Арбус диана фотографии: Diane Arbus – 229 photos – Почему богатая девочка снимала бедных и юродивых — Bird In Flight

Арбус диана фотографии: Diane Arbus – 229 photos – Почему богатая девочка снимала бедных и юродивых — Bird In Flight

admin 13.07.2020

Диана Арбус. Шокирующее видение красоты

Новая волна интереса к творчеству фотографа Дианы Арбус прокатилась по миру в 2006 году после выхода фильма Стивена Шейнберга «Мех: Воображаемый портрет Дианы Арбус». Эта история, не совсем биография, скорее, фантазия про жизнь странноватой женщины-фотографа, рассказывает о ее трагической любови к загадочному мужчине, чье тело полностью покрыто шерстью. В картине поражает болезненная страсть девушки к уродливым и ненормальным людям. Но все же история цепляет, заставляя взглянуть на вещи, от которых мы обычно отворачиваемся, и даже полюбить их.

Кем же была Диана Арбус на самом деле? Как удавалось ей уговорить сниматься людей из разряда «не такие как все» для публичных фото? Что заставляло их доверять сумасшедшей художнице свои секреты?

Диана никогда не снимала сразу, она просила человека рассказать свою историю и, только став частью их жизни, поняв их особенности, она начинала фотографировать. Арбус запечатлевала не внешнюю оболочку, а душу модели.

Диана Арбус родилась в 1923 году. Русская еврейка по происхождению, американка в третьем поколении и дочь преуспевающего бизнесмена, державшего магазин мехов. Любовь родителей к вещам, меха, блестящие, но безжизненные, навсегда привили Диане отвращение ко всякого рода показушничеству и пустой роскоши, которые так ценило ее семейство.

Будучи подростком Диана стала проявлять незаурядные творческие способности, которые приметил ее отец и начал всячески поощрять талант: он даже попросил личного иллюстратора своей меховой фирмы, Дороти Томпсон, заниматься с Дианой.

Но молодое дарование не долго оставалось в семейном гнезде. Уже в 18 лет Диана выскочила замуж за бесперспективного, с точки зрения ее родителей, начинающего актера Аллана Арбуса. У молодой четы родилось две дочери, и заботливый Аллан ради семьи оставил желанную карьеру актера и работал обычным продавцом.

Но Арбусы не долго перебивались случайными заработками, вскоре влюбленные открыли свою фотостудию. Стали работать в стиле fashion-фотографии, сотрудничали с такими именитыми журналами моды, как Vogue и Glamour. Уже тогда творчество Дианы выбивалось из привычных рамок, она игнорировала навязываемые в то время тенденции к идеально правильному освещению и безжизненным постановочным кадрам.

Но неспокойная Диана никак не могла удовлетвориться своей работой, ее творческие порывы и мучительные искания в конечном счете встали преградой между супругами. Спустя 16 лет брака они разошлись как в личном, так и в профессиональном плане.

Диана Арбус ищет собственный стиль, посещает многочисленные фотокурсы, но остается недовольна мастерами современной фотографии. Примерно в это время на экраны выходит запрещенный ранее фильм «Уродцы» о трагической любви циркового лилипута к прекрасной, но злобной гимнастке. В фильме цирковая жизнь была показана без прикрас: карлики глумятся над половой жизнью сиамских близнецов, человек без рук и ног сворачивает себе папиросу одними губами. Картина оказала неизгладимое впечатление на Диану, она начала брать себе в модели «аутсайдеров».

Свои первые по-настоящему оригинальные и пугающие фотографии Диана сняла, попав в клуб трансвеститов. Увидев эти работы, знаменитый писатель Норман Мейлер сказал: «Давать Арбус камеру — всё равно что разрешить ребёнку играть с гранатой».

Из дневника Дианы Арбус: 

Почти невозможно просто так подойти к человеку и сказать: «Я бы хотела зайти к вам домой и послушать историю вашей жизни». На такую просьбу обычно отвечают: «Вы сумасшедшая». Люди постоянно пытаются себя оградить. Но фотокамера —это своего рода пропуск.

Диана становится фотографом-сюрреалистом, все больше используя в творчестве иллюзии и парадоксальные формы. Сначала ее фотографии кажутся отталкивающими из-за странных и непривлекательных моделей и неправильными с точки зрения профессионального портрета. Чтобы лучше понять творчество Дианы важно помнить, что главной ее целью было показать, что мир вовсе не идеален и его прелесть в «ошибках» природы, а не в искусственной нормальности.

Зачастую карлик на снимке Арбус получается гармоничнее, самодостаточнее и привлекательнее, чем «нормальная» семья, которая всеми силами хочет выйти на фотографии хорошо, казаться счастливой и дружной, да вот только мальчишка состроил дурацкую рожицу, а остальные получились какими-то пришибленными и печальными.

Нет никаких норм, считает Диана, каждое существо прекрасно по-своему. Арбус была очарована своими героями:

Фрики — те, кого я часто снимаю. Они были одними из первых моих моделей и остаются ими поныне. Я обожала их. Некоторых люблю и по сей день. Дело в том, что многие из нас идут по жизни, пытаясь избежать травм и потрясений. Фрики рождаются с травмой. Они уже прошли это испытание. Они от рождения аристократы.

Непривыкшего зрителя пугает в фотографиях Дианы прежде всего диссонанс, который мы обычно не замечаем или не хотим принимать. Дети в странных изломанных позах; родители, взирающие на своего сына-великана снизу вверх, как будто в ужасе от своего собственного творения; счастливые безумцы. Фотограф готова ждать целую вечность, пока модели двигаются в кадре и так и сяк, ища «правильную» позу, и наконец нечаянно выкажут то, что пытались скрыть, и будут моментально запечатлены.

К примеру, фото «Близнецы». Две сестры очень похожи и одеты в одинаковые платья, жмутся друг к другу так тесно, что не ясно точно, уж не сросшиеся ли они. Одна из девочек слегка улыбается, а другая — немного нахмурена. Девочки очень милые, но впечатление производят жутковатое. Этот прием позднее использовал Стенли Кубрик в фильме «Сияние», где также присутствует сцена с двумя сестрами.

Другой пример — фотография «Ребенок с игрушечной гранатой в Центральном парке». Тощий мальчишка с маниакальным взглядом и нелепо свисающей лямкой комбинезона, неестественно выворачивает руки, прижимая их к туловищу, в одной из них сжата игрушечная граната, а из второй будто только что украли вторую. Чтобы сделать эту фотографию Арбус попросила мальчика стоять на месте, а сама ходила с фотоаппаратом вокруг него, пытаясь найти правильный угол. Мальчику надоело ждать, и он сказал: «Ну снимайте же!». Тут-то Диана его и сфотографировала.

Диана Арбус всегда обижалась, когда ее называли «фотографом уродцев», ведь это совсем не так. Она открыла миру принцип «случайной композиционности» и, как замечали критики, привила мировому искусству «столь мощную вакцину против фотоглянца и гламура», что она действует по сей день.

Поделиться ссылкой:

Жизнь в фотографиях: Диана Арбюс | Блогер dina-dina на сайте SPLETNIK.RU 3 марта 2011

«В ее жизни, ее фотографиях, ее смерти не было ничего несущественного или банального». (Ричард Аведон) «Фрики – те, кого я часто снимаю. Они были одними из первых моих моделей и остаются ими поныне. Я обожала их. Некоторых люблю и по сей день. Не могу сказать, что они мои лучшие друзья, но с ними я испытываю особые чувства – смесь стыда и благоговения. Людей с физическими отклонениями многие воспринимают как сказочных героев, которые заставляют тебя остановиться и требуют ответа на неразрешимую загадку. Дело в том, что многие из нас идут по жизни, пытаясь избежать травм и потрясений. Фрики рождаются с травмой. Они уже прошли это испытание. Они от рождения – аристократы».

(Диана Арбюс) «О днажды мне приснилось, что я плыву на необычайно красивом океанском лайнере — белом, с позолотой. Он напоминал мне праздничный торт. В воздухе запахло дымом. Люди же на корабле пили, играли в карты и кости. Я знала, что корабль горит, что скоро все мы будем на дне. Да и они также все прекрасно знали, но продолжали веселиться, танцевать, целоваться как обезумевшие. Не оставалось никакой надежды… Возвышенное чувство охватило меня, потому что я могла фотографировать все, что желала…» ——————————————————————————————————————- Пожалуй, трудно отыскать в истории мировой фотографии личность более противоречивую, трагическую, столь непохожую ни на кого другого. Ее боготворят и проклинают, кто-то ей подражает, кто-то старается всеми силами этого избежать. Одни могут часами рассматривать ее фотографии, другие стараются побыстрее захлопнуть альбом. Очевидно одно – творчество Дианы Арбюс мало кого оставляет равнодушным.
Главные герои работ Дианы — люди с обочины человеческой жизни, люди, которые находятся где-то за пределами обычного представления о жизни. Они окружают нас всегда. Однако их присутствие остается по большей части незамеченным, за исключением отдельных любопытных взглядов, брошенных вслед тем, кто отличается от остальных. Словно от этих персонажей, тщательно оберегаемых от света дня, от самой публичности, исходит некая угроза, природу которой, тем не менее, невозможно установить. Эти люди — бедняки, карлики, великаны, люди с врожденными уродствами, умалишенные, трансвеститы, нудисты — все те, кто вынуждены бросить вызов обществу своей непохожестью. Диану Арбюс не раз обвиняли в жестокости и даже аморальности за стремление показывать миру то, что он не хотел замечать. Реальность, какой ее увидела Диана несколько десятков лет назад, по-прежнему не оставляет шансов на равнодушное созерцание. Как и не позволяет усомниться в искренности и правоте одно из ее признаний: «Я действительно убеждена в том, что есть вещи, которые никто не видел до тех пор, пока я их не сфотографировала».
Ее работы внесли в мировую фотографию тонкий психологизм. Она поставила под вопрос границы нормальности и нормы эстетики в обществе. Без предрассудков и с тонким пониманием всех своих «необычных» моделей. Диана могла часами ходить по улицам Нью-Йорка, разыскивая героев своих будущих фотографий. Она искала их среди представителей самых разных слоев общества, очень часто выходила на «обочину» этого общества, искала людей физически или морально непохожих на других.
Больше всего поражает абсолютно уникальна способность Арбюс втираться в доверие своей «жертве». Совершенно незнакомые люди пускали ее к себе домой, раскрывали ей свою душу, обнажались перед ней физически и духовно. Они доверяли ей, не страшась показаться смешными или уродливыми на фотографиях. Хороший пример подобного обнажения – знаменитая фотография «Нагой мужчина изображающий женщину». Диана заметила его в женской одежде в парке, познакомилась с ним, сфотографировала, потом они пошли к нему домой и она вновь фотографировала его – в одежде, в нижнем белье, а напоследок – без белья и пышного парика. Диана считала, что именно фотокамера раскрывает перед ней все двери. «Если бы я была просто любопытной, для меня было бы весьма затруднительным подойти к кому-нибудь и сказать: «Я хочу, чтобы ты пригласил меня домой и все о себе рассказал». «Да ты рехнулась» – услышала бы я в ответ. Они были бы чрезвычайно насторожены. Но камера – это своего рода пропуск».
Что же заставляло Арбюс снимать таких людей? С первого взгляда это кажется загадкой. Диана родилась в зажиточной еврейской семье. Ее отец был преуспевающим бизнесменом. Она успешно вышла замуж. Работала фотографом в американских журналах моды. А потом… Одиночество, смутные неутоленные желания и не самые удачные попытки повторно «включить себя» в жизнь предопределили характер ее новых работ, появившихся после разрыва с супругом и уходом из коммерческой фотографии. Все самые знаменитые творения этого периода демонстрируют — в той либо иной степени — чувство изоляции и стремление Дианы Арбюс возобновить контакт с обществом. Камера становится для нее инструментом, который помогает пережить невосполнимую утрату и выработать своеобразную «стратегию выживания». Снимать тех, кому жить гораздо сложнее, оказывается для Арбюс необходимым. Эти работы — своего рода автопортреты. «Большинство идет по жизни, опасаясь испытать травму. Уродцы же родились с травмой. Они уже выдержали свой тест в жизни. Они — аристократы» — писала Диана. Возможно, их величие, их силу она и старалась показать миру.
К моменту признания ее творчества она уже имела серьезные проблемы с психическим здоровьем, что в конечном итоге и подтолкнуло ее к самоубийству. Находясь на вершине своего успеха, в разгаре творческой карьеры, фактически став живой легендой, сорокавосьмилетняя Диана Арбус решает добровольно уйти из жизни: приняв сверхдозу барбитуратов, она вскрывает вены. Показав миру трагедии других людей, заставив обратить на них внимание и почувствовать, сама Диана, в конце концов, так и не смогла справиться с собой. «Что я пытаюсь изобразить? Это то, что невозможно вылезти из собственной кожи и влезть в чужую… то, что чья-то трагедия — это не то же самое, что своя собственная».

Д.Арбус: agritura — LiveJournal


«Две дамы осенью», 1966


А не хочется ли вам чего-нибудь странного? Если нет, тогда лучше пойти на пляж, или посмотреть «телек», если да — пошли смотреть фотографии Дианы Арбус. А фильм «Мех» с Дауни Мл. и Николь Кидман, про нее, про Диану, вы уже посмотрели? Нет?! Тогда срочно смотреть, как только досмотрим фотографии.

Смотрите, у нее Будда на столе!


«Молодая семья на воскресной прогулке» 1966

Ее камеру называли безжалостной — Диана рассматривает человеческое несовершенство бесстрастно и ни мало не стесняясь. Помню свое первое впечатление от просмотра ее фотографий (полезла в Сеть после фильма «Мех») — отталкивающие, странные, но одновременно и завораживающие образы, словно во сне. Сейчас, по прошествии времени я стала относиться к ее творчеству иначе.

Мне кажется, она скорее любуется всем необычным, что находит в человеческом облике. Это взгляд без брезгливости и ужаса, без насмешки, и да, без жалости и сентиментального сочувствия; здесь, скорее, искреннее любопытство, местами по-детски бестактное, и, похоже, симпатия и расположение к своим героям. Иначе, с чего бы они ей позировали с такой готовностью?


«Ребенок с игрушечной гранатой в Централ-Парке», 1962

Ее любимыми персонажами были люди с аномалиями развития, циркачи, трансвеститы, старухи, безумцы. И даже обычные, на первый взгляд, мужчины и женщины на ее фотографиях выглядят странно. Вот такой у нее был интересный взгляд.


Эта не самая красивая, в обычном понимании, парочка, выглядит довольно трогательно. А что, всем же хочется любви и обнимашек…


«Патриотичный молодой человек с флагом»

Немного про Диану могу рассказать.

Вообще она была Немеров, ее родители были евреями-эмигрантами из Российской империи. У отца был успешный меховой бизнес. Мать не особенно занималась своими тремя детьми, с ними возились няньки (у каждого была своя!). Диана очень любила старшего брата (будущий ивестный поэт Говард Немеров) и младшую сестру. Отец рано оценил художественный вкус дочери, развивал его, дал Диане соответствующее образование, нанял персонального учителя. Однако судя по всему, Диана не была близка с родителями. При первой же возможности, в 18 лет, она вышла замуж за актера Аллана Арбуса (или Арбюса, так тоже транслитерируют иногда), чтобы сбежать от родителей. У супругов родились две дочери. Полностью избежать зависимости от отца не получилось — муж Дианы стал фотографом мод, на что и «подсадил» со временем жену, и они оба выполняли заказы для фирмы родителей.

Со временем супруги, работавшие вместе, стали не просто «фотографами мод», но и «модными фотографами» — они выполняли заказы для «Вог» и других журналов, дружили с Аведоном. Их работы были необычными, выполненными в нестандартном, очень вольном для того времени стиле, но Диана все равно чувствовала смутную неудовлетворенность. Ее нередко мучила настоящая депрессия, которой она страдала еще с детства. В 1957 году, после очередного нервного срыва Дианы супруги перестают работать вместе, а затем и расстаются. Дружили они почти до самой смерти Дианы, до 1969 года, пока Аллен не женился во второй раз. После развода Диана посещала курсы известного фотографа из Австрии Лизетты Модел, что позволило ей в дальнейшем сформировать свой особый стиль. В конце 1950-х Диана случайно попадает в клуб трансвеститов, где находит первых моделей для своих ставших позднее знаменитыми фото-сессий в сюрреалистической манере.


«Молодой мужчина в бигуди у себя дома на 20-й Вест-Стрит, подготовка к Травести-балу» 1966

В то время фотография как искусство еще не признавалась, ее не покупали галереи, свои необычные работы Диана публиковала в журналах, этим и зарабатывала на жизнь последние 10 лет. Надо сказать, на этой ниве она значительно преуспела. Ее фотографии печатали самые известные издания мира, нередко Диана сама писала и тексты статей.


Циркачка

Ее влияние на эстетику современной фотографии огромно. Даже сейчас, в век журнального гламура и потребительской роскоши, в глянцевых изданиях нет-нет, да и можно уловить смутный след ее бессмертных работ-сновидений. Кубрик в «Сиянии» явно «использовал» ее близнецов, странная эстетика фильмов Дэвида Линча очень напоминает картинки Дианы (особенно в «Твин Пиксе» это заметно).


«Молодой парень в Централ-Парке»


«Еврей-великан со своими родителями дома в Бронксе, Нью-Йорк», 1970


«Мексиканский карлик у себя дома В НЙ» 1970


Пара в Нью-Йорке, 1965


«Леди Бартендер у себя дома с игрушечной собачкой», 1964


Без названия 1971


Самая знаменитая работа Дианы — «Близнецы», 1967


«Девочка с веночком на еврейской свадьбе», 1964


«Дама в маске с розами в платье», 1967


«Молодой человек с беременной женой», 1965


«Король и Королева»


«Мужчина в облике женщины», 1960


«Пара подростков на Хадсон Стрит», 1963


«Пуэрториканская женщина с родинкой», 1965 (демоническая просто!)


«Русские карлики», 1963


«Цирковые балерины», 1964

«Циркач»


«Человек-булавочная подушечка»


А это сама Диана в Центральном Парке, в 1969 году. За два года до смерти. Она покончила собой в 1971 году, устав бороться с депрессией. Ей было 48. Настоящая слава пришла к ней через год, когда была организована первая выставка ее работ.

Тут хорошая о ней статья.

Ну как, понравилось? Или вы в шоке?

Арбус, Диана | Энциклопедия моды

Диана АрбусДиана Арбус (англ. Diane Arbus; 14 марта 1923, Нью-Йорк, США — 26 июля 1971, Нью-Йорк, США) – американский фотограф и журналист, наиболее известная своими черно-белыми квадратными снимками «девиантных личностей и маргиналов (карликов, гигантов, транссексуалов, нудистов, циркачей), а также обычных людей, которые выглядят уродливо и ирреально».

Сама Диана Арбус при жизни очень боялась, что останется в памяти потомков только как «фотограф фриков», однако именно это определение сегодня используют чаще всех остальных, когда в двух словах хотят описать ее творчество.

Тем не менее, для этой женщины фотография всегда была чем-то большим, чем просто способом запечатлеть чье-то уродство.

«Фотография – это секрет в секрете. Чем больше она рассказывает, тем меньше вы знаете».

Биография и карьера

Диана и Аллан Арбус (1951 год)Диана Арбус, урожденная Немеров, родилась в Нью-Йорке в 1923 году в зажиточной еврейской семье Давида Немеров и Гертруды Рассек. У Давида и Гертруды был собственный магазин Russek, располагавшийся на Пятой Авеню. Благодаря материальному достатку семьи детство Дианы протекало вполне безоблачно, и даже последствия Великой депрессии 30-х годов никак не сказались на их благополучии. Диана училась в филдстонской подготовительной школе Этической культуры (Fieldston School for Ethical Culture).

В 1941 году, в возрасте 18-ти лет, против воли родителей, она выходит замуж за свою давнюю любовь Аллана Арбуса. Их первая дочь Дун, в будущем журналист, родилась в 1945, а вторая Эми, которая, став взрослой, решит продолжить дело матери, — в 1954 году. В 1958 году пара разойдется, но официально оформит развод лишь в 1969.

Диана и Аллан оба интересовались фотографией. В 1941 году они побывали на фотографической выставке в галерее Альфреда Стиглица, где Диана впервые услышала о таких именах, как Мэттью Брэди, Тимоти О’Салливан, Пол Стрэнд, Билл Брандт и Эжен Атже. Спустя некоторое время, супруги решили попробовать собственные силы в фотографии, тем более что у Аллана уже был фотографический опыт – во время Второй мировой войны он окончил армейские курсы фотографов. Их первой совместной работой стало несколько рекламных снимков для универмага отца Дианы.

В 1946 году пара отважилась на открытие собственного фотоателье, которое получило название «Diane & Allan Arbus», где Диана исполняла роль художественного директора, а Аллан – фотографа. В скором времени к ним стали поступать заказы от таких известных журналов, как Glamour, Seventeen, Vogue, Harper’s Bazaar и некоторых других. Однако по собственному признанию обоих супругов, они «терпеть не могли мир моды».

Диана и Аллан Арбус (1951 год) Диана и Аллан Арбус (1951 год)

В 1956 году Диана решает оставить коммерческую фотографию и стать обычным фотокорреспондентом. Несмотря на то, что раньше она уже посещала лекции Беренис Эббот, прославившейся видами Нью-Йорка 30-х годов, Диана решает пройти курс обучения у Лизетты Модел, которая преподавала параллельно с Беренис Эббот в Новой школе социальных исследований. Именно Модел помогла Арбус найти свой собственный стиль, благодаря которому имя Дианы вскоре стало знаменитым на весь мир.

Диана и Аллан Арбус (1951 год) Диана и Аллан Арбус (1951 год) Диана и Аллан Арбус (1951 год)

В 1959 году Арбус начала работать в качестве свободного фоторепортера для различных журналов, таких как Esquire («Вертикальное путешествие»), Harper’s Bazaar («Завершение круга») и The Sunday Times. За 11 лет было опубликовано более 250-ти ее работ для журналов и свыше 70 снимков для газетных статей. Иногда Диана работала и над текстами.

Примерно в 1962 году Арбус отказалась от своей прежней камеры Nikon с фиксированным фокусным расстоянием в 35 мм, на которой получались зернистые прямоугольные снимки, и перешла на двухобъективную зеркальную камеру марки Rolleiflex, на которой выходили более детализированные квадратные изображения.

Диана и Аллан Арбус (1951 год) Диана и Аллан Арбус (1951 год)

В 1963 Арбус получила награду от Guggenheim Fellowship за серию снимков «Американские обряды, обычаи и нравы».

В 1964 в дополнение к старой камере Rolleiflex Диана начала использовать камеру со вспышкой Mamiya. Женщина никогда не относилась к своим моделям, как к статическим предметам. Практически ко всем она пыталась найти личный подход, и любила переснимать своих героев несколько лет спустя.

«Больше всего мне нравится идти туда, где я еще не была»,

— признавалась сама Диана.

В течение 60-х годов она преподавала фотографию в школе дизайна Парсонс и институте Купер Юнион в Нью-Йорке, а также в Школе дизайна Род-Айленда.

Первая большая выставка Дианы Арбус «Новые документы» прошла в 1967 году в музее Современного искусства. Курировал выставку Джон Зарковский. На выставке также присутствовали работы Гарри Виногранда и Ли Фридлэндера.

Диана Арбус с одной из своих работ Диана Арбус в процессе работы

Примерно с этого времени она практически перестала работать фоторепортером и сосредоточила все свои силы на художественной фотографии. В последние годы частыми героями ее снимков стали люди, отстающие в интеллектуальном развитии. Диана старалась поймать их эмоции и считала персонажей своих работ «лиричными, нежными и милыми». Однако к 1971 году, она призналась своей наставнице Лизетте Модел, что ненавидит их (в последствие работы этого периода войдут в книгу «Без названия», выпущенную посмертно). Такой перепад настроения был, вероятнее всего, связан с физическим состоянием Арбус. В 1966 и 1968 годах она перенесла гепатит, кроме того к 1971 году у нее обострились приступы депрессии, которые достались ей по наследству от матери, и от которых она страдала в течение всей своей жизни. В июле 1971 года Диана Арбус покончила жизнь самоубийством, приняв смертельную дозу барбитуратов и вскрыв себе вены. Ее тело было обнаружено в ванной два дня спустя ее другом Марвином Израэлом. Арбус было всего 48 лет.

Память о Диане Арбус

В 1972 году Диана Арбус посмертно стала первым американским фотографом, чьи работы были представлены на Венецианской биеннале. С 1972 по 1979 год было организовано огромное количество передвижных выставок Арбус, которые посетили миллионы людей.

В 1972 году журнал Aperture выпустил каталог работ Арбус, который стал одним из самых раскупаемых альбомов в истории фотографии. Её работа Identical Twins до сих пор находится на шестом месте в списке самых дорогих фотографий всех времён: в 2004 году она была продана за 478 400 долларов США.

Диана Арбус в процессе работы Николь Кидман в роли Дианы Арбус

В 2006 году на экраны выходит фильм «Мех: Воображаемый портрет Дианы Арбус» с Николь Кидман в главной роли. Фильм является вольной экранизацией романа-биографии о Диане Арбус, написанного Патришей Босуорт.

Официальный сайт: www.diane-arbus-photography.com

» Диана Арбус о фотографии и творчестве. Цитатник

Диана Арбус

-Фрики – те, кого я часто снимаю. Они были одними из первых моих моделей и остаются ими поныне. Я обожала их. Некоторых люблю и по сей день. Не могу сказать, что они мои лучшие друзья, но с ними я испытываю особые чувства – смесь стыда и благоговения. Людей с физическими отклонениями многие воспринимают как сказочных героев, которые заставляют тебя остановиться и требуют ответа на неразрешимую загадку. Дело в том, что многие из нас идут по жизни, пытаясь избежать травм и потрясений. Фрики рождаются с травмой. Они уже прошли это испытание. Они от рождения – аристократы.

-Однажды мне приснилось, что я плыву на необычайно красивом океанском лайнере — белом, с позолотой. Он напоминал мне праздничный торт. В воздухе запахло дымом. Люди же на корабле пили, играли в карты и кости. Я знала, что корабль горит, что скоро все мы будем на дне. Да и они также все прекрасно знали, но продолжали веселиться, танцевать, целоваться как обезумевшие. Не оставалось никакой надежды… Возвышенное чувство охватило меня, потому что я могла фотографировать всё, что желала…

1949 г.

-Что я пытаюсь изобразить? Это то, что невозможно вылезти из собственной кожи и влезть в чужую… то, что чья-то трагедия — это не то же самое, что своя собственная.

-Моё любимое занятие – идти туда, где я ещё не была

-Фотография – это секрет в секрете. Чем больше она рассказывает, тем меньше ты знаешь.

-С раннего детства я чувствовала, что застрахована от всех несчастий и это была одна из вещей приводивших меня в отчаяние. Я жила в атмосфере ирреальности… И это состояние какого-то иммунитета по отношению к жизни меня совершенно убивало, хотя многим это может показаться совершенно смешным.

-Когда я начинала фотографировать, я делала крупнозернистые фотографии, была околдована этой техникой, потому, что эти точки были похожи на тканый ковер… Кожа становилась похожей на воду, вода — на облака, и оказывалось, что я больше занималась светом и тенью, чем телом из крови и мяса. Некоторое время я работала с этими точками, но потом у меня появилось острое желание избавиться от них. Мне захотелось увидеть настоящую разницу между вещами. Я не говорю о зерне. Я прихожу в ужас, когда думаю, что фотография могла бы быть интересна только благодаря зерну.

-Я часто фотографировала уродов. Это – мои первые фотографические опыты и они были очень волнительны. Большинство людей проходят через жизнь, страшась травматического опыта. А уроды родились с травмой. Они уже прошли жизненную проверку. Они – аристократы.

-Вместо того чтобы приводить в порядок его [объект съемки], я навожу порядок в себе самой.

-Я никогда не выбирала свои модели на основании того, что они могли бы значить для меня, если бы я о них задумалась.

1969 г. За два года до самоубийства

-Если бы я была просто любопытной, для меня было бы весьма затруднительным подойти к кому-нибудь и сказать: «Я хочу, чтобы ты пригласил меня домой и все о себе рассказал». «Да ты рехнулась» – услышала бы я в ответ. Они были бы чрезвычайно насторожены. Но камера – это своего рода пропуск.

-Я страдала от отсутствия чего-либо стоящего преодоления. Мне казалось, что если я в чем-то очень хороша – этим заниматься не стоит, и я не чувствовала никакого смысла в стремлении этим заниматься.

Автопортрет с дочерью.

— Фотографии очень расплывчатые и изменчивые, но некоторые великолепны. НАКОНЕЦ-то это то, что я искала. Я, кажется, обнаруживаю солнечный свет, солнечный свет поздним днем в начале зимы. Это просто чудесно. В общем, я, кажется, постоянно извращаю твою блестящую технику, деформирую её – можно сказать, это ПОЧТИ снимки, только лучше. (Из письма мужу)

-Я вдруг поняла, что, когда я фотографирую людей, я уже не хочу, чтобы они на меня смотрели. (Раньше я почти всегда ждала, чтобы они посмотрели мне в глаза, но сейчас я думаю, что увижу их более ясно, если они не будут смотреть на меня, смотрящую на них. (Из письма дочери)

— Когда я фотографировала этих людей, Я чувствовала смесь позора и страха.

— Помню, когда я впервые начала фотографировать, я думала, в мире очень много людей, и это будет ужасно трудно сфотографировать всех их. Так что, если я фотографирую какого-то обобщенного человека, все спокойно смотрят на это и понимают, что они такие же. Таких людей принято называть обычными людьми. Я ищу в обычных людях необычное или ищу необычных людей. Это заставляет обычных людей становиться на какой-то миг необычными. И я на какой-то миг задумываюсь, а не сфотографировать ли мне этого человека.

Marcella Matthaei, 1969. Diane Arbus (1923-1971)

— Любовь включает в себя своеобразное непостижимое сочетание понимания и непонимания.

— Я действительно считаю, что есть вещи, которые никто не увидел бы, если я не сфотографировала их.

— Независимо от того, как я себя чувствую, всегда стараюсь выглядеть победителем.

Автопортрет

— Я всегда думала о фотографии как о непослушной вещи. Я мучилась, что же нужно сделать? И, когда я впервые получила хороший снимок, я чувствовала себя очень порочной.

— Я никогда не делала снимки такими, какими задумала. Они всегда получались или лучше, или хуже.

— Вы наблюдаете за людьми, которые идут по улице и, по сути, вы сразу замечаете их недостатки, вы ищите их недостатки.

Автопортрет

 — Я часто фотографировала ярмарки… Я их обожала. У ярморочных чудовищ, масок и гномов есть одна изумительная особенность. В то время как нормальный человек живет в постоянном страхе перед стрессом, чудовища — это существа уже пережившие его, или, вернее, родившиеся с ним. Они уже выдержали испытание жизни.

-Это фотографии лиц, находящихся где-то вне нашего мира, они существуют как метафоры, их можно вызвать движением руки, их рождает наша вера, они сопровождают наши сны, и они же становятся их героями. Они испытывают нашу отвагу и наши способности, что мы снова и снова спрашиваем, что является неизбежной и возможной правдой, что с ними будет.

— Ничто не является таким, как вам это описали.

Диана и Аллан Арбус

 — Мне даже страшно думать о композиции. Я не знаю, что такое хорошая композиция. Нет, немножко знаю о чем речь, по тому что я много искала, прежде чем поняла, что я люблю, а что нет. Иногда композиция связана с определенными световыми качествами или желанием передать ощущение покоя. Иногда она является результатом глупых ошибок. Есть способы как работать хорошо. Есть способы, как работать хорошо — а есть как плохо. Я предпочитаю работать хорошо и тут же плохо. А это и есть композиция.

— То, что важно знать, вы никогда не знаете. И все время приходится руководствоваться чувствами.

— Когда ты маленькая, мать говорит: «Надевай резиновые сапоги или ты простудишься». Когда становишься взрослым, обнаруживаешь, что у тебя есть право не носить резиновые сапоги и узнать, простудишься ты или нет».

Бывает иногда, что знание самого себя ничего не дает. Иногда от всего этого в душе остается только ощущение пустоты. В мире есть вещи, которые мне кажутся загадочными или отравляют жизнь. Но иногда кажется, что выхода из этого нет.

 

 


Нераскрытые тайны фотографа Дианы Арбус

Эта женщина стала выдающимся фотомастером минувшего века, неординарным документалистом, личностью, судьба которой осталась тайной. Ее называют странной за то, что она всю жизнь искала себя и видела совершенно иную красоту. Она покинула земной мир, будучи на вершине своего признания и популярности, оставив после себя поистине достояние мирового уровня, представляющее собой совершенно иные взгляды на темы, которые в обществе считались табуированными, на мир и его устройство. Глядя на мир в объектив фотоаппарата, эта неординарная женщина создала абсолютно уникальный стиль в фотоискусстве, отображая плоть и суть каждодневной жизни в противовес гламурной действительности, считающейся образцовой.

Детство и взросление

Речь идет о Диане Арбус (Немиров), родившейся в 1923 в Нью-Йорке. Она была дочерью владельца мощнейшего в те годы модного мехового магазина «Рассекс», главы респектабельного еврейского семейства. С детских лет девочка, проживая в элитном районе города, находилась в привилегированном положении. Она училась в престижной школе, нахождение в которой было доступно лишь неприлично богатым евреям.

Жизнь Дианы, казалось, была предсказуемой. Ведь она была обеспечена материальными благами со дня своего рождения. Однако уже в довольно юном возрасте девочка оказалась настоящей своевольной и упрямой бунтаркой. Перед своим 14-летием она, влюбившись в молодого работника из отцовского магазина, коим оказался мечтавший о бродвейской сцене Аллан Арбус, твердо заявила отцу и матери, что в определенное время обязательно выйдет за него замуж.

Ясно, что состоятельное семейство с претензиями на аристократичность было не в восторге от такого решения дочери. Чтобы как-то умерить пыл Дианы, родители отослали ее в Каммингтон для обучения в школе искусств.

Замужество как освобождение от родительской диктатуры

Став совершеннолетней, Диана исполнила свое обещание. Она стала женой Аллана. По всей видимости, страсть 14-летней девочки-подростка в отношении молодого мужчины несколько поостыла, но для 18-летней особы замужество стало освобождением от чрезмерной родительской опеки и необходимости быть приличной леди.

Это действительно был вызов респектабельному состоятельному семейству. Ведь ее мужем стал бедняк, мечтающий стать актером. Она пошла поперек общественного мнения, сделала так, как посчитала нужным. Кроме того, девушка триумфально преодолела первое препятствие, вставшее на ее поистине удивительном творческом пути. Действительно странно, что ребенок, с детства посещавший дорогостоящие уроки рисования, учившийся в престижной школе искусств, оказался способен не просто видеть иную сторону жизни, но и понимать ее красоту, впоследствии показав этот неприкрашенный мир людям.

По воспоминаниям Дианы, богатство ее семейства, едва она стала осознавать себя, вызывало отторжение. Вполне возможно, что «жизнь напоказ» оказалась тем толчком, который привел ее к странному, но удивительному мировосприятию, обладавшему для нее особым притяжением. Это и был тот своеобразный бунт, протест против американской системы ценностей того времени.

Совместная работа

В семье Арбусов родились с разницей в девять лет дочери Доун и Эми, которых мать безумно любила и проводила с ними много времени. Аллан, трудясь на двух работах, параллельно подрабатывая фотографом, стремился обеспечивать семью. Ассистировать и помогать мужу при фотосъемках в 1946 начинает и Диана. Свои первые заказы она получила от отца, который смягчил свое отношение к дочери. Он же частично помог в приобретении фотооборудования для студии, которую открыли супруги.

В совместных проектах Диана становилась автором стиля и концепции, Аллан же занимался процессом съемки и ее техническими сторонами. Молодая женщина поддерживала идею художественной съемки с неформальным подходом к ее реализации.

В 1951 супруги отправились в путешествие по Европе, в котором провели целый год. Для Дианы открылась возможность самовыражения. Совместно с мужем она готовила съемку для парижского Vogue. Однако работа в модной индустрии редко радовала Арбус. Она все чаще из-за неудовлетворенности впадала в депрессии, наблюдавшиеся у нее еще с детских лет. Супруг по мере возможностей поддерживал жену, но в 1957 все же принял решение о прекращении совместной работы. Аллан и Диана расстались сначала в профессиональном плане, а затем и в супружеском, продолжая поддерживать дружеские отношения. Юридический развод состоялся только в 1969 из-за решения Аллана второй раз вступить в брак.

Отход от «нормальности» жизни как начало неординарности творчества

Повседневная устоявшаяся жизнь сдерживала талантливую женщину. После того как ее судьба изменилась, Диана стала искать себя и свою тему в фотографии. Она посещала мастер-классы знаменитостей, занятия у фотографа Лизетт Модел, которая убедила ее делать персональные фото. Эта «американская Фаина Раневская» сумела показать молодой женщине важность глубинного проникновения во внутреннюю реальность каждого человека, попадающего в кадр. Диана, последовав советам своей наставницы, изменила ракурс, сформировала свой стиль, отличающийся зернистостью и двухцветностью. Теперь главным местом ее работы стала не уютная студия, а «поле».

Уникальное творчество

Объектами Арбус становятся гадалки и фокусники с улицы, политические беженцы, цирковые артисты, трансвеститы. Стремление «фотографировать экстремальное» приводит Диану к желанию снимать аутистов, инвалидов, людей с аномальной внешностью и странной судьбой. Особая психологическая глубина фотографий, по словам Арбус, достигалась обычной беседой перед съемкой. Она фотографировала не фриков, а людей с их шокирующей красотой, странной притягательностью, неординарностью, несоответствием «приличным» стандартам. Такие снимки как «Молодой человек в бигуди», «Карлик-мексиканец в комнате отеля», «Еврейский гигант и его родители» пронизаны болью и уважением к человеческим судьбам, которые в обществе старались не замечать. В течение последнего 10-летия жизни фотографа было отснято более 6000 пленок.

Казалось, что она наконец-то, нашла себя, начав заниматься неординарной съемкой как свободный фотограф. К творчеству Арбус проявляли интерес музеи, однако выставки не проводили из-за необычности и радикальности ее снимков. Лишь спустя год после ее ухода из жизни в нью-йоркском Музее современного искусства был реализован крупный персональный экспозиционный проект мастера.

Правда, нестандартный взгляд фотографа привлекал внимание журналов, которые рассматривали ее изображение маргинального как идеологическую альтернативу роскоши. Арбус сотрудничала с Harper’s Bazaar, Esquire, Herald Tribune, New York Times, Show, Sunday Times Magazine и другими изданиями, опубликовав в течение 11 лет более 250 фото для журналов и 70 снимков для газет.

В 1970 году Американское общество журнальных фотографов присудило талантливой женщине Премию Роберта Льюиса за знаменитую серию снимков, на которых изображены люди с физическими отклонениями.

Именно в период расцвета ее уникального творчества здоровье Дианы стремительно ухудшилось. Поле дважды перенесенного во второй половине 1960-х гепатита обострились приступы депрессии. Длительное лечение не облегчило ее состояния, усугубилась также неудовлетворенность и несбывшиеся ожидания от творческой работы. В июле 1971 Арбус добровольно ушла из жизни, приняв большую дозу снотворного и вскрыв вены на руках.

Диана Арбус (Diane Arbus)

Диана Арбус (Diane Arbus)

Диана Арбус (Diane Arbus) — она  перевернула  мир  фотографии. Она сделала ему прививку от лоска игламура, которая действует и до сих пор.

Диана Арбус (Diane Arbus)

Диана Арбус (Diane Arbus) родилась весной 14 марта в 1923 году в еврейской семье Немеровых. Ее родители, русские эмигранты, занимались продажей меховых изделий под маркой Russeks, держали фирменный магазин, где кроме мехов, были представлены и фейки под известные модные бренды – Chanel, HUGO BOSS, Christian Dior и т.д.Девочка росла с братом Говардом и сестрой Рене в престижном районе Нью-Йорка. Родителям было не до детей – отец был занят бизнесом и бесчисленными романами, мать – деловыми встречами, показами, шопингом. Дети Немеровых были поручены няням – у каждого своя.Образование Диана получила в Школе этической культуры, позже – в Филдстонской школе.

Девочка в детстве активно проявляла художественные таланты, которые были замечены и всячески поощрялись отцом. Он пригласил личного иллюстратора Russeks, Дороти Томпсон, для частных уроков рисования. Томпсон посещала занятия берлинсокого художника, карикатуриста, графика Георга Гросса. К его творчеству не раз обращалась Диана в течении своей жизни.Состояние гиперопеки, давление со стороны родителей, побудили Диану Арбус выбрать жениха не своего круга – студента-актера Аллана Арбуса, который работал в магазине ее отца. Конечно, родитель Немеров возмутился и отправил непутевую дочь на лето в Каммингтонскую школу в 1938 году. Но и тут Диана влюбляется. Это вторая большая любовь ее жизни – Алекс Эллиот (10 лет спустя он стал художественным редактором журнала Time). Но она вернулась к первой. Наперекор мнению отца в 1941 году, восемнадцатилетняя Диана вышла за Арбуса.

Диана Арбус (Diane Arbus)

В семье Арбусов родилось две дочери – Дун (1945) и Эми (1954). Актерство Арбуса не приносило особого дохода, и мечту принесли в жертву во имя семейного благополучия. Аллан усердно трудится на двух работах. Смягчившийся Немеров предлагает ему курсы фотографов, финансирует оборудование и дает первый заказ модной фотографии. Снова попав под влияние своего отца, Диана приобщается к семейной студии фотографии и в 1946 сама становится фотографом моды. Арбусы работают слаженно – он отвечает за техническую часть, она – за идею и композицию. Часто их принимали за брата и сестру.

Со временем «Diane & Allan Arbus» приобрели таких клиентов как издательство Конде-Наст, которое помогло заполучить журналы Vogue и Glamour.Тенденции модной фотографии того времени состояли строгой неподвижности в постановке моделей, в жесткой освещенности, ориентации на цветные ньюансы. Но у Дианы результат получался особенным, не похожим на другие. Она отщелкивала пленку за пленкой, пытаясь выхватить что-то, что видно только ей одной. За это ее и ценили.Но Диана чувствовала себя неуютно. Она знала, что идет по ложному пути, и искала выход, посещая курс и мастер-классы именитых фотохудожников. Но результат Диану не удовлетворял, у нее начались депрессии.В 1957 году после нервного срыва Дианы, супруги прекращают совместную работу. Аллан продолжает снимать в студии, а Диана ищет себя. Они остаются друзьями, но в 1969 году решили развестись, когда Аллан захотел жениться снова…Диане удается поймать свою волну, посетив курсы фотографии Лизетты Модел, предлагавшей «фотографировать экстремальное». Тогда она отправляется нью-йоркские травести-клубы…Она бродила по улицам, ища необычных людей или необычное в обычных людях. Ее первыми моделями были уроды, трансвеститы, гермафродиты, проститутки, нудисты, душевнобольные, близнецы, клоуны.Фогографии Дианы Арбус как-будто случайны, сюрреалистычны. Порой кажется, что это снимал любитель.

Диана Арбус (Diane Arbus)

Диана Арбус снимала в необычном квадратном формате, центровано, отчужденно. Диана никогда не просила своих моделей принимать определенные позы. Фотосессия начиналась с беседы, а потом где в процессе, Диана улавливала тонкий момент раскрытия, когда открывалась суть.

Именно эту «суть повседневности» мы и видим на снимках.Но Диана все еще находится в поиске, непонимание со стороны общества усугубляет и без того тяжелые депрессии самонеудовлетворенности. В культурной жизни еще нет такой ниши как фотоискусство, и Диану изредка публикуют в журналах. Снимки встречает жесткая критика: «Давать Арбус камеру — всё равно что разрешить ребёнку играть с гранатой!». Она зарабатывает на жизнь как свободный фоторепортер, снимая для Esquire и Harper’s Bazaar, а потом и Herald Tribune, New York Times, Show, Sports Illustrated.

Часто она работала не только с фотографиями, но и с текстами.В 1961 году был показан фильм 30-летней давности «Уродцы» (Тод Броунинг,1932), который оказал на Диану большое влияние. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы познакомиться с такими людьми и уговорить их позировать.Усилия были вознаграждены престижными премиями, публикациями, активной помощью спонсоров. Но эта слава не приносит ей счастья…1966-68 годы Диана Арбус страдает от гепатита и обострения депрессий. Лизетта Модел утверждает, что ее знаменитая ученица страдала шизофренией.

Но Диана ждала от себя многого и ей казалось, что делает она слишком мало. 26 июля 1971 года она принимает лошадиную дозу барбитуратов и вскрвает себе вены. Говорят, что она снимала себя на разных стадиях угасания. Такая работа была бы очень в ее духе, своего рода триумфом, но фотографий так и не нашли.Сегодня ее фотоархивами владеет дочь Дун. Наиболее известные работы Дианы Арбус — «Ребёнок с игрушечной гранатой в Центральном парке» (1962), «Близнецы» (1967), «Еврей-великан со своими родителями дома в Бронксе, Нью-Йорк» (1970).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *