Cartier-Bresson), подготовленная Французским институтом в Санкт-Петербурге. Экспозиция открывает ряд выставок Русского музея, на которых планируется познакомить петербургского зрителя как с признанными мастерами западной и русской фотографии, так и с последними новациями этого чрезвычайно актуального ныне вида искусства. Ретроспектива Картье-Брессона, хоть и опоздала с открытием этого имени минимум лет на двадцать, может рассчитывать на зрительский интерес. Вполне вероятно, считает КИРА ДОЛИНИНА, что именно благодаря своей принадлежности истории и программной несовременности она позволяет увидеть за ортодоксальным «фотографическим реализмом» именитого мэтра мотивы и образы иных художественных систем.


       
       Те, кто хоть раз слышал имя Анри Картье-Брессона, знают: это гений репортажной съемки. «Живая фотография», которой всю жизнь поклоняется этот художник, достигла в его работах небывалой силы выразительности. Тайну этого искусства пытались раскрыть многие, но мало кому удалось приблизиться к практике знаменитого «решающего мгновения» Анри Картье-Брессона. В каждом труде о творчестве этого мастера встречаются пространные размышления об искусстве фотографии, о репортерской съемке как равноправном виде художественной фотографии, о необязательности технических изысков для создания произведения искусства. Будучи приверженцем самой что ни на есть традиционной фотографии, сам Картье-Брессон высказывался по каждому из этих пунктов. Его эссе — учебник для всякого начинающего фотографа. Как, впрочем, учебником являются и сами его работы — ведь знаменитый «брессоновский тип фотографии» существует теперь уже как термин, в назидание будущим поколениям.
       Но теперь, на исходе двадцатого века, вопрос о равноправии «реалистической» и «художественной» фотографии хочется считать снятым — ибо границы размыты. За изощренной технократической абстракцией может скрываться самая что ни на есть традиционная идея, а за естественной простотой «репортажного» кадра — изысканность художественного произведения. Сегодня, когда вот уже двадцать лет как Анри Картье-Брессон практически не занимается фотографией и предпочитает рисунок, выставка в Русском музее демонстрирует возможность нового взгляда на ставшие уже классикой фотореализма произведения.
       Выставка, впрочем, задумана устроителями как вполне традиционная ретроспектива, в которой все определяется хронологией. Зато в самих работах Картье-Брессон предстает не только блестящим мастером моментального кадра, но и, как это ни странно, создателем своеобразной истории искусства ХХ века в фотографии. Словно следуя созданной им самим в 40-60-е годы серии портретов знаменитых артистов, художников и писателей, Картье-Брессон обращается к Матиссу, Сартру, Мориаку, Дали, преобразуя действительность в подобие иллюстрации к их произведениям. Так, например, итальянский ящик с фруктами (1933) предстает натюрмортом Матисса, «Прогулка семинаристов» (1953) и «Антракт во время фестиваля в Глиндебурне» (1955) — кадрами Бунюэля, «Полночная месса в Скано в Абрузе» (1953) — страницей романа Умберто Эко, «На короновании Георга VI» — иллюстрацией к сцене лекции Сартра из «Пены дней» Бориса Виана. Список подобных ассоциаций можно продолжать до бесконечности. Наметанный глаз постмодерниста мог бы обнаружить десятки исторических и культурных аналогий. Все искусство ХХ века — будь то сюрреализм, экзистенциализм или неореализм — неоспоримо присутствует в этих кажущихся такими «реалистическими» произведениях.
       Герои Картье-Брессона позволяют художнику делать с ними все, что он захочет. А ведь он всего-навсего ловит «решающее мгновение» и делает его вечным. Но почему-то попадают в его объектив странные, смешные, а иногда и трагические персонажи. Этим людям предстоит сыграть роли, предназначенные им и собственной жизнью и гением фотографа. Легко превратить их в нашем сознании в героев Бунюэля, Феллини, Виана, Эко, Росселини. Еще проще назвать их просто героями времени — единственного истинного персонажа Анри Картье-Брессона.

МАММ показал в фотографиях жизнь Картье-Брессона

+ A —

«Я понял, что можно зафиксировать бесконечность»

Мультимедиа Арт Музей (МАММ) показывает уникальную выставку «Фотоальбом Анри Картье-Брессона. 1932–1946», рассказывающую о раннем периоде творчества великого фотографа.

Все начинается с марсельских снимков: именно в этом французском городе Картье-Брессон покупает свою первую фотокамеру «Лейка», которая сразу станет его неизменным спутником и любимым инструментом. Если проводить ассоциации с именем Картье-Брессона, то возникнет слово «мгновение» — ему и его запечатлению он посвятил свою жизнь.

— Для меня фотокамера — это блокнот, где я делаю свои наброски, это инструмент моей интуиции, порыва, повелитель мгновения, — говорил фотограф.

Его камера видела и любовь, и смех, и слезы с нищетой. В тонких рамках на белоснежном фоне, как это принято в МАММ, расположены небольшие фотокарточки: «Оригинальная серебряно-желатиновая печать» — гласят таблички. Посетители идут по хронологии жизни художника. Сначала открываются яркие воспоминания из солнечной Италии, полной нежности и осознания благодарности за причастность к чужому счастью. Картье-Брессон много времени проводит с другом детства, писателем Андре Пьейром де Мандьяргом и его любимой — молодой итальянкой Леонор Фини.

После Италии перемещаемся в жаркую Испанию, где Анри работает для иллюстрированного еженедельника «Vu». На фотографиях горячность испанского темперамента граничит с абсолютной раскрепощенностью: обнаженные женщины лежат в расслабленных позах на улицах Севильи и Валенсии.

Анри Картье-Брессон. Аликанте, Испания, 1933 г. Фото: пресс-служба МАММ

Картье-Брессон в 1934 году отправляется в Мексику, где создает серию фотографий, ужасающих воображение. Здесь появляется режущий диссонанс между мгновенной радостью детей и нищетой той обстановки, в которой эта радость находит себе место. Посетители внимательно просматривают разруху улиц, обветшалость зданий… и среди этого — нестройные компании детей, их улыбающиеся лица. Но если приглядеться, можно различить серьезное, словно загнанное чувство непонимания и неприятия окружающего мира в глазах ребенка.

Если перейти от Мексики к Парижу, то контраст получается разительный. Во французской столице и обстановка элегантная, и улыбки, и смех, и довольство. Первая бросающаяся в глаза фотография — «Пикник на берегах Сены» — как бы доказывает то чувство умиротворения, которое может быть при достатке и внешнем благополучии. В этот запечатленный фотографом момент никто не стоял за дверью с молоточком и не напоминал о своем несчастье (если вспоминать Чехова).

Появляются снимки из Лондона 1937 года, идет коронация Георга VI — это первый репортаж Картье-Брессона. А за ними — военные годы. В 1940 году Анри попадает в плен, но в 1943 году побег ему удается, он снова принимается за работу, появляются фотографии депортированных семейств, беженцев, покинутых и потерянных детей. Ситуация всеобщего отчаяния оказывает сильное влияние на фотографа, и он принимается за съемки документального фильма «Возвращение» о репатриации военнопленных и заключенных. Картье-Брессон также создает несколько фотопортретов Пабло Пикассо, Поля Клоделя, Жоржа Дюамеля.

Фотоальбом Анри Картье-Брессона рассказывает о его становлении как фотографа, о периодах успеха и неудач, о поисках и сомнениях. Это взгляд в прошлое, подведение итогов, необходимая пауза, за которой последовал мощный рывок вперед — основание в 1947 году Magnum Photos, самого знаменитого в мире фотоагентства, принадлежность к которому стала синонимом творческого признания для многих поколений фотографов.

Выставка проходит при поддержке Tele2 и Mastercard.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27508 от 29 сентября 2017

Заголовок в газете: Жизнь в фотолетописи Картье-Брессона

«Решающий момент»: Выставка мастера репортажной фотографии Анри Картье-Брессона

Анри Картье-Брессон и его «Решающий момент». 22 знаменитые работы с подписью автора из частного собрания впервые выставлены в Санкт-Петербурге. 

Фотография была для него подобием записной книжки. Его репортажи из Франции, СССР, Индии, Африки печатали престижные газеты. А позировали ему Жан Поль Сартр, Игорь Стравинский и Коко Шанель. Его черно-белые снимки — это атмосфера жизни целой эпохи. 

«Для Советского Союза он мощный дал заряд, потому что он сюда приезжал не раз. Один из первых снимал по разрешению советского правительства. Советским бюрократам не понравились фотографии Брессона. Они совершенно не понимали, что он снимает. Гостьев и Брессон снимали одну и ту же станцию метро в Москве. Один снимал паркеты и великолепия, другой снимал мужика с открытым ртом, который смотрел». 

Главная роль в его работах была отведена жизни простых людей. Вот легендарная фотография с мальчиком, который несет две бутылки вина, а вот коронация Георга VI. А эта фотография, известная многим, как «Прыжок», называется «Позади вокзала Сен-Лазар». Чтобы поймать в кадр мужчину в шляпе, Брессон ждал не один час, как и велосипедиста на одной из улочек Йера. 

«Он снимал каждый день. Не расставался с фотоаппаратом. «Семья на берегу Сены» — это практически импрессионизм. Гениальность этой фотографии в том, что в кадр вместить композиционно – это высочайший класс». 

Особенностью фотографий Картье-Брессона является точное строение кадра. Он объединял противоположные друг другу геометрические фигуры, линии и тени. Фотографии свои собирал в книги. Одна из них есть у фотографа Мариинского театра Валентина Барановского. Он встречался с Картье во время его визита в Ленинград. 

«То, что я увидел Брессона, это было неожиданностью и потрясением. Это перевернуло меня как фотографа-репортера. Посмотрите, какой кадр! Каждый кадр – это композиция. Все закончено. Ничего лишнего в кадре нет. До этого уровня, до этой культуры фотографической нужно дойти. Талант. Гений».

В чем же секрет французского мастера? Возможно, ответ в словах самого непревзойденного фотографа: «Это иллюзия, что снимки сделаны при помощи фотоаппарата. Они созданы при помощи глаз, руки и сердца».

В советском музее: Анри Картье-Брессон, Роберт Капа, Маргарет Бурк-Уайт: gorbutovich — LiveJournal

В музее — 3


В музее — 1
В музее — 2


Маргарет Бурк-Уайт (1904-1971). Антирелигиозный музей, Москва. Лето 1941 (фотограф находилась в СССР с начала мая по конец сентября 1941) / Margaret Bourke-White. LIFE

По имеющимся сводкам, число музеев в царской России на 1917 (в границах РФ) составляло 213 учреждений, к нему можно добавить около 300 полковых музеев, 100 музеев наглядных пособий, множество кустарных, сельскохозяйственных и прочих музеев. В основном ядре музеев преобладали «научные», находившиеся в системе АН, при университетах, научных обществах, архивных комиссиях и т. д., а также «публичные», т. е. комплексные и созданные с участием общественности.

Особо следует упомянуть такую категорию музеев, как императорские, продолжавшие традицию Кунсткамеры Петра I и Эрмитажа Екатерины II. В современной традиции эти музеи классифицировались бы как национальные, представлявшие собой крупные комплексы музейных собраний различного профиля: Исторический музей и Румянцевский музей в Москве, Русский музей Александра III в Санкт-Петербурге.

После революции 1917 были музеефицированы императорские резиденции и многочисленные аристократические дворцы, получившие характер художественно-исторических музеев мемориального типа («истории отжившего быта»).


2.

Фотограф Роберт Капа (1913-1954). Третьяковская галерея / Robert Capa © International Center of Photography USSR. Moscow, Russia. 1947. The Tretyakov Museum. Source

Коллекции частных собраний были национализированы, частью расхищены, розданы по учреждениям или проданы, но в значительной степени пополнили ранее существовавшие музеи. Количество музеев начало стремительно расти, но тогда же, в течение 1920-30-х гг., распродавались и раздавались и многие экспонаты государственных музеев. Характерной чертой музейной жизни советского времени было также перемещение экспонатов между музеями, в результате чего коллекции музеев оказались лишенными истории.

3.

Robert Capa. 1947. USSR. Russia. Moscow. The Tretyakov Museum. © International Center of Photography

Так, при реорганизациях художественных музеев из столичных собраний в областные города были отправлены произведения искусства с таким расчетом, чтобы каждый музей мог представить каждую из художественных школ; одновременно лучшие предметы областных музеев перемещались в Москву и Ленинград. В любом художественном музее, от Эрмитажа до маленького провинциального, экспозиция строилась (и строится) по «школам», что очень удобно для учебных целей, но совершенно исключает показ реального функционирования этих произведений в разных историко-культурных контекстах.

4.

Фотограф Роберт Капа (1913-1954) / Robert Capa. USSR. Russia. Moscow. 1947. Source

Советский период в истории российских музеев при определенных утратах фактического материала (распродажа части собраний, потери в годы войн, особенно Великой Отечественной) наполнил теорию и практику музейного дела как положительным, так и негативным опытом.

5.

Анри Картье-Брессон (1908-2004). В Третьяковской галерее. 1954. Анри Картье-Брессон посещал Советский Союз в 1954 и 1972/1973 годах / Henri Cartier-Bresson

Концепция «императорского» музея была заменена практикой углубленной специализации музеев, отработана централизация музеев страны, появились музеи нового типа, такие, как историко-революционные или литературные, провинциальные музеи реорганизованы по единой схеме в историко-краеведческие, проводились эксперименты по использованию в экспозициях социологического и тиражируемого материала. Краткий постсоветский период отмечен такими реалиями, как ослабление контроля государства над деятельностью музеев, возвращение проблемы первоначального владения музейными коллекциями, сокращение числа историко-революционных музеев до приемлемого уровня.

[Музей // Российский гуманитарный энциклопедический словарь. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС: Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та. 2002]

6.

Анри Картье-Брессон. В Третьяковской галерее. 1954 / Henri Cartier-Bresson

7.

1954. Анри Картье-Брессон (1908-2004) / Henri Cartier-Bresson

8.

Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Leningrad. 1954. The Hermitage museum. Source

9.

Henri Cartier-Bresson. 1954. Soviet Union. Leningrad. Russian Museum. Officer. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos. Source

10.

Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Moscow. 1954. Museum of the Revolution. Source

11.

Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Moscow. 1954. Inside the house of Leo Tolstoy. Source

12.

Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Armenia. Erevan. 1972. Guard in the museum. Source

13.

Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Moscow. Army Museum. 1972. Source

14.

Henri Cartier-Bresson. USSR. Moscow. 1972. The Tretyakov Museum. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos. Source

15.

Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Moscow. Army Museum. 1972. © Henri Cartier-Bresson/Magnum Photos. Source

16.

Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Leningrad. 1973. Russian Museum. Statue of Anna Ivanovna, Empress of Russia. Source

Музеем станет позже:

17.

Легендарный Георгий Костаки в своем доме. 1972. Москва / Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Moscow. 1972. Greek collector George Costakis at home. Source

Греческий подданный, Георгий Дионисович Костаки (1913–1990) родился и большую часть жизни провел в Москве, работал в канадском посольстве. Он начал коллекционирование с произведений голландских художников, но вскоре сменил направление своей собирательской деятельности. Костаки стал первым коллекционером, который понял ценность искусства русского авангарда. Работы, которые современники Костаки относили к «никому не нужному мусору», он приобретал у самих художников и их наследников, тем самым материально поддерживал их. Многие произведения он спас от разрушения и уничтожения. К концу 1980-х годов собранный «греком-чудаком» «хлам» превратился в одну из самых ценных коллекций в мире.

Его дом был местом, где молодые художники могли познакомиться с произведениями русского авангарда, нигде более не выставлявшимися. Послы, дипломаты, директора крупнейших зарубежных музеев в разное время стремились попасть туда, чтобы увидеть легендарную коллекцию.

Еще в 1970-е годы Костаки мечтал о том, что в России построят музей современного искусства, где будет храниться вся его коллекция авангарда и работы художников альтернативного советского искусства. Напряженная атмосфера, связанная с особым «вниманием» к коллекционеру сотрудников спецслужб, ухудшение здоровья привели к тому, что в 1977 году Костаки был вынужден принять решение о выезде за границу. Он официально предложил советскому правительству принять значительную часть своего собрания в дар. Это предложение было принято, хотя и шло вразрез с официальной политикой в области культуры.

Специальным решением Секретариата ЦК КПСС семье Костаки было разрешено выехать и оставшуюся часть коллекции «в порядке исключения вывезти из СССР за границу». Также было гарантировано право «в случае соответствующего обращения разрешить Г.Д.Костаки и членам его семьи возвращение в СССР с правом на постоянное жительство». Перед отъездом Костаки передал собрание икон в Музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева. Уникальную коллекцию народных игрушек Н.М.Церетели, которую Костаки в свое время приобрел и тем самым спас, тогда же подарил государству; в 1990-е эта коллекция стала частью Музея-заповедника «Царицыно».

В Третьяковскую галерею поступила наиболее значительная и ценная часть дара – коллекция авангарда, насчитывающая 142 произведения живописи и 692 графики, в которой представлено свыше сорока имен русских художников. Благодаря пожертвованию Костаки собрание Галереи пополнилось такими шедеврами мирового значения, как «Портрет Матюшина» К.С.Малевича, «Симфония Шостаковича» П.Н.Филонова, «Красная площадь» В.В.Кандинского, «Живописная архитектоника. Черное, красное, серое» Л.С.Поповой, «Пробегающий пейзаж» И.В. Клюна. Избранные работы с середины 1980-х годов присутствуют в постоянной экспозиции музея, а также регулярно экспонируются на выставках в крупнейших музеях мира.

Произведения, официально вывезенные Костаки за рубеж, с конца 1970-х годов путешествовали по миру, преумножая популярность русского авангарда в Европе и Америке. В 2000 году правительство Греции приобрело эти работы, и они стали основой Музея современного искусства в г. Салоники.

[Выставка Георгий Костаки. «Выезд из СССР разрешить…». К 100-летию коллекционера проходила в Государственной Третьяковской галерее с 12 ноября 2014 по 8 февраля 2015]

18.

1972. Константин Мельников в своем всемирно известном доме, расположенном по адресу: Москва, Кривоарбатский переулок, дом 10 / Henri Cartier-Bresson. Soviet Union. Moscow. 1972. Soviet architect, Constantin Melnikov, at home. Source

Дом Мельникова к состоянию музея шел долго, частным жилым домом он продолжал оставаться еще в 2014 году. Государственный музей Константина и Виктора Мельниковых учрежден приказом Министерства культуры РФ № 350 от 27 февраля 2014 года по инициативе Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева и является его филиалом. Этому событию предшествовали многочисленные судебные тяжбы наследников Константина Мельникова за право распоряжения домом Мельникова и творческими архивами архитектора и художника.

Роберт Капа /Robert Capa ранее:
Советские анекдоты. Очень избранное. Часть 2, 2015-06-15
Французская любовь и фотография. Продолжение, 2015-06-24
Анекдотчики и анекдоты об анекдотчиках, 2015-07-15
Советские анекдоты: СМИ и пропаганда, 2015-08-10

Маргарет Борк-Уайт/Бурк-Уайт /Margaret Bourke-White ранее:
Переход от мира к войне. Американские радиорепортажи из СССР июля и фотографии мая-сентября 1941, 2016-05-06
Начало войны в рассказе и фотографиях американки Маргарет Борк-Уайт. Часть 1, 2016-06-27
Начало войны в рассказе и фотографиях американки Маргарет Борк-Уайт. Часть 2, 2016-06-29
Шатия и девки. Русская деревеня: ХХ век, 2016-04-13
Бухгалтерия военной разведки и другие рассекреченные документы кануна войны, 2016-06-22

Поэзия кадра. Анри Картье-Брессон | Artifex.ru

С появлением цифровых фотоаппаратов люди отложили в сторону плёнку, забыли о слове «проявка», перестали наслаждаться моментом создания снимка. Фотография, бывшая до этого момента искусством, стала превращаться в рутину, доступную любому желающему, а Photoshop позволил множеству фотографов считать себя мастерами и художниками. Но стоит обернуться назад, и можно увидеть настоящих гениев съёмки, повсюду носивших с собой маленькие плёночные камеры.

Анри Картье-Брессон – легенда чёрно-белой фотографии. С искусством он был связан с юности – учился на художника в ателье Андре Лота. Решение стать фотографом пришло после поездки в Африку, где, вдохновившись работами Эжена Атже и Мартина Мункачи, Анри купил свой первый фотоаппарат.

 

 

Его весьма устаревшая конструкция позволяла снимать только неподвижные предметы, и первые кадры Брессона не были впечатляющими. Только вернувшись во Францию он открыл для себя Leica 35 мм. Удивительно, что, будучи известным как «пионер репортажной съёмки», Анри фотографировал всё на объектив с фиксированным фокусным расстоянием в 50 мм, считающийся портретным.

Через год после начала его творческого пути состоялась первая выставка Анри Картье-Брессона. Это было в 1933 году в Julien Levy Gallery в Нью-Йорке. Затем работы фотографа начали появляться в журналах Voilà и Photographies. В 1935 году Жюльен Леви, владелец Нью-Йоркской галереи, выставил его фотографии вместе со снимками знаменитых Уолкера Эванса и Мануэля Альвареса Браво. В 1937 Картье-Брессон работал в коммунистической газете Ce Soir. В 1939 году она закрылась, а у Анри начался творческий кризис, во время которого он сжёг большую часть своих фотографий и плёнок.

Началась Великая Отечественная война, и Брессон попал в армию, где стал капралом армейского кинофотоподразделения. После захвата нацистами Франции он оказался в плену, откуда смог вырваться только через три года. Во время войны Анри не оставил фотографию, а стал работать еще больше, привлекая к этому других фотожурналистов. Он буквально жил с камерой в руках: снимал военные будни, оккупацию, отступление фашистов. По окончании войны Картье-Брессон показал себя ещё и в сфере кино, сняв фильм о возвращение французских военнопленных на родину.

В 1947 году Анри вместе с Робертом Капа, Джорджем Роджером, Дэвидом «Чим» Сеймуром и Уильямом Вандивертом основал фотографическое агентство Magnum Photos. Участники «Магнума» предлагали готовые работы редакциям без разрешения изменять что-либо в снимках. Именно благодаря такой политике к организации примкнули самые талантливые фотографы того времени.

После создания «Магнума» Анри сразу же уехал в Индию вместе со своей женой, где снимал Махатму Ганди. Затем семейная пара путешествовала по Пакистану, Мьянме, Малайе, Китаю.

В Индонезии фотограф наблюдал борьбу страны за независимость от Нидерландов — и всё это с фотоаппаратом в руках. Полученные снимки Картье-Брессон отправлял в Нью-Йорк, где сотрудничал с Life, Harper’s Bazaar, New York Times и многими другими журналами. Результаты работ мало интересовали Анри, он говорил:

«Фотография сама по себе меня не интересует. Я просто хочу захватить кусочек реальности».

Настоящая слава пришла к фотографу после парижской выставки в 1950 году. Помимо этого его работы выставлялись в Милане, Токио, Кёльне и многих других городах по всему миру.

 

Одной из самых важных стала первая выставка фотографии в Лувре в 1954 году, посвященная только творчеству Анри Картье-Брессона.

В 1952 году была опубликована книга «Решающий момент», в которой было опубликовано 126 лучших фотографий Анри.

В 1954 году после смерти Сталина Картье-Брессону разрешили посетить СССР. Работы этого и повторного визита 1972 года вошли в книгу «О России». Своим путешествием в холодную страну, не понятую западом, фотограф развенчивал мифы о русских людях.

Фотограф снимал не только жизнь обычных людей, но и таких знаменитостей, как Анри Матисс, Альберт Камю, Жан Ренуар, Мэрилин Монро, Коко Шанель, Луи Арагон. Все они получались в его кадре настоящими и неподдельно притягательными. Он говорил, что «в истинном портрете вы не найдете ни льстивых прикрас, ни гротескных карикатур, но только глубокое и точное отражение индивидуальности».

Фотографии Анри Картье-Брессона, безусловно, целая неповторимая история. Каждый снимок – отдельная вселенная, живущая в самом фотографе. Анри умел поймать «тот самый» момент, остановить на мгновение реальность. Он говорил:

«Для меня фотография — это спонтанный импульс к постоянному визуальному вниманию, которое способно уловить и миг, и вечность».

Люди на его фотографиях всегда такие, какими были на самом деле. Фотограф не старался в кадре ни преобразить окружающий мир, ни улучшить, ни очернить его. В маленьком прямоугольнике видоискателя своей Leica он видел настоящее и, может быть, немного будущее.

Удивительны слаженность и стройность композиции работ Анри. Он писал:

«Наибольший восторг у меня вызывает геометрия кадра, его конструкция. Нельзя снимать ради структуры, форм и схем, но когда каждый элемент фотографии находится на своем месте — это доставляет чувственное и интеллектуальное удовольствие. Это осознание миропорядка, который находится перед тобой».

 

Снимать людей, постоянно куда-то спешащих и неугомонных, безумно трудно, потому что плёночные фотоаппараты не были оборудованы автоматической фокусировкой, настройкой выдержки и диафрагмы. Всё это фотографы делали сами. Поймать идеальный кадр, быстро настраивая фокус на нужной движущейся точке, при этом соблюдая композицию и не размышляя о своих действиях, под силу только гению.

«Думать следует до или после съемки, и никогда во время нее».

Возможно, именно поэтому он успевал делать по-настоящему хорошие кадры. Не думать – значит действовать сердцем. Чрезмерное размышление во время съёмки превращает время, главного союзника фотографа, в его противника.

«Поэзия — основа всего, — говорил Анри. — Без нее кадр пуст и не имеет никакой ценности».

Многие фотографы, по его мнению, принимают за поэзию кадра абсолютно неправильные вещи, в то время как уловить её – невозможно, потому что «это все равно, что гоняться за вдохновением».

Анри Картье-Брессон, безусловно, был гением чёрно-белой фотографии. Его снимки покорили множество сердец и стали достоянием культуры. Жизнь, запечатлённая на кадрах, притягательна своей простотой, поэтому работы художника проникают в самые сокровенные уголки души зрителей.
 


Автор: Анастасия Фатуева

выставок — Фонд Анри Картье-Брессона

Хотя журналы могли гарантировать широкое распространение его фотографий, всегда были привязаны к ним условия, а книги не могли обеспечить того объема, который требовался художнику. С другой стороны, в персональной выставке художник был свободным агентом, и именно там его работы оценивались. Анри Картье-Брессон всегда очень старался со своими выставками, и часто во время работы над ними он улучшал свои работы.

— Отрывок из текста Филиппа Арбайсара «Взгляд публики: шоу и выставки», в Человек, образ, мир и мир , Темза и Гудзон.

Персональные выставки

1933 : Антиграфическая фотография, фотографии Анри Картье-Брессона , Julien Levy Gallery, Нью-Йорк, 25 сентября — 16 октября 1933 года.

1935: Фотографии: Cartier-Bresson, Alvarez Bravo , Palacio de Bellas Artes, Мексика, 11–20 марта 1935 г.

Документальные и антиграфические фотографии Картье-Брессона, Уокера Эванса и Альвареса Браво , Галерея Жюльена Леви, Нью-Йорк, 23 апреля — 7 мая 1935 года.

1947: Фотографии Анри Картье-Брессона , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 5 февраля — 6 апреля 1947 года.

1952: Фотографии Анри Картье-Брессона , Институт современного искусства, Лондон, 7 февраля — 4 марта 1952 года.

1955: Анри Картье-Брессон: Фотографии 1930-1955 , Musée des Arts décoratifs, Palais du Louvre, Pavillon de Marsan, Париж, 26 октября — 30 ноября 1955 г.

1966-1967: Фотографии Анри Картье-Брессона , Musée des Arts Décoratifs, Palais du Louvre, Pavillon de Marsan, Париж, 30 ноября 1966 — 30 января 1967.

1968: Картье-Брессон: последние фотографии , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 24 июня — 2 сентября 1968 года.

1969: L’Homme et la Machine , IBM, Париж, 10–15 апреля 1969 г.

1970: Анри Картье-Брессон: En France , Galeries Nationales d’Expositions du Grand Palais, Париж, 21 октября — 30 ноября 1970 г.

1974: A Propos U.S.S.R.1953/1974: Анри Картье-Брессон , Международный центр фотографии, Нью-Йорк, 16 ноября 1974 г. — 15 февраля 1975 г.

1975: Анри Картье-Брессон, рисунки , Carlton Gallery, Нью-Йорк, февраль — март 1975 г.

1977: Images du Pays Franc , Palais Rihour, Лилль, 24 июня — 4 июля 1977 г.

1978: Архивная коллекция Картье-Брессона , Университет изящных искусств, Осака, Япония, 4–21 апреля 1978 г.

1979-1980: Анри Картье-Брессон: фотограф, Международный центр фотографии , Нью-Йорк, 8 ноября 1979 г. — 6 января 1980 г.

1980: Анри Картье-Брессон: 300 фотографий с 1927 по 1980 год , Музей современного искусства в Виль-де-Пари, 12 ноября 1980 г. — 11 января 1981 г.

1981: Анри Картье-Брессон: Dessins 1973–1981 , Musée d’Art Moderne de la Ville de Paris, 20 мая — 13 сентября 1981 г.

1984: Анри Картье-Брессон: Carnet de Notes sur le Mexique , Centre Culturel du Mexique, Париж, 15 марта — 28 апреля 1984 г.

Анри Картье-Брессон: Рисунки и картины , Музей современного искусства, Оксфорд, Англия, 3 июня — 29 июля 1984 г.

1984-1985: Paris à vue d’œil , Musée Carnavalet, Париж, 5 ноября 1984 г. — 6 января 1985 г.

1985-1986: Анри Картье-Брессон en Inde , Национальный центр фотографии, Дворец Токио, Париж, 23 октября 1985 г. — 13 января 1986 г.

1987: Анри Картье-Брессон: Ранние произведения , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 10 сентября — 29 ноября 1987 г.

1988-1989: Hommage à Henri Cartier-Bresson , Национальный центр фотографии, Дворец Токио, Париж, декабрь 1988 — январь 1989.

1991–1992: L’Amérique Furtivement: 1935/1975 , Fnac Etoile, Париж, 14 ноября 1991 г. — 18 января 1992 г.

1995: Matisse par Henri Cartier-Bresson , Musée Matisse, Le Cateau-Cambrésis, Франция, 20 мая — 30 октября 1995 г.

1995-1996: Carnets Mexicains 1934–1964, Национальный центр фотографии, отель Salomon de Rothschild, Париж, 8 ноября 1995 г. — 22 января 1996 г.

1996: Анри Картье-Брессон: Ручка, кисть и камеры , Институт искусств Миннеаполиса, Миннеаполис, США, 3 марта — 12 мая 1996 г.

1997: Des Européens , Maison Européenne de la Photographie, Париж, 20 марта — 22 июня 1997 г.

Анри Картье-Брессон, рисунки 1974–1997 , Galerie Claude Bernard, Париж, 26 сентября — 30 октября 1997 г.

1998: Анри Картье-Брессон, Портреты , Национальная портретная галерея, Лондон, 20 февраля — 7 июня 1998 г.

Построчно, рисунки Анри Картье-Брессона , Королевский колледж искусств, Лондон, 6 марта — 9 апреля 1998 г.

1999: Пейзаж , Галерея главного магазина Нихомбаши Мицукоши, Токио, 12-17 октября 1999 г.

2000: Vers un autre futur, un account libertaire , Espace Louise Michel, Париж, 25 апреля — 25 мая 2000 г.

2003: De qui s’agit-il? Bibliothèque Nationale de France, Париж, 30 апреля — 27 июля 2003 г.

Посмертные выставки

2006: Портреты Анри Картье-Брессона: внутренняя тишина согласия , Fondation HCB, Париж, 18 января — 9 апреля 2006 г.

Le Scrapbook d’Henri Cartier-Bresson , Fondation HCB, Париж, 21 сентября — 23 декабря 2006 г.

2008: Анри Картье-Брессон / Уокер Эванс: Photographier l’Amérique (1929-1942) , Fondation HCB, Париж, 10 сентября — 21 декабря 2008 г.

2009: Анри Картье-Брессон: L’imaginaire d’après nature , Musée d’Art Moderne de la Ville de Paris, 19 июня — 13 сентября 2009 г.

Анри Картье-Брессон, Париж à vue d’œil , Maison Européenne de la Photographie, Париж, 19 июня — 13 сентября 2009 г.

2010: Анри Картье-Брессон: Современный век , Музей современного искусства, Нью-Йорк, 11 апреля — 28 июня 2010 г.

2014: Анри Картье-Брессон, Центр Жоржа Помпиду, Париж, 12 февраля — 9 июня 2014 г.

2019: Анри Картье-Брессон, Китай 1948–1949 | 1958 , Fondation HCB, Париж, 15 октября — 2 февраля 2020 г.

2020-2021: Анри Картье-Брессон, Le grand jeu, Collection Pinault , Палаццо Грасси, Венеция, 22 марта 2020 г. — 10 января 2021 г.

,

Accueil — Фонд Анри Картье-Брессона

Актуальных

Prochaines expositions à la Fondation HCB

Интрига истории, жизни, жителей и языка Гваделупы, американская фотография Грегори Хальперна, реализующая новую серию аусси-нигматических качеств в реальной жизни французской территории.Quatrième lauréat d’Immersion, une commande photographyique franco-américaine de…

Актуальных

«Le Grand Jeu» в Палаццо Грасси, Венеция

À partir de la «Master Collection», на выбор Анри Картье-Брессона в дебюте Анри-Брессона 1970 из 385 изображений, представленных на выставке Анри Картье-Брессона — Le Grand Jeu met В перспективе Les regards de cinq comissaires…

Rencontres

[ВЫПОЛНЕНО] Проекция и рендеринг на улице Мари Бово

Проекция судов-métrages de Marie Bovo, suivie d’un entretien entre Marie Bovo et Alain Bergala, критика кино и соавтор ноктюрнов, человек Наташи Волински, журналист и критик искусства.Призовой фонд: 5 евро (тарифный план), 3 евро (тариф редуит). Лес…

Актуальных

Возобновление и продление экспозиций

Enfin, dès aujourd’hui, la Fondation HCB ouvre à nouveau les expositions Мари Бово — Ноктюрны и Мартина Франк — Лицо к лицу.Elles sont longées jusqu’au dimanche 23 août. Гарантия безопасности для посетителей и других посетителей…

,

Биография — Фонд Анри Картье-Брессона

Рассказать историю Анри Картье-Брессона и разобраться в его творчестве — значит рассказать историю взгляда. На протяжении всего ХХ века этот блуждающий ясный глаз захватил очарование Африки в 1920-х годах, пересек трагические судьбы испанских республиканцев, сопровождал освобождение Парижа, поймал усталого Ганди за несколько часов до его убийства и стал свидетелем победы коммунисты в Китае. Анри Картье-Брессон был также ассистентом Жана Ренуара в трех главных фильмах, художником, который считает себя мастером, но, тем не менее, основал Magnum, самое престижное из всех фотоагентств, и который увековечил своих главных современников: Мориак в состоянии мистической левитации, Джакометти, Сартр, Фолкнер или Камю и многие другие — все они сделаны в решающий момент, все портреты на вечность.

— Пьер Ассулин, Анри Картье-Брессон, l’oeil du siècle , Folio / Gallimard

Ранняя жизнь

1908: Родился 22 августа в Шантелу, Сена и Марна. Образование получил в лицее Кондорсе в Париже.

1926: Занимается живописью у Андре Лота. Делает первые фотографии.

1930: Почти год проживает в Кот-д’Ивуаре.

1931: Обнаруживает фотографию Мартина Мункачи в журнале по искусству Arts et Métiers Graphiques и решает сосредоточиться на фотографии.

Первые фотографические эксперименты

1932: Покупает свою первую Leica и путешествует по Европе со своими друзьями Леонор Фини и Пиере де Мандиарг. Первые публикации в Voilà и Photographies .

1933: Первая выставка в галерее Жюльена Леви, Нью-Йорк. Его фотографии впоследствии выставлены в клубе Ateneo в Мадриде.

1934: Отправляется в Мексику с группой этнографической экспедиции.Миссия проваливается, но он решает остаться.

Кинотеатр

1935: Экспонаты с Мануэлем Альваресом Браво во Дворце изящных искусств в Мексике и месяц спустя в галерее Жюльена Леви с Уокером Эвансом и Мануэлем Альваресом-Браво. Некоторое время проводит в США, где открывает для себя кинопроизводство с Полом Стрэндом и Nykino Group.

1936: Работает вторым помощником Жана Ренуара на Une partie de campagne ( A Day in the Country ) и La vie est à nous .

1937: Режиссирует два документальных фильма: Victoire de la vie ( Return to Life ) о медицинском обслуживании республиканской Испании и с бригадой Авраама Линкольна, о жизни американских солдат во время войны. Фотоотчет о коронации Георга VI опубликован в газете Ce Soir.

1938: По просьбе Испанской компании Secours Populaire снимает документальный фильм о гражданской войне в Испании, L’Espagne vivra .

1939: Присоединяется к Жаку Беккеру и Андре Звобода в качестве ассистента в фильме Жана Ренуара La Règle du jeu ( Правила игры ).

Во время войны

1940: Присоединяется к отряду «Кино и фотография» Третьей армии. Взят в плен немцами 23 июня г. -го.

1943: После двух неудачных попыток успешно сбегает с третьей попытки в феврале 1943 года.Работает на MNPGD, секретную организацию, созданную для помощи заключенным и беглецам.

1944: Делает серию фотографических портретов писателей и художников для Editions Braun (Анри Матисс, Пабло Пикассо, Жорж Брак, Пьер Боннар, Поль Клодель, Жорж Руо).

1945: Директс Le Retour ( Возвращение ), документальный фильм о репатриации военнопленных и задержанных.

Профессиональный фотограф

1946-47: Более года проводит в США.По запросу Harper’s Bazaar он на несколько месяцев путешествует с Джоном Малкольмом Бриннином, чтобы фотографировать художников и писателей.

1947: Выставка Фотографии Анри Картье-Брессона в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Создает совместное агентство Magnum Photos с Робертом Капой, Дэвидом Сеймуром (Чим), Уильямом Вандивертом и Джорджем Роджером.

1948–50: Провел три года на Дальнем Востоке: в Индии в связи со смертью Ганди, в Китае в течение последних шести месяцев правления Гоминьдана и первых шести месяцев существования Народной Республики и в Индонезии в связи с ее независимостью.Его фотографии публикуются по всему миру.

1952: Его первая книга, Images à la Sauvette , с обложкой Матисса, издается Tériade. Первая выставка в Англии, Фотографии Анри Картье-Брессона в Институте современного искусства.

1953: Путешествует по Европе на Holiday .

1954: Публикация Робертом Делпайром его книг Les Danses à Bali и D’une Chine à l’autre, знаменует начало длительного сотрудничества с Delpire.Он первый фотограф, допущенный в СССР с начала холодной войны.

1955: Первая выставка во Франции в Павильоне Марсана в Лувре. Tériade издает Les Européens (обложка , иллюстрированная Миро).

1958: Возвращается в Китай на три месяца по случаю десятой годовщины Китайской Народной Республики.

1961: Создает набор портретов для журнала Queen.

1963: Второй раз возвращается в Мексику. Журнал Life отправляет его на Кубу.

1965: Несколько месяцев путешествует по Японии.

1966: Возвращение в Индию.

1967: По заказу IBM создать Man and Machine . Этот проект становится выставкой и книгой.

1968-69: Проводит год в поездках по Франции на Reader’s Digest и издает книгу Vive la France для сопровождения выставки En France в Гран-Пале в 1970 году.

1970-71: Направляет два документальных фильма в США для CBS News: Southern Exposures, и Impressions de Californie.

1972-73: Возвращение в СССР.

Вернуться к чертежу

1974: Прекращает активные рабочие отношения с Magnum Photos, хотя его архивы остаются у отдела распространения агентства. Концентрируется на рисовании.

1975: Первая выставка рисунков в галерее Карлтон, Нью-Йорк.

1987: Выставка фотографий Ранние работы в Музее современного искусства, Нью-Йорк.

1988: Национальный центр фотографии отмечает свое 80, 90, 113, годовщину. Создание награды HCB.

2000: Создает планы по созданию Фонда Анри Картье-Брессона вместе со своей женой Мартин Франк и дочерью Мелани. Идея состоит в том, чтобы предоставить постоянный дом для его коллекционных работ, а также выставочное пространство, открытое для других художников.

2002: Фонд Анри Картье-Брессона признан государством, представляющим общественный интерес.

2003: Открытие фонда Анри Картье-Брессона в Париже. Ретроспективная выставка De qui s’agit-il? в Национальной библиотеке Франции.

2004: Анри Картье-Брессон мирно скончался в Монтжюстене, Прованс, 3 августа -го по адресу .

,

Европейцы • Анри Картье-Брессон • Magnum Photos

Основав Magnum Photos в Париже, посвященном последствиям Второй мировой войны, Анри Картье-Брессон сам приходил к согласию со своим собственным опытом; он сбежал из лагеря для военнопленных после третьей попытки побега в течение трех лет. Он был схвачен во время битвы за Францию, где служил во французской армии капралом в отделе кино и фото. Картье-Брессон однажды ответил, что его побег из лагеря для военнопленных был его «любимым путешествием» в анкете Пруста — его испытания, несомненно, сформировали его будущий подход к работе, путешествуя по миру. с бездомной собакой, сначала сфокусировав свою камеру на своих товарищах по бывшим заключенным и других перемещенных лицах войны в документальном фильме, который он был одним из режиссеров, Le Retour ( The Return ).

Картье-Брессон использовал живопись и рисунок, чтобы помочь ему распознать события, свидетелем которых он стал в послевоенный период, но в конечном итоге именно с помощью своей камеры он запечатлел истории европейцев, вступающих в борьбу с континентом, который … казалось — безвозвратно изменилось. Через портрет за портретом сумма каждого отдельного запечатленного момента превратилась в детальную картину послевоенной Европы, которая начала объединяться, когда Magnum тоже собирался как агентство. Фотоальбом Картье-Брессона Европейцы представил портрет континента, запечатлев пейзаж, затененный войной.Путешествуя по Европе, от скандинавского щита до ирландских болот, фотограф выходил за рамки национализма, чтобы найти общий человеческий опыт и большее, объединяющее чувство европейской идентичности. Помимо культурных особенностей, исследование Картье-Брессона показывает, что европейцы едины в постоянном жизненном бизнесе. Книга с этими изображениями была опубликована в 1955 году, и в последующие годы Картье-Брессон пересмотрел эту тему, которая была центральной на протяжении всей его карьеры, объединив коллекцию изображений из довоенной и послевоенной Европы, которые в совокупности создают нюансную, но все же универсальный портрет общего человечества.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о