Алексей титаренко: Авторы Алексей Титаренко

Алексей титаренко: Авторы Алексей Титаренко

alexxlab 07.05.2021

Содержание

РОСФОТО Творческая встреча

Алексей Титаренко — классик современной фотографии, чей визуальный язык легко узнаваем: неизменный монохром, контраст четких и расплывчатых образов, лишение телесности фигур, скользящих, будто призраки, в дрожащей туманной атмосфере города, будь то Петербург, Венеция или Гавана.

Съемка на среднеформатную камеру, длинная выдержка, движение фотоаппарата во время съемки, фотомонтаж, эксперименты с ручной проявкой и печатью — вот некоторые из того арсенала средств, которые Титаренко использует, чтобы поймать особое состояние городского пространства. Как никому другому ему удается передать в черно-белой фотографии двойственность и призрачность Санкт-Петербурга.   

С 1997 года фотограф является членом Союза художников России. С 2008 года проживает в Нью-Йорке, активно сотрудничая со многими галереями и музеями России, США, Франции и других стран.

Титаренко — постоянный участник международных фестивалей и биеннале. На сегодняшний день состоялось более 80 персональных выставок фотографа в России и за рубежом. Его работы входят в собрания более чем 20 музеев США и Европы, среди которых Государственный Русский музей (Санкт-Петербург), Дом Фотографии в Париже, Художественный музей Филадельфии, музеи изящных искусств Хьюстона и Бостона и др.

У фотографа вышло несколько книг: Alexei Titarenko (2000), City of Shadows (2001), Alexey Titarenko, photographs (2003), Alexey Titarenko : The City is a Novel (2015).

Алексею Титаренко посвящены фильмы, телепередачи, исследования. В 2005 году телеканал ARTE (Франция-Германия) выпустил фильм «Alexey Titarenko: Art et la Maniere».

О фотографе сделан ряд документальных фильмов в цикле «The Art of Photography» телеканала Ovation (США): Эпизод 1, Эпизод 2, Эпизод 3.

Среди статей об А. Титаренко следует назвать авторитетные тексты, написанные президентом Американской Киноакадемии Джоном Бейли —

С фотографом сотрудничают известные дизайнеры и издатели. Альбом The City Is a Novel

создавался крупнейшим книжным дизайнером Келли До (арт-директор The New York Times).

Об авторе

Алексей Титаренко

Алексей Титаренко родился 25 ноября 1962 года в Ленинграде. В 1970 году стал посещать фотокружок ДК им. С. М. Кирова, где освоил процессы проявления пленки и печати фотографий. В 1977 году получил свидетельство фотокорреспондента и стал членом фотоклуба ДК им. С. М. Кирова, а в 1978 году вошел в первый состав фотоклуба «Зеркало». С конца 1970-х годов увлекся техниками коллажа и фотомонтажа. В 1983 году с отличием окончил отделении кино- и фотоискусства Ленинградского государственного института культуры им. Н. К. Крупской, в качестве практической части диплома представив несколько короткометражных фильмов и серию фотографий, посвященную оркестру Ленинградской филармонии и ее дирижерам. 

С середины 1980-х руководил фотостудией студенческого клуба Ленинградского политехнического института. По инициативе фотографа в 1988 году был создан постоянный выставочный зал фотоклуба «Зеркало» – «Лиговка 99», а в 1989 году на базе выставочного зала организована арт-группа «Лиговка». В 1993 году вошел в число участников объединения «Фотоpostscriptum». В рамках одноименной выставки в Государственном Русском музее представил свою первую масштабную серию «Номенклатура знаков». В 1994 году в галерее «21» арт-центра «Пушкинская-10» показал выставку-инсталляцию «Город теней». В 1996 году в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии представил выставочный проект «Черно-белая магия Санкт-Петербурга». С 2008 года живет в Нью-Йорке.

Дополнительная информация на сайте фотографа: www. alexeytitarenko.com

Книги автора в нашем магазине

Вернуться

Последнее изменение 19.06.2020

Алексей Титаренко | Ретроспектива. Черно-белый Петербург. Проявление н…

Алексей Титаренко | Ретроспектива. Черно-белый Петербург. Проявление не проявленного.

Алексей Титаренко | Ретроспектива. Черно-белый Петербург. Проявление не проявленного. | 9 April — 26 June 2010

В рамках VIII Международного месяца фотографии в Москве «Фотобиеннале-2010».

«Проявление не проявленного» Алексея Титаренко — проект галереи «Победа», представляющий московской публике художника-фотографа Титаренко, работающего с классическими технологиями, говорящего на языке модернистской черно-белой фотографии, широко известного во всем мире. Это один из немногочисленных случаев международного признания современного российского автора. Нынешняя выставка в Москве проходит одновременно с масштабной экспозицией в Нью-Йорке; обе коллекции произведений Титаренко по-своему уникальны и предоставляют публике редкую возможность заглянуть в архив художника: помимо ставших знаменитыми фотографий из серий «Номенклатура знаков», «Черная и белая магия Санкт-Петербурга» присутствуют произведения, «не проявленные» для зрителей, не вошедшие в первую редакцию серий. В чем смысл открытия архива фотографа? Манера Титаренко в фотографии воспринимается большинством зрителей как создание циклов, историй, сотканных из множества фотографий. Задача «проявления не проявленного» акцентировать внимание на отдельных произведениях, рассыпать отдельные циклы и воссоздать заново целостный образ художника, единый на протяжении многих лет работы с разнообразными стилями и техниками.

Алексей Титаренко, художник-фотограф, родился в 1962 в Петербурге. В 1978 году стал членом ленинградского фотоклуба «Зеркало»; в 1983 году окончил курс «атташе культуры» Санкт-Петербургского университета культуры, дипломная работа была посвящена французской фотографии XIX века. Его работы хранятся в коллекции Государственного Русского музея, музеях Европы и США. Основные циклы его произведений: «Номенклатура знаков» (1987-1991), «Город теней» (1992-1994), «Черная и белая магия Санкт-Петербурга» (1995-1997), “Time Standing Still” (1998-1999) были показаны в разных странах мира, в том числе, в 2002 году — на Международном фестивале фотографии в Арле, Франция, в 2006 году в рамках Международной Биеннале фотографии FotoFest в Хьюстоне, США. О творчестве Титаренко вышло две монографии (2001 и 2006).

«Говоря о фотографе Алексее Титаренко важнее всего обозначить, что он сумел ввести и осознать в своем творчестве «третье» измерение. В прямом и переносном смысле. В прямом — это измерение воздушности, глубины изображения, влажности и осязаемости, «густоты» атмосферы, запечатленной в слое серебра в отпечатке; в переносном — измерение историчности, т.е. наличие постоянных коннотаций с искусством фотографии XIX века… Его визуальный опыт складывается из постоянного наблюдения разрушающегося вещества архитектуры классицизма, барочных обшарпанных фасадов, людей в скромных одеждах, как будто шагнувших на тротуары современных проспектов из подворотен, где еще дышат и девятнадцатый век, и середина двадцатого. Эта слияние времен размывает, смазывает движущиеся фигуры на негативе старинной большеформатной камеры.

…Его первые фотографические серии — документальная съемка, созвучная по настроению со «снимками жизни» других авторов восьмидесятых, но уже тогда ему нужны была специальная обработка снимков, наложения и коллажи. Ему не хватало отображения одной лишь реальности, чтобы передать чувство, которое она у него вызывала. От «Номенклатуры знаков», где знаки — аналоги слов, а их совмещение рождает новый текст, Титаренко прошел до транслирования состояний, столь же сложно уловимых словами, как и сложно изобразимых, и все-таки уже уловленных в высоком слове лучших образцов русской литературы последних двух веков. Эта заложенная литературой в русскую культуру традиция со-стояний души и духа со временем связала все формы художественного творчества.
На фотографиях Титаренко город — зеро, обретающий контрастные очертания благодаря появлению людей, видение самостоятельной души, объемлющей и обрамляющей все человеческие эмоции. Двигаясь от «… знаков» к «магии… », Титаренко нашел, что человек в Петербурге усиливает ощущение от города; и чем его (человека) меньше, тем больше следов его былого присутствия, тем полнее звучит голос самого города.
Титаренко в своих фотографиях, как в любимом девятнадцатом веке, позволяет людям исчезнуть: они — время, проходящее перед открытой диафрагмой. Они — Лета, в которой мелькнет рука пловца и снова — водоворот, а лица возникают, лишь когда человек остановится, выпадет из потока времен; и эта остановка есть залог мгновения философии, погружения в раздумье о времени (и временах). То, что стремится за секундами, то, что движется, — не может остаться запечатленным навечно. Эта философия классической фотографии, почти потерянная, возрождается у Титаренко. Она присутствует как мера, удостаивающая быть изображенным, как знак подлинности и вечности».
Ирина Чмырева

«Было бы ошибкой рассматривать мои фотографии с точки зрения современных ценностей в искусстве вообще и изобразительном искусстве в частности.
Пытаться заключить в рамки различных течений, тенденций, забывая принять в расчет тот факт, что основной мотив, толчок к их созданию находится в прошлом и всегда идентичен : история России с начала до конца 20 века — это нескончаемая вереница трагедий совершенно невиданного ранее масштаба, будь-то период войны или революций ,или так называемого «мирного времени».
История России, … но в форме современных фотоизображений, снятых в одном месте, в одном городе — С.Петербурге на протяжении последних 20 лет. Не город сам по себе их основная тема, часто он едва заметен, передача не его достопримечательностей, а … эмоций. Эмоций, из которых сплелось, сформировалось глубокое внутренние восприятие мира людей живущих или живших на территории нашей страны и которые прошли через все эти ужасы, катастрофы и страдания, но которых принято было всегда изображать лишь извне.


Эти эмоции, универсальные, неизменные на протяжении столетия, близкиe тем, которые вызывает в нас музыка Шостаковича, например, или произведения Солженицына и являются основным сюжетом работ, превращая даже самые документальные в часть не репортажа, а романа.
Романа, тема которого — тональность души смотрящей в лицо событиям, внутренний мажор и минор ее звучания. Попытка сделать возможным ее почувствовать, понять, испытать сопереживание и … любовь…»

Алексей Титаренко

Выставка «Город теней. Алексей Титаренко»

С 15 апреля по 13 июня 2021 года, Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО представляет выставочный проект «Город теней. Алексей Титаренко». Выставка является первым ретроспективным представлением работ автора в Санкт-Петербурге и таким образом становится символическим возвращением творчества автора петербургскому зрителю.

Выставка «Город теней. Алексей Титаренко»

Алексей Титаренко — один из значимых представителей российской и петербургской художественной фотографии конца ХХ — начала ХХI века. В экспозицию выставки вошла 61 фотография. Выполненные в уникальной авторской технике ручной серебряно-желатиновой печати отпечатки дают зрителям возможность проследить творческий путь автора.

Следуя своему правилу, в каждый город автор буквально вживается. Вряд ли случайно к съемке Венеции и Нью-Йорка автор возвращался с периодичностью в 14 лет, в Гавану приезжал два раза. Погружаясь в атмосферу города, Алексей Титаренко находит свойственное ему звучание, в свою очередь настраивающее его видение места, в результате которого пишется новый роман в фотографиях, ждущий своего внимательного ищущего эмоциональных переживаний зрителя.

Узнать подробности можно на сайте организаторов: https://rosphoto.org/events/alexey-titarenko-gorod-teney/?utm_medium=email&utm_source=UniSender&utm_campaign=251637526

Поделиться ссылкой

Фотографии события

Отзывы про событие выставка «Город теней.

Алексей Титаренко»

Смотрите также события

На нашем сайте вы найдете всю информацию про событие выставка «Город теней. Алексей Титаренко».

Куда-СПБ — это интерактивная афиша самых интересных событий Санкт-Петербурга.

Куда-СПБ в курсе всех событий, которые пройдут в Санкт-Петербурге.
Если вы знаете о событии, которого нет на сайте, сообщите нам!

Фототека девяностых – Газета Коммерсантъ № 173 (6894) от 23.09.2020

В Мультимедиа Арт Музее в рамках Фотобиеннале при поддержке МТС и MasterCard проходят выставки Игоря Мухина «Наши 1990-е. Время перемен» и Алексея Титаренко «Город теней». Первая преимущественно о Москве, вторая — о Петербурге. Снятые в одну декаду, работы этих фотографов совершенно по-разному зафиксировали время, которое тогда еще можно было назвать своим. Рассказывает Игорь Гребельников.

Игорь Мухин и Алексей Титаренко — настолько разные фотографы, что, казалось бы, сравнения тут неуместны. Работы одного — бьющая ключом энергия репортажа, но без ходульной публицистики: Москва Мухина — это люди, поодиночке, парами, толпой, схваченные камерой в момент, когда они будто и не принадлежат себе: ликующими перед салютом, целующимися, митингующими, застывшими в нерешительности. Его камера ловит сиюминутное, неповторимое — словом, то, что в совокупности и создает городскую атмосферу.

Работы Титаренко устроены совсем иначе. Первая ассоциация — это дань «петербургскому мифу», городу Достоевского, Блока, Бродского, Ахматовой. «Гранитный город славы и беды, // Широких рек сияющие льды, // Бессолнечные, мрачные сады // И голос Музы еле слышный». Петербург Титаренко — инфернальный, призрачный, тревожный, со смазанными, будто растворенными либо, напротив, резко выделенными лицами и фигурами людей. Но за этими манипуляциями съемки и печати, открытыми еще сюрреалистами,— за длинной выдержкой, дергающейся камерой, подсвечиванием одних участков, затемнением других — не чувствуешь искусственности: эти кадры гармонически безупречны. У фотографа, кстати, особые отношения с музыкой: еще будучи студентом, в начале 1980-х он снял серию, посвященную оркестру Ленинградской филармонии, дирижерам Мравинскому и Янсонсу. А серия «Город теней» (1992–1994), впервые заявившая его фирменный стиль, по словам Титаренко, вдохновлена романами Достоевского и Вторым виолончельным концертом Шостаковича. Фотограф объясняет, что негативы для него — вроде партитур, которые он «исполняет» в процессе печати. У него есть другие серии, посвященные Петербургу, циклы, снятые в Нью-Йорке, Гаване, Венеции (тоже представлены на выставке),— и каждому из этих городов, виды которых давно обратились в фотографические штампы, он находит новую тональность. Впрочем, и в этих кадрах отчетливо слышны петербургские ноты: человека можно разглядеть «маленьким» и на Манхэттене, и в венецианских закоулках.

Сошедшиеся в МАММ выставки Мухина и Титаренко объединяет время создания большинства их работ — 1990-е годы, которые теперь принято вспоминать как «лихие».

Тут поражает открытость фотографов тому, что происходит на улице, их понимание того, что эта «натура» уйдет и ее нужно сохранить на бумаге.

На фотографиях Титаренко она уходит прямо на глазах: вот людской поток спускающихся в метро предстает стелющимся туманом с торчащими из него руками, вот истлевающие фигуры уличных торговок ширпотребом, продавщицы газет. Женщина, просящая милостыню на Сенной площади, сумерки, размытые фигуры, и она, словно освещенная клочком своей бумаги «Помогите ради Христа». Применяя к таким приземленным сюжетам сложные, эстетские спецэффекты съемки и печати, фотограф переводит их в регистр высокого искусства.

Снимки Мухина вызывают приливы ностальгии. Это праздники и гуляния еще до нынешних обязательных металлоискателей, это молодежь, будто дорвавшаяся до свободы обниматься и целоваться посреди улиц, это бесконечная лужковская стройка, сквозь которую пробираются нарядные клерки, это никем не разгоняемые митинги с витальными «лимоновцами» и грозными пенсионерами. И, конечно, все это — мастерские кадры, уловившие энергию той эпохи.

Увы, из современной российской фотографии улетучилась та жажда зафиксировать свое время, напоминанием о которой смотрятся выставки Алексея Титаренко и Игоря Мухина. Либо сама реальность, бесконечно самооцифровываемая, так закоснела, что ее уже не привести в чувство ни алхимией проявки и печати, ни зоркостью репортерского взгляда.

Серийные убийцы услышали новый приговор. Что ждет участников банды «С Удельной»

В Петербурге вынесли приговор участникам банды из нулевых. Жестокие разбойные нападения и циничные убийства совершали восемнадцать лет назад.

Одно из них долгие годы оставалось нераскрытым – странная гибель двух совсем молодых женщин в Приморском районе. Их обгоревшие тела тогда нашли в квартире на Камышовой. 

И вот приговор. Но суд учел время за решеткой. Один из серийных убийц может выйти на свободу уже совсем скоро. В зале суда побывала корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Елена Болдышева.

2002 год. Ночной клуб. Среди танцующих — две девушки. Они станут следующими жертвами жестоких и циничных убийц. 

2020 год. Беспрецедентные меры безопасности. Пожизненно осужденный Вадим Горбуля выходит из зала суда. Вместе с ним – Алексей Титаренко. 

— Вадим, Алексей, обжаловать приговор будете? 
— Свой приговор обжалуй! 

Серийному убийце Титаренко дали 14 лет. В судьбе душегуба Вадима Горбули не изменится ничего. В 2008-м уже получил пожизненно за разбои и убийства. 

В начале беспечных нулевых люди знакомились не на сайтах, а в реальном мире. В кафе, клубах, метро. В 2002 году в ночной клуб пришли две сестры отметить грядущий развод одной из них. Девушек заметил член банды «С Удельной» Роман Ромицин. 

«Они все были на тот момент молодые, симпатичные. Знакомились с девушками в барах, еще где-то на дискотеках, а потом приходили их грабить». 

Члены банды «С Удельной» работали в Приморском районе. В начале разбойной карьеры просто забирали ценности, затем пошли дальше. 

«В силу своих личных качеств они не ограничивались только разбоями, они еще убивали тех, кого грабили». 

Преступления совершали в течение 2002-го. Задержали душегубов в 2003-м. Потянулись судебные процессы. Но дело об убийстве на Камышовой тогда до суда не дошло. Ведь в пожаре были уничтожены все до единой улики убийства, которые оставили Вадим Горбуля, Алексей Титаренко и Роман Ромицин. Именно он оказался на пороге квартиры на Камышовой. Там, где жили сестры. 

Убийцы знали, что одна из сестер хранит дома двадцать тысяч долларов. 

«У мужа был бизнес на рынке в Приморском районе. Вот эти трое ребят приехали, попили кофе. Все хорошо». 

Одну из сестер убийца пригласил в ванную. Но вместо романтики девушку ожидала страшная расправа. Душегуб обмотал вокруг шеи шланг и начал душить новую знакомую. Девушка потеряла сознание, но еще была жива, когда ее утопили. Хозяйку квартиры убили в комнате. Забрали деньги и устроили поджог, чтобы пламя уничтожило следы. 

«Как пояснили Горбуля с Титаренко, когда их спрашивали, зачем они убили, если могли бы припугнуть и деньги так бы и отдали им – ну, потому что эти девушки знали Ромицина. И могли их сдать.

Посчитал Титаренко виновным в своем пожизненном, наконец-то до него дошло, и он написал явку с повинной в этом двойном убийстве, где назвал себя как соучастника Титаренко и Ромицина». 

Вадим Горбуля проведет остаток своих дней в колонии для пожизненно осужденных, где содержатся опасные маньяки и серийные убийцы. Эта поездка в «Кресты» для него была как для обывателя отпуск. 

«Для одного пожизненно осужденного это просто сама жизнь, потому что пока идут эти процессы бесконечные, он находится в более мягких условиях, нежели он находится в камере для пожизненно осужденных, это разные абсолютно режимы». 

А вот серийный убийца Алексей Титаренко может выйти на свободу в ближайшие месяцы, несмотря на 14 лет приговора. В этот срок зачтут те годы, которые он уже провел за решеткой. 

Подписывайтесь на нас:

Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

дымка вневременья на улицах Санкт-Петербурга

Алексей Титаренко занимает в современной российской фотографии особое место – его снимки трудно перепутать с чьими-либо ещё. Они не похожи на работы отечественных коллег, но, будучи укоренены не в широко русской даже, а питерской почве, гораздо дальше отстоят от зарубежных мастеров. Титаренко на своих снимках создаёт вневременной Санкт-Петербург, который равно может быть узнан как дореволюционный, постленинградский и несбыточно-будущий. Он пронизан и литературными аллюзиями из Достоевского, он близкородственен балабановскому «Брату», но в нём всё ещё звучит Ленинградская симфония Шостаковича.

Даже снимая в формате других проектов современный Нью-Йорк, Титаренко ищет в нём сродство, пусть хотя бы возрастное, с родным Питером. Поначалу увлекавшийся авангардизмом и дадаизмом, теперь фотограф совмещает старомодную традиционность с экспериментальностью. Так Титаренко продолжает упорно снимать на плёнку, выражая сочувствие всем, кто работает с цифрой. При этом, благодаря стилю съёмки (длинная выдержка, движение фотоаппаратом в момент съёмки) и тонкостям печати (соляризация), его работы словно выбирают свой, третий путь. Дымчатые, обманчиво напоминающие ретро-кадры, они тут же оказываются почти экспрессионистски дерзкими.

Серии фотографий «Чёрно-белая магия Санкт-Петербурга» и «Санкт-Петербург» являются своеобразным посвящением, признанием Титаренко в любви родному городу. Первая была сделана под впечатлением прозы Достоевского, в особенности повести «Белые ночи». Строки именно из этого произведения были выбраны фотографом в качестве эпиграфа:

«Есть, Настенька, если вы того не знаете, есть в Петербурге довольно странные уголки. В эти места как будто не заглядывает то же солнце, которое светит для всех петербургских людей, а заглядывает какое-то другое, новое, как будто нарочно заказанное для этих углов, и светит на все иным, особенным светом… В этих углах проживают странные люди – мечтатели».

«Санкт-Петербург» же является логическим продолжением «Магии», но…

Алексей Титаренко занимает в современной российской фотографии особое место – его снимки трудно перепутать с чьими-либо ещё. Они не похожи на работы отечественных коллег, но, будучи укоренены не в широко русской даже, а питерской почве, гораздо дальше отстоят от зарубежных мастеров. Титаренко на своих снимках создаёт вневременной Санкт-Петербург, который равно может быть узнан как дореволюционный, постленинградский и несбыточно-будущий. Он пронизан и литературными аллюзиями из Достоевского, он близкородственен балабановскому «Брату», но в нём всё ещё звучит Ленинградская симфония Шостаковича.

Даже снимая в формате других проектов современный Нью-Йорк, Титаренко ищет в нём сродство, пусть хотя бы возрастное, с родным Питером. Поначалу увлекавшийся авангардизмом и дадаизмом, теперь фотограф совмещает старомодную традиционность с экспериментальностью. Так Титаренко продолжает упорно снимать на плёнку, выражая сочувствие всем, кто работает с цифрой. При этом, благодаря стилю съёмки (длинная выдержка, движение фотоаппаратом в момент съёмки) и тонкостям печати (соляризация), его работы словно выбирают свой, третий путь. Дымчатые, обманчиво напоминающие ретро-кадры, они тут же оказываются почти экспрессионистски дерзкими.

Серии фотографий «Чёрно-белая магия Санкт-Петербурга» и «Санкт-Петербург» являются своеобразным посвящением, признанием Титаренко в любви родному городу. Первая была сделана под впечатлением прозы Достоевского, в особенности повести «Белые ночи». Строки именно из этого произведения были выбраны фотографом в качестве эпиграфа:

«Есть, Настенька, если вы того не знаете, есть в Петербурге довольно странные уголки. В эти места как будто не заглядывает то же солнце, которое светит для всех петербургских людей, а заглядывает какое-то другое, новое, как будто нарочно заказанное для этих углов, и светит на все иным, особенным светом… В этих углах проживают странные люди – мечтатели».

«Санкт-Петербург» же является логическим продолжением «Магии», но здесь исторический контекст выходит далеко за пределы конца 19-го века. Титаренко, демонстрируя неторопливую повседневность Питера, находит в нём квинтэссенцию российской истории. «Эти фотографии представляют не город (который в основном виден смутно), а эмоции; диапазон эмоций, формирующих характер людей, которые жили в этой стране и пережили все выпавшие на её долю бедствия», – говорит мастер.

Главный конструктор РФЯЦ-ВНИИЭФ по микроэлектронике

Титаренко Алексей Александрович

Главный конструктор РФЯЦ-ВНИИЭФ по микроэлектронике,

доктор технических наук

Сфера деятельности:
• НИОКР по разработке технологий и специальной электронно-компонентной базы
• Производство и испытания специальной электронно-компонентной базы
• Разработка и производство приборов спутниковой навигации и магнитометрии

Биографическая справка:
Родился 29 мая 1977 года, ст. Даурия Забайкальский район Читинская область.

Образование:

2000 год – с отличием окончил Нижегородский государственный технический университет по специальности «Физика и техника оптической связи», квалификация – «Магистр техники и технологии по направлению «Телекоммуникации».
2002 год – присуждена ученая степень кандидата технических наук
2014 год – присуждена степень доктора технических наук

Трудовая деятельность:

с 2003 года – работа в НИИИС
2003 год – инженер-исследователь, старший научный сотрудник;
2006 год  — ведущий научный сотрудник;
2008 год – начальник научно-исследовательского отдела;
2010 год – начальник научно-исследовательского отделения;
2013 год – начальник научно-технического комплекса;
2014 год — заместитель главного конструктора по оборонной тематике по навигационным системам и приборам;
2018 год — главный конструктор РФЯЦ-ВНИИЭФ по микроэлектронике — начальник МВЦ.

Награды:

• Знак отличия Госкорпорации «Росатом» «За заслуги перед атомной отраслью» 3 степени (2016)
• Почетная грамота Госкорпорации «Росатом» (2014)
• Благодарность генерального директора Госкорпорации «Росатом» (2010)
• Премия Госкорпорации «Росатом» молодым ученым атомной отрасли  (2009)
• Премия Госкорпорации «Росатом» молодым ученым атомной отрасли (научный руководитель) (2017)

Город теней (1991–1994) — Алексей Титаренко

«Идея Города теней возникла совершенно неожиданно и естественно во время распада [Советского Союза] осенью 1991 года. из впечатлений, питаемых повседневной реальностью. В то время я продолжал работать над сериалом «Номенклатура знаков». Внезапно, в какой-то момент я осознал, что борюсь с пустотой и что мои творческие порывы — изначально абсолютно искренние — управляют риск размышлений о том, что идеи больше не актуальны.Это произошло потому, что советские люди, все эти люди, лишенные индивидуальности и превращенные преступным режимом в «знаки», из улыбающихся и радостных «знаков» стали превращаться в блуждающие тени, хотя и отвергая роль «знака». »Может привести к гибели людей. Приближался 1992 год…

«Северный город Санкт-Петербург известен своими летними« белыми ночами »и короткими темными зимними днями, длящимися всего несколько часов. Зимой 1991–1992 годов одна простуда. В пасмурный день я грустно прогуливался по улице, которая когда-то была заполнена людьми, которая когда-то была полна радостной жизнерадостности и динамизма.Было плохо освещено; Наступал вечер. Не было видно ни одной машины. Унылая и странная тишина была прервана звуками хлопанья дверей продуктовых магазинов и пекарни — магазинов, в которых полки были абсолютно пусты. Я видел людей, находящихся на грани безумия, в замешательстве: непривлекательно одетых мужчин и женщин с глазами, полными печали и отчаяния, шатающихся на своих унылых рутинных маршрутах из последних сил в поисках пищи, которая могла бы продлить их жизнь и жизнь. жизни их семей.Они были похожи на тени, истощенные и измученные. Ничего подобного не происходило со времен Второй мировой войны, когда нацисты блокировали город. Мои впечатления, а также мое эмоциональное состояние были чрезвычайно сильными и продолжительными. Я чувствовал сильное желание сформулировать эти страдания и горе, визуализировать их через мои фотографии, пробудить сочувствие и любовь к жителям моего родного города, людям, которые постоянно подвергались преследованиям и разорению в течение 20-го века.

«Больше всего мне хотелось как можно точнее передать свою метафору« люди-тени ».Эта метафора стала стержнем как моего нового видения, так и новой серии. Я поставил фотоаппарат Hasselblad у входа на станцию ​​метро «Васильевостровская», где располагался торговый квартал. На мои уже упомянутые впечатления наложили происходящие там события, как и ощущения, вызванные музыкой Шостаковича, и в частности его 13-й симфонией с ее движением под названием «В магазине». Толпа людей, движущаяся возле станции метро, ​​образовывала что-то вроде человеческого моря, давая мне ощущение нереальности, фантасмагории; эти люди были подобны теням из преисподней, мира, в котором побывал Эний, персонаж Вергилия.Это было место, где время остановилось. Это ощущение прекращения времени убедило меня в том, что его также можно остановить с помощью затвора камеры. Я уже знал, как добиться этого эффекта, так как в детстве я часто делал снимки, пробуя процесс длинной выдержки в сумерках и вечером, а позже, когда учился в университете в конце 1970-х — начале 1980-х, я учился это техника французской фотографии XIX века.

«Я начал фотографировать каждый день.Когда было собрано несколько хороших картинок, я начал их группировать, чтобы следовать определенной повествовательной линии. Этот процесс помогает мне принимать решения относительно дальнейших объектов, которые нужно захватить …

«За« Городом теней »стоит история. Как правило, 2-й концерт Шостаковича для виолончели и его 13-я симфония сопровождают выставку из этой серии».

Из интервью журналу SHOTS , 2005

Очерк — Алексей Титаренко

Прошли годы.Люди устали от этого бесконечного спуска в ад. Ситуация продолжала ухудшаться. К нехватке предметов первой необходимости добавился коллапс системы здравоохранения. Пенсия перестала существовать. Люди исчезали, как будто тайно эмигрировали или умерли. Преступление вторглось в город и распространилось. К середине 1990-х годов Санкт-Петербург воспринимался скорее как столица организованной преступности, чем как культурный центр; по общенациональному каналу транслировался телесериал Бандитский Петербург .Как и другие, я был истощен и разочарован. Надежды, возникшие после распада СССР, не оправдались. Однако постепенно инстинкт выживания заставил меня искать то, что могло бы хоть ненадолго дать хоть какую-то моральную передышку.

Вот как книга Достоевского « Белые ночи », которая была лишь смутным воспоминанием, снова привлекла мое внимание, на этот раз совершенно случайно. Меня поразил некий вид из кухонного окна нашей коммунальной квартиры, пропитанный запахом капусты и сушеных яблок.Много лет назад, будучи советским школьником, я прочитал White Nights , созерцая этот пейзаж ржавых крыш, простирающихся до самого горизонта. Чердаки, мозаика окон, освещались особым светом, иногда позволяя увидеть лица или тени на занавесках. Мягкий золотой свет окутал мою задумчивость. Я был тронут и впервые за долгое время почувствовал себя спокойным после того, как прожил последние годы в постоянном и повышенном состоянии нервного напряжения.

Я также ищу спокойствие в классической музыке, сравнивая ее настойчиво с фотографией, так что бывший мне казалось, богатым и способным озвучивание или выражать большие чувства.Благодаря тому, что с подросткового возраста я накопил обширную библиотеку пластинок (в которую входили некоторые радиозаписи живых концертов времен Второй мировой войны), я пришел к пониманию того, как личности и взгляды разных артистов могут быть переведены через интерпретацию произведений. такое же музыкальное произведение. Как, спрашивал я себя в то время, мог известный пианист, такой как Григорий Соколов, или легендарный дирижер, такой как Вильгельм Фуртвенглер, представить своим собственным стилем личное послание, которое звучало бы по-новому и независимо от композиторского? Как мог музыкант затронуть наши чувства, чтобы мы могли получить бескорыстное удовольствие, открывая это послание, и отныне считать его формой красоты, даже новой истиной — и, несмотря на это, видеть в ней истину, исходящую от нас самих ?

Музыканты могли делать это, создавая отдельные, иногда резко отличающиеся, стили внутри одного движения.Используя выражение Флобера, они passaient au rabot , изменяя темп, указанный композитором, и играют часть партитуры с быстротой и энергией, так что звуки, отдельные фразы, размываются, а общее движение подавляет. детали. Затем, замедляясь, они иногда играли определенные ноты, даже несколько тактов, с интенсивным и скрупулезным вниманием: с «аккуратностью», в которой они (или весь оркестр) задействовали каждую частичку своей виртуозности. Это новое отношение между частями, которое может, но не обязательно, соответствовать замыслу композитора — разве это не творение само по себе, не оригинальная идея, которой мы обязаны исполнителю?

Мне доставляло удовольствие транспонировать вмешательство музыканта в свои кадры, воссоздать эффекты музыкальной «виртуозности» и «аккуратности», нанося художественной кистью отбеливающий раствор на определенные детали: это нанесение значительно осветило их и отделил их от остальной части изображения, которое выглядело «размытым» или «утопленным» в сером.Иногда я просто придавал определенной фигуре в изображении более выраженную плотность, сопоставляя ее с бледным мягким фоном окружающего пейзажа. Полученный результат был аналогичным.

В некотором смысле эффект длительной выдержки в фотографии сравним с методами музыкальной интерпретации: последняя направляет внимание слушателя на элементы, которые могли остаться незамеченными. Фактически, это предполагает как раз другое значение, более личное. Все это придает музыке, а также печати, поэтическое измерение, которое является эквивалентом метафоры.

Алексей Титаренко — Художники — Галерея Наиля Александра

2020
Сбор историй Нью-Йорка, Музей города Нью-Йорка, Нью-Йорк, США
Фестивальная фотография Ла Гасилли-Баден, Австрия
Алексей Титаренко: Город теней, Мультимедиа Арт Музей, Москва, Россия

2018
Зеркало: Навсегда, Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО, Санкт-Петербург, Россия
Маятник: Merci e Persone in Movimento, Фонд МАСТ, Болонья, Италия

2017
Алексей Титаренко: Город — это роман, Галерея Дамиани, Болонья, Италия
Алексей Титаренко: Город — это роман, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2015
Алексей Титаренко: Фотографии из Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург (1991-1999), Галерея C, Невшатель, Швейцария
Алексей Титаренко: Санкт-Петербург в четырех движениях, Манеж Руаяль, Сен-Жермен-ан-Ле, Париж, Франция
Le parfums dans tous les sens, Jardins du Palais Royal, Париж, Франция
Алексей Титаренко: Нью-Йорк, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2012
Современная российская фотография: либерализация перестройки и экспериментирование, Фотофест, Хьюстон, Техас
Нью-Йорк: от Штиглица до Титаренко, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк,

2011
Революционный проект: Куба от Уокера Эванса до наших дней, J.Музей Пола Гетти, Лос-Анджелес, Калифорния
Алексей Титаренко: Фотографии 1986-2010, Lodz International Fotofest. Галерея Атлас Штуки, Лодзь, Польша
Советская фотография 80-х из коллекции Нортона и Нэнси Додж, Художественный музей Циммерли, Нью-Брансуик, Нью-Джерси

2010
Алексей Титаренко: Петербург в черном и белом, Поздние откровения, Московская международная фотобиеннале, Галерея Победа, Москва, Россия
Алексей Титаренко: Петербург в четырех движениях, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2008
Temps perdus, куратор Габриэль Бауре, Фотобиеннале в Салониках, Греция
Алексей Титаренко: Венеция, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2007
Жизненно важные признаки: Place, George Eastman House, Rochester, NY
DE L’EUROPE. Фотографии, очерки, истории «, Национальный центр аудиовизуализации Люксембурга, Люксембург,
Алексей Титаренко: Гавана, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2006
Северное сияние, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2004
Санкт-Петербург: Город воды и город теней, ФотоФест, Хьюстон, Техас
Алексей Титаренко: Время остановилось, Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2002
Алексей Титаренко: Четыре движения петербургского.Санкт-Петербург, Музей Реатту, Международный фестиваль фотографии в Арле, Арль, Франция
Возвращенное время: фрагменты из серии «Санкт-Петербург», ЦВЗ «Манеж», Москва, Россия

2000
Алексей Титаренко, Ретроспективная выставка, Galerie Municipale du Chateau d’eau, Festival Garonne, Тулуза, Франция
Le Temps Inachevé, Галерея Nei Liicht, Дюделанж, Люксембург
Номенклатура знаков (аудиовизуальная проекция), Keep the light on …, Centre National de l’Audiovisuel, Замок Клерво, Люксембург
Волшебник Св.Санкт-Петербург, Галерея Гарри Эдвардса, Вашингтон, округ Колумбия, США
Biarritz Terre d’Images, Биарриц, Франция

1999
Ville des Ombres: Алексей Титаренко, фотографии, Musée de Nice, Galeries des Ponchettes, Ницца, Франция

1995
Новая советская фотография, Художественный музей Карлсруэ, Карлсруэ, Германия
Самоидентификация, Национальный музей современного искусства, Осло, Норвегия

1996
Черная и белая магия Санкт-Петербурга, Месяц европейской культуры в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, Большой зал Санкт-Петербургской филармонии, Санкт-Петербург

1994
Город теней, Галерея 21, Культурный центр Пушкинская 10, Санкт-Петербург, Россия

1993
Номенклатура знаков, проект Фотостриптум, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия

1992
Русский фотограф, Месяц фотографии в Париже, Гран-Экран, Париж, Франция
Номенклатура знаков (аудиовизуальная проекция), Национальный центр фотографии, Дворец Токио, Париж, Франция

1990
Фотостройка: Новая советская фотография, Burden Gallery, Aperture Foundation, Нью-Йорк (затем следует трехлетний U. С. тур)

1989
Номенклатура знаков, выставочный зал Лиговка-199, Ленинград, СССР
Образы Ленинграда, Галерея Друарт, Париж, Франция

1983, 1986, 1988
Персональные выставки, Невский проспект 90, Ленинград, СССР

1979
Ежегодные обзорные выставки фотоклуба «Зеркало», ДК им. Кирова, Ленинград, СССР

1978
Вторая выставка фотоклуба «Зеркало», Дворец культуры им. Кирова, Ленинград, СССР
Ленинград с другой стороны, Фотоклуб «Зеркало», Дворец культуры им. Кирова, Ленинград, СССР

«Я хотел запечатлеть свое внутреннее восприятие окружающего мира»

Выставка в галерее Naiya Alexander в Нью-Йорке объединяет фотографии Алексея Титаренко из четырех городов, сделанные за 30 лет.Здесь он рассказывает о том, как жизнь в Советском Союзе повлияла на его работу, когда он находился в тюрьме КГБ, и как он нашел счастье в Нью-Йорке

НАТАША КУРЧАНОВА

Элегантная выставка работ Алексея Титаренко (р. 1962, Ленинград) в галерее Наиля Александра в Нью-Йорке — редкий взгляд на видение художника, который пытается запечатлеть смену миров и историй, сохраняя целостность личного видения. . Выставка, состоящая из примерно двух десятков изображений с разных этапов творческой карьеры художника, проведет нас по четырем городам в разных частях света — Санкт-Петербургу, Венеции, Гаване и Нью-Йорку, — которые оставили след в жизни Титаренко, но также заставили его увидеть эти города по-своему.



Алексей Титаренко. Из серии «Номенклатура знаков (мясо, рыба)», 1986–1991. Уникальный фотомонтаж из желатинового серебра, 13 ½ x 14 дюймов (34,3 x 35,6 см).

Используя черно-белую фотографию и длинную выдержку, Титаренко очерчивает контуры своего видения как фрагменты давно ушедшей реальности, малонаселенной и несколько меланхоличной, но тем не менее правдоподобной. Подобно сну, который наполняет нас убеждением в особенности момента, содержащего исключительную истину, каждое изображение на этой выставке передает уверенность в том, что момент, запечатленный в нем, реален. Название выставки «Город — это роман» передает ощущение особой природы этой реальности как чего-то, что можно не только читать и интерпретировать, но и прочувствовать. Титаренко поговорил с Studio International после открытия выставки.

Наташа Курчанова: Когда я увидела вашу последнюю книгу, которая, как и выставка, называется «Город — это роман», 1 ​​ , я заметила, что ее название создает параллель между литературой и фотографией. Ваш текст также прослеживает ту же параллель, как и сравнение фотографии и музыки.Не могли бы вы подробнее рассказать о фотографии в связи с литературой и музыкой?

Алексей Титаренко: Любой человек имеет отношение к литературе. Литература похожа на фотографию, потому что она черно-белая. Это сравнение может быть шутливым, но в нем есть доля правды. В литературе черно-белые знаки сами по себе не несут никакой иконической репрезентации, но они помогли мне развить мое воображение. Чем больше я читаю, тем больше развивается мое воображение и формирует основу моего творчества.Когда я был мальчиком, я гулял по городским улицам, и некоторые вещи вокруг меня — например, здания, их архитектурные детали и запахи — вызывали чувство восторга, эйфории, эмоционального возбуждения и вдохновения. Они были ответственны за создание в моей душе особого состояния. Поскольку я был маленьким и ничего не знал, я ассоциировал это состояние с городом и с тем, что я видел вокруг себя. Когда мне в восемь лет подарили фотоаппарат, я сказал себе, что это именно тот инструмент, который я мог бы использовать, чтобы помочь мне сохранить эти мимолетные моменты состояния моей души.Я мог бы продлить их срок службы и возвращаться к ним снова и снова. Я взял фотоаппарат и пошел на внешкольные занятия по фотографии для детей в Дворце культуры им. Кирова на Васильевском острове в Санкт-Петербурге и постепенно научился пользоваться им. Это было довольно примитивное оборудование. Проблема была еще и в том, что изображения, которые я делал с его помощью, не вызывали во мне никакого вдохновения. Единственное чувство, которое они вызвали, было чувство глубокой неудовлетворенности или даже скуки.



Алексей Титаренко.Черные кошки, Санкт-Петербург, 1997. Серебряный оттиск, отпечатанный художником, тираж 1/15, 12 x 12 дюймов (30,5 x 30,5 см).

НК: Чем вы тогда занимались?

AT: Когда с моими первыми фотографическими экспериментами ничего не произошло, я потерял интерес к фотографии и вернулся к литературе. Я развил очень быстрый стиль чтения и за относительно короткий период прочитал много книг. В то время в нескольких детских библиотеках Ленинграда были книги, которые невозможно было найти в библиотеках для взрослых — например, Стефана Цвейга, Томаса Манна, братьев Стругацких — потому что детские библиотеки имели приоритет при заказе книг, которых в других местах было недостаточно. Советский Союз.Детские библиотеки обслуживали детей до 14 лет. Итак, к 14 годам я прочитал всех Достоевского, Манна, Цвейга и многих других великих авторов.

Н.К .: Где библиотека, которую вы использовали?

AT: Это было во Дворце культуры имени Кирова, где я ходил на уроки фотографии. Дворец культуры был огромным зданием, шедевром советского конструктивизма, созданным архитектором Ноем Абрамовичем Троцким, и могло вместить множество организаций и учреждений.В нем были красивые большие аудитории и лекционные залы, которые можно было сдавать в аренду и использовать для размещения большого количества людей. В нем было несколько этажей, на каждом из которых был отдельный кинотеатр, а это означало, что здесь можно было показывать несколько фильмов одновременно. Позже, когда я изучал кинопроизводство в Ленинградском институте культуры (ныне Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств), нас водили в этот кинотеатр на так называемые «закрытые сеансы», которые не были открыты для широкой публики. где нам показали фильмы Акиры Куросавы и американских режиссеров.Это было идеальное место для профессоров и студентов Института культуры, потому что несколько фильмов могли одновременно показываться студентам разных классов.



Алексей Титаренко. Человек и тень, Санкт-Петербург, 1994. Винтажная желатиновая серебряная печать, напечатанная художником, тираж 1/10, 12 x 12 дюймов (30,5 x 30,5 см).

Н.К .: Не могли бы вы подробнее рассказать об этом кинотеатре?

AT: Этот кинотеатр с несколькими кинотеатрами принадлежал Госфильмофонду, государственному архиву фильмов Советского Союза.Это было уникальное место, хотя бы потому, что это был один из двух кинотеатров во всей стране, где можно было посмотреть редкие фильмы. В архивы Советского Союза поступил только один экземпляр таких фильмов, но они не получили широкого распространения. Однако ежемесячно в кинотеатрах Госфильмофонда их показывали в прямом эфире. Живой перевод означает, что фильм был показан на его родном языке, но переведен переводчиком во время показа. Кинотеатры Госфильмофонда были уникальными заведениями, где можно было увидеть как оригинальную, не подвергнутую цензуре версию «Дикой клубники», например, Ингмара Бергмана, так и так называемые «трофейные фильмы», такие как «Белоснежка» Уолта Диснея и «Семь гномов». , которые были захвачены в качестве трофеев Советской Армией после войны с Германией.Другие фильмы были написаны известными западными режиссерами, такими как Пьер Паоло Пазолини, Вернер Херцог, Райнер Вернер Фассбиндер, Акира Куросава, французскими авторами, американскими режиссерами и другими. Все это привлекло огромное количество людей, в том числе и меня. Я не только читал все «подрывные» книги, но и смотрел подрывные фильмы, потому что мне было меньше 14 лет и билет стоил всего пять копеек. Чтение этих книг и просмотр этих фильмов полностью изменили мой взгляд на мир. К сожалению, моя фотография не соответствовала моим чаяниям в то время.Как бы я ни пытался передать свое чувство и восприятие мира, у меня ничего не получалось.



Алексей Титаренко. Солнечные лучи, Санкт-Петербург, 1995. Винтажная желатиновая серебряная печать, напечатанная художником, тираж 3/10, 11 3/8 x 11 3/8 дюйма (28,9 x 28,9 см).

Н.К .: Очевидно, вы не отказались от фотографии после этого первоначального недовольства. Каков был ваш следующий шаг в вашем развитии как художника?

AT: Обучение в детской фотостудии позволило мне преодолеть все технические трудности и научиться управлять камерой до такой степени, что теоретически я мог делать то, что задумал.Это подтолкнуло меня искать способы преодолеть неудовлетворенность и найти средства, позволяющие мне уловить свое внутреннее восприятие мира вокруг меня. Когда мои попытки не увенчались успехом, я купил более продвинутую камеру и дальше развил свои технические навыки.

Когда мне было 14, я также поступил на факультет фотокорреспондентов Народного университета социальных профессий, где у меня были очень хорошие учителя. Он тоже находился во Дворце культуры имени Кирова. Это было уникальное место в городе, где я мог получить образование фотокорреспондента.Я ходил на занятия с Ильей Наровлянским, очень хорошим корреспондентом «Ленинградской правды», и другими художественными фотографами, больше ориентированными на живопись. Я учился в старшей школе одновременно с уроками в Народном университете. В университете я посещал лекции еще примерно с 50 людьми, в основном с мужчинами. Раз в неделю замечал, что в подъездах ДК им. Кирова сильно пахнет табачным дымом. Однажды вечером после урока я следил за запахом и в конце длинного коридора нашел комнату с группой бородатых мужчин, которые пили водку и говорили о фотографии.На стенах я увидела серию фотомонтажей с ярко выраженной антисоветской тематикой, например, бродяги, люди, собирающие бутылки, чтобы заработать деньги, и старушки, продающие одежду. Мне достаточно нравились эти образы, чтобы остаться, хотя я не был курильщиком и должен был терпеть наполненную табаком атмосферу. Это сборище бородатых мужчин оказалось любительским фотоклубом «Зеркало». Он был основан в 1977 году теми же людьми, которые основали джаз-клуб «Квадрат».Власти не обращали на его существование особого внимания, тем более что это было время международной разрядки. Я спросил мужчин, могу ли я прийти на их собрания, и они согласились. Это было в начале 1978 года. Год проучился в Народном университете. Получив диплом, я привезла в Зеркало свою серию фотоколлажей, основанных на тех, что я там видел. Их было около 12, сделанных из клочков моих старых фотографий и склеенных по-дадайски.Это была моя официальная заявка на членство в «Зеркало». К моему удивлению, меня приняли. Я был молод — тогда мне было 15 лет. После этого я стал активным членом клуба. Отказ от прямой фотографии и начало создания коллажей было долгожданным событием, поскольку поддерживало мой интерес к работе с этой средой.



Алексей Титаренко. Гондолы, Венеция, 2001. Серебряный оттиск, отпечатанный художником, издание 5/10, 16 x 17 дюймов (40,6 x 43,2 см).

НК: Были ли у вас стычки с властями по поводу вашего искусства?

AT: Через год, в 1979 году, я получил аттестат зрелости и подал документы в Ленинградский институт культуры.Я поступил туда на факультет кино и фотоискусства в августе 1979 года. Мне было 16 лет, и моя политическая репутация в то время не была испорчена. Когда меня приняли в Институт культуры, меня взяли на работу гидом на летних Олимпийских играх, которые должны были проводиться в СССР в следующем, 1980 году. В результате моего обучения в школе, где особое внимание уделялось французскому языку. язык и культура, я хорошо говорила по-французски. Это было задание, а не приглашение: оно пришло по официальным государственным каналам, и я не мог отказаться от него.Я учился в институте с 8 утра до 6 вечера, затем, после этого, пошел на курсы гидов в Интуристе [официальное государственное туристическое агентство Советского Союза].



Алексей Титаренко. Из серии «Номенклатура знаков» (статуя с цифрами), 1986–1991. Уникальный фотомонтаж из желатинового серебра, 13 ¼ x 13 ½ дюйма (33,7 x 34,3 см).

Это был для меня пропущенный год как для художника, хотя мои коллажи все это время висели в фотоклубе. В каком-то смысле я потерял над ними контроль и не смог предотвратить неприятный инцидент.Не уведомляя меня, клуб отправил мои работы на передвижную выставку в Прибалтику и Финляндию. В июне 1980 года мои работы были изъяты на финской границе советскими пограничниками, которые вскрыли коробку с моими коллажами и начали расследование. Они узнали обо мне все, в том числе и то, что я был участником «Зеркало». В институте меня вызвали в деканат и сказали, что, поскольку ко мне уже приставлена ​​группа иностранных туристов, меня уже поздно выгнать, но если что-то подобное случится снова, меня исключат.Незадолго до этого, в мае 1980 года, КГБ заинтересовалось фотоклубом, не обязательно из-за моих довольно безобидных фотомонтажей, а из-за тех, которые были сделаны Геннадием Ткаличем, сделавшим красивые фотомонтажи в стиле Джона Хартфилда на сюжеты. такие как старые бабушки, которые тащат кучу пустых бутылок на перерабатывающий завод, изображенный на фоне серого угрожающего неба. После открытия выставки фотографий с изображениями Ткалича в «Зеркало» Ткалич был осужден на 10 лет за создание антисоветских изображений.«Зеркало» было закрыто после этих двух связанных инцидентов.



Алексей Титаренко. Женщина в дверном проеме, Гавана, 2003. Серебряный оттиск, напечатанный художником, издание 1/5, 10 3/4 x 10 7/8 дюйма (27,3 x 27,6 см).

Н.К .: Где выставлялись оскорбительные изображения?

AT: Во ДК им. Кирова, где мы открыли выставочную площадку для показа фотографий. Это первое подобное выставочное пространство в городе.Он находился слева от входа в кинотеатр «Госфильмофонд». Обычно выставки «Зеркало» в этом пространстве не привлекали особого внимания. Однако был один пенсионер, который пожаловался в отдел КГБ в Санкт-Петербурге, центральный комитет Коммунистической партии в Москве и другие официальные каналы на антисоветские фотографии, выставленные на новой выставке. Из-за этой жалобы была сформирована следственная комиссия, которая прибыла рано утром перед тем, как выставка открылась для публики.Они открыли дверь, бесцеремонно вынули все фотографии из рамок, разбив при этом стекло.

НК: Когда это произошло?

AT: В июне 1980 года, примерно в то же время, когда мои фотографии были изъяты на границе с Финляндией. Не думаю, что власти заинтересовались бы этой выставкой, если бы не анонимная жалоба, на которую они должны были ответить. В этот период, с 1980 по 1983 год, я решил сосредоточиться на учебе.Мне пришлось снять четыре фильма, чтобы выполнить учебную программу института; у нас были занятия с 8 утра до 6 вечера. Мне тоже приходилось работать, потому что родители не давали мне денег, а моя стипендия составляла всего 39 рублей в месяц. Я устроился помощником администратора в Большой зал Санкт-Петербургской филармонии. Я ходил туда на работу в 6.30 каждый вечер, потому что я любил музыку, и эта работа дала мне возможность слушать ее бесплатно. За время работы в филармонии я прослушал почти 900 концертов.



Алексей Титаренко. Колокольня, Венеция, 2006. Серебряный оттиск, отпечатанный художником, издание 5/10, 11 3/4 x 11 3/4 дюйма (29,8 x 29,8 см).

НК: В России есть обязательная военная служба для мужчин. Где ты хоть в армию записывался?

AT : Я должен был служить в армии, когда мне исполнилось 18, но мой набор был отложен до второй половины 1983 года, когда я закончил учебу в Институте культуры.Это было время советской войны в Афганистане. После более чем года службы в пехоте КГБ арестовал меня, потому что некоторые призывники, с которыми я был дружен, сказали властям, что я распространяю антисоветскую пропаганду. Эта история могла бы закончиться довольно плохо, но, к счастью для меня, в КГБ решили не заморачиваться с формальностями — поскольку были уверены в полной безнаказанности своих действий — и поместили меня в тюремную камеру без официального ордера на арест. Сложно объяснить довольно хаотичную функцию советских вооруженных сил, но в какой-то момент, когда все главнокомандующие армией ушли на маневры, а дежурный офицер был новичком и не знал о неписаных правилах, мне посчастливилось получить возможность не только для освобождения, но и для освобождения от моих воинских обязанностей, потому что я отбыл свои обязательные 18 месяцев, а арест не был зарегистрирован, так как с юридической точки зрения ареста не было.Однако тот факт, что меня выписали без официального письма о моем хорошем поведении, лишил меня возможности найти работу по моей профессии.

После армии я пошел в геологическую экспедицию в северный лес. Моя работа заключалась в том, чтобы за ночь проявить специальные фильмы с изображениями и данными, снятыми самолетом экспедиции в районе исследований в течение дня. Когда эта экспедиция нашла уран, нам дали щедрый бонус, и я заработал много денег. В конце 1985 года, когда я вернулся из этой экспедиции, это позволило мне купить очень хороший фотоаппарат и серьезно заняться искусством.Я вернулся в «Зеркало», которое открылось в другом, менее заметном месте.



Алексей Титаренко. Пальма, Гавана, 2003. Серебряный отпечаток желатина, напечатанный художником, издание 3/10, 16 x 16 дюймов (40,6 x 40,6 см).

Н.К .: Некоторые из фотографий этой выставки в галерее Наиля Александра из той первой серии, которую вы сняли на свой новый фотоаппарат?

AT: Да, эта серия называется «Номенклатура знаков».Он датируется примерно 1986 годом. Я не могу назвать более точную дату, потому что эти изображения не были созданы за один присест. Каждая работа — это целый процесс. Сначала я фотографировал и создавал негативы. Затем я сложил их как бутерброд и рассмотрел разные возможности комбинирования изображений. Первые фотоколлажи или наложенные друг на друга работы были сделаны в 1986 году. Мне посчастливилось тогда найти темную комнату. У меня был друг, фотограф Борис Смелов, у которого было много друзей среди художников и поэтов.Один из этих друзей, поэт Виктор Соколов, возглавил студенческий клуб Политехнического института. Поскольку мне нужна была темная комната, Виктор пригласил меня преподавать фотографию в своем студенческом клубе. Эта должность не приносила хороших результатов, но, помимо темной комнаты, она также давала мне статус работающего человека, а не социального паразита.

Н.К .: Все ли фотографии на этой выставке — коллажи?

AT: Это наложение нескольких негативов.Я тоже делал коллажи, но их нет на этой выставке. Некоторые из них опубликованы в моей книге. После наложения негатива я подкрашиваю изображение кистью. Любой коричневый цвет на изображении означает, что я использую кисть, чтобы раскрасить отпечаток сепией. В результате серебро окислилось и превратилось в сульфид серебра коричневого цвета. Эта серия наложений нескольких негативов двухцветная, серо-желтоватая. В 1986-87 годах я также делал коллажи из газетных статей, красной овсянки и фрагментов фотографий.Все это я наклеила на кусочки картона, нарисованные черной матовой гуашью. Меня не особо интересовали их точные даты, потому что я делал эти работы, чтобы уйти от советской действительности, а не для того, чтобы войти в историю. Я начал гулять по городу и фотографировать его для серии «Номенклатура знаков» в 1986 году. Я хотел сделать серию коллажей, фотомонтажей и наложений о Санкт-Петербурге. В 1989 году фонд Aperture Foundation в Париже и США представил эту серию. Два моих коллажа были проиллюстрированы в ее каталоге.



Алексей Титаренко. 58th Street, New York, 2012. Серебряный отпечаток желатина, напечатанный художником, издание 4/10, 12 1/4 x 12 1/4 дюйма (31,1 x 31,1 см).

НК: Номенклатура знаков противостоит иконографии Советского Союза. Изменилась ли ваша тема после падения режима?

АТ : Я объяснил это в книге; это сложно описать словами. Номенклатура знаков была продуктом своего времени, моего личного видения и размышлений о том, что происходило вокруг меня.Не прямо, конечно, а с помощью метафоры. Когда Советский Союз начал распадаться, все, конечно, изменилось, в том числе и то, как я занимался искусством. Изменилась основа моего мира, изменилось и мое искусство. Я закончил использовать советскую символику с падением Советского Союза. Литература помогла мне положить конец этой последней советской серии в моем творчестве. Я написал рассказ под названием «Номенклатура знаков». Он есть на моем сайте на русском и английском языках. Этот рассказ стал финишной отметкой сериала.В нем упоминается тот факт, что эпоха заканчивалась.



Алексей Титаренко. Corner La Esquina, Нью-Йорк, 2013. Серебряный отпечаток желатина, напечатанный художником, издание 1/5, 12 x 12 дюймов (30,5 x 30,5 см).

В 1989 г. в Ленинграде появились первые признаки нехватки продовольствия. Во-первых, это был сахар. В то время каждый регион заботился о себе. В 90-е годы были введены талоны на питание. Вот тогда и начался голод. В 1991 году стало еще хуже. Магазины были пусты.Было сложно покупать основные продукты питания, например, макароны. Хлеб, однако, был в наличии, хотя за ним приходилось стоять в длинной очереди. Это было время, когда Ленинград был переименован в Санкт-Петербург, и когда Анатолий Собчак стал мэром города. Почему возник такой дефицит продуктов, никто не знал. Оглядываясь назад, получается, что КГБ готовил путч, а всю продукцию просто спрятали, чтобы люди остались недовольны. Официально это объяснялось тем, что во времена свободы и демократии люди начинают воровать.Город серьезно отнесся к ситуации и решил продавать драгоценные металлы, нефть, древесину и другое сырье за ​​границу, чтобы иметь возможность покупать продукты питания и важнейшие медицинские товары, такие как инсулин, для своего населения. Собчак попросил свой отдел внешних связей провести эту продажу. Владимир Путин тогда руководил этим ведомством. В то время я читал в прессе и мне рассказала, например, бывший член городского совета Марина Саллиер, что Путин подписывал соглашения с людьми, которые были известными преступниками и с которыми он якобы (как мне сказали) имел хорошие отношения. со времен сотрудника КГБ.Люди, знакомые с ситуацией, сказали, что он продал это сырье по 15% от его стоимости. И те миллионы долларов доходов, которые он получил от продажи, впоследствии исчезли. Путин был ненадолго отстранен от занимаемой должности, и против него было возбуждено уголовное дело. Однако его не уволили и так и не признали виновным. Генеральная прокуратура исчезла с исчезновением Советского Союза. Собчак продолжала заниматься продажей товаров, но все еще оставался такой дефицит, что продавать было нечего.Город голодал. Тогда я понял, насколько нелепо продолжать художественную критику Советского Союза, которого больше не было, когда люди умирали от голода.



Алексей Титаренко. Морнингсайд-Парк, Нью-Йорк, 2015. Серебряный отпечаток желатина, напечатанный художником, издание 7/10, 17 x 17 дюймов (43,2 x 43,2 см).

В то время в Санкт-Петербурге люди были одеты в черное или серое. После работы они бегали из магазина в магазин, пытаясь найти продукты и что-нибудь купить на свои купоны.Электричество было ограничено — ночью почти не было освещения. Это впечатление от Петербурга того времени напомнило мне сцену из «Энеиды» Вергилия, когда Эней спускается в Царство Теней в поисках своей возлюбленной и там встречает тени. В то время я решил, что мне следует вернуться к технике съемки с длинной выдержкой из 19 века, чтобы передать свое состояние через метафору теней. Однажды я шел по соседству со станцией метро Василеостровская и увидел у входа море людей.В то время метро было единственным транспортным средством, потому что в городе не хватало топлива, а автобусы и автомобили не ходили. Это была единственная станция метро на Васильевском острове, промышленно развитом и густонаселенном районе города.

НК: Станции метро «Приморская» тогда не было?

AT: Не думаю, что станция Приморская тогда была открыта. Даже если бы это было так, все заводы находились рядом со станцией Василеостровская. Все эти массы рабочих пытались попасть в метро, ​​что было невозможно, потому что не работали эскалаторы.Людей пускали на станцию ​​небольшими группами. Это создало апокалиптическую ситуацию, потому что, войдя в эту массу, вы не могли ее покинуть. Вы были затянуты в толпу и либо вытеснены вперед, либо выброшены наружу. Были люди, которые достигли единственного доступного эскалатора без обуви или других предметов одежды, которые были потеряны или сняты с них по пути.



Алексей Титаренко. Метро Василеостровская (Вариант Толпа 2), 1992.Серебряно-желатиновый оттиск, напечатанный художником, издание 15/15, 12 x 12 дюймов (30,5 x 30,5 см).

На этой фотографии (станция метро «Василеостровская» (вариант Crowd 2) 1992 года вы видите чью-то туфлю, выброшенную во время давки. На других моих фотографиях запечатлены сломанные костыли, потому что, когда люди падали, они не могли встать, а другим приходилось перешагните через них. На фотографиях с длинной выдержкой вы не можете увидеть ничего, что движется быстро. Вы можете увидеть разницу в качестве движения на некоторых изображениях: в этой части толпы люди двигались быстрее, а в этой — медленнее, поэтому это немного более отчетливо.То, что на картинке выглядит как пустое пространство, — это просто замедление броуновского движения толпы, достигающей места назначения. Чтобы сделать этот снимок, я поместил камеру рядом с закрытой дверью без людей и открыл затвор. Я ушел с места происшествия, чтобы люди не заметили, что я их фотографирую. Я закрыл ставни за две минуты. Потом я пошел домой, проявил пленку и увидел, что результат передал мои чувства, мое восприятие события. Наконец-то я добился цели — запечатлеть на пленку свои внутренние впечатления.Этот образ был прорывом не только потому, что он позволил мне достичь цели моей жизни — выразить свое внутреннее состояние в образе, но и потому, что я понял, что поступил правильно в социальном плане. Если бы я не запечатлел этот исторический момент, он остался бы забытым.

Н.К .: Эта фотография была сделана в 1991 году?

AT: Нет, в 1992 году. Я начал делать такие снимки в ноябре и декабре 1991 года. У меня есть тысячи таких негативов и около 40 снимков.

Н.К .: Кажется, на этой выставке представлены изображения середины 80-х — начала 90-х годов, что касается Санкт-Петербурга?

AT: Да, но есть еще несколько изображений из серии «Черно-белая магия Санкт-Петербурга 1995-97 годов». Это было тогда, когда все успокоилось и была принята новая конституция.



Алексей Титаренко. Толпа 1, Санкт-Петербург, 1992. Желатиновый серебряный оттиск, напечатанный художником, тираж 1/5 AP, 17 x 17 дюймов (43.2 х 43,2 см).

НК: А изображения Венеции и Гаваны — когда они были сделаны?

AT: После 2000 г.

НК: Почему вы решили сфотографировать эти два города помимо Санкт-Петербурга?

AT: Я сфотографировал Венецию, потому что Санкт-Петербург часто называют «Северной Венецией». Единственное существенное отличие состоит в том, что Санкт-Петербург — несчастливый город, в котором продолжается много страданий. Напротив, Венеция — счастливое место.

НК: А Гавана?

AT: Гавана, как и Санкт-Петербург, также является машиной времени. Это возвращает вас во времена попытки построения коммунистического общества. В своих изображениях я решил не обращать внимания на социальные и политические аспекты этого начинания, а скорее сосредоточить свое внимание на передаче своего впечатления о повседневной жизни людей, которых я встречал на улицах. В 2011 году мои картины из Гаваны выставлялись в Музее Гетти в рамках выставки «Революционный проект: Куба от Уокера Эванса до наших дней».Я не знаю, почему они выбрали мои изображения, но я думаю, что они, возможно, уловили сходство между моими изображениями Гаваны и тем, как Уокер Эванс запечатлел этот город в 1930-х годах. Возможно, они хотели показать преемственность видения Гаваны в работах фотографов из разных стран и поколений. Как и Эванс, я не акцентировал внимание на политических аспектах кубинской ситуации. Как и он, я делал черно-белые снимки на камеру среднего размера. На выставке также были представлены политические фотографии кубинских фотографов 50-х, 60-х и 70-х годов и современные цветные фотографии, запечатлевшие жизнь революционного острова.

НК: Я тоже вижу изображения Нью-Йорка в этом пространстве у Наиля Александра.

AT: Снимки Нью-Йорка сделаны совсем недавно, начиная с 2010 года. Я впервые приехал в этот город в 2000 году и посетил его, возможно, 30 раз, прежде чем получил здесь постоянное место жительства в 2008 году. В конце концов, я пережил, для меня Нью-Йорк счастливый город. Иногда у меня возникают ностальгические чувства по другим местам, и я пытаюсь передать их метафорически в своих изображениях.

Каталожный номер
1.Роман Алексея Титаренко «Город — это» издается Дамиани, 2015.

Алексей Титаренко: Город — это роман до 20 мая 2017 года в галерее Наиля Александра, Нью-Йорк.

Алексей Титаренко | LensCulture

АЛЕКСЕЙ ТИТАРЕНКО

1962 Родился в Ленинграде (Санкт-Петербурге), Россия.
1977-1978 Изучал фотожурналистику и фотографию в Государственном университете общественных профессий, Ленинград.
1978 Стал членом фотоклуба «Зеркало».
1983 г. Получил степень магистра изобразительных искусств на кафедре кино и фотографии Ленинградского института культуры по специальности фотография, дипломная работа последнего курса: «Французская фотография XIX века».
1989 Вступил в группу фотографов «Лиговка» и организовал выставочную площадь «Лиговка-99»

ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ

2012 г.
«Нью-Йорк: от Штиглица до Титаренко», Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, Нью-Йорк
«Алексей Титаренко», с.Галерея Грималдиса, Балтимор, Мэриленд

2011 г.
Havana 2003-2006 в рамках «РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЕКТА: КУБА ОТ УОКЕРА ЭВАНСА ДО СЕЙЧАС», Музей Дж. Пола Гетти, Лос-Анджелес, Калифорния.
«Алексей Титаренко: эмоции», AD Gallery, Genolier, Swizerland
«Алексей Титаренко: Фотографии 1986 — 2010», Lodz International Fotofest. Галерея Атлас Штуки. Лодзь Польша

2010 г.
«Санкт-Петербург — Révélations Tardives», Галерея Camera Obscura, Париж, Франция
«LA CITE DES OMBRES ET AUTRES MONDES», Международный фестиваль Promenades Photographiques, Музей города Вандом, Вандом, Франция
«Алексей Титаренко: Петербург в черно-белом, поздние откровения», Московская международная фотобиеннале, Галерея «Победа», Москва, Россия
«Санкт-Петербург в четырех движениях», Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, NY

2009 г.
«Советская ностальгия: образы из забытой эпохи», Галерея Blue Square, Париж, Франция

2008 г.
«Неисполненное время», куратор Габриэль Бауре, Фотобиеннале в Салониках, Греция
«Алексей Титаренко: Венеция», Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк

2007 г.
«Алексей Титаренко.Фотографии «Галерея» На Солянке «. Москва, Россия
«Гаванские наброски», Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, Нью-Йорк
«Город теней», Центр искусств Сириуса, Корк, Ирландия

2006 г.
«Северное сияние: Пентти Саммалахтти-Алексей Титаренко», Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк, Нью-Йорк
«Санкт-Петербург — тени в свет», Wall space, Сиэтл, США

2005
«Алексей Титаренко», Артотеке, Витр, Франция
«Sogni di Luce», Galleria Santa Cecilia, Рим, Италия

2004
Ретроспективная выставка АЛЕКСЕЯ ТИТАРЕНКО, Культурный центр Андре Мальро, Нанси, Франция
«Алексей Титаренко», г.Die, Франция
«Алексей Титаренко», Галерея «Белый квадрат», Москва, Россия
«Алексей Титаренко: Время остановилось», Галерея Наиля Александра, Нью-Йорк
«Алексей Титарнеко: Венеция — Париж», Apex Fine Art Gallery, Лос-Анджелес
«Санкт-Петербург: Город воды и город теней», FotoFest, Houston, TX

2003
«Город теней: фотографии Петербурга Алексея Титаренко», Художественный музей колледжа Мидделбери, Мидделбери, Вермонт
«Алексей Титаренко: Санкт-Петербург», Галерея Кэндис Перич, Катонна, Нью-Йорк
«Четыре движения св.Петербург », SpazioFoto Credito Artigiano, Флоренция, Италия
«Алексей Титаренко: Черная и белая магия Петербурга», Grimaldis Gallery, в рамках выставки «Виват! Санкт-Петербургский фестиваль «, Балтимор, штат Мэриленд
«Санкт-Петербург: La cite des ombres», Галерея Camera Obscura, Париж, Франция

2002
«Город теней», Фотогалерея, Санта-Фе, Нью-Мексико
«Алексей Титаренко: Четыре движения Санкт-Петербурга», Музей Реатту, Международный фестиваль фотографии в Арле, Франция
«Возвращенное время: фрагменты из св.Петербургская серия », ЦВЗ Манеж, Москва, Россия

2001 г.
«Город теней», Международная биеннале искусства, Галерея изящных искусств Apex, Лос-Анджелес, Калифорния, США

2000
«Le temps inachevé», галерея Nei Liicht, Люксембург.
«Волшебник Санкт-Петербурга», Галерея Гэри Эдвардса, Вашингтон, округ Колумбия.
«Санкт-Петербург», выставочный зал Le Bellevue, Международный фестиваль фотографии «Biarritz Terre d’Images», Биарриц, Франция
«Алексей Титаренко», ретроспективная выставка, Galerie Municipale du Chateau d’eau, Festival Garonne, Тулуза, Франция
Проекция «Номенклатура знаков» в рамках фестиваля «Держи свет… «, Национальный центр аудиовизуализации, Замок Клерво, Люксембург; Международный фестиваль фотографии в Биаррице, Франция

1999 г.
«Ville des ombres. La magie noire et blanche de St.Petersbourg», Musée de
Ницца, Galerie des Ponchettes, Ницца, Франция; Центр современного искусства Сороса / Институт «Открытое общество», Санкт-Петербург, Россия

1998 г.
«Errance», Шестой международный фестиваль «Histoire de voir 98. Mois de la Photography et de l’image», Музей Пьера Ноэля, Сен-Дье, Франция
»Алексей Титаренко: Магия Санкт-Петербурга.Петербург », Месяц фотографии, Братислава, Словакия

1997
«Die schwarze und weisse Magie von St.Petersburg», Neuen Rathaus, Ingelheim, Германия

1996
«Черная и белая магия Санкт-Петербурга», Месяц европейской культуры в Санкт-Петербурге, Большой зал Санкт-Петербургской филармонии, Санкт-Петербург

1994
«Город теней», Галерея-21, Санкт-Петербург, Россия

1993
«Номенклатура знаков», в рамках проекта «Фотостриптум», Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.Санкт-Петербург, Россия

1989 г.
«Номенклатура знаков», выставочный зал Лиговка-99, Ленинград, СССР
«Образы Ленинграда», Галерея Друарт, Париж, Франция

1988 г.
Ретроспективная выставка, Муниципальный культурный центр, Гдынь, Польша

1987
«Фрагменты леса», Мариинский театр, Ленинград, СССР

1983, 1986, 1988
Невский проспект 90, Ленинград, СССР

1978 г.
Дворец культуры Кирова, Ленинград, СССР

ИЗБРАННЫЕ ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

2012 г.
Contemporary Russian Photography: Perestroika Liberalization and Experimentation, Фотофест, Хьюстон, Техас, США, Весенний павильон.
Андерграунд: Русская фотография 1970-1980-х, Галерея Наиля Александра, NY, NY

2011 г.
«Советская фотография 1980-х из коллекции Нортона и Нэнси Додж», Художественный музей Джейн Вурхиз Циммерли, Нью-Брансуик, Нью-Джерси, США

2010 г.
«CHRONIQUES RUSSES», Le Theater de la Photographie et de l’Image, Ницца, Франция

2009 г.
«LES ARTISTES DES CHAMBRES D’ECHO», музей Реатту, Арль, Франция
«DELPIRE & CO», Espace Van Gogh and Eglise des Trinitaires, Арль, Франция
«Russie (s), La collection s’expose», Musée de l’Elysée, A Museum For Photography, Лозанна, Швейцария
«ИННОВАЦИИ», выставка в рамках выставки, AIPAD Photography Show, Park Avenue Armory, Нью-Йорк, США

2008 г.
«Групповая выставка элементов», Институт искусств Колорадо, Денвер, Колорадо, США

2007 г.
«Жизненно важные признаки: место», дом Джорджа Истмана, Рочестер, штат Нью-Йорк, США.
«DE L’EUROPE.Фотографии, очерки, истории », Национальный центр аудиовизуализации Люксембурга, Люксембург.
«Photographier la ville», коллекция «Galerie du Château d ‘Eau» Toulouse, Espace Saint-Jean de Melun, Франция

2006 г.
«Сквозь объектив II», Галерея К. Грималдиса, Балтимор, США

2005
«Et c’est aisi que les hommes vivent», Сенат Франции, Париж, Франция. Из недавних приобретений, Художественный музей Санта-Барбары, Санта-Барбара, Калифорния

2003
«Скрытая личность», Галерея Роберта Коха, Сан-Франциско, Калифорния.
«Время остановилось: св.»Петербургские фотографии», Художественная галерея Джорджтаунского университета, Вашингтон, округ Колумбия, США

1999-2003 гг.
Международные выставки фотопечати: Париж-Фото; Фотография Сан-Франциско; Фото Лос-Анджелеса; Выставка фотографии в Нью-Йорке

1999 г.
«Нева / Миссисипи. Современная российская фотография», pARTs Photographic Arts, Миннеаполис, США.
«Без стены: Восточная Европа после Берлинской стены», Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
«Отдел современного искусства: последние поступления», Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.Петербург, Россия
«Drei Zeitebenen: Санкт-Петербург в фотографе», Kulturhaus Osterfelt, Пфорцхайм, Германия

1998 г.
«Петербург-97», Современное искусство Санкт-Петербурга, ЦВЗ Манеж, Санкт-Петербург, Россия
«След тени: драматические темы петербургской фотографии конца ХХ века», Выставочный зал «Охта», Санкт-Петербург, Россия
«Анатомия современного искусства», Галерея Арт Коллегиум, Санкт-Петербург, Россия
«Фестиваль Даниила Хармса», Исторический музей в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург, Санкт-Петербург, Россия
«Aufbruch -Die neue russische Fotografie», Internationalen Photoszene,
Колонже, Германия; BAYER AG, Леверкузен, Германия
Санкт-Петербургская биеннале «Осенний марафон», Галерея Art Collegium, Санкт-Петербург.
«Выставка новых поступлений 1988-98», Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
«Vous avez dit, famille», Месяц фотографии, Париж, Франция
«Современная фотография Восточной Европы», Stadtgalerie, Horn, Австрия

1997
«Северная мечта: фото-выставка на компакт-дисках» в рамках выставки «Салют св.Петербургский фестиваль, Всемирный финансовый центр, Нью-Йорк, США
«Первые пять лет: живопись, графика, фотография и инсталляции», Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
«Петербург-96», ЦВЗ Манеж, Санкт-Петербург, Россия
«Прогресс: От Ленинграда до Санкт-Петербурга», Музей Достоевского, Санкт-Петербург.
Галерея Гэри Эдвардса, Вашингтон, округ Колумбия, США; Посольство России, Вашингтон, округ Колумбия, США

1996–1997
«Хроники перемен», Юго-восточный музей фотографии, Дейтона-Бич, Флорида, США; Вашингтонский центр фотографии, Вашингтон, округ Колумбия.C., США

1996
«Русские фотографы: обновление и метаморфозы от конца советской эры до 1990-х», Музей Массачусетского технологического института, Бостон, США.
«Фото-96», Гавань, Санкт-Петербург, Россия
«Фотоархеология», Месяц фотографии в Москве, Выставочный зал «Каширка», Москва, Россия
«4-я Петербургская биеннале современного искусства», Музей истории Санкт-Петербурга, Санкт-Петербург, Россия

1995
«Новая советская фотография», Художественный музей Карлсруэ, Германия (с последующим двухлетним туром по городам Германии)
«Концептуальная фотография из Петербурга», Ifa Gallerie, Берлин
«Самоидентификация», Национальный музей современного искусства, Осло, Норвегия;
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
«Фотоархеология», Месяц фотографии, Братислава, Словакия

1994
«Самоидентификация», Городская галерея в Софиенхоф, Киль, Германия

1992 г.
«Номенклатура знаков», Французский национальный центр фотографии, Токийский дворец, Париж, Франция
«Les Experience Photographyiques Russes», Grand Ecran, Месяц фотографии, Париж, Франция

1990
«Фотостройка: новая советская фотография», Галерея «Бремя»; Фонд Aperture, Нью-Йорк (с последующим трехлетним туром по городам США)

1989 г.
Групповая выставка Лиговка, Ленинградский кинотеатр, Ленинград, СССР

1987
Вторая Всероссийская выставка «Фотоискусство России», Выставочный павильон достижений народного хозяйства, Москва, СССР.
«Фотоискусство Ленинграда», ЦВЗ «Манеж», Ленинград, СССР

1986-1988
Принимал участие в фотофестивалях, организованных странами Балтии и Ленинграда: Валга-86, Валга, Эстония; Узвара-87, Узвара, Латвия; Бауска-88, Бауска, Латвия

1979–1989
Ежегодные обзорные выставки Клуба зеркальной фотографии, Дворец культуры им. Кирова, 1979; Карла Маркса Дворец культуры с 1980 года, Ленинград, СССР

1978 г.
Зеркальный фотографический клуб Вторая выставка, Дворец культуры им. Кирова, Ленинград, СССР

ОТБРАННЫЕ ГРАНТЫ

1993–1994
Елисейский музей, Музей фотографии (Лозанна, Швейцария)

1995, 1996
Центр современного искусства Сороса (Санкт-Петербург, Россия)

1998 г.
Mosaic Program (Национальный центр аудиовизуального искусства Люксембурга, Люксембург) Kultur Kontakt, Вена, Австрия.

1999 г.
Программа грантов «Курант» (Министерство культуры Франции, Париж, Франция)

2003-2004 гг.
Грант от «Centre Culturel Andre Malraux», «Direction des affaires culturelles de la Ville de Nancy et de la region de Lorraine», художественной ассоциации «Surface -Sensible». Франция

Запечатлевая меняющийся мир с 1971 г.

Последнее обновление 13 января 2019 г.

Видео предоставлено: Искусство фотографии

Родился в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) в 1962 году. Алексей Титаренко стал свидетелем значительных событий в своей стране и, как и многие другие, задокументировал их с помощью фотографий.

Фотография пришла к Алексею рано. Ему было девять лет, когда он начал фотографировать и продолжал идти по этому пути, окончив Ленинградский государственный университет общественных профессий по специальности фотожурналистика в 1978 году. Он стал участником независимой организации « Зеркало ». фотоклуб, в том же году он закончил и не заставил себя долго ждать свою первую персональную выставку.

Алексей получил степень магистра кинематографии и фотографии Ленинградского института культуры в 1983 году.Он служил в Советской Армии пехотинцем, но был уволен после 18 месяцев службы. Вскоре он работал над серией коллажей и фотомонтажей « Номенклатура знаков », которые послужили комментарием к репрессивности коммунистического режима. К 1989 году он смог организовать персональную выставку в Париже.

После распада Советского Союза в 1991 году Алексей сделал серию фотографий, которые задокументировали состояние человека в то время, а также страдания, которые пришлось пережить русскому народу в 20, , веках.

Стиль

Алексей находится под влиянием художников русского авангарда, таких как Казимир Малевич и Александр Родченко. Он также находится под влиянием художественного движения Дада.

В своей серии уличных фотографий о распаде Советского Союза он использовал длинную выдержку и преднамеренное движение камеры. Одна из его самых известных работ этого периода называется Город теней , в которой представлены фотографии, сделанные в период с 1991 по 1994 год.

Алексея вдохновляла также музыка Дмитрия Шостаковича и произведения Федора Достоевского.В частности, он перевел русскую душу Достоевского в поэтические и драматические образы Петербурга. Именно этот сериал принес ему международное признание. Во Франции фотографии были представлены на выставке под названием Les quatres mouvements de St.Petersburg на Международном фестивале фотографии в 2002 году.

Работа над фотографиями Алексея не прекращается после спуска затвора. Больше работы происходит в темной комнате, где он обесцвечивает и тонирует изображения, чтобы придать им большую глубину.

Работы Алексея можно увидеть во многих музеях Америки и Европы, в том числе в Музее Гетти в Лос-Анджелесе, Музее изящных искусств Филадельфии, Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге и других.

Выставки

Алексей организовал намного больше фотовыставок со времени своей первой в 1970-х годах. Вот некоторые из них:

  • 1978 : Фотоклуб «Зеркало» Вторая выставка во Дворце культуры им. Кирова в Ленинграде, СССР
  • 1989 : Номенклатура знаков в выставочном зале «Лиговка-99» в Ленинграде, СССР
  • 1994 : Город теней в галерее 21 Культурного центра Пушкинская 10 в Санкт-Петербурге, Россия
  • 1996 : Черная и белая магия Санкт-Петербурга для Месяца европейской культуры в Санкт-Петербурге в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии в Санкт-Петербурге, Россия
  • 2011 : Революционный проект: Куба от Уокера Эванса до сегодняшнего дня в J.Музей Пола Гетти в Лос-Анджелесе, Калифорния,
  • 2017: Алексей Титаренко: Город — роман в галерее Наиля Александра в Нью-Йорке, США
  • 2017 : Советский век: 100 лет русской революции в Художественном музее колледжа Миддлбери в Вермонте, США
  • 2017 : Красный горизонт: современное искусство и фотография в СССР и России, 1960-2010 годы в Художественном музее Колумбуса в Огайо, США

Алексей Титаренко Город — роман ARTBOOK

HER

АЛЕКСЕЙ ТИТАРЕНКО

5 x 10,5 дюймов / 208 стр. / Проиллюстрировано повсюду.

СОСТОЯНИЕ ИЗДАНИЯ
Дата публикации 29.09.2015
Нет на складе на неопределенный срок

РАСПРОСТРАНЕНИЕ
D.A.P. Эксклюзив
Каталог: ОСЕНЬ 2015 стр. 188

ДЕТАЛИ ПРОДУКТА
ISBN 9788862084147 FLAT40
Прейскурантная цена: 60,00 канадских долларов 79,00 долл. США

НАЛИЧИЕ
Недоступно

ПРОСМОТР

КАТАЛОГ 2021 Новинка по искусству, фотографии, дизайну, архитектуре, кино, музыке и визуальной культуре.

& nbsp & nbsp

ДАМИАНИ

Текст: Алексей Титаренко, Габриэль Бауре, Бретт Эбботт, Шон Коркоран.


Эта монография — первая крупная публикация, посвященная 30-летней карьере американского (русского) фотографа Алексея Титаренко. В книге представлен его автобиографический роман Город теней и более 140 фотографий, составляющих поэтическое визуальное повествование о четырех городах — Св.Петербург, Венеция, Гавана и Нью-Йорк.

СТАТУС: Нет в наличии на неопределенный срок.

+

& NBSP

источник книг по искусству и культуре в мире

& nbsp & nbsp

NEW YORK
Выставочный зал только по предварительной записи
75 Broad Street, Suite 630
New York NY 10004
Tel 212627 1999

ЛОС-АНДЖЕЛЕС
Выставочный зал только по предварительной записи
818 S.Broadway, Suite 700
Los Angeles, CA
Тел. 323 969 8985

ООО «АРТБУК»
D.A.P. | Distributed Art Publishers, Inc.

Авторские права на все содержимое сайта C 2000-2017 принадлежат Distributed Art Publishers, Inc. и соответствующим издателям, авторам, художникам. Для получения разрешения на воспроизведение обращайтесь к правообладателям.

D.A.P. Каталог
www.artbook.com

& nbsp

ФОРМАТ: Clth, 9.5 x 10,5 дюймов / 208 стр. / Проиллюстрировано повсюду.
СПИСОК ЦЕНА: 60,00 долларов США
СПИСОК ЦЕНА: КАНАДА 79 долларов США
ISBN: 9788862084147
ИЗДАТЕЛЬ: Damiani
В НАЛИЧИИ: 29.09.2015.
РОЗНИЧНЫЙ ДИСК: FLAT40
СОСТОЯНИЕ ИЗДАНИЯ: Нет на складе на неопределенный срок
НАЛИЧИЕ: Нет в наличии
ТЕРРИТОРИЯ: NA LA

D.A.P. КАТАЛОГ: ОСЕНЬ 2015 Страница 188

ИНФОРМАЦИЯ НА 14 мая 2019 г.

ЗАПРОСЫ ДЛЯ ПЕЧАТИ

Тел .: (212) 627-1999 доб. 217
Факс: (212) 627-9484
Электронная почта для запросов прессы: publicity @ dapinc.com

ЗАКАЗЫ НА ПЕРЕПРОДАЖУ
D.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *