Фотограф юрген теллер: Святая простота Юргена Теллера. В чем гениальность культового фотографа — Bird In Flight – «Юрген Теллер. Как не умея нормально фотографировать стать известным современным художником?» — Российское фото

Фотограф юрген теллер: Святая простота Юргена Теллера. В чем гениальность культового фотографа — Bird In Flight – «Юрген Теллер. Как не умея нормально фотографировать стать известным современным художником?» — Российское фото

admin 24.07.2020

Содержание

«Юрген Теллер. Как не умея нормально фотографировать стать известным современным художником?» — Российское фото

Известный фотограф, участник Russian Photo club, Алексей Никишин продолжает разговоры о современной фотографии. Сегодня речь пойдет о творчестве фэшн-фотографа Юргена Теллера.

В рубрике «Секреты успеха» известный фэшн-фотограф Юрген Теллер расскажет, как снимая хуже, чем любой российских фотограф, можно добиться успеха в фотографии и получить признание в качестве авторитетного современного художника.

Фото © Юрген Теллер (Juergen Teller), 1998-1999

Парадокс творчества Юргена Теллера в том, что он, по мнению большинства российских фотографов, не умеет снимать. «Любительская эстетика» («snapshot aesthetic»), в которой работает Юрген Теллер, не вызывает доверия у российского зрителя, хотя многие западные современные фотографы уже давно в ней работают. Но было бы странно думать, что именно это сделало его современным художником.

Свой первый серьезный проект Юрген Теллер снял в 35 лет, когда в течении года фотографировал (хотя правильнее сказать фотодокументировал) всех девушек, которые приезжали в его студию, находящейся на маленькой улице в Западном Лондоне, чтобы сделать модельные фото-тесты. На протяжении года (с 1998 по 1999) , агентства отправляют к нему девушек на фотопробы, а Юрген снимал каждую на мыльницу у двери своей студии, как у двери в новую жизнь. Фотографировал и складывал фотографии в пачку.

1 сентября 1999 году выходит книга «Jourgen Teller. Go-Sees» — 470 страниц фотографий английских девчонок, которые мечтали о серьезной карьере супер-модели! 470 страниц несбывшихся надежд. Своего рода социологическое исследование, выполненное в форме типологии, объединившее всех участниц этого стихийного фотопроекта вместе, как и те ложные надежды, которые явились целью их визита к фотографу. Именно этот проект прославил молодого Юргена Теллера и перевел его из категории фотографа, снимающего модельные тесты, в категорию «современный художник». Проблемы, которые удалось проявить этим проектом, как Вы понимаете, современны, актуальны и так далеки «модельных тестов».

Вы уже догадались, что не все фотографы считаются современными художниками. Например, Терри Ричардсон — не современный художник, хотя его стилистика сильно напоминает Юргена Теллера. Почему? Потому что все фотографии Терри снимает про одно и тоже: либо про друзей-звезд, либо про член Терри. Хотя это конечно важные темы, но для современного искусства они мягко говоря мелки.

Яркими примерами тех, кто также как Юрген Теллер, выбился из фотографов в современные художники, являются — Пьер и Жиль (Pierre et Gilles), Синди Шерман (Cindy Sherman), Nan Goldin (Нан Голдин), Ларри Кларк (Larry Clark), Томас Деманд (Thomas Demand), Rineke Dijkstra (Ринеке Дейкстра), Ryan McGinley (Райан Мак-Гинли), Boris Mikhailov (Борис Михайлов), Hellen van Meene (Хелен ван Мин), Wolfgang Tillmans (Вольфганг Тильманс), Gillian Wearing (Джиллиан Веаринг) и другие. О них мы поговорим в следующих статьях.

Продолжаем конкурс на самые интересные вопросы по современной фотографии. Вы присылаете нам Ваши вопросы — мы стараемся на них ответить или включить их в темы наших следующих статей.

Сегодня вопрос задает Георгий, фотограф из города Ставрополя, на юге России. Он спрашивает: «В чем же здесь, [удалено цензурой], искусство?»

Ваши ответы и новые вопросы пишите в комментариях.

Со всеми статьями про современную фотографию Вы можете ознакомится здесь: «Алексей Никишин: Все статьи про современную фотографию»

Если Вам интересно подробнее разобраться с современной фотографией, то посмотрите это: «Алексей Никишин: Мастер-класс «Современная фотография как современное искусство. Как сделать современный фотопроект

»

Об авторе

Эксперт по современной фотографии, автор многочисленных статей и публикаций. В настоящее время ведет курс по современной фотографии в лектории Московского Музея Современного Искусства (ММОМА).

Один из лучших российских фотографов, снимающих людей. Тот редкий случай, когда фотограф снимает то, что ему хочется, и ему за это платят деньги. Лицо современного психологического портрета — благодаря ему у Безрукова, Собчак, Хаматовой, Макаревича, Серебренникова есть те самые известные психологический портрет.

Юрген Теллер.Как не умея нормально фотографировать стать известным современным художником?

Парадокс творчества Юргена Теллера в том, что он, по мнению большинства российских фотографов, не умеет снимать. «Любительская эстетика» («snapshot aesthetic»), в которой работает Юрген Теллер, не вызывает доверия у российского зрителя, хотя многие западные современные фотографы уже давно в ней работают. Но было бы странно думать, что именно это сделало его современным художником.

Свой первый серьезный проект Юрген Теллер снял в 35 лет, когда в течении года фотографировал (хотя правильнее сказать фотодокументировал) всех девушек, которые приезжали в его студию, находящейся на маленькой улице в Западном Лондоне, чтобы сделать модельные фото-тесты. На протяжении года (с 1998 по 1999) , агентства отправляют к нему девушек на фотопробы, а Юрген снимал каждую на мыльницу у двери своей студии, как у двери в новую жизнь. Фотографировал и складывал фотографии в пачку.

Фото © Юрген Теллер (Juergen Teller)

1 сентября 1999 году выходит книга «Jourgen Teller. Go-Sees» — 470 страниц фотографий английских девчонок, которые мечтали о серьезной карьере супер-модели! 470 страниц несбывшихся надежд. Своего рода социологическое исследование, выполненное в форме типологии, объединившее всех участниц этого стихийного фотопроекта вместе, как и те ложные надежды, которые явились целью их визита к фотографу. Именно этот проект прославил молодого Юргена Теллера и перевел его из категории фотографа, снимающего модельные тесты, в категорию «современный художник». Проблемы, которые удалось проявить этим проектом, как Вы понимаете, современны, актуальны и так далеки «модельных тестов».

Вы уже догадались, что не все фотографы считаются современными художниками. Например, Терри Ричардсон — не современный художник, хотя его стилистика сильно напоминает Юргена Теллера. Почему? Потому что все фотографии Терри снимает про одно и тоже: либо про друзей-звезд, либо про член Терри. Хотя это конечно важные темы, но для современного искусства они мягко говоря мелки.

Яркими примерами тех, кто также как Юрген Теллер, выбился из фотографов в современные художники, являются — Пьер и Жиль (Pierre et Gilles), Синди Шерман (Cindy Sherman), Nan Goldin (Нан Голдин), Ларри Кларк (Larry Clark), Томас Деманд (Thomas Demand), Rineke Dijkstra (Ринеке Дейкстра), Ryan McGinley (Райан Мак-Гинли), Boris Mikhailov (Борис Михайлов), Hellen van Meene (Хелен ван Мин), Wolfgang Tillmans (Вольфганг Тильманс), Gillian Wearing (Джиллиан Веаринг) и другие. О них мы поговорим в следующих статьях.

Продолжаем конкурс на самые интересные вопросы по современной фотографии. Вы присылаете нам Ваши вопросы — мы стараемся на них ответить или включить их в темы наших следующих статей. Сегодня вопрос задает Георгий, фотограф из города Ставрополя, на юге России. Он спрашивает:

«В чем же здесь, [удалено цензурой], искусство?» Ваши ответы и новые вопросы пишите ниже.

Провокационные фотографии Юргена Теллера | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Для немецкого фотографа Юргена Теллера (Juergen Teller) в свое время позировали такие легендарные личности, как Курт Кобейн, Кейт Мосс и Герберт Грёнемайер (Herbert Grönemeyer). Он сам, впрочем, называет портреты знаменитостей автопортретами. Даже фотографии, на которых запечатлены неодушевленные предметы, тоже — изображения его самого. Искусство Теллера самоцентрично. «Главный мотив — это я», — говорит он. И поясняет: «Все мои сюжеты так или иначе являются автопортретами».

Отдавая дань его специфической интерпретации изобразительного искусства, федеральный выставочный зал Bundeskunsthalle в Бонне, где до 25 сентября показывают около 250 работ этого известного немецкого фотохудожника, поместил в фойе гигантский плакат с изображением не знаменитых актеров, не культовых музыкантов и даже не супермоделей, которых много на его снимках. На плакате изображен сам Юрген Теллер, смотрящий по телевизору футбол.

Символический реквизит

Выставка называется «Enjoy your Life!» (англ. — наслаждайся жизнью). Большую часть экспонатов составляют снимки, на которых запечатлен сам фотограф. На других — известные люди в необычных позах. Некоторые с тарелками в руках. Есть и просто фотографии тарелок, украшенных многозначительными орнаментами. Дополняют их изображения тарелки настоящие, фарфоровые, расставленные стопками в музейных залах.

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

  • default
    Провокационные фотографии Юргена Теллера

    Фотография Юргена Теллера

    Автор: Екатерина Крыжановская


Использование посуды как лейтмотива в своем творчестве Юрген Теллер объясняет так: он хочет присутствовать на каждой своей фотографии, хотя бы в виде символа, и на роль последнего, своего рода вещественного заместителя, выбрал тарелку. «Я подумал, что это — очень хороший реквизит», — поясняет художник, фамилия которого в переводе с немецкого собственно и означает «тарелка».

Все началось с Кобейна

Юрген Теллер получил известность в 1991 году благодаря серии фотографий Курта Кобейна, вокалиста и гитариста группы Nirvana. За пять лет до того Теллер уехал с юга Германии, где он родился в 1964 году, в Лондон, уклонившись таким образом от обязательной в ту пору военной службы.

Теллер фотографировал для модных лейблов и публиковал фоторепортажи в журналах. Наибольшую известность получили его необычные портреты знаменитостей. «Теллер работает на стыке коммерческой и художественной фотографии», — говорит Сюзанне Кляйне (Susanne Kleine), один из организаторов выставки в Бонне.

Фотографии Юргена Теллера производят впечатление спонтанных снимков, но эта «случайность» продумана и тщательно инсценирована. Для рекламных кампаний модных лейблов он снимал моделей в непривычных для гламурного бизнеса интерьерах, фокусируя внимание на красоте несовершенства.

Американская звезда реалити-шоу Ким Кардашьян позирует для него не в вечернем платье на красной дорожке, а в нижнем белье на какой-то песчаной насыпи во Франции (см. фотогалерею — Ред.). Дизайнера из Англии Вивьен Вестувуд фотограф усадил голую на диван. В его видеофильме британская актриса Шарлотта Рэмплинг музицирует на фортепьяно в то время, как обнаженный Юрген Теллер нежно ласкает инструмент. Художник не видит в своем художественном методе ничего странного: «Я не считаю его экзотическим. Для меня это естественный способ самовыражения».

Самовыражается 52-летний фотограф и через футбол, к которому испытывает самые трепетные чувства. Для одной из серий своих снимков он сопровождал испанского тренера Хосепа Гвардиолу и возглавляемый им в ту пору мюнхенский клуб «Бавария» в Китай. Работы из этой сессии в экспозиции размещены рядом с плакатом, на котором футбол смотрит сам фотограф. Этот вид спорта, вызывающий самый широкий спектр эмоций, от ликования до печали, затрагивает души многих людей, говорит куратор Кляйн. «Мы подумали, что хорошо будет встречать посетителей выставки именно таким образом».

Юрген Теллер: «Господи, неужели я такой плохой человек?»

В Музее современного искусства «Гараж» открылась выставка фотографа Юргена Теллера «Мандраж на диване» (да-да, приуроченная к Чемпионату мира по футболу, который в этом году принимает Россия). Теллер делает работы, выходящие за рамки представлений о красоте и уродстве. В то же время он — один из самых известных фэшн-фотографов, чьи съемки для рекламных компаний брендов Marc Jacobs и Céline полностью соответствуют принципам бесстрастности его личной эстетики. Украинский фотограф Борис Михайлов документировал падение Советского Союза. В своей безжалостной серии «История болезни» он показал грубый и жестокий образ страдающего от бедности постсоветского общества и его новых мучеников. Теллер и Михайлов всегда восхищались работами друг друга и с удовольствием общались. Два великих фотографа и жена Михайлова Виктория встретились в лондонском доме Теллера.

Фрагмент экспозиции выстаки Юргена Теллера «Мандраж на диване» в Музее современного искусства «Гараж». Москва, 2018. Фото: Иван Ерофеев. © Музей современного искусства «Гараж»

Борис Михайлов: Что это? Как это получилось? (Михайлов листает альбом Теллера, его внимание привлекает фотография укротителя тигров из Лас-Вегаса по имени Рой. У Роя огромные соски.)

Юрген Теллер: Я думаю, он увеличивает их с помощью молокоотсоса —знаешь, такая штука для кормящих матерей. А вот здесь у него татуировка.

Б.М.: Отличная серия. Очень успешная, очень продуманная.

01Борис Михайлов. Футбол. 2000. С-prints, аллюминивая композитная панель. Courtesy автор © Boris Mikhailov / Barbara Weiss Gallery

Ю.Т.: Знаешь немецкую газету Die Zeit? Я почти год с ними сотрудничал. Раз в неделю они печатали мою новую фотографию и небольшой текст. Читатели просто завалили редакцию письмами. Они все ненавидели мои фотографии! Писали, что они ужасны, а сам я зациклен на себе.

Б.М.: Фантастика! Такая же реакция была на мои работы в Советском Союзе.

Ю.Т.: По началу, читая эти отзывы, я вжимался в кресло и думал: «Господи, неужели я такой плохой человек?». Потом привык.

Юрген Теллер. Siegerflieger № 179. © 2014 Juergen Teller. All Rights Reserved

Б.М.: Ты, когда снимаешь, давишь на модель?

Ю.Т.: Иногда приходится надавить, а иногда я веду себя мягко и стесняюсь.

Б.М.: А это что такое?

Ю.Т.: Контакты.

Б.М.: На пленку снимаешь?

Ю.Т.: Ага.

Борис Михайлов. Из проекта «Когда моя мама была молодой». 2012–2013. Проект осуществлен в сотрудничестве со съемочной группой фильма «Дау» с использованием личного архива художника. Courtesy Sprovieri Gallery, Лондон

Б.М.: Это старый Contax? Только на него снимаешь? (с интересом рассматривает фотоаппарат Теллера)

Ю.Т.: Да, только на него. С цифрой не работаю.

Б.М.: По мне, перейти с пленки на цифру легко… Никогда раньше не видел такой вспышки.

Ю.Т.: Это действительно быстрая вспышка (берет фотоаппарат и начинает фотографировать).

Б.М.: Фантастика!

Ю.Т.: Поэтому она мне и нравится.

Б.М.: А получаются крупноформатные фотографии?

Ю.Т.: О да, очень крупные.

Юрген Теллер. Siegerflieger, № 106. © 2014 Juergen Teller. All Rights Reserved

Б.М.: (показывая на фотографию на стене) Араки!

Ю.Т.: Это я купил. Отличный фотограф!

Б.М.: А у меня есть работа Ли Ледара! Совсем молодой мальчик и при этом совершенно потрясающий! Сделал проект про свою мать, про последнее табу современного человека. Фигура матери считается неприкосновенной и священной, а он показал ее как женщину и как сексуальный объект.

Ю.Т.: Может, сделаем пару фото?

(Михайлов кладет камеру между ног и делает вид, что мастурбирует объектив. Теллер его фотографирует. Когда все садятся за стол, чтобы пообедать пастой с морепродуктами, Борис под столом фотографирует то, что находится под шортами Юргена.)

Б.М.: Какой тебе показалась Украина, когда ты впервые попал в нее впервые?

Ю.Т.: Я был в восторге. Я сразу подумал, что Киев — это такая Москва на «Прозаке».

Слева: Борис Михайлов. Без названия. Из серии «История болезни». 1997–98. Музей современного искусства, Нью-Йорк. © 2011 Борис Михайлов
Справа: Борис Михайлов. Без названия. Из серии «История Болезни». 1997–98. Берлинская галерея. © 2011 VG Bild-Kunst, Bonn

Б.М.: Что такое «Прозак»?

Ю.Т.: «Прозак» — это такое успокоительное. Москва, конечно, более безумна.

Б.М.: Да, Киев более расслабленный город, но одновременно и более странный. Когда-то он мне не нравился. Все деньги стекались в Киев, он жировал, а остальная Украина жила не так хорошо. Но в конце 80-х Киев сильно пострадал во время Чернобыльской аварии. Странно, но это никак не отразилось на характере киевлян, они остались такими же оптимистичными и веселыми людьми, как и до аварии. Это обстоятельство примирило меня с этим городом.

Ю.Т.: На меня освежающе действуют поездки в места, вроде Украины. В Западной Европе, в Берлине или в Лондоне, ты вынужден жить по правилам, которые нельзя нарушать. За тобой везде следят камеры. Если ты, к примеру, за рулем то, случись что, тебе сразу выписывают штраф и так во всем. А на Украине ты можешь увидеть мотоцикл, съезжающий вниз по лестнице или мчащийся по тротуару. Но это не выглядит опасным. Хотя меня до сих пор шокирует, сколько там пьют. По утрам бизнесмены идут в ларек и выпивают стакан теплой водки.

В.М.: Можно представить, какими делами они потом ворочают!

Ю.Т.: Я только вчера прилетел из Нью-Йорка. Снимал там для одного журнала 32 киноактера. Очень утомительно.

Юрген Теллер. Празднование шестой победы подряд в Бундеслиге. 2017/2018. Мюнхенская «Бавария». © 2018 Juergen Teller. All Rights Reserved

Б.М.: Хорошая съёмка получилась?

Ю.Т.: Надеюсь.

Б.М.: Еще не видел?

Ю.Т.: Не всю. А ты работаешь на заказ? У тебя бывают клиенты или журналы, которые требуют от тебя сделать так, как им представляется правильным?

Б.М.: В советские времена многие фотографы, даже почти все занимались еще чем-то, например, работали инженерами или у станка стояли, и это, по сути, гарантировало их творческую независимость. Сейчас фотограф нередко делает то, что можно повесить на стену, продать. Ты очень хорош, Юрген, тебя приглашают делать съемки для журналов, снимать для рекламы и так далее. Я этим не занимаюсь. Я должен думать о стене, в последнее время о стене большого размера. Но нам легче, чем многим другим фотографам, потому что у каждого из нас есть имя, а имя иногда можно использовать, чтобы произвести впечатление на коллекционера или на музей.

Ю.Т.: Но все-таки давай представим, что журнал попросит тебя снять меня или Дэвида Хокни, тебе это будет интересно?

Б.М.: Мне будет интересно, но одновременно очень страшно. Такой заказ требует особенного подхода.

Фрагмент экспозиции «Манифесты 10» с работой Бориса Михайлова из проекта «Театр военных действий. Второй акт. Антракт». Государственный Эрмитаж, Главный штаб в Главном штабе. Фото Екатерина Алленова/Артгид

Ю.Т.: А вот мне всегда страшно. Мне часто говорят: «Ты столько раз в жизни это делал, чего волноваться-то». А я каждый раз отвечаю: «Все равно волнуюсь». Каждый раз как в первый!

Б.М.: Как много ты снимаешь за три месяца?

Ю.Т.: Зависит от времени года. Весной и осенью у меня много рекламных съемок, а зимой или летом больше выставок и других подобных историй. Но я уже хочу поменьше работать. Мне нужно больше времени для себя. Кстати, а что ты делал в Японии? Это была твоя идея или тебя кто-то пригласил?

Б.М.: Я никогда ничего не планирую заранее, не выстраиваю в голове концепций. Я просто приезжаю куда-то, и это место начинает на меня влиять, вернее мы начинаем друг на друга взаимодействовать. Идеи рождаются в этот самый момент и в этом самом месте. Но место часто работает больше, чем я. А в Японию меня пригласил Canon. Потом в одном немецком издательстве вышла моя книга про Японию.

Ю.Т.: Тебе не кажется, что в мире слишком много фотографов?

Б.М.: Слишком много.

Виктория Михайлова: Положите им яд в макароны!

Ю.Т.: А кто из фотографов тебе нравится?

Б.М.: Дайдо Морияма очень нравится, и Эгглстон тоже очень хорош! Картье-Брессон! Нобуёси Араки! Мне вообще много, кто нравится, потому что сегодня плохой фотограф не может стать известным. Все классические фотографы хороши, да и новые художники, на мой взгляд, прекрасны.

Ю.Т.: Расскажи мне, что ты делаешь для журнала GARAGE.

Б.М.: Я сделал историю о прошлом, когда моя мама была молодой. Мне хотелось реанимировать прошлое и сравнить его с настоящим, сравнить жизнь в Советском Союзе с современной жизнью. Я хотел реанимировать время и воспроизвести образы, которые могли бы, но почему-то не были тогда созданы. Мне было интересно найти что-то новое в старом, сделать фотографический рассказ о жизни. Интересно попробовать сделать коллективный портрет и передать тревогу и страх того времени. Но я не пытался имитировать «событие» — скорее воссоздать атмосферу тех лет. Снимал я все это частично в кинопавильоне в Харькове, частично дома, еще я дополнил этот проект старыми фотографиями.

Юрген Теллер. Празднование шестой победы подряд в Бундеслиге. 2017/2018. Мюнхенская «Бавария». © 2018 Juergen Teller, All Rights Reserved

Ю.Т.: Тебе тяжело продавать свои работы?

Б.М.: Нелегко.

Ю.Т.: Тебе никогда не было интересно поснимать олигархический мирок?

Б.М.: Раньше было интересно, теперь уже нет.

Ю.Т.: А когда было интересно?

Б.М.: В начале 90-х, когда у них только появились большие деньги и они были в центре жизни и внимания. Тогда им нравилось, что их фотографируют, ими интересуются, все вертится вокруг них. Но сегодня фотография для них уже не является чем-то особенным, и фотограф не является. Потом они перестали показываться публике.

Ю.Т.: Ты платишь людям, которые позируют на твоих фотографиях.

Б.М.: Каждому плачу.

Ю.Т.: Мне не заплатил.

Б.М.: Немного мелочи дам, лица-то я не снимал!

Ю.Т.: Сколько ты им платишь?

Б.М.: Небольшие деньги. Примерно пять-десять долларов. Но для многих людей, которых я снимал, это были хорошие деньги.

Ю.Т.: То есть ты всегда разгуливаешь с приличной суммой денег в кармане!

Б.М.: Иногда у меня бывают проблемы. Вшей один раз подхватил от бомжей. А еще один я отправился снимать посетителей бассейна в Восточном Берлине, вдруг подходит полицейский и требует отдать ему пленку, говорит, что снимать нельзя, хотя никаких запрещающих знаков не было. Пленку пришлось отдать. Но потом я решил пойти в полицию и потребовать свои пленки назад. И через какое-то время мне их действительно отдали вместе с напечатанными фотографиями и справкой, в которой было сказано, что снимать в местах, где съемка запрещена, можно ради искусства и ради истории. После этого мне жена сказала: «Эта справка — единственное доказательство, что ты — художник».

Немецкий фотограф Юрген Теллер показывает, как правильно сходить с ума от футбола

Юрген Теллер — знаменитый немецкий фотограф, известный своим эпатажным стилем, в котором он зачастую выходит за общепринятые рамки красоты. Он сотрудничал с такими изданиями как Vogue, Purple, i-D, а также снимал рекламные кампании Céline, Louis Vuitton, Marc Jacobs, Adidas и Vivienne Westwood.

8 июня в «Гараже» открылась его выставка «Мандраж на диване», посвященная футболу в целом и сборной Германии в частности — Теллер сам ярый фанат. Основную часть экспозиции составляют снимки из знаменитой серии Siegerflieger, получившей название по имени самолета, на котором летает немецкая команда. Теллер следит за футболистами вместе со своими друзьями и родными и празднует победу сборной на чемпионате мира 2014 года.

Вот часть работ фотографа, которые можно увидеть в «Гараже» до 19 августа включительно:

Юрген Теллер с семьей

Юрген Теллер с семьей

Юрген Теллер с семьей Сын Теллера Эд смотрит финал чемпионата мира 2014 года.

Сын Теллера Эд смотрит финал чемпионата мира 2014 года.

Сын Теллера Эд смотрит финал чемпионата мира 2014 года. Мать фотографа Ирене Теллер

Мать фотографа Ирене Теллер

Мать фотографа Ирене Теллер

Юрген Теллер отмечает победу мюнхенской «Баварии» в Бундеслиге, 2017/2018 гг.

Мать фотографа Ирене Теллер

Почему Юрген Теллер никак не научится снимать красиво?

Для начала надо отметить, что среди фотографов, не так много современных художников. Юрген Теллер — исключение. Он сразу зарекомендовал себя как современный художник, когда снял свой первый проект «Go Sees», который представлял собой всю ту же любительскую фотографию девушек, которые приехали к нему в студию делать модельные тексты. Но об этом расскажу отдельно, а сейчас давайте разберемся, почему снимая так некрасиво, он вдруг стал великим художником?

Можно с полной уверенностью сказать, что для российского читателя «Вог» и «Базаар» Юрген Теллер не самый любимый фотограф. Обычный зритель привык оценивать произведение искусства по его красоте. Ну, это понятно, ведь вся история живописи учит нас этому. Особенно в том случае, если Ваши знания об истории искусства остановились на конце модернизма 1970-х.

Юрген Теллер не модернист. Он не мыслит категориями красоты, не хочет нас удивить совершенством языка фотографии — он далеко не романтик. Я бы сказал, что он авангардный постмодернист. Он берет понятную всем любительскую эстетику, язык любительской фотографии, и в нее погружает всё найденное и открытое фотографией за последние сто лет. Такая фотография только выглядит просто. Но на этих фото будет все: момент, жизнь, легкость, незаметность, случайность, личное, настоящее — все то, что и делает фотографию сложной.

Юрген не один фотограф, работающий в таком направлении. Сюда же можно отнести Каринн Дэй, Терри Ричардсона, Ларри Кларка и даже Нан Голдин. Все они, конечно, разные художники. Но эта «любительская эстетика» роднит их. Здесь имеет смысл проанализировать направление «Личный дневник» в современной фотографии, но это тема следующий статьи.

А как считаете Вы, есть ли место в искусстве и культуре таким неудачным фотографиям и таким «горе-фотографам»? Может быть запретить законом публиковать такие неудачные снимки в журналах, чтобы обезопасить наших детей от этого ужаса! Ваши ответы, рекомендации и новые вопросы пишите ниже.

Юрген Теллер: «Не все хотят ощущать, как стареют их тела»

Юрген Теллер. Фото: Дмитрий Шумов

Юрген Теллер

Успешный fashion-фотограф и художник родился в 1964 году в немецком городе Эрланген. Учился в Баварской государственной школе фотографии в Мюнхене. Работал с глянцевыми изданиями, среди которых Vogue, i-D, The Face, W Magazine. Делал рекламные съемки для домов Marc Jacobs, Vivienne Westwood, Celine. Снимал Бьорк, Курта Кобейна, Шарлотту Рэмплинг, Ричарда Хэмилтона и других знаменитостей. 

С кем вам больше нравится работать: c простыми людьми или со знаменитостями?

Всегда по-разному. Знаменитые люди разные, и я не то чтобы разграничиваю людей по этому принципу. Ко всем нужен индивидуальный подход, но, конечно, сложнее снимать знаменитых людей. Здесь тоже нужно разделять, актриса это или, например, художник, ведь оба они в какой-то степени звезды. Иногда человек знает, как двигаться, и хочет поработать со мной, в других случаях приходится общаться со скучными агентами знаменитостей, и это вгоняет в тоску.

Обычно вы говорите, кому что делать на ваших снимках?

Конечно, я постоянно указываю всем, что делать. Но одновременно в отношении новых идей я полагаюсь на человека, которого снимаю.

Можете описать свой рабочий процесс? Вы снимаете спонтанно или долго обдумываете каждый кадр?

За любой моей работой, конечно, всегда стоят идея и определенная структура, и мне нужно осуществить эту идею. Но внутри этого я всегда открыт влияниям, над которыми не властен. Например, если внезапно выпадет снег, для многих он станет помехой, но я оберну это обстоятельство в свою пользу. Я прислушиваюсь и к человеку, которого фотографирую, и, если у героя есть свои мысли, я с радостью отклонюсь от первоначальной идеи, ведь это совместная работа. Я быстро реагирую на такие вещи. Если мой план не работает так, как задумано, я просто останавливаюсь, пью кофе и болтаю с человеком. Мы в итоге можем поменять место съемки или что-то еще.

Как вы понимаете, что снимок «выстрелит» или наоборот?

Я просто знаю, когда все правильно. При этом у меня нет проблем с тем, чтобы сказать кому-то: «Ничего не выходит, я ошибся». Иногда приходится все переснимать. Я объясняю человеку, что по каким-то причинам снимки не получились, и затем мы работаем, пока не останемся довольны результатом. Это тяжелый труд. Я не просто щелкаю камерой.

Юрген Теллер. Siegerflieger № 117. Фото: Juergen Teller

Вы когда-нибудь злились на человека, которого снимаете, или разочаровывались в нем?

Разумеется. Периодически случается столкновение культур, обычно это происходит с американцами. У них часто другие представления о работе, чем у меня. Скажем, когда я хочу по-настоящему создать что-то вместе, они могут хотеть только продвигать свой продукт, но не готовы по-настоящему полноценно сотрудничать со мной, не воспринимают меня всерьез как художника. Они просто желают продать, например, свой фильм, а я не вижу в этом никакого смысла.

Не чувствуете ли вы себя более скованным в работе с моделями из-за обвинений фотографов и режиссеров в сексуальных домогательствах?

Я и раньше никогда бы себе не позволил неподобающего поведения, и в будущем не собираюсь. Я не делаю ничего, что считаю неприемлемым, например, если человек не контролирует процесс и не понимает, что я делаю. Я всегда стараюсь рассказать, как планирую действовать. Женщины, которых я фотографирую, например Шарлотта Рэмплинг, Кристен Макменами или Вивьен Вествуд, — зрелые личности, которые могут сказать да или нет. Я никогда не просил молодых девушек о чем-то, о чем они могут пожалеть. Всегда есть опасность того, что фотограф неправильно использует свою власть, и я осознаю ее наличие у меня. Изучению этой ситуации посвящена книга Go-sees («Кастинги». — TANR), для которой я в течение года снимал молодых моделей, приходивших в мою студию. Меня поразила их неуверенность и представления о том, кто может быть моделью. Они показывали мне свои портфолио, я спрашивал, могу ли сфотографировать их в том виде, в котором они пришли. Для меня эта работа затрагивала вопросы власти фотографа и идеалов красоты.

Юрген Теллер. Student House № 3. Фото: Juergen Teller

Вы прославились тем, что снимаете людей такими, какие они есть. Как вы относитесь к современным движениям вроде «бодипозитива»?

Не слышал о таком. Но вообще отсутствие ретуши кажется мне естественным. С чего бы мне убирать, например, родинку с вашего лица или делать ваш нос длиннее, если вы выглядите так, как выглядите?

А что вы думаете об избыточной ретуши в глянце?

Я не понимаю ретуши, которая доходит до смешного. Мне кажется естественным взрослеть, и каждый должен быть доволен собой. Может, не все хотят ощущать, как стареют их тела, но это часть процесса, ты ведь что-то получаешь взамен — удовлетворение и, хочется надеяться, мудрость. Я сейчас чувствую себя гораздо счастливее, чем в 25 и даже 30, когда был моложе и, наверное, симпатичнее. Но сейчас у меня больше уверенности.

А вас просят ретушировать снимки?

Периодически да, в рекламных кампаниях. И иногда мне приходится это делать, но только до определенной степени. Например, чтобы складки на одежде лежали гармоничнее.

Юрген Теллер. «Пеле и я». 2003. Фото: Juergen Teller

Многие ваши работы посвящены футболу. Почему выбор пал именно на этот вид спорта?

С самого детства, с того момента, как я начал ходить, я пинал мяч. Когда стал постарше, я даже серьезно занимался футболом и был капитаном команды нашего города. Мы играли против других городов Германии. Футбол был для меня всем. Знаете, я даже мечтал стать профессиональным игроком. В школе было довольно скучно, в 1970-х не было планшетов, телевидение тоже было не особо доступно, так что развлечь себя было нечем. Футбол был спортом простых людей. После школы мы бежали на картофельное поле, которое превращалось в футбольное, и такой была моя жизнь.

Вы сказали, что хотели быть футболистом, а почему выбрали фотографию?

На свете миллиарды мальчишек, которые мечтают стать футболистами, а выдающихся спортсменов мало.

Вы сами футбольный фанат. За кого будете болеть на чемпионате мира — 2018?

Конечно, за Германию!

А если Германия выйдет из соревнования?

Тогда это будет зависеть от того, насколько хорошо будут играть другие. Если футболист играет интересно и захватывающе, мне будет интересно наблюдать за ним. И если команда хорошо играет, я буду желать ей победы — но только до тех пор, пока она не играет с Германией!

Юрген Телер. Siegerflieger № 106. Фото: Juergen Teller

Одна из главных работ на вашей выставке «Мандраж на диване», которая сейчас проходит в музее «Гараж», — фотография, где вы стоите полностью обнаженным на могиле своего отца с пивом и футбольным мячом. Можете рассказать историю этого кадра?

Мой отец не очень-то любил футбол, а мама — большая фанатка, она всегда дружила со спортом. У нас с ней в этом смысле много общего. А мой папа немного завидовал этому. Он был алкоголиком и много курил. Это было тяжелое время для мамы и для меня, она всегда меня защищала. Он никогда не разговаривал со мной по-настоящему: он либо бил меня, либо игнорировал. Мы никогда не говорили по душам. Когда я сам стал взрослым, у меня тоже возникли проблемы с алкоголем, и я тоже много курил. И я стал спрашивать себя: «Откуда ты? Что у тебя от матери? Что от отца?» Он играл на пяти инструментах, а я очень плох в музыке, но я был спортивным благодаря маме. Я внезапно посочувствовал ему. Знаете, я много думал о том, почему он убил себя. Этот снимок стал способом связать нас. Я хотел оказаться ближе к нему, поэтому взял футбольный мяч, но в то же время хотел почувствовать тяжесть пива и сигарет, поэтому добавил и их — у меня ведь были похожие проблемы в какой-то момент. 

Ваша мама видела этот снимок?

Ага, ей он очень не понравился. Мы много спорили о нем, она просила не публиковать это фото. Но благодаря тому, что я сделал эту фотографию, для нас открылась эта тема. Мы гораздо больше стали говорить об отце, чего раньше не делали («давай не будем об этом, это в прошлом, забудем обо всем»). Этот снимок обнаружил открытую рану и одновременно сблизил нас.

А какие у вас отношения с собственными детьми?

Надеюсь, я хороший отец и прямая противоположность моему. Я забочусь о них и люблю их, занимаюсь их образованием, и мы проводим время вместе. Я надеюсь, что меня можно назвать ответственным родителем. 

Глядя на ваши ранние работы, можете сказать, что изменилось со временем?

Мой подход остался прежним, но, что касается идей проектов, теперь я работаю в более концептуальном ключе. Я больше уверен в своих идеях, а подход к людям, которых я снимаю, психологические инструменты, которыми я пользуюсь, совсем не изменились. Просто сегодня я больше знаю о них и о силе, которая у меня есть, лучше знаю, как достичь нужного результата. Но иногда я не понимаю, как сделать лучше, и позволяю герою съемки решить самому.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *