Фотограф богданов леонид: Ленид Богданов — melibibula — LiveJournal – Леонид Богданов \ Leonid Bogdanov — RuGuru

Фотограф богданов леонид: Ленид Богданов — melibibula — LiveJournal – Леонид Богданов \ Leonid Bogdanov — RuGuru

admin 15.09.2017

Ленид Богданов — melibibula — LiveJournal

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Леонид Богданов \ Leonid Bogdanov — RuGuru

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

РОСФОТО Петербургская фотография конца ХХ — начала ХХI века в лицах

Петербургская фотография последних пятидесяти лет — явление, требующее отдельного осмысления в контексте советской и постсоветской культуры, искусства, истории. Работы Бориса Смелова, Станислава Чабуткина, Леонида Богданова, Бориса Кудрякова и других мастеров отражают мироощущение, быт и самосознание ленинградцев-петербуржцев на рубеже столетий. Чрезвычайно интересно взглянуть, как в художественной фотографии 1970-х — 1990-х годов конструируется городской миф, из чего слагается самобытность фотографической культуры Ленинграда-Петербурга, каковы для ленинградских авторов критерии фотографического качества как такового.   

Специалисты РОСФОТО предлагают взглянуть на петербургский фотопроцесс конца ХХ — начала ХХI столетия как на явление неоднородное, включающее в себя различные эстетические подходы и художественные стратегии. Обратившись к наследию петербургских фотомастеров, мы выбрали восемь имен, каждому из которых соответствует особая стратегия, свой творческий путь.

На лекциях пойдет речь о месте фотографа в указанный исторический период, о жанровых и тематических предпочтениях, об эстетическом кредо, которое просматривается в деятельности каждого мастера. Слушателям представится интересная возможность увидеть редкие фотографии авторов, хранящиеся в коллекции РОСФОТО.


Лекции читают:

  • Игорь Лебедев, историк фотографии, фотограф, куратор, ведущий специалист по выставочно-образовательной деятельности РОСФОТО;
  • Василий Гусак, киновед, методист по музейно-образовательной работе РОСФОТО.

31 октября: Евгений Раскопов

Лекция-беседа Игоря Лебедева с Павлом Ивановым, другом и соратником фотографа по фотоклубу «Зеркало»

В первой части встречи Павел Иванов поделится воспоминаниями о Евгении Раскопове и сделает попытку воссоздать для слушателей образ легендарного ленинградского фотографа и председателя фотоклуба. Вторая часть встречи посвящена анализу творческого наследия мастера, находящегося в собрании РОСФОТО.


7 ноября: Борис Смелов

Лекция Василия Гусака


14 ноября: Станислав Чабуткин

Лекция Игоря Лебедева


21 ноябряБорис Кудряков

Лекция Василия Гусака


28 ноября: Николай Матрёнин

Лекция Игоря Лебедева


5 декабря: Сергей Свешников

Лекция Василия Гусака


12 декабря: Леонид Богданов

Лекция Игоря Лебедева


19 декабря: Борис Михалевкин

Лекция Василия Гусака


Начало лекций в 19:00


Вход свободный

Зарегистрироваться на событие
kp133_081_10704

kp133_081_10704
Б. Михалевкин. Фиалки, 1978

kp211_134_14587

kp211_134_14587
Н. Матренин. X лет выставке в ДК Газа, 1984

kp254_091_15348

kp254_091_15348
С. Свешников. Портрет Бориса Кудрякова, 2001

lenfoto2

lenfoto2
Л. Богданов. Начало, 1970-е

kp411_021_22433

kp411_021_22433
Б. Кудряков. Без названия, 1980

kp433_035_23586

kp433_035_23586
Е. Раскопов. На набережной, 1980-е

kp018_002_2947

kp018_002_2947
С. Чабуткин. Вода и камень, 1980

kp521_029_24721

kp521_029_24721
Б. Смелов. Без названия, 1989

При поддержке Комитета по культуре Санкт-Петербурга

kp521_029_24721

Выставка Леонида Богданова из серии «Ленинградский фотоандеграунд»

Фотографии 1970 – 1980-х гг.

Открытие выставки 24 ноября 2007г в 16:30.

Леонид Богданов родился 17 февраля 1949 года в Ленинграде. Умер 1 января 2003 года в Санкт-Петербурге. Фотографией увлекся в 1960 году. С 1968 года в течение 10 лет вел фотокружок в ДК «Пищевиков». Многие годы его фотолаборатория при ДК «Пищевиков» на ул. Бол. Московской (д. 5) была центром неофициальной фотографии. Его друзья – А. Сопроненков, Б. Смелов, Б. Кудряков, О. Корсунова, С. Фалин и другие – нередко печатали здесь свои фотографии. Помимо этого многие фотографы приходили сюда пообщаться, показать свои фотографии, посмотреть фото других, послушать хорошую музыку.

В 1978 году Л. Богданов получил мастерскую в Коломне у Аларчина моста (Наб. канала Грибоедова, д. 140). Вместе с Леонидом неофициальный фотоклуб переместился в новую мастерскую. В течение двадцати пяти лет она «была местом посещения большинства известных питерских мастеров фотографии» (О. Корсунова)

Леонид Богданов был фотографом широкого профиля (портрет, пейзаж, архитектура, произведения искусства, мода, реклама, театр, издательская деятельность и т.д.) и в совершенстве знал все технические и технологические стороны фотографической «кухни», но доминирующее место в творческом наследии Леонида Богданова все-таки занимает ленинградский пейзаж. Более 10 лет он нащупывал и искал образ города, который бы соответствовал его мироощущению, и с начала 1970-х годов появляется серия фотографий, в которой это мироощущение было воплощено.

Если воспользоваться примитивным символизмом, то можно было бы сказать, что Ленинград Л. Богданова — черный город и вырастает он из дьявольской темноты. Однако, общее ощущение от работ иное. Невероятной красоты и изощренности линия, отделяющая город от небес, живые блики в реках, каналах и на мокром асфальте, одиноко светящиеся окна и редкие фонари, выплывающие из темноты набережные, фонарные столбы, иногда фасады домов.

На одной из знаковых работ Леонида («Разбитые часы». 1975) собственно и изображены огромные часы на фасаде дома. Дом погружен в темноту, но, тем не менее, проступают из стены более темные проемы окон, угадываются некоторые архитектурные детали. Карниз крыши изломанной линией по диагонали разрезает кадр с левого верхнего угла. За тревожной линией карниза рваные облака. На фотографии высвечены облака и круглый циферблат часов. Белый циферблат частично потрескался, и краска осыпалась. Цифры от «3» до «6» едва различимы. Стекло покрыто паутиной трещин. Обе стрелки часов застыли на цифре «12». Полдень или скорее полночь белых ночей. Остановившееся время летаргического Ленинграда или безвременье одряхлевшей империи?

Куратор – В.Вальран

Как Борис Смелов и ленинградские фотографы 70-х создали образ непарадного Петербурга. Рассказывает куратор выставки в Эрмитаже

В январе в Главном штабе Эрмитажа открылась выставка фотографа Бориса Смелова. Его называют легендой петербургской фотографии, тем, кто еще при жизни стал классиком.

«Бумага» поговорила с куратором выставки Дарьей Панайотти о том, как ленинградские фотографы 70-х гуляли по кладбищам и Коломне, почему было не принято снимать город сверху и как Смелов и его окружение сформировали визуальную культуру большинства современных петербургских фотографов.

— За последние 10 лет это уже вторая выставка Бориса Смелова в Эрмитаже. Почему ему уделяется такое внимание?

— Смелов — даже без заслуги Эрмитажа — один из главных петербургских фотографов, создатель образа щемящего, несколько меланхоличного черно-белого Петербурга. В строгой советской культурной иерархии фотография всегда стояла ниже живописи и не считалась высоким искусством. Борис Смелов — и в своем творчестве, и в своей жизни (он дружил с поэтами и художниками, был женат на художнице) — эти два мира сближает.

«Фонтанка зимой», 1987 год

— Можно ли сказать, что именно с большой выставки Смелова в 2009 году началась его популярность?

— Смелов всегда был значимой фигурой неофициального искусства. Все, кто вращался в этих кругах, его знали. Но, пожалуй, эрмитажная выставка заявила о нем не как о герое неофициального искусства, а как о классике.

Та выставка, как мне кажется, выполняла две важные задачи. С одной стороны, это была ретроспектива художника, который очевидно был очень значим для ленинградского культурного ландшафта, но до сих пор плохо знаком широкой аудитории. С другой стороны, она стала приемом убеждения для тех, кто всё ещё не готов признать фотографию полноправной формой высокого искусства. Спустя десятилетие мы показываем Бориса Смелова в залах с постоянной экспозицией. Теперь это признанный факт: эти фотографии — в коллекции Эрмитажа.

— Первая персональная выставка Смелова в 1976 году просуществовала менее суток. Что не понравилось цензорам?

—Как исследователь я занимаюсь вопросом того, как функционировала цензура в советской фотографии и беру интервью у фотографов. Никто из них не может в точности назвать причину такого запрета. Запреты не были артикулированы и прописаны в методичке, но все понимали, что делать нельзя.

Канал Грибоедова, 1978 год

Так что можно только предположить, что стало причиной закрытия выставки Смелова. Например, в журнале «Журналист» фоторепортеры старшего поколения писали о молодом Смелове, что его фотографии очень мрачные и депрессивные. По их мнению, это было некое манерничание и желание эпатировать.

— Насколько работы Смелова отличаются от работ других петербургских фотографов того времени?

— В работах Смелова очень специфическим образом сочетается верность фотомастерству и ориентация на поэзию. Он становится художником, не переставая быть фотографом, и это важно.

1970–80-е годы — время радикальных экспериментов с абстракцией, расшатывания рамок советского репортажа, трансформации жанра социальной документалистики. 1990-е — время концептуальной фотографии. Смелов никогда не занимался ничем из перечисленного; кажется, что ему само взаимодействие с городом подсказывало стилистику, а какие-либо тенденции были безразличны.

«Весенняя охота на лягушек», 1995 год

— Есть мнение, что именно Смелов начал фотографировать непарадный Петербург так, как теперь делают все. Насколько это кажется вам верным?

— Смелов известный, теперь уже узнаваемый и, наверное, самый убедительный представитель такого визуального языка, но что-то не позволяет приписать ему единоличную ответственность за фотографический образ города конца XX века. Все-таки очень велика была роль окружения и многое рождалось из совместных разговоров и прогулок.

Говорят также о смеловских ракурсах: съемке сверху, взгляде с какого-нибудь последнего этажа на двор-колодец с обшарпанными стенами и прохудившимися крышами. Тогда такие фотографии могли вызывать вопросы, каким-то образом это было связано с тем, что сверху снимают шпионы. Все знали, что так снимать не надо.

Без названия, 1990-е годы

— Кто окружал Смелова?

— Первым и главным, кто повлиял на Смелова, считают Бориса Кудрякова. Их даже называли «Гран-Борис» (Кудряков) и «Пти-Борис» (Смелов). Леонид Богданов, Сергей Фалин, Ольга Корсунова (основательница фонда «ФотоДепартамент»).

Когда стало понятно, что разговоры в любительских фотоклубах не о том, они формируют свой более закрытый круг, где обсуждают фотоискусство. Устраивают квартирные выставки, на которых, как вспоминает приемная дочь Смелова Мария Снигиревская, было не протолкнуться. Отправляются на своеобразные фотопленэры: гуляют вместе по городу, особенно по тихим его частям — Коломне, Васильевскому острову, а также по Смоленскому кладбищу. Подозреваю, что такие места выбирались в том числе потому, что в то время человека с фотоаппаратом могли остановить на улице и попросить отдать пленку.

«Лодочка», 1971 год

В отличие от советского репортера, который спешит по намеченному маршруту, чтобы снять какое-то событие, имеет четкий план и цель, таких фотографов, как Смелов, можно с полным правом называть фланерами. Фланерствовать — значит, гулять без цели и задачи, но в то же время не бездействовать, а находиться в состоянии напряженного наблюдения как за своими чувствами, так и за тем, что происходит вокруг. Фланер — это самый внимательный наблюдатель не только городской толпы, но и города и его изменений в целом. Французские философы второй половины XX века — от Ги Дебора до Мишеля Серто — приписывают прогулке важное политическое значение: это способ освоения и отвоевывания городского пространства, борьбы с идеологией, кото��ая структурирует и нормирует жизнь городского жителя. Вот и прогулки советских фотолюбителей, по-моему, такой же важный жест, отвоевывание своей свободы.

— Вы сказали о фотолюбителях, но ведь Смелов был профессиональным фотографом?

— И да, и нет. Его фотографии, которые мы знаем, нельзя было продать, они не могли считаться продуктом его профессиональной деятельности. При этом он работал фотографом в Комбинате декоративно-оформительского искусства, затем — в издательстве «Художник РСФСР».

На вечере памяти Леонида Богданова, который недавно прошел в «Росфото», один фотограф, знавший Бориса Смелова, рассказывал такую историю. Богданов подкинул Смелову заказ: попросил снять серию для набора открыток с видами Летнего сада. Смелов пошел делать пробную съемку, вернулся с «гениальными» снимками. Возможно, знаменитая фотография Аполлона с пауком на щеке была сделана именно тогда. К сожалению, эти снимки никак не соответствовали требованиям. Понимая, что лучше он уже не сможет, Смелов отказался от заказа.

Этот пример хорошо демонстрирует, каким образом Смелов расставлял приоритеты. Авторское начало для него было важнее.

— Как работал Смелов?

— Официальная установка (которую транслировал журнал «Советское фото») заключалась в том, чтобы сперва сконструировать кадр в голове, а потом выдвинуться ему навстречу и увидеть в реальности. Смелов, видимо, снимал совершенно иначе. Думаю, он очень ценил случайность как основу художественного снимка. На выставке можно найти и в прямом смысле стрит-фотографию: когда человек выходит на улицы мегаполиса и превращается в глаз, который щелкает кнопкой затвора.

«Обезьянка», 1982 год

— Для своих натюрмортов Смелов специально собирал всякие вещицы из дореволюционного быта. Почему это было для него так важно?

— Смелов, как принято говорить, из хорошей петербургской семьи. Его бабушка закончила Бестужевские курсы (одно из первых женских высших учебных заведений в России — прим. «Бумаги»). Видимо, поэтому связь с дореволюционной культурой была ему важна.

На снимках Смелова почти нет никаких признаков времени вроде статуй Ленина или транспарантов, которые есть у его современников. Его фотографии вне времени. Сложно понять, что это Петербург 70-х. Но понятно, что оптика Смелова, то, как он смотрит на мир, — это продукт того времени. Благодаря его фотографиям мы можем посмотреть и прочувствовать город именно так, как его видел и чувствовал культурный ленинградец тех лет.

— Можно ли сказать, что Смелов придумал свой собственный стиль фотографии?

— Смелов, честно говоря, не выглядит теоретиком. В отличие, например, от Кудрякова, который много писал. В то же время, как можно судить по тому, что он состоял в группе «Пунктум» (а это название заимствовано из культовой книги Барта «Camera lucida»), теоретическое измерение фотографии его интересует. В манифесте этой группы присутствует слово «красотища» — и, кажется, это правда то, что интересует его больше всего. Интимная, ненормативная, им лично захваченная в объектив красотища.

— Какое внимание Смелов уделял технической части съемок?

— Он был профессиональным фотографом, а в то время профессионал должен был действовать безошибочно: качественной пленки было очень мало, особенно цветной. Поэтому Смелов, конечно, мастерски владел техникой. В 1990-е годы он много экспериментирует с инфракрасной пленкой. При этом у него нет цветных снимков.

В кругу отечественных фотографов тогда сформировалось очень четкое и ясное представление о «хорошей фотографии», которая подразумевает авторскую ручную печать, доминирование черно-белого изображения над цветным, отсутствие манипуляций, желательно, даже кадрирования, крепкую композицию, богатство и тонкие тональные переходы.

Без названия, 1980-е годы

— Есть ли понятие петербургской школы фотографии?

— Есть пара историков, которые пытаются описать и осмыслить этот процесс. Например, Александр Китаев. В филологии после знаменитой статьи Владимира Топорова появилось понятие «петербургский текст». Если говорить о чем-то подобном в визуальном искусстве, то это, наверное, фотография, на которой мало людей и преобладает архитектура.

Кто является ее родоначальником — это вопрос к обсуждению. Можно начинать историю с Карла Буллы, можно от любительских фотоклубов. Само понятие «школа фотографии», наверное, больше отсылает к советской фотоклубной культуре.

Феномен фотолюбительства очень важен — и особенно в истории советской фотографии второй половины XX века. При каждом крупном ДК существовал свой фотоклуб, где люди дискутировали об искусстве. Смелов, кстати, посещал фотоклуб при Выборгском дворце культуры, но быстро ушел оттуда. Он из того поколения, которое начинает создавать свою неофициальную фотографию.

— Кто стал последователем Смелова?

— У его работ много поклонников, но я не слышала, чтобы кто-нибудь образовывал условное «общество памяти Смелова» и ставил целью снимать так же, как он. Но у очень многих именно его стиль вызывает сильную эмоциональную реакцию. Визуальная культура большинства фотографов, которые сейчас снимают город, сформировалась под влиянием Смелова и его круга.

Леонид Богданов. Свет и тени Петербурга

 

Выставка произведений Леонида Богданова реализует очередной важный этап проекта творческого объединения «Стереоскоп» – создание серии персональных выставок, которые посредством черно-белой классической фотографии представляют внимательным зрителям нынешний образ Петербурга, сложившийся в своей неповторимости на протяжение более трех веков.

Признанный современниками Мастер, провидчески чувствуя грядущие перемены в жизни великой страны, Леонид Богданов прошел тонкой гранью между светом и тенями в пространстве города, выразив свой неповторимый уникальный взгляд на «Genius Loci» Северной Пальмиры.

Леонид Борисович Богданов (1949–2003) родился в Ленинграде. Фотографией стал заниматься в 1960 году посещая фотокружок Ленинградского Дворца пионеров под руководством Б.Е. Ритова. В 1971 году окончил Ленинградский институт киноинженеров.

Являясь членом фотоклуба Выборгского ДК, с конца 1960-х годов вёл активную творческую деятельность. С 1973 года преподавал фотографию во Дворце культуры пищевиков на улице Правды, создав там секцию объединяющую пристрастных фотолюбителей, ставших в последствии известными профессионалами. Сотрудничал с ленинградскими театрами и модельными агенствами. Как фотограф-художник, обладая высокими требованиями к изображению, рано обрёл узнаваемый индивидуальный почерк. С середины 1970-х годов выполнял съёмку произведений искусства для каталогов и альбомов по заказам издательств «Аврора», «Изобразительное искусство», «Прогресс», «Художник РСФСР» и крупнейших музеев России. Выпущено более ста изданий с его участием.

Автор персональных и участник многих групповых выставок. Работы находятся в собраниях Государственного музейно-выставочного центра РОСФОТО и частных коллекциях в России и зарубежом.

 

Наль Подольский. Публикация к выставке Леонида Богданова «Коломна. Санкт-Петербург, 2004

Валерий Вальран. Публикация к выставке Леонида Богданова «Летаргический Ленинград». Санкт-Петербург, 2007

Серебряный город. Петербургская фотография ХХ–ХХI вв

Центр фотографии имени братьев Люмьер и Фонд информационных и культурных программ “ФотоДепартамент”  представляют выставку «Серебряный город. Петербургская фотография ХХ–ХХI вв.».

1 — 26 февраля 2012 года

Выставка «Серебряный город. Петербургская фотография ХХ–ХХI вв.»  посвящена «петербургской школе» фотографии. Это определение, недавно вошедшее в искусствоведческий обиход, относится в первую очередь не к географии, а к типу сознания, которое подразумевает особое отношение к окружающему и объединяет разных мастеров нескольких поколений. В центре внимания фотографов  оказывается город, не важно, снимают они пейзаж, портрет или натюрморт.


Борис Смелов, Аполлон, 1978

Петербург, с точки зрения Европы довольно молод, ему всего триста с небольшим лет, поэтому петербургская про-классическая ориентация в какой-то мере парадоксальна и именно она придает всему, что рождается в этом городе, неповторимость. Петербургская фотография демонстрирует своеобразие Петербурга очень внятно. «Петербургские истории» — именно так называлась эта выставка, когда год назад проходила в Бордо (Франция). Каждая фотография в ней – это рассказ, воспоминание¸ эмоция, предчувствие этого города, который оставляет свой особенный отпечаток на художнике, творящем в Петербурге.

Для всех авторов, участвующих в проекте,  характерна  приверженность к старым, традиционным видам печати, хранящим прикосновение рук художника. На выставке можно увидеть все многообразие техник съемки и печати: от съемки мягкорисующими объективами и моноклем, процарапывания негативов, прямой бром-серебряной печати и соляризации до раскраски отпечатка масляными красками.


Игорь Лебедев

Всего на выставке представлено более ста двадцати работ ведущих петербургских фотографов, а такжемолодых авторов. Выставка начинается с пятидесятых годов, с работ Бронислава Ясинского, фотографа, чье имя практически неизвестно даже знатокам фотографии. Он был одним из первых отечественных фотографов, работавшим в условиях жесточайшей цензуры, но сумевшим выйти за рамки чистого любительства и осмыслить фотографию как свободное и самодостаточное искусство.


Леонид Богданов. Игра. 1975

На выставке также представлены фотографии Бориса Смелова, одного из важнейших фотографов не только Ленинграда-Петербурга, но и России в целом, и его круга – Леонида Богданова, Ольги Корсуновой, Александра Китаева, Стаса Чабуткина, Сергея Жиркевича и других. В фотографии Бориса Смелова петербургское своеобразие, подразумевающее особую стилистику и технику печати, было выражено настолько сильно, что стало возможным говорить о «петербургской школе» фотографии как об отдельном и самостоятельном явлении. Петербург объединяет работы таких авторов как Людмила Таболина, Наталия Цехомская и Владимир Антощенко,  Александр Черногривов, Александр Никипорец, Евгений Мохорев и многих других.


Людмила Таболина. Прачечный мост. 1998


Станислав Чабуткин. Трамвайчик. 1979


Станислав Чабуткин. Дума. 1983


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о