Фотографии дианы арбус: 404 | Артифекс

Фотографии дианы арбус: 404 | Артифекс

alexxlab 18.06.2020

Содержание

Классики Мировой фотографии Диана Арбус

Фотограф: Диана Арбус (Diane Arbus)

Пожалуй, трудно отыскать в истории мировой фотографии личность более противоречивую, трагическую, столь непохожую ни на кого другого. Ее боготворят и проклинают, кто-то ей подражает, кто-то старается всеми силами этого избежать. Одни могут часами рассматривать ее фотографии, другие стараются побыстрее захлопнуть альбом. Очевидно одно – творчество Дианы Арбус (Diane Arbus) мало кого оставляет равнодушным.

Диана Арбус – одна из самых известных фотографов 20-го века. Известность Диане принесли её черно-белые фотографии детей, известных деятелей, а так же портреты тех, кто живет вне общественных правил и шаблонов. Арбус родилась и долгое время жила в Нью-Йорке. В начале своей карьеры работала вместе с мужем, и вместе они добились не плохих результатов, работая в fashion съемке.

Позже Диана развелась с мужем и начала свою собственную карьеру, работая вместе с Алексеем Бродовичем и арт-директором журнала «Harper’s Bazaar» Ричардом Аведоном. В начале 1960-х годов Диана Арбус начала фотографировать тех, кого часто называют «отбросами общества», людей не похожих на всех остальных, в том числе и циркачей, и экзотических танцоров, и трансвеститов. Большим успехом пользовались её жуткие фотографии детей, интимные фотографии знаменитостей и сцены из жизни улицы. Диана получила две стипендии Гуггенхайма, для поддержки её работ, но так как денег все равно не хватало, ей пришлось пойти преподавать в школу дизайна.

В 1971, в самый разгар своей карьеры, покончила жизнь самоубийством. В 1972 году в музее современного искусства прошла ретроспектива её работ, а Aperture оформил каталог с работами фотографа, который с тех пор разошелся в более чем 12 миллионах экземпляров.

Каждая ваша фотография, вызывающая какие-либо эмоции у ваших зрителей, достойна быть напечатана на качественной фотобумаге и оформлена в стильной фотокниге с паспарту. Такие фотокниги выглядят эффектнее обычных, в них лучше видны все достоинства снимка.

Диана Арбус

Ее фотостиль обращается к душевному конфликту людей с отклонениями. Этот фотограф словно видит то, что не замечают другие, старается показать героев такими, как в жизни — без фильтров, чтобы уловить и связь между ними, и единоличность каждого. В кадре персонажи смотрятся нескладно и чудаковато.

Биография и личная жизнь

С раннего возраста Диана Арбус проявляла своенравие. Будучи еще юной, она влюбилась в рабочего, который трудился у ее отца и огласила родителям решение выйти замуж за этого парня.

Подобное заявление не порадовало обеспеченную семью, но после совершеннолетия девушка исполнила обещание и поменяла фамилию с Немеровой на Арбус.

Ее супругу, давно мечтавшему стать актером, необходимо было обеспечивать молодую семью, поэтому после женитьбы он завершил курсы фотографов. А по окончании Второй мировой войны с поддержкой родственников девушки пара открывает собственную студию фэшн-фотографии под названием «Диана и Алан Арбус», где Диана исполняет роль помощницы.

К слову, отец девушки всегда поддерживал ее художественный талант и поначалу сам делал первые заказы. Вскоре начинается сотрудничество с журналами Glamour, Vogue и Harper’s Bazaar.

Алан взял всю техническую часть процесса: съемку, работу с пленкой и печать. Диана Арбус же занималась творческим наполнением, стараясь привнести в каждый снимок идею, историю, характер изображенного героя. Ей всегда хотелось улучшить результат, сделать больше, привнести жизни. Все это шло вразрез со штампами гламурных съемок, что привело обоих супругов Арбус к хроническому напряжению, и впоследствии – распаду их союза.

Переломный момент

Не последнюю роль в судьбе Дианы исполнила фотограф Лизетт Модел, с которой жизнь столкнула Арбус в пятидесятые. «Фотографируй из своих кишок!» Эта грубая фраза стала наставлением и призывом раскрепоститься перед объективом и самой собой. Казалось, состоявшаяся в личной жизни примерная мать и жена ждала подобного повода обрести внутреннюю свободу.

Физически это чувство она испытала после развода с супругом Аланом, сотрудничество с которым прекратилось незадолго до этого. Диана посвятила себя своей настоящей страсти – фотографии, которые мгновенно изменили стилистику, на что обратил внимание каждый, кто следил за творчеством девушки.

Арбус стала подолгу находиться в обществе, знакомиться с людьми, часами разговаривать с ними до того, как сделать кадр «своим нутром» по наставлению и прямому совету Лизетт. Диана с легкостью находила общий язык, вызывала доверие и окончательно обезоруживала хрупкой внешностью и мягким голосом.

Она без проблем просачивалась в чужую личную жизнь и невольно подчиняла себе людей разных социальных классов отсутствием предубеждений на их счет. Герои ее снимков встречались как в трущобах, так и в зажиточных районах.

Как-то раз в парке фотографу попался обычный мужчина, который просто сидел на лавочке в женском наряде. Диана Арбус начала съемку на улице, а закончила у него дома – когда мужчина полностью обнажился и принял игривую женскую позу, чем вызвал неподдельный интерес девушки.

Работы Дианы Арбус

В начале карьеры снимки Арбус – это непонятное, внезапное и драматическое. Крошечные люди в огромном городе – популярная тема тех времен. Многие фотографы касались ее. Но Диана выделялась среди прочих, и если хорошенько смотреть, то трагедия в ее работах – это отсутствие сентиментальности, а внезапное – недурно спланировано.

Жители такого мегаполиса, как Нью-Йорк, находятся в постоянном движении и борьбе, где без взаимной поддержки и помощи порой не выжить. Город завораживает, гипнотизирует и постоянно бурлит. Бедность, нищета, убогость замаскированы огнями рекламы и витрин.

Здесь мир юродивых переплетается с верхушками общества целыми кварталами и открытыми парками с прекрасными пейзажами. Арбус транслирует в массы обратную сторону блестящего города будущего. Она рассказывает хронику маргинальных фрагментов общей красочной оболочки.

Особенность таланта Дианы была в том, что в самой заурядной сцене она могла отыскать устрашающее, отпугивающее и противоестественное. С одной стороны, она показывала человечность низших слоев населения, заставая их в повседневной обстановке, с другой – постоянный внутренний конфликт. Диана Арбус акцентировала внимание в своих фотосессиях на ограниченность обыденных норм.

И фотограф продолжала пользоваться тем, какое впечатление она производила на людей, чтобы поближе пообщаться с ними, и ее интерес постоянно возрастал. Она находила преимущества в нелепой одежде, физических отклонениях этих персонажей, как исполины, лилипуты, трансвеститы и уроды, ведь такие люди с рождения испытывают неудобства и ограничения. У них отсутствует страх получить увечье, стать объектом насмешек – они уже смирились и свободны.

Диана не испытывала к ним жалость или брезгливость. По ее мнению, они были чуть ли не совершенны, поэтому та естественность, которая присутствует на ее снимках, особо впечатлительных может заставить поежиться.

Арбус чувствовала некую духовную близость со своими моделями и понимала их, ведь и она тоже не чувствовала эмоциональной связи с социумом. Поэтому женщина с легкостью могла передать уникальный внутренний мир и душевные терзания своих героев. Диана Арбус всегда давала людям, которых снимала, время почувствовать себя увереннее в новой обстановке, привыкнуть к камере, свету, рассказать немного о себе, чтобы убрать психологический барьер.

Это позволяло раскрыть человечность людей, которых общество принимает за изгоев и избежать постановочности кадра. Тем самым получались хорошие фотографии.

В фотосессиях Арбус даже самый неприметный индивид, мимо которого обычно все проходят, перешагивают или пинают – предстает, как самодостаточный и полный желания жить герой. Он смело смотрит в объектив фотографа и улыбается жизнерадостной улыбкой. За это каждый из таких людей был благодарен Диане, что ее неимоверно трогало.

Рассматривая портреты, складывалось впечатление, что по Нью-Йорку постоянно разгуливают трансвеститы в разноцветных париках, дауны с отпугивающей гримасой на лице и душевнобольные в карнавальных масках.

Каждое фото пропитано душевной болью, хотя это ощущается скорее на уровне чувств. Трагичность источает и яркий свет вспышки, и наоборот затемненный фон. Но отличительная черта – это случайность, отсутствие позирования. Диана умело могла подловить момент и сделать кадр, пока модель самостоятельно передвигалась и искала себя перед объективом.

В качестве примера известных работ подобного рода можно назвать следующие: «Мальчик с игрушечной гранатой в Центральном парке» и «Близнецы». После перенесенного гепатита, который вновь привел фотографа к депрессии и куче бесполезных лекарств, Диана Арбус еще острее почувствовала желание снимать людей с трагичной судьбой и тех, кому намного хуже, чем ей.

И этот самый «Мальчик с гранатой» был лишь началом. Когда ей удалось раздобыть пропуск и взять разрешение фотографировать в местах для умственно отсталых, ее работы стали пропитаны еще более вопиющей правдивостью. Арбус проводила там очень много времени, но при всем этом она вовсе не желала облачить мир во все черное.

Последние годы жизни

Чуть больше десятка последних лет жизни фотографа публиковалось порядка 250 ее работ. Американское Общество Журнальных Фотографов вручило девушке премию, а музей Гуггенхайма оказал поддержку. Художественно-биографический фильм «Мех: Воображаемый портрет Дианы Арбус» вышел в прокат в 2006 году. Роль Дианы досталась голливудской звезде – Николь Кидман. В России картину так и не показали.

И все-таки популярность к фотографу пришла скорее посмертно. Выставленные на биеннале снимки в Венеции вызвали противоречивые мнения, но позволили Диане Арбус стать ключевой фигурой репортажа и фотодокументалистики у себя на родине и во всем мире.

К сожалению, постоянные депрессии заставляли девушку сомневаться и разочаровываться в себе, что в итоге привело к суициду. Диана свела счеты с жизнью в 1971 году в возрасте 48 лет. Поскольку при жизни она находилась в кругу людей с ограниченными возможностями, которые постоянно испытывали на себе гнет существования, фотограф была готова покинуть этот бренный мир.

Вокруг смерти женщины строятся различные доводы с элементами мистики, однако, истинную причину своего поступка Арбус унесла с собой в могилу.

К моменту кончины Диана Арбус была уже довольно знаменитой не только в родной стране, но и за ее пределами. Ее творчество, как все гениальное, продолжает будоражить, интриговать и запоминаться по сей день.

На этом у меня все. Как вам статья? Оставьте, пожалуйста, комментарий!

С абсолютной искренностью, Максим Измайлов.

Выставка «Диана Арбус: начало»

Недавно газета The New York Times в своём обзоре на биографию Дианы Арбус отметила: «наверное она оказалась ближе всех к Америке Кафки». С этим сложно поспорить.
Этой осенью всех жителей ждет уникальный выставочный проект фотографа Дианы Арбус, на котором будет представлено множество неизвестных работ автора.

Диана Арбус — американский фотограф, чей каталог работ, выпущенный журналом Aperture до сих пор является одним из самых продаваемых в истории мировой фотографии. Работы Арбус всегда были посвящены «неудобным» для общества темам, отказывались от принципа «идеального построения кадра» и всегда стремились показать непривычное в обыденной жизни каждого человека. 

Знаменитый писатель Норман Мейлер заметил:

«Давать Арбус камеру — всё равно что разрешить ребёнку играть с гранатой»

Перед тем как стать всемирно известной персоной, как и многим другим одаренным людям, Диане Арбус пришлось пройти сложный путь. 40-е и 50-е годы стали периодом поиска Дианой своего места в мире фотографии. Большую роль в этом процессе сыграл супруг дианы — Алан Арбус, которые закончил курсы фотографии в армии США. Вместе они составили тандем свободных фоторепортеров, которые со временем стали работать с популярными модными журналами в собственной студии. В тот период Диане и Алану удалось создать несколько фото-серий для Vogue с Нью-Йорке и Париже, а также глянцевого журнала Glamour. Несмотря на такой успех, это была лишь первая ступень творческих поисков Дианы.

Одна из самых знаменитых работ Дианы Арбус «Ребёнок с игрушечной гранатой в Центральном парке» (1962) / «Child with toy hand grenade in central park»

После развода Диана открывает для себя мир фотографии снова, теперь уже одна. В поисках собственного взгляда и темы для фото она посещала огромное количество мастер-классов известных мировых фотографов, но всё это не приносило ей ни вдохновения, ни удовольствия, пока на одном из них она не услышала тезис, который смог ей найти своё видение:

«Фотографировать экстремальное» — слова австрийской фотохудожницы Лизетты Модел стали первым толчком для Дианы Арбус в поисках нового взгляда на мир. 

После долгих исканий Диана смогла найти свою тему и уникальную манеру съемки. Отныне в её объективе появлялись люди, на которых общество не обращало внимания и считало деформированными как душевно, так и физически.

Образ «Близнецов» (1967) Дианы Арбус позже был использован Стэнли Кубриком в картине «Сияние»

Героями первых снимков Дианы в новом формате стали трансвеститы. Серию новых снимков она показала своим редакторам из разных журналов, многие из которых не были готовы к смене фирменного глянцевого стиля и экспериментам. Исключением стали существующие и сегодня популярные и ставшие культовыми  Esquire и Harper’s Bazaar. Позже вслед за ними пошли и такие популярные издания как  New York Times, Sports Illustrated, Show, Herald Tribune и другие.

Большое влияние на творческое видение и работы Дианы Арбус оказал забытый многими фильм Тода Броунинга «Уродцы». После знакомства с этим фильмом перед объективом Дианы стали появляться люди с экстремальными физическими отклонениями.

Выставка «Диана Арбус: начало»

Темой фотографа стала не настоящая реальность, а существующая параллельно с действительностью. Реальность людей, у которых никто не спрашивает «Как дела» и на которых никто не обращает внимания. Конечно, героями Арбус были и обычные люди, но её камера неизменно придавала им неповторимый шарм. Диана Арбус стала Францом Кафкой своего времени, изображая мир в такой ужасающей близости к кошмару. Мрачный и противоречивый, Нью-Йорк в её работах обладает уникальной атмосферой, которую придают ему персонажи снимков.

Культовая американская писательница, кинорежиссер и театральный критик, Сюзан Зонтаг увидела в фотографиях Дианы не только главных персонажей, которые присутствовали на них, но и саму Диану в образе мрачного судьи. Такое настроение и атмосфера очень свойственны работам художницы.

Выставка «Диана Арбус: начало»

Работы Дианы Арбус, со своей необыкновенной эстетикой, игрой света и тени, концепцией «мгновенности кадра» и эпатажной манерой построения кадра, который вопреки убеждениям того времени отнюдь не всегда должен быть идеально выстроен стали неотъемлемой частью современного искусства США и важным этапом в становлении фотоискусства в целом.

На выставке в музее The Met Breuer можно будет увидеть ранние работы Дианы Арбус, которые помогут не только ближе познакомиться с творчеством фотохудожницы, но и проследить становление фотографии в США как жанра современного искусства. Фотографии Дианы, такие же как и она сама — харизматичные, бесстрашные и смелые, помогут взглянуть на мир новыми глазами.

Время: выставка продлится до 26 ноября

Место: The Met Breuer

Стоимость билетов: взрослые — $25, дети — бесплатно. Предусмотрены скидки на входные билеты для пенсионеров и студентов.

Читайте Афишу — будьте в эпицентре событий!

 

 

Вас также может заинтересовать:

Диана Арбус

Когда в 1973 году в Ленинград приехал знаменитый Анри Картье-Брессон и его спросили, кто  из современных фотохудожников, по его мнению, выделяется, он ответил: «Диана Арбус, недавно покончившая жизнь самоубийством».

Диана Арбус (1923 г.р.) интересовалась людьми, мягко говоря,  странными – с отклонениями физическими и психическими, и сама  была женщиной очень странной, всю жизнь пытавшаяся вырваться из шаблонов и правил общепринятой морали и приличий.

Но любила она не уродство, а инаковость, непохожесть, индивидуальность, считая, что каждый человек – это особый мир, который стоит внимания. Тем более его достойны те, кого общество скрывает, выталкивает в подполье или запихивает в особые заведения.

Внучка русских евреев-эмигрантов с фамилией Немеров, Диана Арбус стремилась быть похожей на деда, поехавшего за тридевять земель в тридесятое царство покорять неведомую страну Америку. Уже во втором поколении, его сын, отец Дианы, стал крупным бизнесменом,  открыл магазин «Меха» для богатых и элитных клиентов на Пятой Авеню, обставил дом роскошью и материально уже ни в чем не нуждался.

Но при этом  меньше всего его интересовала собственная семья — жена и трое детей: он был озабочен своей работой и бесконечными любовницами. Мать Дианы вела обычную жизнь жены миллионера, целыми днями мучая телефон или занимаясь  шопингом, отдав детей на попечение нянек и прислуги.

От такой жизни уже в тринадцать лет Диана мечтала сбежать и заявила, что выходит замуж. Её избранником стал  бедный продавец богатого отцовского магазина. Родители категорически воспротивились и им удалось «спасти ребенка» от ее любовных фантазий, но  стремление вырваться из родительского дома, спастись от одиночества и депрессий любой ценой, у девочки осталось.

Мечта осуществилась через пять лет, когда, несмотря на все родительские  угрозы и запреты, Диана вышла замуж за того самого продавца, сменив фамилию Немеров на Арбус, которую и прославила на все времена.

Но прежде замужества  девочка училась живописи в элитной школе, при этом страшно ненавидела,  когда ее хвалили и отказывалась заниматься тем, что у нее хорошо получалось: она предпочитала преодолевать трудности.

И хотя отец, заметив способности дочери, нанял ей репетитора, к тому времени интерес к живописи у нее уже пропал – не в последнюю очередь, потому что у нее это получалось. Примерно та же история произошла и с семейной жизнью.

Шестнадцать лет замужества не были несчастными: у них родилось двое детей, муж  очень любил ее. Чтобы обеспечить семью, он работал на двух работах, свою мечту об актерской карьере  пришлось забыть.  Потом пошел на курсы фотографов, а через некоторое время супруги открыли свой бизнес — фотомастерскую.

Дела пошли в гору: fashion-фотография была востребованной. Отец Дианы делал им заказы для своего богатого магазина и покупал на свои деньги фотоаппаратуру. Появились и другие заказчики, в том числе и из числа  известных журналов, какими были Vogue и Glamour.

Все, казалось, налаживалось, но Диане такая жизнь – добропорядочной жены, помощницы мужа,  матери  – не устраивала, она хотела большего: начать снимать самостоятельно и вовсе не гламурных девиц. Глянец и мода ее никогда не интересовали, а роскошь и показушность она возненавидела еще с детства, насмотревшись на родительскую жизнь.

Аллан Арбус  чувствовал  неудовлетворенность Дианы. Постепенно напряженность, профессиональная и семейная, стала выливаться в тяжелые приступы депрессии жены, которыми она страдала с детства. В тридцать три года Диана Арбус ушла от мужа, хотя тот продолжал заниматься их семейным бизнесом и ремонтировал их технику. Развелись они только десять лет спустя, когда Аллан решил жениться.

Она ушла в никуда, ей предстояло строить свою  жизнь заново. Позднее Аллан скажет, что благодаря тому, что Диана решилась уйти от него, она стала настоящим фотографом.  Последние пятнадцать лет жизни, вплоть до самоубийства в 1971 году в возрасте 48 лет, Диана  искала себя и нашла, когда по совету своей наставницы Лизетты Модел начала снимать «уродцев», аутсайдеров, неудачников.

В работе с мужем  ее всегда напрягали правильность освещения, постановочность кадра, искусственно созданные образы успешных и красивых. Она хотела другого, настоящего. В этот период выходит на экраны фильм «Уродцы» о безответной любви циркача-лилипута к злобной гимнастке.

Фильм стал для многих откровением, в том числе и для Дианы Арбус: шагнув из своей прежде благополучной жизни в открытый мир, она вдруг обнаружила, что он не так добр, как ей казалось, и не так идеален, как на гламурных фотографиях.

Более того, именно ошибки и отклонения природы, а не искусственная идеальность  делает мир привлекательным, разнообразным и притягательным. Близнецы, лилипуты, карлики, трансвеститы, проститутки, циркачи, дауны, нудисты, заключенные, сумасшедшие, умственно отсталые… Все эти «ошибки природы» и маргиналы становятся ее моделями.

Нет отклонений от норм, есть люди, которые травмированы изначально, а потому они уже ничего не боятся, они – аристократы духа от рождения. Но даже нормальные люди — прохожие и гуляющие в парке семейные пары — выглядят на ее фотографиях странными и вовсе не благополучными.

Ей нужен диссонанс и она ищет его в своих моделях. Вот, например, мальчик с игрушечной гранатой в правой руке, которому надоело, что она долго ходила вокруг него. Тогда он закричал: «Ну, фотографируйте уже!» и в этот момент она щелкнула. Гнев мальчика отразился на его лице, а левая рука скрючилась от напряжения.

Или вот сестры-близнецы, которые почему-то  выглядят страшновато, потому что одна улыбается, а вторя слишком серьезна для ребенка. Или семья, в которой умственно-отсталый мальчик со скривившимся лицом выдает неблагополучие семьи. Диана не любит организовывать съемку, она готовит к съемке себя, а не  модель.

Диана Арбус похожа на охотницу, которая ждет момента, когда проявится нужная ей реакция и, если успеет, щелкнет фотоаппаратом. У нее  каждый кадр неповторим, она не делает 5-10 кадров, чтобы потом выбрать из них лучший. Или сразу или никогда. Чтобы так снимать, нужен контакт с моделью, иногда прямой, сексуальный. Только тогда модель  могла раскрыться полностью, допустив до своей внутренней сакральной жизни. Именно это было для нее самым интересным.

В связи с ее портретами, вспоминаются потрясающие портреты Ричарда Аведона, с которым одно время была дружна Диана, и на ее ранних работах чувствуется рука мастера, но она была слишком самостоятельна, чтобы следовать кому-то. Диана Арбус создавала свой мир, тот, в котором она документально отражала  хронику мирной беды человека, его ад, без которого нет рая.

Уродами она считала не этих людей, а тех, кто тыкал в них пальцами и издевался над ними. Всего через несколько лет после начала самостоятельной работы, ее странные фотографии были замечены, она стала получать гранты, ее фотографии начали выставляться в Музее современного искусства, а за год до самоубийства Арбус была назначена пожизненная пенсия, чтобы она могла спокойно работать.

Диана умерла на пике славы, тайну ее смерти уже не разгадать. Страдая от перепадов настроения, депрессии и головных болей, она принимала сильнодействующие таблетки. В тот день, 26 июля, рядом с ней никого из близких не оказалось.  Приняв большую дозу наркотиков, она легла в ванну в одежде  и вскрыла вены. Тело Дианы Арбус нашли через два дня…

Тина Гай

Related posts

coded by nessus

Диана Арбус — фотография без гламура и лоска

Диану Арбус относят к числу наиболее выдающихся фотографов XX столетия, хотя ее творчество до сих пор остается предметом ожесточенных споров и дискуссий. Американка русско-еврейского происхождения добровольно покинула этот мир на пике славы, так и оставшись неразгаданной загадкой для своих современников. С помощью своей фотокамеры Диана Арбус исследовала окружавший ее мир, выискивая необычных людей и представителей различных субкультур. Доведя свое мастерство до совершенства, она сумела создать собственный уникальный стиль в фотографии, далекий от гламура, наигранности и лоска послевоенной Америки.

Диана Арбус родилась в 1923 году в еврейской семье Немеровых, эмигрантов из России. В Нью-Йорке семья обосновалась благодаря деду Дианы, который когда-то приехал в Америку из далекой России, не пожелав жениться на выбранной для него еврейской девушке. В России дед женился на своей возлюбленной и вынужден был навсегда уйти из дома, в конце концов, переехав в Америку. Родители Дианы были обеспеченными людьми, они владели магазином по продаже меховых изделий. Впрочем, времени на воспитание Дианы, ее брата Говарда и сестры Рене у родителей не было, поэтому дети были отданы на попечение гувернанткам. Причем у каждого ребенка была своя персональная няня.

С детских лет Диану отличал непокорный характер, хотя благодаря постоянным заботам няни она всегда чувствовала себя защищенной от окружающего мира. Впоследствии Диана вспоминала, что в детстве «страдала от отсутствия чего-либо стоящего преодоления». Девочка закончила Школу этической культуры, а затем и Филдстонскую школу, сразу обнаружив в себе художественные таланты.

В возрасте 13-ти лет Диана влюбилась в студента-актера Алана Арбуса, который тогда работал в магазине отца. Практически сразу она объявила своим родителям, что собирается выйти за него замуж. Родители естественно воспротивились такой перспективе и даже отправили Диану на некоторое время в Каммингтонскую школу. Но все их усилия оказались напрасными и в 1941 году наперекор мнению родителей, как когда-то ее дед, Диана вышла за Арбуса. Молодому человеку пришлось оставить мечты об актерской карьере и для того, чтобы прокормить семью, он работал продавцом в двух магазинах.

В 1943 году Алан Арбус начинает обучаться фотографии, поступив на курсы при армейской службе. Постепенно он приобщает к занятиям фотографией и свою супругу, подарив первую в ее жизни фотокамеру. В 1946 году они вместе открыли в Нью-Йорке студию модной фотографии, которая называлась «Диана и Аллан Арбус» («Diane & Allan Arbus»). Супруги распределили между собой обязанности. Алан занимался технической стороной фотографии, нажимая на «спуск», проявляя пленку и печатая фотографии. Диана же выступала в роли художественного руководителя.

Их студия была весьма успешной, однако в ходе совместной работы супруги замечали, что конечный результат практически никогда не нравился им обоим одновременно. Алан и другие фотографы того времени придерживались основных тенденций модной фотографии, заключавшихся в достаточно строгой постановке моделей и соблюдении жесткий условий освещенности. Диана же в своих экспериментах отщелкивала пленку за пленкой лишь для того, чтобы выхватить какую-то идею или интересное, необычное содержание.

Рутинная студийная работа ей вскоре наскучила. Она начала посещать мастер-классы именитых фотохудожников, но, в конце концов, так и не смогла найти себя в мире рекламы и моды. Творческие разногласия стали причиной того, что в 1957 году супруги Арбус закрыли фотостудию и прекратили совместную работу. Спустя два года Диана и Алан расстались друзьями, развелись же они только в 1969 году.

После безуспешных попыток «найти себя» в фотографии, Диана познакомилась с Лизетт Модел, занимавшейся социальной фотографией. Это знакомство стало поворотным событием в творчестве Дианы Арбус. Уже после нескольких занятий фотографии Арбус совершенно изменились и прибрели тот особый стиль, которым восхищаются сегодня многие фотографы и искусствоведы. С этого момента Диана Арбус начала свою независимую карьеру фотографа, при этом ее бывший супруг, несмотря на произошедшее расставание, ведал ее финансовыми делами и отвечал за техническую исправность фототехники.

С конца 50-х годов Диана начала бродить по городским улицам в поисках людей, физически или морально непохожих на других, либо просто в надежде найти что-то интересное в повседневной жизни рядовых американских граждан. Главными героями ее фотографий становятся проститутки, нудисты, близнецы, уроды и трансвеститы. Все фотографии Дианы Арбус смотрятся несколько сюрреалистично. Она никогда не просила своих моделей принять какую-либо определенную позу во время съемок, просто завязывала с человеком непринужденную беседу, а затем в процессе улавливала тонкий момент для того, чтобы сделать снимок.

Диана Арбус говорила: «Я не люблю организовывать, подготавливать. Когда стою перед чем-либо, вместо того, чтобы организовывать это – я готовлю себя». Она умела втираться в доверие, в результате чего даже совершенно незнакомые люди приглашали ее к себе домой, подолгу говорили с Дианой, раскрывая ей душу. Фотокамера и личное обаяние открывали перед ней все двери. В фотографии Диану Арбус интересовала, прежде всего, реальность, она стремится запечатлеть детали повседневной жизни своих героев. Она никогда не боялась фотографировать уродцев, поскольку считала, что: «Большинство людей проходят через жизнь, страшась травматического опыта. А уроды родились с травмой. Они уже прошли жизненную проверку. Они – аристократы».

Среди наиболее известных фоторабот Дианы Арбус можно отметить такие снимки, как «Еврей-великан со своими родителями дома в Бронксе, Нью-Йорк», «Мальчик с игрушечной гранатой в руке», «Девочки-близнецы» и другие. Необычные фотографии Арбус скоро привлекли внимание широкой публики и художественной критики. Кто-то открыто критиковал ее работы, не находя в них никакой художественности или фотографического мастерства, другие же искренне восхищались ее талантом.

В 60-е годы фотографии Дианы Арбус впервые были выставлены в нью-йоркском Музее современного искусства. Снимки Дианы Арбус начали печататься в таких популярных изданиях, как Harper’s Bazaar, Esquire и New York Times. К началу 70-х годов было опубликовано около трехсот ее фотографий. Таким образом, Диана Арбус становится одним из самых известных американских фотографов.

К сожалению, находясь на вершине своей творческой карьеры, Диана решает покончить жизнь самоубийством. 26 июля 1971 года она принимает огромную дозу барбитуратов и вскрывает себе вены. До этого в течение нескольких лет она мучилась от гепатита и постоянных депрессий, сопровождавшихся страшными головными болями. Два – три последних года своей жизни Диана провела на таблетках. Ей казалось, что она все еще делает слишком мало в фотографии, Диана чувствовала себя разочарованной и раздавленной.

Надо отметить, что истинные причины ее самоубийства до сих пор остаются загадкой. Ее уход из жизни на вершине славы казался таким нелепым и странным, что даже появилась легенда, согласно которой Диана после приема препаратов и вскрытия вен фотографировала себя, чтобы снять все стадии своего постепенного угасания. Но легенда так и осталась легендой, поскольку никаких фотографий после ее смерти найдено не было. Лизетт Модел предполагала, что ее талантливая ученица на самом деле страдала одной из форм шизофрении.

Удивительно, но имя Дианы Арбус стало по настоящему знаменитым только после ее трагического ухода из жизни. Ее работы словно обрели вторую жизнь, а сама она и после своей смерти остается чрезвычайно востребованным фотографом. В 1972 году вышел альбом ее фотографий, который впоследствии неоднократно переиздавался. Выставки с фотоработами Дианы Арбус проходят в Соединенных Штатах, Канаде и Европе. Ее творчеству было посвящено множество книг, исследований и документальных фильмов. В 2006 году вышел художественный фильм Мех с Николь Кидман в главной роли, основанный на одном из биографических романов о Диане Арбус.

Источник: Фотокомок.ру

Нераскрытые тайны Дианы Арбус | Ретроспектива PRO

Из истории фотографии

Представьте себе Нью-Йорк на излете двадцатых. По одной из аллей Центрального парка медленно движутся две хрупкие фигуры – богато одетая маленькая девочка и изящная дама в скромном, но элегантном наряде. Очевидно, что это ее французская бонна. Девочка судорожно цепляется за руку няни, а та, чуть склонившись в сторону своей подопечной, живо жестикулирует и что-то ей объясняет.

Аэрофотосъемка Нью-Йорка в районе Центрального парка. 1920-е гг.

Возможно, это был рассказ про никогда не спящий Нью-Йорк – город, ставший своеобразным аттракционом для сотен тысяч приезжих и вездесущих туристов. Или рассказ о том, что эти приезжие видят его совсем не таким, как те, что его населяют. А может, это были истории про людей, о которых не пишут в газетах и чьи фотографии не рискнет напечатать ни один приличный журнал…

В этих прогулках, ставших отдушиной от огромных и мрачных апартаментов, где маленькая девочка коротала свои невеселые дни, заключалась настоящая жизнь Дианы, пробуждая ее особенное, похожее на открытую рану мировосприятие. Но кто она такая, эта беспокойная, замкнутая в себе и бесконечно одинокая женщина, еще в детстве прослывшая странной, непонятной и «не от мира сего»?

Извороты судьбы и поиски себя

Дайан Арбус в Центральном парке со своей камерой Mamiya, 1967

Диана Арбус – выдающийся фотограф ХХ века, неординарный документалист, человек, судьба которого так и осталась загадкой. Как и она сама. Эта странная женщина, всю жизнь искавшая себя и видевшая «другую» красоту, ушла из этого мира, будучи на пике своего признания, влияния, популярности. Но ушла не просто так, а оставив после себя всемирно значимое достояние – иной взгляд на табуированные темы. Иной взгляд на людей. Иной взгляд на мир. И на то, как он устроен.

В течение своей жизни Диана создавала и оттачивала новый, совершенно уникальный стиль в фотоискусстве, целью которого было отображение плоти и сути повседневной жизни как вакцины против образцовой гламурной действительности. Этот стиль по праву может быть причислен к течениям постмодерна, но не повторяет ни одно из его ответвлений, декларируя только общий подход.

* * *

Диана Немиров родилась в Нью-Йорке в 1923 году в респектабельной семье, глава которой владел моднейшим на те времена меховым бутиком «Рассекс». Уже с детства она могла чувствовать свое привилегированное место среди других – девочка жила в элитном районе Нью-Йорка и училась в лучшей школе, которую только могли себе позволить неприлично богатые евреи.

Жизнь этой девочки должна была стать предсказуемой, поскольку была устроена и обеспечена родительским состоянием с самого рождения, но уже с юного возраста Диана проявляла бунтарские настроения, своеволие и упрямство. Накануне своего 14-летия она вдруг осознала, что влюбилась в Аллана Арбуса, молодого сотрудника из отцовского магазина, и безапелляционно заявила родителям, что намерена выти за него замуж, когда придет время.

Аллан и Диана Арбус

Понятно, что состоятельному семейству с аристократическими притязаниями такая перспектива никак не могла прийтись по душе, и девочку отослали в Каммингтон, записав ее в школу искусств. Кстати, свое обещание выйти за Аллана Диана все-таки сдержала, едва успели закончиться торжества по поводу ее 18-летия. Была ли она влюблена в него так же страстно, как пять лет назад, неизвестно, но судя по воспоминаниям близких друзей, для Дианы это замужество означало освобождение от родительской диктатуры и вечной необходимости соответствовать статусу приличного семейства.

Аллан и Диана Арбус

Так что очень заблуждаются те, кто считает, что странноватая богачка удовлетворила свою блажь и вышла за бедняка, основным дивидендом которого были лишь его мечты когда-нибудь стать актером. Нет, она вышла за мужчину, против которого были настроены все ее родные. Именно так она поступала всегда – шла поперек. Делала то, чего хочется ей. Но значимость этого поступка – в другом: этот «акт неповиновения» стал первым триумфальным преодолением препятствий на ее удивительном творческом пути.

Автопортрет

«Удивительном» – это еще скромно сказано… Ибо как ребенок из обеспеченной семьи, у которого было все, о чем можно мечтать, – дорогостоящие уроки живописи, посещение школы искусств, лучшее образование, – оказался способным увидеть другую сторону жизни. И не просто увидеть, подобно пассивным созерцателям, но и уловить ее красоту, а затем показать этот мир без прикрас другим людям!

Диана Арбус. 1939 год

Сама Диана вспоминала, что все эти блага – богатство ее семьи, огромный дом и роскошное его убранство – более всего вызывали у нее неприятие. Возможно, именно этот достаток, привилегированное положение и «жизнь напоказ» стали толчком к ее внутренней трансформации, приведшей к странному, но притягательному восприятию мира. И это ее новое мироощущение по сути было своеобразным бунтом, ее личным протестом против превалировавшей в американском обществе того времени системы ценностей.

Вместе с мужем, которому пришлось расстаться со своими мечтами о бродвейской сцене ради достойного содержания супруги, она основала фотостудию, которая к концу 40-х стала очень известной в Нью-Йорке.

АвтопортретФотография от семейной студии Аллана и Дианы Арбус

У супругов родились двое детей – Доун и Эми. Однако даже несмотря на рождение дочек, которых она безумно любила, Диане было сложно избавиться от чувства неудовлетворенности и недовольства своей жизнью. То и дело она погружалась в депрессию, симптомы которой со временем лишь усугублялись.

Автопортрет. 1945г.

Новый свет – как краткий всполох…

Престижная работа в индустрии моды, после – в журналистике, а еще позже – социальная фотография, о которой Диана мечтала с детства, тоже не вызывали радости.

В 1957 году профессиональные пути Дианы и Аллана разошлись, а немного позже они уже расстались и как супруги.

Сдерживала ли ее эта «нормальность», устоявшийся жизненный уклад и будничные семейные заботы? Выходит, что так, потому что с начала 60-х Диана Арбус начинает заниматься неординарной съемкой и, наконец, находит себя. В этот период созданы лучшие ее работы. Но даже этот успех не кажется ей полноценным и приносит не столько радости, сколько она могла бы ожидать от такого прорыва.

На съемке в Центральном парке Нью-Йорка

Перенесенный в 1966 и 1968 годах гепатит только обостряет приступы депрессии. В возрасте 48 лет, будучи одним из самых именитых фотографов в США, Диана приняла большую дозу барбитуратов и покончила с собой. И все же, наверное, ошибочно считать, что именно творчество погружало ее в депрессивное состояние. Тем более что депрессией и обсессивными расстройствами Диана страдала с самого детства. На самом деле работа воодушевляла ее, давала ей силы жить.

Автопортрет

Друзья Дианы вспоминают, что длительная терапия и прием антидепрессантов помогли ей на некоторое время, и никто из них даже не мог предположить, что она выберет именно этот путь. Последние две страницы дневника фотохудожницы аккуратно вырезаны, поэтому никто из них так и не узнал причин ее поступка. Всю жизнь исследуя тайны других, эта удивительная женщина так и осталась тайной для своих близких.

Творческое наследие: неотретушированный взгляд на табу

Автопортрет

Некоторые исследователи заключают, что на смену творческого направления Дианы повлиял фильм Тода Броунинга «Уродцы», который из-за всеобщей критики оказался на целых три десятилетия похороненным в студийном архиве. Вышедший на экраны в начале 30-х, лишь в 1961-м он снова был взят в прокат и оказал огромное влияние на представителей нонконформистских культурных течений.

Возможно, так и было, но вероятнее всего начало творческого пути фотохудожницы связано с течением нуар, особенно популярным в 30-х в Нью-Йорке. Увлекшись новым веянием, Диана и Аллан сконцентрировались на этом стиле, и к концу 1947-го их снимки впервые появились в fashion-изданиях уровня Glamour, Harper’s Bazaar и Vogue. Подчеркнутая концептуальность и нуарная мрачность стали отличительными чертами их стиля, а работы – узнаваемыми и востребованными.

Фотография Дианы Арбус. Женщина в черном платье

Но, продолжая искать себя, Арбус в середине 50-х кардинально изменила направление работы – теперь ее интересовала журналистика и социальное фото. В этот период Диану наставлял А. Бродович – создатель уникального американского стиля, оказавший влияние на всю медиакультуру США. В это же время фотохудожница брала уроки у Лизетт Модел, одной из основных фигур в сфере стрит-фотографии того времени. Она была грубоватой (что вообще свойственно знаменитостям), но прямолинейной и предельно откровенной.

Фото Дианы Арбус. Женщина, несущая ребенка в Центральном парке. 1956 г.

Именно Лизетт приоткрыла для Дианы дверь, ведущую в эксклюзивную залу славы, признания и востребованности. Именно эта «американская Фаина Раневская» показала девушке важность психологической подоплеки и глубокого проникновения во внутреннюю субъективную реальность каждого, кто попадает в кадр.

Диана Арбус, Ребенок в ночной рубашке, Wellfleet, Mass., 1957г.

И Диана с готовностью восприняла этот дар, в одночасье изменив свой ракурс и сформировав собственный стиль с характерной двухцветностью и зернистостью. Работа модным фотографом в уютной студии сменилась изысканиями «в поле». Героями Дианы стали трансвеститы, цирковые актеры, уличные фокусники и гадалки.

Три трансвестита в вечернем платье в гостиной, Нью-Йорк 1961г.

Чуть позже в кадр попали и те, на кого в обществе не принято смотреть в упор, – карлики, аутисты, инвалиды, бедняки из трущоб, странные люди с особенной судьбой.

Русские друзья-карлики в гостиной на 100-й улице, Нью-Йор 1963

Арбус отмечала, что особой психологической глубины ей позволяла добиться обычная беседа перед съемкой. Она молча выслушивала истории людей и только после этого начинала работу. За последнее десятилетие своей жизни Диана отсняла более шести тысяч пленок.

Женщина в розовой шапке, Нью-Йорк, 1966 г.

Уже после смерти фотохудожницы, в 70-х, была организована крупнейшая выставка ее работ в нью-йоркском Музее современного искусства, которая привлекла свыше семи миллионов зрителей. А в 2006-м по мотивам ее жизни Стивен Шейнберг выпустил фильм «Мех», в котором снялись звезды мировой величины.

Вдохновленная красотой несовершенства

Замок в Диснейленде

Некоторые издания называют Диану мастером съемки девиаций. Но ее работы – это не только демонстрация пугающих, аномальных и порою откровенно безобразных сцен. Ее фотографии – словно полотна художника, пишущего исключительно с натуры.

Диана Арбус, Маленький мужчина, кусающий грудь женщины, Нью-Йорк, 1958

По духовному содержанию это не просто призыв к толерантности и желание обратить внимание на социальных аутсайдеров, это попытка показать, какова другая жизнь, в которой есть то же, что и у «нормальных» людей – чувства, проблемы, счастье. То есть объединяющая нас всех человечность.

Дайан Арбус, Девушка, сидящая на постели со своим парнем, Нью-Йорк, 1966 г.

Арбус говорила о том, что она не снимает фриков. Она снимает людей. Да, непохожих на других, но людей. Камера позволяла ей увидеть их шокирующую красоту и ее странную притягательность.

Дайан Арбус, Макс Максвелл Ландар, дядя Сэм, Нью-Йорк , 1961.

И эта неординарность, несовершенство и несоответствие «приличным» стандартам были своеобразным «пропуском» в их особый, отвергаемый другими мир. Снимки Дианы демонстрируют этот «другой мир» как нечто обыденное, пусть и свободное от привычных рамок.

Диана Арбус. Девочка и мальчик, парк Вашингтон-сквер, Нью-Йорк, 1965 г.

Всемирно известные фотографии – взять хотя бы «Еврейский гигант и его родители», «Карлик-мексиканец в комнате отеля», «Молодой человек в бигуди», – пронизаны одновременно болью, напряжением и любовью, принятием и уважением к судьбам людей, от которых общество привыкло отводить глаза.

Еврейский гигант и его родители

В то время как красивые с общественной точки зрения модели, напротив, выглядят на ее снимках либо несколько потерянными, либо неприкрыто несчастными.

Диана Арбус держит принт своей фотографии «Молодой человек в бигуди»

Эти работы, больше похожие на перформанс, позволяют не только увидеть противоречия в человеческом восприятии действительности, но ощутить внутреннее напряжение. Снимки словно дробят, делят восприятие, переворачивая сознание и превращая его в некое новообразование, разрушающее рамки между тем, что считается правильным, и тем, чего спокойнее не замечать.

Три мальчика на бейсбольном матче в Центральном парке Нью-Йорка. 1962 г.

Эта странная женщина показала всему миру новый взгляд на вещи. Ее природная чувствительность, особое видение прекрасного и отсутствие конформизма помогли ей открыть широкой публике табуированные темы. Именно маргинальная эстетика стала «голосом» Дианы и помогла ей стать одной из наиболее значимых фигур мировой фотодокументалистики.

Пара на пирсе. 1963 год

Диана Арбус – бунтарь и разрушитель социально приемлемого, истинный представитель эпохи постмодернизма.

Без названия. 1971 г.

Ее жизнь похожа на ее фотографии – такая же спонтанная и непредсказуемая, заполненная болью и одиночеством, но в то же время движимая какой-то удивительной внутренней свободой и любовью. Ее работы до сих пор вызывают негодование, тревогу, ненависть, неприятие у одних и переоценку ценностей у других.

Диана Арбус

РОСФОТО Diane Arbus. Revelations

Соглашение об условиях предоставления услуги онлайн-продажи билетов Федеральным государственным бюджетным учреждением культуры «Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО»

Настоящий документ — «Пользовательское соглашение» является офертой (в соответствии со статьей 437 Гражданского кодекса РФ). Безусловным принятием (акцептом) условий настоящей Оферты, в соответствии со статьей 438 Гражданского кодекса РФ, считается пользование Клиентом услугой онлайн-продажи.

Настоящая Оферта содержит условия заказа и оплаты услуг РОСФОТО. Совершая действия по заказу/покупке/оплате билета в РОСФОТО, Клиент полностью и безоговорочно принимает и обязуется неукоснительно соблюдать все условия настоящего Соглашения.

РОСФОТО предоставляет возможность оплачивать билеты посредством компьютерной сети Интернет, используя для расчетов «Платёжные системы». Указанная услуга по онлайн-продаже доступна Клиенту при наличии у него компьютера или иного устройства, позволяющего осуществить доступ в сеть Интернет, а также доступа к сети Интернет.

Все вопросы, связанные с предоставлением прав доступа в сеть Интернет, покупкой и настройкой для этого соответствующего оборудования и программных продуктов, настоящим Соглашением не регулируются и решаются Клиентом самостоятельно.

  1. ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ

1.1. Банковская карта — инструмент для совершения её держателем операций с денежными средствами, находящимися у банка, выпустившего карту, в соответствии с законодательством РФ и договором с банком-эмитентом.

1.2. Билет — документ, выполненный на бланке строгой отчетности, предоставляющий право посещения Мероприятий.

1.3. Возврат — оформленный в соответствии с условиями настоящего Соглашения возврат Платежа на Банковскую карту Клиента.

1.4. Заказ — один или несколько Билетов на одно Мероприятие, выбранных Клиентом из Системы и объединенных в Системе единым идентификационным номером, на основании которого осуществляется временное изъятие (бронирование) указанных Билетов из общей продажи в Системе.

1.5. Кассы РОСФОТО — кассы РОСФОТО для продажи билетов.

1.6. Клиент (Пользователь) — физическое лицо, достигшее 18-летнего возраста, или уполномоченный представитель юридического лица, использующие Банковскую карту на основании договора с банком-эмитентом, прошедшие Регистрацию на Сайте и использующие Сайт для получения информации и Заказа Билетов.

1.7. Мероприятие — выставки, а также иные события, посещение которых возможно только при предъявлении Билета.

1.8. Платеж — перевод денежных средств в размере Стоимости Заказа на счет РОСФОТО с помощью Банковской карты.

1.9. Система (платежная система) — совокупность финансовых институтов, объединенных между собой на договорной основе, а также включающая в себя программные, аппаратные и технические средства, обеспечивающие информационное и технологическое взаимодействие, необходимое для осуществления расчетов между «Покупателями» и «Продавцом».

1.10. Оплата заказа — подтверждение со стороны Системы факта списания денежных средств с Банковской карты Клиента.

1.11. Покупка — факт оплаты Заказа, подтверждаемый Ваучером, который бесплатно обменивается на Билеты в Кассах РОСФОТО.

1.12. Сайт — WEB-сайт РОСФОТО, размещенный в сети Интернет по электронному адресу www.rosphoto.org, предназначенный для размещения информации и бронировании Билетов.

1.13. Соглашение — настоящее пользовательское соглашение.

1.14. Ваучер — документ в электронном виде или на бумажном носителе, подтверждающий факт осуществления Клиентом оплаты Билетов на Сайте. Ваучер Заказа не является Билетом и не дает права посещения Мероприятия.

1.15. Стоимость Заказа определяется Сторонами при каждом определенном Заказе на основе действующих расценок РОСФОТО на момент оформления Заказа на Сайте.

1.16. Стороны — РОСФОТО, Клиент.

1.17. РОСФОТО (Продавец) — Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный музейно-выставочный центр РОСФОТО», ИНН 7813173210 КПП 783801001 ОГРН 1027806860740; место нахождения: 190000, Санкт-Петербург, ул. Большая Морская, д.35, литера М.

1.18. Правила платежных систем — свод документов, регулирующих деятельность платёжных система VISA и MasterCard.

2. ПРЕДМЕТ СОГЛАШЕНИЯ

2.1. Соглашение регулирует поведение Клиента при получении информации и осуществлении Заказа при приобретении Билетов с использованием Сайта.

2.2. Соглашение является договором между Клиентом и РОСФОТО (далее — Сторона, Стороны) и регламентирует использование Клиентом Сайта РОСФОТО.

2.3. Слова и выражения, выделенные заглавными буквами по тексту настоящего Соглашения, если не определены непосредственно по тексту таковыми, имеют значения, предусмотренные для них в разделе 1 настоящего Соглашения.

3. ВСТУПЛЕНИЕ СОГЛАШЕНИЯ В СИЛУ

3.1. Соглашение вступает в силу с момента нажатия на кнопку «Заказать» при бронировании Билетов.

3.2. РОСФОТО оставляет за собой право вносить изменения в настоящее Соглашение без дополнительного уведомления Клиента и предупреждает Клиента о том (а Клиент настоящим принимает и соглашается с тем), что при каждом новом Заказе Клиент обязан ознакомиться с текстом Соглашения на предмет внесенных изменений. Текст Соглашения постоянно размещен на Сайте РОСФОТО по адресу: https://rosphoto.org/terms-of-service-online-tickets

3.3 Согласие Клиента с условиями настоящего Соглашения выражается в форме размещения своего электронного адреса в регистрационной форме при бронировании Билетов.

4. РЕГИСТРАЦИЯ

4.1. Регистрация на Сайте:

— Клиент обязуется заполнить все поля регистрационной формы (электронной анкеты) на Сайте при бронировании Билетов.

4.2. Клиент обязуется:

— указать действующий адрес электронной почты (e-mail), принадлежащий Клиенту;

— указать действующий номер телефона, принадлежащий Клиенту;

— ввести ФИО получателя Билетов в Кассах РОСФОТО;

— выразить своё согласие с условиями Соглашения (см. пункт 3.3 настоящего Соглашения).

5. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ КЛИЕНТА

5.1. Клиент обязан полностью соблюдать условия настоящего Соглашения.

5.2. Клиент имеет право осуществлять Заказ на Сайте и возврат Платежа в соответствии с условиями настоящего Соглашения.

5.3. Клиент обязан добросовестно использовать Сайт (только в целях, не противоречащих настоящему Соглашению и в том порядке, как предписывает настоящее Соглашение). Запрещается использование программных средств для модификации данных и иных способ несанкционированного доступа к функционалу Сайта.

5.4. Клиент не имеет права воспроизводить, повторять, копировать, перепродавать, размещать на других сайтах, использовать в коммерческих или рекламных целях информацию с Сайта, в том числе информацию о предложенных на Сайте Билетах и ценах на Билеты.

5.5. Право посещения Мероприятий РОСФОТО предоставляется Клиенту на основании Билета, выполненного на бланке строгой отчетности и выданного в кассе РОСФОТО на основании Ваучера.

6. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РОСФОТО

6.1. РОСФОТО предоставляет Клиенту возможность осуществлять Заказ Билетов через Сайт РОСФОТО и их Возврат в соответствии с условиями настоящего Соглашения.

6.2. РОСФОТО обязуется указать на Сайте цену для всех Билетов, которые доступны для Заказа. Заказ Билетов для льготных категорий граждан не производится.

6.3. РОСФОТО имеет право в одностороннем порядке изменить цену Билетов, предлагаемых на Сайте, при этом Стоимость ранее оплаченных Заказов остается неизменной.

6.4. РОСФОТО имеет право направлять Клиентам информационные сообщения, связанные с оказанием услуг (в том числе с оформлением Заказа).

6.5. РОСФОТО имеет право по своему усмотрению устанавливать лимиты на количество приобретаемых Клиентом Услуг.

6.6. РОСФОТО вправе аннулировать Заказы Клиента, нарушающего условия настоящего Соглашения.

7. ПРАВИЛА ПОКУПКИ И ВОЗВРАТА БИЛЕТОВ

7.1. Валюта Платежа и Возврата

7.1.1. Валютой списания денежных средств с Банковской карты Клиента в соответствии с действующим законодательством РФ является российский рубль.

7.1.2. Валютой Возврата денежных средств на банковскую карту Клиента в соответствии с действующим законодательством РФ является российский рубль.

7.2.Порядок совершения Заказа при оплате Банковской картой

7.2.1. После выбора необходимых Билетов Клиент приступает к оформлению Заказа посредством нажатия кнопки «Заказать» и поэтапно проходит все ступени формирования Заказа.

7.2.2. В любой момент до окончательного подтверждения Заказа и совершения Платежа Клиент вправе отказаться от неоплаченного Заказа, если какие-либо условия настоящего Соглашения являются неприемлемыми для Клиента.

7.2.3. Для оплаты Заказа Клиент автоматически перенаправляется на сайт Системы, где проверяются данные Банковской карты Клиента. При успешном проведении Платежа со счета Банковской карты снимается сумма в размере стоимости Заказа. В случае, если оплата Заказа не была завершена и/или завершена неуспешно, Клиент вправе оформить новый Заказ и произвести его оплату согласно порядку, указанному в пункте 7.2 настоящего Соглашения.

7.2.4. При успешной оплате Клиент получает на адрес электронной почты, указанный в процессе оформления Заказа, ссылку на ваучер для его распечатывания.

7.2.5. Ваучер подлежит обязательному обмену на Билет, изготовленный на бланке строгой отчётности. Обмен Ваучера на Билет производится в Кассах РОСФОТО в день посещения. Срок действия Ваучера составляет 14 дней с момента его получения Клиентом.

7.2.6. Для получения Билетов Клиенту необходимо предъявить документ, удостоверяющий личность, и Ваучер в распечатанном или электронном виде.

7.2.7. В случае одностороннего отказа Клиента от Заказа, Клиент имеет право на возврат суммы, уплаченной им при оформлении Заказа в соответствии с пунктом 7.7 настоящего Соглашения.

7.3. Отказ в выдаче Билетов

7.3.1. РОСФОТО имеет право отказать Клиенту в выдаче Билетов в случае:

а) при получении информации от Системы о совершении или подозрении на совершение мошеннической операции с использованием Банковской карты Клиента до возврата Платежа на Банковскую карту Клиента;

б) если Билеты по соответствующему Заказу были выданы Клиенту ранее;

в) в случае невозможности идентифицировать личность получателя Билетов;

г) возврата Платежа по соответствующему Заказу до момента обращения Клиента в Кассу для получения Билета по Заказу;

д) несовпадения личных данных о Клиенте (ФИО), указанных в Ваучере и в предъявленном Клиентом документе, удостоверяющем личность.

7.3.2. Стороны пришли к соглашению, что в случае отказа РОСФОТО в выдаче Клиенту Билетов по основаниям указанным в пункте 7.3.1, факт неполучения Клиентом Билетов по соответствующему Заказу будет признаваться Сторонами фактом неполучения Билетов по вине Клиента и освобождает РОСФОТО от возврата Клиенту суммы Платежа по соответствующему Заказу.

7.3.3.Если клиент фактически не получил Билет по соответствующему Заказу в срок, указанный в пункте 7.2.5, то такое событие является достаточным основанием для РОСФОТО прекратить свои обязательства по настоящему Соглашению в одностороннем порядке в соответствии с условиями Соглашения и считать свои обязательства перед Клиентом выполненными в полном объеме.

7.4. Безопасность Платежей

7.4.1. Клиент обязан совершать Платежи только при помощи собственной Банковской карты.

7.4.2. Безопасность Платежей обеспечивается процессинговым центром «ПСКБ Онлайн» (пункт 7.6.2 настоящего Соглашения).

7.5. Аннулирование Заказа

7.5.1. РОСФОТО вправе аннулировать Заказ в случаях, указанных в пунктах 7.2.7 и 6.6 настоящего Соглашения.

7.5.2. РОСФОТО имеет право в случае неполучения подтверждения об успешном Платеже от Системы аннулировать Заказ через 2 (два) часа после его оформления Клиентом на Сайте.

7.5.3. РОСФОТО вправе аннулировать Заказ в случае технического сбоя программно-аппаратного комплекса при осуществлении Заказа. Стоимость Заказа при этом возвращается на Банковскую карту, при помощи которой был совершен соответствующий Платёж в соответствии с пунктом 7.7.2.2 настоящего Соглашения.

7.6. Информационная поддержка Клиента

7.6.1. В случае возникновения вопросов, не связанных с осуществлением Платежа, Клиент может обратиться в РОСФОТО по телефону: (812) 314-12-14 (с 10:00 до 18:00) или по электронной почте по адресу: [email protected]

7.6.2. По всем вопросам, претензиям и пожеланиям, связанным с осуществлением Платежа с использованием Банковской карты, Клиент должен обращаться в службу технической поддержки процессингового центра «ПСКБ Онлайн»: [email protected] или по телефонам: 8 800 200 35 65, (812) 332 26 26.

7.7. Правила Возврата

7.7.1.Правила возврата Платежа по запросу Клиента до обмена Ваучера на Билет в Кассе РОСФОТО

7.7.1.1. Возврат Платежа за оплаченный Заказ проводится только за заказы, оформленные на Сайте РОСФОТО при помощи Банковской карты и не полученные в Кассах РОСФОТО.

7.7.1.2. Для осуществления Возврата Клиент должен заполнить Заявление в электронном формате (скачать бланк заявления в формате MS Office) и отправить его по электронной почте по адресу: [email protected]

7.7.1.3. Обработка запросов на осуществление Возврата осуществляется в рабочие дни с 10:00 до 17:00 по московскому времени. Запрос принимается РОСФОТО в обработку только после выполнения Клиентом в полном объеме условий, установленных в пункте 7.7.1.2. Запрос в свободной форме (без заполненного заявления на возврат) или заявление, заполненное некорректно, не являются основанием для Возврата.

7.7.1.4. При принятии запроса на Возврат менее чем за 3 (три) дня до даты окончания срока действия Ваучера РОСФОТО оставляет за собой право не осуществлять возврат стоимости Билетов Клиенту.

7.7.2. Правила Возврата Билетов, приобретенных при помощи Банковской Карты на Сайте и полученных в Кассах РОСФОТО

7.7.2.1. Оформление Возврата Билета производится только в Кассах РОСФОТО.

7.7.2.2. Возврат стоимости Билета осуществляется только на Банковскую Карту, с которой был произведен Платеж.

7.7.2.3. Для Возврата Билета Клиент заполняет заявление (выдается на Кассе), в котором указывает: фамилию, имя, отчество, номер Ваучера, номер паспорта, адрес электронной почты и номер Банковской карты, с которой был произведен Платеж, дату Заказа, сумму Заказа и номер Билета. Заявление, заполненное некорректно, не является основанием для Возврата стоимости Билета. Для оформления Возврата Клиенту необходимо предъявить документ, удостоверяющий личность и Билет.

7.7.3. Правила Возврата Билетов по инициативе РОСФОТО

7.7.3.1. При Возврате платежа в случае отмены Мероприятия или в случае замены Мероприятия, если Билеты подлежат возврату, а также в случае возникновения технических сбоев, послуживших причиной некорректного оформления Заказа или осуществления Платежа, РОСФОТО аннулирует Заказ и возвращает Клиенту Платеж в полном объеме.

7.7.4. Стороны пришли к соглашению, что возврат Платежа по соответствующему Заказу в соответствии с условиями настоящего Соглашения и/или Правилами Международных Платёжных Систем и законодательством РФ, будет расцениваться Сторонами как событие, которое является достаточным основанием для РОСФОТО прекратить свои обязательства по настоящему Соглашению и считать свои обязательства перед Клиентом выполненными в полном объёме.

7.8. Датой возврата Платежа считается дата списания денежных средств со счёта РОСФОТО. За дальнейшее прохождение денежных средств РОСФОТО ответственности не несет.

8. КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ

8.1. РОСФОТО обязуется не разглашать полученную от Клиента информацию. Не считается нарушением предоставление РОСФОТО информации лицам, действующим на основании договора с РОСФОТО, для исполнения обязательств перед Клиентом. РОСФОТО предоставляет доступ к персональным данным Клиента только тем работникам, подрядчикам и агентам, которым эта информация необходима для обеспечения функционирования Сайта и предоставления услуг Клиенту.

8.2. Обработка данных Клиента осуществляется в соответствии с соблюдением действующего законодательства РФ. РОСФОТО обрабатывает данные Клиента в целях предоставления Клиенту услуг, проверки, исследования и анализа таких данных и для связи с Клиентом. РОСФОТО принимает все необходимые меры для зашиты данных Клиента от неправомерного доступа, распространения, изменения, раскрытия или уничтожения.

8.3. Принимая условия Пользовательского соглашения на Сайте, Клиент дает согласие на обработку персональных данных, как с использованием средств автоматизации, так и без таковых, включая сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, использование, распространение (в том числе передачу), обезличивание, блокирование, уничтожение персональных данных, предоставленных Клиентом в связи с выполнением настоящего Соглашения, а также иных действий, предусмотренных Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

8.4. РОСФОТО не проверяет достоверность предоставленных Клиентом данных и не осуществляет контроль их актуальности, но исходит из того, что Клиент предоставляет достоверные и достаточные данные по вопросам, предлагаемым в форме Регистрации, и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии. Всю ответственность за последствия предоставления недостоверных или недействительных персональных данных несет Клиент.

8.5. РОСФОТО вправе использовать предоставленную Клиентом информацию, в том числе персональные данные, в целях обеспечения соблюдения требований применимого законодательства (в том числе в целях предупреждения и/или пресечения незаконных и/или противоправных действий Клиента). Раскрытие предоставленной Клиентом информации может быть произведено лишь в соответствии с применимым действующим законодательством по требованию суда, правоохранительных органов и в иных предусмотренных законодательством случаях.

9. ОГРАНИЧЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

9.1. Клиент соглашается с тем, что использует Сайт и предоставляемую им функциональность «как есть», на свой собственный риск. РОСФОТО не принимает на себя ответственность, в том числе и за соответствие Сайта целям и ожиданиям Клиента.

9.2. РОСФОТО не несет ответственности по договорам, заключенным между Клиентом и третьими лицами.

9.3. РОСФОТО имеет право в любой момент в одностороннем порядке прекратить действие Сайта в целом или части его функций без предварительного уведомления Клиента. РОСФОТО не несет ответственности за временное или постоянное прекращение работы Сайта.

9.4. РОСФОТО прилагает все возможные усилия для обеспечения нормальной работоспособности Сайта, однако РОСФОТО не несёт ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по Соглашению перед клиентом в части возмещения убытков (ущерба), прямых или косвенных, произошедших из-за невозможности использования Сайта.

9.5. В случае наступления форс-мажорных обстоятельств, а также аварий или сбоев в программно-аппаратных комплексах третьих лиц, сотрудничающих с РОСФОТО, или действий (бездействий) третьих лиц, направленных на приостановку или прекращение функционирования Сайта, возможна приостановка работы Сайта без какого-либо уведомления Клиента.

9.6. РОСФОТО не несет ответственности за сроки осуществления Платежей банками и иными организациями, в том числе при возврате Платежей Клиенту.

9.7. При любых обстоятельствах ответственность РОСФОТО перед Клиентом ограничена стоимостью приобретаемых Клиентом Билетов.

9.8. Стороны освобождаются от ответственности за полное или частичное неисполнение своих обязательств, если такое неисполнение явилось следствием действия обстоятельств непреодолимой силы, возникших после вступления в силу Соглашения, в результате событий чрезвычайного характера, которые Стороны не могли предвидеть и предотвратить разумными мерами.

9.9. РОСФОТО не несет ответственности по возникшим между Клиентом и Системой и/или кредитным учреждением спорам и разногласиям по Платежам.

10. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

10.1. Настоящий документ является исчерпывающим Соглашением между Клиентом и РОСФОТО, определяет условия пользования Сайтом. В случае возникновения противоречий текст Соглашения, размещенный на сайте, будет иметь преимущество по сравнению с любым иным текстом Соглашения.

10.2. В случаях, не указанных в Соглашении, отношения между РОСФОТО и клиентом регулируются действующим законодательством РФ.

10.3. В случае возникновения разногласий и споров по поводу Соглашения и области его действия, РОСФОТО и Клиент предпримут все возможные усилия к их разрешению путем переговоров. В случае невозможности разрешения споров путем переговоров они будут разрешаться в суде в порядке, определенным действующим законодательством РФ.

10.4. Клиент настоящим подтверждает, что ознакомился и принимает полностью (и без каких-либо дополнительных оговорок) условия настоящего Соглашения. Клиент настоящим обязуется полностью соблюдать в своих взаимоотношениях с РОСФОТО все условия настоящего Соглашения.

Дайан Арбус | Биография фотографа и работы

Ранняя жизнь

Арбус родилась Дайан Немерова в Нью-Йорке в 1923 году. Будучи родившейся в богатой семье, юность Арбус была потрачена на попытки отделить себя от своего привилегированного воспитания, и ее работа сыграла важную роль в ее попытках добиться этого.

Она познакомилась со своим мужем, Алланом Арбусом, в 1936 году, когда он работал в семейном универмаге модной одежды Russek’s, и вышла за него замуж в 1941 году. Муж поощрял ее интерес к фотографии и купил Арбус ее первую камеру.Вскоре она прошла курс фотографии у фотографа Беренис Эбботт в Новой школе в Нью-Йорке.

Карьера фотографа

Вместе с мужем Арбус начала карьеру модного фотографа, создав изображения для журналов, включая Glamour и Vogue . В 1956 году она вернулась в Новую школу, чтобы начать обучение у старшего уличного фотографа Лизетт Модель. Пытаясь найти то, что она действительно хотела сфотографировать, Модель призвала Арбус запечатлеть только то, что ее взволновало.Следуя этому совету, Арбус начала регулярно фотографировать обездоленных людей или тех, кого основное общество считает изгоями. Арбус однажды сказала: «Я действительно верю, что есть вещи, которые никто бы не увидел, если бы я их не сфотографировал». Ее фотографии детей и чудаков, пар и артистов цирка, имитирующих женщин и пешеходов на Пятой авеню — одни из самых интимных и удивительных изображений. 1960-х годов.

Ее работа часто рассматривается как спорная из-за провокационного характера предмета; некоторые считают, что это неудобно и тревожно, в то время как другие считают это милым и милосердным.Арбус часто часами проводила со своими объектами, фотографируя их в пределах их собственного пространства, что придает ее портретам поразительную искренность и интимность.

Арбус покончила с собой в 1971 году в возрасте 48 лет после долгой борьбы с депрессией. Она была первым фотографом, выбранным для представления Соединенных Штатов на Венецианской биеннале всего год спустя, в 1972 году.

Выставки и награды

Ее работы продолжают оставаться источником вдохновения для многих фотографов сегодня и представлены в различных коллекциях и учреждениях по всему миру, включая Национальную галерею искусств в Вашингтоне Д.C, Художественный музей округа Лос-Анджелес и Национальные галереи Шотландии в Эдинбурге.

Связанные

Заметки, новости, пресса и выставки

Дайан Арбус — одна из самых известных и самых вдохновляющих фотографов Америки — о фотоблоге

Дайан родилась как Дайан Немерова в 1923 году в Нью-Йорке в семье евреев, иммигрантов из Советской России. На самом деле они были довольно богаты, так как владели Russeks, универмагом на Пятой авеню.Благодаря этому она не пострадала от Великой депрессии. Однако то, что она была ребенком в богатой семье, также значило, что ее в основном воспитывали горничные. Возможно, она жила в той среде, в которой она отделяла себя от семьи. Несмотря на то, что родители не воспитывали ее напрямую, они косвенно влияли на ее жизнь. После ухода отца на пенсию он стал художником. Ее сестра стала дизайнером и скульптором, а брат — лауреатом Пулитцеровской премии. Сама Дайан начала рисовать, но бросила сразу после окончания средней школы.

Возможно, не имея семейных уз, она очень рано вышла замуж в 18 лет за Аллана Арбуса. Они оба какое-то время работали в коммерческой фотографии с 1946 по 1956 год. К сожалению, брак не сложился, и в 1969 году они развелись. Ее муж ушел и стал актером. Возможно, вы действительно помните его по сериалу M * A * S * H, где он играл доктора Сидни Фридмана. Я действительно узнаю его, и я даже не из США, так что, думаю, вы тоже можете.

Но я хочу говорить не о ее личной жизни.Итак, давайте посмотрим на ее карьеру фотографа. Арбус получила свою первую камеру (которая была камерой Graflex) сразу после того, как вышла замуж в возрасте 18 лет. Ее муж на самом деле был фотографом Службы связи армии США во время Второй мировой войны. Она начала брать уроки фотографии у Беренис Эббот, фотографа, наиболее известного своими портретами.

В 1946 году они вместе основали Дайан и Аллан Арбус, который занимался коммерческой фотографией, где ей предстояла роль арт-директора.Она отвечала за концепции и модели, которые на самом деле не были для нее сбывшейся мечтой, поскольку она считала свое положение очень невыполнимым. Хотя Дайан и Аллан не особо любили модную фотографию, компания делала фотографии для рекламы Рассека, а также для таких модных журналов, как Vogue, Glamour или Seventeen. Во второй половине 50-х Дайан все больше и больше сосредотачивалась в основном на собственном творчестве. Но в остальном можно сказать, что они были довольно успешными. Фотография, сделанная для журнала Vogue, где отец и сын читают газету, была включена в выставку Музея современного искусства «Семья человека» в 1955 году.

Одна из самых ранних — это фотография аудитории кинотеатра на 42-й улице, штат Нью-Йорк. 1958 год, на котором запечатлено несколько человек, сидящих под вспыхивающим светом проектора. Теперь, что мы можем извлечь из этого, она, вероятно, была довольно застенчивой в начале съемки из мест, где ее нельзя было увидеть, избегая человеческого взаимодействия. Сначала Арбус восхищалась зернистостью, которую смогли воспроизвести фотоаппарат и пленка. Первым ее фотоаппаратом был Nikon с 35-миллиметровым объективом, который она использовала для фотографирования Нью-Йорка.Иногда примерно в 1962 году она переходила на двухобъективную зеркальную камеру Rolleiflex. Среднеформатная камера стала одной из композиционных подписей Арбус.

Она объяснила этот переход, сказав: «В начале фотографирования я делала очень зернистые вещи. Я была бы очарована тем, что делает зерно, потому что оно создавало своего рода гобелен из этих маленьких точек … Какое-то время я работал со всеми этими точками, мне ужасно захотелось пройти через них, хотелось увидеть настоящую разницу между вещами… Я начала ужасно расхваливать четкость ».

Она первая начала то, что мы теперь можем назвать ее собственной версией уличной фотографии. Одним из важных наставников в ее карьере была Лизетт Модель, фотограф австрийского происхождения, более известная благодаря ей Позже она сказала, что Арбус пришла к ней и сказала, что она не может фотографировать. « Я хочу сфотографировать то, что является злом », — сказала она. « Она была полна решимости раскрыть то, чему других учили отвернуться от ». отметила Модель.
Типичная для ее фотографии схема — фронтальный портрет в квадратном формате. Она была одной из пионеров использования дневной вспышки, которую она использовала для выделения объектов съемки. Что ей в первую очередь понравилось, так это то, как он изменяет свет и открывает то, чего вы обычно не видите.

Причина в том, что, по ее словам, она хотела сохранить неподвижность на своей фотографии, и поэтому она всегда позировала своим объектам либо на улице, либо в их домах. Она заставляла людей смотреть прямо в камеру, чтобы «заморозить» изображение.Однако, как мы видим на многих ее фотографиях, эффект был прямо противоположным. Многие ее снимки выглядят спонтанно. Кроме того, она также сказала, что ей нравится оставлять тему такой, какая она есть, и лучше перестраивать себя.

Дайан Арбус Фотограф | Все о фото


Дайан Арбус (14 марта 1923 г., 26 июля 1971 г.) была американским фотографом и писателем, известная своими черно-белыми квадратными фотографиями «девиантных и маргинальных людей (карликов, гигантов, трансгендеров, нудистов, артистов цирка) или людей, чьи фотографии нормальность кажется уродливой или сюрреалистичной.». Арбус считала, что камера может быть немного холодной, немного жесткой, но ее пристальное внимание раскрыло правду: разницу между тем, что люди хотели видеть, и тем, что они действительно видели недостатки. Друг сказал, что Арбус сказала, что она «боялась … что ее назовут просто« фотографом уродов »»; однако эта фраза неоднократно использовалась для ее описания. В 1972 году, через год после самоубийства, Арбус стала первым американским фотографом. выставить фотографии на Венецианской биеннале.Миллионы людей смотрели передвижные выставки ее работ в 1972-1979 годах.

В период с 2003 по 2006 год Арбус и ее работы были предметом другой крупной передвижной выставки, Diane Arbus Revelations. В 2006 году фильм «Мех» с Николь Кидман в главной роли Арбус представил вымышленную версию истории ее жизни. Хотя некоторые фотографии Арбус были проданы на аукционе за сотни тысяч долларов, работа Арбус вызвала споры; например, Норман Мейлер был процитирован в 1971 году, когда он сказал: «Дать фотоаппарат Дайан Арбус — все равно что вложить в руки ребенка боевую гранату.Другие, однако, указали, что Мейлер был недоволен фотографией, на которой он держится за промежность, сделанной Арбус для New York Times Book Review. Арбус родилась как Дайана Немерова у Давида Немерова и Гертруды Русек Немерова. Немеровы были евреями. супружеская пара, которая жила в Нью-Йорке и владела Russek’s, знаменитым универмагом на Пятой авеню. Из-за богатства своей семьи Арбус была изолирована от последствий Великой депрессии, когда росла в 1930-х годах. Отец Арбус стал художником после ухода из Russek’s. ; ее младшая сестра станет скульптором и дизайнером; а ее старший брат, Говард Немеров, позже станет лауреатом поэт-лауреатов Соединенных Штатов и отцом американистского историка искусства Александра Немерова.Дайана Немерова посещала подготовительную школу Филдстонской школы этической культуры.

В 1941 году в возрасте восемнадцати лет она вышла замуж за возлюбленного детства Аллана Арбуса. Их первая дочь Дун (которая позже стала писательницей) родилась в 1945 году, а вторая дочь Эми (которая позже стала фотографом) родилась в 1954 году. Дайан и Аллан Арбус расстались в 1958 году, и они развелись в 1969 году. Интерес Арбузов к фотографии побудил их в 1941 году посетить галерею Альфреда Штиглица и познакомиться с фотографами Мэтью Брэди, Тимоти О’Салливаном, Полом Стрэндом, Биллом Брандтом и Юном Атже.В начале 1940-х отец Дайан нанял их, чтобы сделать фотографии для рекламы универмага. Аллан был фотографом Корпуса связи армии США во время Второй мировой войны. В 1946 году, после войны, Арбузы начали коммерческий фотографический бизнес под названием «Дайан и Аллан Арбус» с Дайан в качестве арт-директора и Алланом в качестве фотографа. Они работали в Glamour, Seventeen, Vogue, Harper’s Bazaar и других журналах, хотя «они оба ненавидели мир моды». Несмотря на более чем 200 страниц их модной редакции в Glamour и более 80 страниц в Vogue, фэшн-фотография Арбузов была охарактеризована как «среднего качества».«Знаменитая фотовыставка Эдварда Стейхена 1955 года« Семья человека »действительно включала фотографию, сделанную Арбузами отца и сына, читающих газету.

В 1956 году Дайан Арбус ушла из коммерческой фотографии. Хотя раньше она изучала фотографию с Беренис. Эбботт, ее учеба с Лизетт Модель, начавшаяся в 1956 году, привела к появлению самых известных методов и стиля Арбус. В 1959 году она начала фотографировать по заданию для таких журналов, как Esquire, Harper’s Bazaar и The Sunday Times Magazine.Примерно в 1962 году Арбус перешла с 35-мм камеры Nikon, которая давала зернистые прямоугольные изображения, на двухлинзовую зеркальную камеру Rolleiflex, которая давала более подробные квадратные изображения. В 1963 году Арбус была удостоена стипендии Гуггенхайма за проект «Американские обряды, нравы и обычаи»; стипендия была возобновлена ​​в 1966 году. В 1964 году Арбус начала использовать двухобъективную зеркальную камеру Mamiya со вспышкой в ​​дополнение к Rolleiflex. Ее методы включали установление прочных личных отношений с объектами съемки и повторное фотографирование некоторых из них на протяжении многих лет.В 1960-е годы она преподавала фотографию в Школе дизайна Парсонса и Cooper Union в Нью-Йорке, а также в Школе дизайна Род-Айленда в Провиденсе, Род-Айленд.

Первая крупная выставка ее фотографий состоялась в Музее современного искусства в 1967 году на выставке под названием «Новые документы», которую курировал Джон Шарковски. В шоу также были представлены работы Гарри Виногранда и Ли Фридлендера. Некоторые из ее художественных работ были выполнены по заданию. Хотя она продолжала фотографировать по заданию (e.г., в 1968 году она сняла документальные фотографии бедных издольщиков в сельской местности Южной Каролины для журнала Esquire), в целом ее журнальные задания уменьшились, поскольку ее слава как художника росла. Жарковский нанял Арбус в 1970 году для исследования выставки фотожурналистики под названием «Из картинной прессы»; он включал множество фотографий Виги, чьими работами восхищалась Арбус. Используя более мягкий свет, чем в ее предыдущей фотографии, она сделала серию снимков в последние годы жизни людей с ограниченными интеллектуальными возможностями, демонстрирующих ряд эмоций.Сначала Арбус считала эти фотографии «лирическими, нежными и красивыми», но к июню 1971 года она сказала Лизетт Модель, что ненавидит их. Сотрудничая с другими современными фотографами, такими как Роберт Франк и Сол Лейтер, Арбус помогла сформировать то, что Джейн Ливингстон назвала Нью-Йоркской школой фотографов в 1940-х и 1950-х годах.

Среди других фотографов и художников, с которыми она дружила во время своей карьеры, она была близка к фотографу Ричарду Аведону; он был примерно того же возраста, его семья также владела универмагом на Пятой авеню, и многие из его фотографий также были описаны как подробные фронтальные позы.Еще одним хорошим другом был Марвин Исраэль, художник, графический дизайнер и арт-директор, с которым Арбус познакомилась в 1959 году. В течение жизни Арбус переживала «депрессивные эпизоды», подобные тем, которые пережила ее мать, и эти эпизоды могли усугубляться симптомами депрессии. гепатит. В 1968 году Арбус написала: «Я много хожу вверх и вниз», а ее бывший муж отметил, что у нее были «резкие смены настроения». 26 июля 1971 года, живя в Westbeth Artists Community в Нью-Йорке, Арбус покончила с собой, приняв барбитураты и порезав себе запястья бритвой.Два дня спустя Марвин Израэль нашел ее тело в ванной; ей было 48 лет.

Источник: Википедия

© Библиотека Конгресса, Отдел эстампов и фотографий

Дайан Арбус Фотография, биография, идеи

Резюме Дайан Арбус

Дайан Арбус — американский фотограф, известный своими ручными черно-белыми изображениями маргинализированных людей, таких как карлики, цирковые уроды , гиганты, гендерно-неконформные люди, а также более нормальные субъекты из пригородных семей, знаменитостей и нудистов.Работу Арбус можно сразу понять как причудливую, фантастическую и психологически сложную — в любом случае, она сделала шаг вперед в документальной фотографии. Может показаться, что они нарушают общественный договор с объектом, поскольку это часто вызывает чувство «другого» из-за пристального взгляда, который предлагает ее фотография. Благодаря Арбус люди (даже самые приземленные и нейтральные) становятся зрелищами. Арбус стала всемирно известной своими провокационными образами и остается одним из самых уникальных постмодернистских американских фотографов.Хотя ее часто критикуют за то, что она объективирует объекты, сила ее изображений остается.

Достижения

  • Арбус использовала методы документальной или фотожурналистической фотографии, чтобы представить реальные предметы в их естественной среде обитания. Тем не менее, получившиеся работы она сделала уникальными, так как ее личное путешествие всегда было включено в изображения, которые она фотографировала. Существует множество предметов, потому что вы не можете думать об изображении, не думая о наборе качеств, которые сделали изображение возможным; иными словами, трудно представить себе фотографию, происходящую без мысли о присутствующей Арбус.
  • Арбус нашла интригу и завораживающую красоту в маловероятных предметах и ​​сделала замечательные портреты людей, которые не часто считались «подходящими» для съемки перед объективом фотоаппарата. Она искала уникальных персонажей на окраинах общества для своей работы и сказала на это: «Я действительно верю, что есть вещи, которые никто бы не увидел, если бы я их не сфотографировал». Это далеко от искусства, которое, как часто думают, предназначено только для эстетического удовлетворения, а не для демонстрации «реального» или «истинного» мира.
  • Идея личности как социально сконструированной — это та, к которой вернулась Арбус, будь то артисты, женщины и мужчины с макияжем или буквальная маска, закрывающая лицо. Критики предположили, что выбор ее предметов был отражением ее собственных проблем с идентичностью, поскольку она сказала, что единственное, от чего она страдала в детстве, — это никогда не испытывать невзгод. Это переросло в тоску по вещам, которые нельзя было купить за деньги, например по опыту в подпольном социальном мире.Ее часто хвалят за сочувствие к этим предметам, качество, которое можно сразу понять не через сами изображения, а через ее письмо и свидетельства мужчин и женщин, которых она изображала.

Биография Дайан Арбус

Дайан Немерова выросла в Нью-Йорке в богатой еврейской семье, владевшей успешной меховой компанией Russeks. Она была второй из трех детей, которые выросли и были творческими людьми. (Ховард, старший, вырос и стал лауреатом Пулитцеровской премии, а младший, Рене, стал художником).Она выросла в нескольких роскошных домах в Верхнем Ист-Сайде Нью-Йорка. Ее детство состояло из горничных и гувернанток, которые помогали ей и ее братьям и сестрам. Мать Дайаны, Гертруда, боролась с приступами депрессии, которые мешали ей интеллектуально поддерживать Дайан, в то время как ее отец, Дэвид, был занят работой. Всю оставшуюся жизнь она попыталась бы отделиться от семьи и воспитания. Многие думали, что она сделала это через свою работу, как продолжение своих личных страданий, поскольку она чувствовала себя угнетенной в своем собственном сообществе и чувствовала себя родственной своим подданным как социальный изгой.

Цена жизни Дайан Арбус на грани — The Cut

В 1956 году Дайан Арбус было 33 года, но она по-прежнему оставалась тихой и девчачьей в детском фасоне и воротничках «Питер Пэн». Она была замужем за мужчиной, которого встретила в 13 лет в Рассексе, огромном меховом магазине: Дайан, дочь богатых еврейских владельцев, выросшая в Центральном парке Вест; Аллан, бросивший школу из городского колледжа на пять лет старше ее, работал черным в рекламном отделе магазина. С тех пор пара превратилась в дуэт модных фотографов, которые почти десять лет снимали для журналов от Vogue до Harper’s Bazaar .В серии для Glamour получивший название «Mr. и миссис Инк », они были изображены как очаровательная рабочая пара: на сопровождающем изображении Аллан смотрит прямо на зрителя, а Дайана, с завитыми волосами и опущенными глазами, прислоняется головой к его щеке. После долгих часов в студии она спешила домой, чтобы приготовить ужин для своего мужа и их двух маленьких дочерей.

Но Дайана становилась недовольной. Она придумала концепции для их съемок, а затем провела дни, работая с моделями, прикрепляя их одежду на место, роль, которую даже Аллан признал, была «унизительной».Кроме того, она начала спрашивать себя, чему она могла бы научиться, изображая человека в чужой одежде, вставляя ее как человека, заполняющего пробел в фантазии какого-нибудь арт-директора?

Аллан подарил своей жене ее первый фотоаппарат после их медового месяца, и постепенно, неуклонно, Дайан развивала независимое отношение к фотографии. Ей хотелось работать более интимно, гораздо менее сдержанно и сдержанно. На одном задании той весной, после целого дня позирования маленьких девочек на качелях для Vogue , Дайан отступила.Слегка повысив голос, она объявила: «Я больше не могу этого делать. Я больше не собираюсь этого делать ». Она закончила с замкнутой средой студии; ей нужно было переехать в мир.

Дайана взяла на себя обязательство бродить по Нью-Йорку со своим 35-миллиметровым Nikon, преследовать незнакомцев по улице или подстерегать в дверных проемах, пока не увидит кого-то, кого она чувствовала себя обязанной фотографировать. Это было началом пожизненной зависимости от опыта, который в равной мере питал и поглощал ее.Примерно в это же время она попросила своего мужа проявить рулон пленки и пометила пергамин негативов тонким черным маркером: «# 1».

Мы обозначаем вещи наедине как обещание, данное самим себе. Мы нумеруем вещей как акт воображения — это мало чем отличается от того, как голландцы нанесли сетку из 12 авеню и 155 улиц на почти пустой остров Манхэттен. №1 — начало чего-то.

Дайан Арбус продолжала считать свои негативы в течение следующих 15 лет, вплоть до самоубийства в возрасте 48 лет.Но этот первый момент самосознания, когда она призналась себе, что она была художником , имеет решающее значение как для новой книги, так и для показа ее самых ранних работ, открывающейся сегодня. «Я больше не могу этого делать» — так начинается основная биография Артура Любова, Дайана Арбус: Портрет фотографа, ; На выставке «Диана Арбус: в начале» в Met Breuer представлено около 70 ранее не публиковавшихся гравюр, эксперименты, которые последовали сразу за «№1». Вместе они имеют большое значение для создания художника, которого долгое время искажал культ личности.

К концу 60-х Дайан стала известна своими яркими, часто конфронтационными черно-белыми изображениями посторонних, от трансвеститов до артистов-артистов и цирковых «уродов». Она придала человеческое измерение экстравагантным людям, живущим на периферии, в то время как ее фотографии американских семей, детей и светских людей имели несомненно темный оттенок — она ​​перевернула социальный баланс, как если бы вся страна прошла через зеркало. После внезапной смерти в 1971 году она стала одним из самых известных американских фотографов в истории — и одним из самых неоднозначных.

Легенда о Дайан Арбус связана как с похотливым увлечением ее личной жизнью, так и с ее образами. В этом есть смысл — грань между ее жизнью и работой крайне размыта; в консервативное время она делала то, на что осмеливались немногие женщины ее происхождения, раздвигая свои личные границы, ища новые территории. Но в то время как она присутствует на близких встречах, которые привели к ее фотографиям, на каждом лице, которое смотрит в камеру, сбивать женщину с толку ее работой — значит продавать ее.Она боролась за то, чтобы быть и фотографом, и матерью; она боролась с депрессией; она снова и снова подвергала себя опасности. Но как художник она была осмотрительной, расчетливой и контролирующей, готовой на все, чтобы запечатлеть желаемый образ.

Есть фотография, сделанная Дайаной в 1963 году, на которой изображены тройняшки-подростки в их спальне где-то в Нью-Джерси, одна из первых в ее серии «человеческих мультипликаторов». Они выглядят одинаково, все трое с вьющимися черными волосами до плеч, все трое одеты в одинаковую одежду — ту же белую повязку на голове и белую рубашку (застегнутую на шею), такую ​​же темную юбку.Они сидят в ряд на одной из трех одинаковых кроватей, каждая с белым изголовьем в стиле кантри и стеганым одеялом; тонкая взъерошенная занавеска, похожая на многоярусную юбку, закрывает окно — все детали пригородного — спокойного и пригородного — довольного.

Но именно на лицах этих похожих сестер эта фотография принимает мифический оборот. Слева направо их эмоции читаются как мудрых, счастливых, грустных, их различия столь же резкие, как ряд древних театральных масок. Как будто эти три молодые женщины являются аспектами одного человека — одной молодой женщины, которая, как выразился Уитмен, состоит из множества людей.Дайан дает нам образ, который превращает каждый аспект нас в кого-то совершенно отдельного, как будто чтобы признать, насколько мы можем вести войну с самими собой.

Подростком Дайана Немерова представляла себя некой многоликой, одной многоликой девушкой. Семья ее матери владела Руссексом на Пятой авеню, а ее отец был президентом. Немеровы вырастили троих детей на Парк-авеню, а затем в 14-комнатной квартире в Сан-Ремо на Верхнем Вест-Сайде; Дайан училась в Филдстоне.Это было формальное детство: о ней заботилась стайка нянек и горничных, которых водил шофер, а готовил для нее профессионал; ее родители произнесли ее имя по-французски: dee-ANN . Ее отец часто бывал в магазине, а мать была отстранена, почти до полудня лежала в постели, нанося крем для лица и курила сигареты. Однажды у нее случился нервный срыв, из-за которого она не могла мыться или одеваться в течение многих месяцев, пока о детях заботились; в это время 11-летняя Диана запиралась в своей спальне на несколько часов.

Ее брат Ховард — на три года старше и, как и Дайан, красивый, не по годам развитый чудак — был первым мужчиной и первым художником, с которым она когда-либо была близка. Она была молодым художником, тихим, оригинальным мыслителем; он был интеллектуалом и большим читателем, писателем в процессе становления. (Ховард Немеров в конечном итоге стал лауреатом Пулитцеровской премии.) Когда Дайана обнаружила, что она тоже может поговорить с Алланом о творческой жизни, она сделала его своим новым сообщником — и своим выходом из тисков ее семьи.Еще подростками, когда он сделал предложение, они построили отношения равных; а если они не были полностью моногамными — зачем быть такими буржуазными? — они были полностью преданы друг другу.

Если Аллан чувствовал себя брошенным, когда Дайана прекратила их модное сотрудничество, он не показал этого — он понял, что ее уход был неизбежен. Он помог найти ей студию и фотолабораторию, продолжил коммерческую работу под их совместным именем и позаботился о том, чтобы их ассистент разработал ее ролики до появления любых материалов из своего журнала.«Самая важная работа, которая здесь происходит, — говорил он, — это работа Дианы».

Эти ее первые отпечатки — многие из них в новом шоу Met — показывают, как Дайана превратилась из жены, получившей образование в частной школе, более спокойной половины вежливой профессиональной пары в человека, жаждущего рисковать, исследуя улицы , глядя на незнакомцев, чтобы научиться видеть. Вы можете видеть, как она постепенно осознает, что может разговаривать с людьми, что они остановятся ради нее, что она может даже пойти за ними домой, попросить их снять одежду, показать ей свои татуировки и шрамы или как они прятали свои мужские части под женскими трусиками.

Вначале она избегает реальных контактов с людьми, фотографируя экспонаты в музеях восковых фигур и кадры с экранов фильмов или крадя кадры на улице и в душевых на Кони-Айленде. Когда ее объекты смотрят в камеру — парикмахер через витрину своего магазина, женщина через прилавок гастронома — это обычно с удивлением или подозрением. А потом это случается: они начинают встречать ее лицом к лицу, от мужчины с бутылкой и младенцем на итальянской ярмарке до бригады мальчиков, хулиганящих на пляже, до суровой женщины средних лет в меховой куртке.Они заключили договор с фотографом; так говорит их язык тела.

Дайан больше не делает вид, будто фотографирует непрерывную жизнь. Эти люди знают, что их фотографируют, и изображения для этого более загружены. Вот я, их лица, кажется, говорят, так что вам нужно знать?

Летом 1959 года, поддавшись давлению новой, не очень полиамурной подруги Аллана, Дайан и Аллан расстались.Они решили снять две квартиры в Вест-Виллидж, а Дайан и девочки переехали в каретный дом на Чарльз-стрит. Их жизни оставались тесно переплетенными: Аллан приходил на воскресный бранч, уравновешивал их книги и продолжал обрабатывать фильм Дайан.

И все же что-то важное для Дайаны изменилось. Ее новое место, хоть и темное и тесное, полностью принадлежало ей; она положила свой матрас на пол и заснула, приклеив рядом свои фотографии. Она остригла волосы, превратившись из девушки-переростки в нечто более андрогинное и суровое: работающую художницу.

Сама по себе она была храбрее. Хотя она и раньше фотографировалась в цирках и шоу уродов, она сосредоточилась на общих изображениях сцены , как будто она едва ли осмеливалась снимать самих артистов. Но теперь она подошла ближе, выстраивая более осознанные отношения с радикальными чужаками, которых она встречала, следуя за ними из их палаток: она убедила Джека Дракулу, «отмеченного человека», позировать ей в баре и на заросшем поле; она сфотографировала мисс Макрину, русскую карлику, в своем доме, подметающую кухню, и «Человека, который глотает бритвенные лезвия», убаюкивающего новорожденного младенца.Она продвигалась дальше в те места, где ее муж боялся бы ее поехать (как он сказал Любови), проводя допоздна на Таймс-сквер и в чужих квартирах на Бауэри. Погоня за образами стала осью ее жизни. Как сказал один близкий друг о Дайане: «Как только вы станете авантюристом, потому что Дайан действительно была авантюристкой … вы настроены на приключений, вы ищете дальнейшие приключения, и ваша жизнь действительно основана на них».

Аллан выразился проще, спустя десятилетия после ее смерти: «Главной чертой Дайаны, — сказал он, — была храбрость.”

В отличие от своей матери, Дайана, в меру своих способностей, была предана своим детям. Ее дочь Дун позже расскажет, как она и ее мать осмеливались друг друга броситься к совершенно незнакомым людям в Центральном парке и попытаться добиться от них успеха. Это похоже на детскую версию работы Дайан.

Но быть и штатной матерью, и профессиональным фотографом — для этого не было модели, и ситуация требовала тяжелой импровизации.Дайан зарабатывала на жизнь журнальной работой, и хотя Дун был довольно независимым, Эми было всего 5 лет. Дайана часто оставляла дочь с другом на день или брала ее с собой по заданию укротителя. Любоу описывает один такой случай, когда, работая в Центральном парке, Дайан не заметила, что Эми упала в пруд, пока девушка не вынырнула сама, промокшая и кашляющая. Он также цитирует запись в дневнике Дайан примерно в это время, в которой резюмируется сюрреалистический баланс, который она пыталась добиться: «Купи Эми подарок на день рождения, иди в морг.”

Как и многие художники, работа Дайаны процветала благодаря ее независимости, которая удваивалась как поразительное одиночество, но она, , этого не сделала. Она быстро нашла кого-нибудь, чтобы заполнить пустоту, которую оставил Аллан. Через несколько месяцев после переезда на Чарльз-стрит она встретила арт-директора и художника Марвина Исраэля. Переменчивый человек и женатый мужчина, ясно дававший понять, что никогда не бросит жену, он был выбором Дайан. На год моложе, а также выходец из еврейской семьи высшего сословия на Центральном парке Вест, Марвин сделал себе имя в Seventeen, , а позже в Harper’s Bazaar и Mademoiselle .Как гуру учитель рисования, он говорил об искусстве как о чрезвычайной ситуации и приходил в ярость, когда кто-то не следовал его творческому совету. По словам Любови, арт-директор Рут Ансель, когда-то его помощница, сказала, что он подтолкнул ее к тому, чтобы она выполняла свою самую сильную работу, а также «плакала до слез». Он сказал фотографу Саулу Лейтеру: «Ты мог бы стать великим, если бы тебе было не все равно»; Художнику, жалующемуся на свои трудности, он сказал: «Почему бы тебе просто не убить себя?»

Это был человек громких мнений, который очень сильно давил — и Дайана хотела, чтобы подтолкнули.Возможно, он в конечном итоге был разочарованным художником, но он был равным ей по интеллекту, мгновенно понимая ее работу. В то время как Дайан женщина жаждала постоянной привязанности и поддержки, вполне вероятно, что Дайана , художница , отказалась от такого костыля. Она не стала бы приручать себя заново.

Хотя она продолжала снимать некоторые из тех же объектов в некоторых из тех же мест, в 1962 году Дайан решила сменить оборудование с 35-мм камеры на 2¼-дюймовый среднеформатный Rolleiflex.Этот ход определил ее самые классические образы. На пленке большего размера Rollei создает более четкие и резкие изображения — каждая карандашная линия вогнутых бровей женщины, крошечные порезы от бритья на ногах кроссдрессера, длинная слюна, свисающая с нижней губы рыдающего ребенка. И камера изменила отношение Дайан к ее объекту. Вместо того, чтобы поднять его к лицу и быстро сфокусироваться, ей пришлось держать Rollei на уровне пояса, смотреть в окно и осторожно корректировать изображение сверху.Затем она поворачивалась к тому, кто бы это ни был — цветочнице на свадьбе в Коннектикуте, стриптизерши в своей гримерке — с беспрепятственным лицом, и каждый мог ясно видеть друг друга. Она говорила с ней напрямую, мягко уговаривала ее встать на место и смотрела ей прямо в глаза, когда она делала снимок.

Диана соблазнила интимные образы из стольких неожиданных предметов. Были мужчины со сплошными татуировками и цирковыми именами, женщины, одетые как мужчины, еврейский гигант, навещавший своих родителей в Бронксе, люди среднего возраста в одних только сандалиях в нудистском лагере в Нью-Джерси, близнецы и тройни в подходящей одежде, растянутые пары в грязном хиппи-грязном парке Вашингтон-сквер.

Ее подход к этим незнакомцам был знающим и безжалостным. Вместе с бандой «рокеров» в Брайтоне, Англия, она часами притворялась, что делает снимки на камеру без пленки, чтобы согреть их. Вскоре молодые мотоциклисты заигрывали с этой американкой на 20 лет старше их. Фотографируя богатую семью в их доме в пригороде Нью-Йорка, Дайан, недовольная их неспособностью вырваться из формы праздничных открыток, использовала технику истощения истины: она снимала их в помещении и на улице около восьми часов, пока все выгорели.Финальные фотографии были напряженными и гораздо более правдоподобными. А в своих нудистских лагерях Дайана сразу же погрузилась в полное погружение, раздеваясь, как и другие: «Это займет всего минуту, и вы научитесь это делать, и тогда вы станете нудистом», — позже сказала она своим ученикам, довольно мило довольна собой.

Интермедия «фрики» занимала для Дайан особое место. Она чувствовала себя соблазненной этими мужчинами и женщинами, которых физически заклеймили как посторонних; те, кто родился с аномалиями, которые не выбрали , выбрали марку , она считала своеобразной королевской семьей.Однажды она сказала:

Большинство людей живут в страхе, опасаясь травм. Уроды родились со своими травмами. Они уже прошли жизненное испытание. Они аристократы.

Я был удивлен, снова внимательно присмотревшись к ее работам, тому, насколько они связаны с возрастом, молодежью, стремящейся стать взрослой, и взрослыми, хватающимися за реликвии своей юности: подростки, соревнующиеся в бальных танцах, маленький мальчик со своей игрушкой с обнаженным пистолетом, пожилая женщина в самом красивом «неглиже».«Как будто физические искажения и костюмы, которые требуются для этого, были такими же« причудливыми », как и костюмы профессиональных уродов, к которым она тяготела, как если бы мы все стали жертвами такого многого научного поведения. В записке для Израиля Дайан пишет о дне, проведенном, наблюдая за людьми на улице и находя их «все странными и великолепными, как уроды, и никто не может видеть себя, все мы жертвы той особой формы, в которой мы приходим». Ее изображения снова и снова показывают нам людей, стремящихся стать такими, какими, как знает зритель, они никогда не станут, — явление, которое она назвала «разрывом между намерением и эффектом».Дайан признала, что официальные уроды, постоянные посторонние, обладают самосознанием, которым большинство из нас не обладает. Они знают, что им суждено проиграть игру публичных выступлений.

Какое бы сочувствие или трепет она ни испытывала к своим уродам, Дайана знала, что у этого чувства связи есть предел. Она не была на самом деле товарищем людей, которых она фотографировала, или их сообществ; она была любопытным сочувствующим, профессионалом, художником, который больше всего предан своей работе.Выбирая этих людей для стрельбы, она сказала: «Я не имею в виду, что хотела бы так выглядеть. Я не имею в виду, что хочу, чтобы мои дети выглядели так… Но я имею в виду, что это удивительно, несомненно, что-то »- изображение, которое стоит запечатлеть. Она также интуитивно знала, что за то, чтобы оказаться по ту сторону линзы, нужно заплатить. «Это фотографирование, — пишет она, — на самом деле дело воровства».

Если бы она была на своем, никто из испытуемых Дайан никогда бы не увидел фотографии, которые она их сделала. Возможно, она беспокоилась, что они могут не найти изображение, стоящее личной цены.Но у нее был и другой повод для беспокойства: немногие из ее испытуемых понимали, что она была чем-то большим, чем миниатюрная женщина-фотограф-любитель; помимо работы по найму, она редко просила освобождения. Она возилась со своим оборудованием, хихикала, шептала и говорила голосом маленькой девочки — она ​​производила ложное впечатление некомпетентности.

И дело пошло еще дальше: иногда во время съемок журнала с нервным субъектом Дайана откровенно лгала о том, что она снимала. «О нет, никогда», — сказала она одной из пригородных домохозяек, когда она спросила, будут ли когда-либо продаваться фотографии ее семьи (это стало одним из ее самых известных портретов семейных беспорядков).«Нет, ничего не видно», — сказала она феминистке Ти-Грейс Аткинсон, которая считала, что Дайан снимала голову (получившаяся фотография была фотография Аткинсона топлесс). Наиболее известен тот факт, что съемки для четвертого в истории выпуска New York проходили в квартире Viva в Ист-Сайде. «Суперзвезда» Уорхола утверждала, что Дайана также использовала на себе линию «выстрелы только в голову» — но на опубликованном изображении ее грудь была обнажена, голова запрокинута, а лицо выглядело так, как будто она испытывала оргазм; Скорее всего, ее поймали на закатывании глаз.(Позже Дайан рассказала Аллану, что еще одна феминистка, Жермен Грир, «выглядела потрясающе, но мне удалось сделать [ее] иначе».) Когда эта проблема появилась в газетных киосках, Вива пригрозила подать в суд. Этого никогда не происходило — Уорхол советовал этого не делать, — но редактор-основатель Клей Фелкер наблюдал, как рекламщики разбегаются толпами. Он считал, что одно слишком резкое изображение в конечном итоге спугнуло около полумиллиона долларов дохода, чуть не потопив журнал.

Диана не чувствовала противоречия в своем подходе: она искала образ, который ее удивил.Кроме того, она считала, что никто из нас не владеет своей внешностью — она ​​принадлежит миру. То, что передают наш внешний вид и наши манеры, — это язык, на котором другие могут расшифровать.

Но работа Дайаны была продиктована более личным побуждением: яростным желанием получить опыт. Джон Жарковски, который стал оператором фотографии в MoMA, сказал Любоу: «Она хотела знать людей почти в библейском смысле. Она хотела знаний, а не только для того, чтобы сделать хороший снимок. Фотография была доказательством знания.Израиль сказал, что она считала напечатанную фотографию «своим трофеем; это то, что она получила в награду за свое приключение ».

Это качество всегда было частью ее, даже во время ее благополучного детства. Подростком она вылезла из окна их квартиры на 11-м этаже в Сан-Ремо и встала на выступ, чтобы «посмотреть, смогу ли я это сделать». Она пошла на огромный риск ради своей работы, выслеживая людей, которые жили дальше на обочине, чем она когда-либо путешествовала. Любоу пишет о разговоре Дайан с близким другом примерно в это время: «Она жаловалась, что за всю свою жизнь она редко что-то чувствовала.Ее не тронули обычные радости и боли, заставляющие людей чувствовать себя живыми ». Фотографировать было ближе всего к ней. «Условие фотографирования, — пишет она, — это, возможно, состояние на грани превращения во что-либо».

В середине 60-х Дайан начала пытаться фотографировать секс — до, во время и после. Она фотографировала пары в кроватях, групповые секс-мероприятия в городе и свинг-вечеринки в чистых загородных домах, где хозяйка подавала дешевые закуски перед оргией.

Она тоже приняла участие — ведь сексуальная революция шла полным ходом. Ей было достаточно легко раздеться со своими нудистами из Нью-Джерси, и это было просто еще одним видом погружения, сопровождающим работу. Но ее открытая сексуальность пронизывала и ее личную жизнь: она спала со многими своими друзьями, коллегами, сотрудниками — тоже с незнакомцами. Что касается Дайан, она расширяла свою коллекцию жизненного опыта, и каждый имел на это право.

Ее сексуальные эксперименты начались намного раньше, в клаустрофобных квартирах ее детства, украшенных фальшивой французской мебелью 18-го века и тяжелыми драпировками: предоставленные самим себе во время летних поездок родителей в Европу, она и ее брат «играли в дом» . » Хотя на первый взгляд это может показаться не таким уж необычным — двое детей невинно экспериментируют — Дайан и Ховард развили своего рода романтическое увлечение друг другом (он нес ее фотографию, когда выполнял боевые вылеты во время войны).Одним из главных открытий книги Любоу является заявление Дайан о том, что их физические отношения продолжались и во взрослой жизни; она сказала своему психотерапевту, всего за несколько недель до ее смерти, они недавно спали вместе.

К тому времени, когда ей исполнилось тридцать, секс, казалось, стал настоящим принуждением, каждое возникновение почти рефлексом — еще один способ, помимо ее фотографий, каталогизировать человеческие типы. Это способствовало нестабильности ее жизни, сбивало с толку некоторые из ее дружеских отношений (как социальных, так и профессиональных) и, возможно, заставило ее заболеть: она серьезно заболела, вероятно, гепатитом В (часто заразившимся половым путем), в результате чего Гуггенхайм задерживал ее столь необходимые стипендии и оставив ее истощенной и физически слабой на долгие годы.И хотя этот бросок в мир глубже привел ее к новой идентичности исследователя подполья, он также, похоже, служил барьером между ней и людьми. Она пробовала все, что могла, а затем двинулась дальше.

Контактный лист 1966 года показывает нам одну из фотографических встреч Дайан. Черная пара — ее светлокожая и по большей части голая; он темнее и без рубашки — сидит бок о бок на диване перед плохими обоями. Сцена похожа на очень позднюю ночь.В последовательности из 12 изображений они целуются и обнимаются, он обнимает ее сзади, она кладет руку ему на грудь. Они расслаблены; она пальцы сигареты. Но в середине серии выделяется один кадр. В нем улыбка мужчины намного шире; появилась другая женщина, очень бледно-белая, она лежала у него на коленях, прижалась щекой к его бедру, рука сжимала его колено. Это Дайана — ее лицо было пустым, ее глаза смотрели в пол.

Вырвать образ кого-то из прошлых десятилетий и объявить его ключом к ее сокровенному «я» может быть безответственным ходом, как если бы вы играли в аналитика-любителя.Но вот что я вижу в этом идеальном квадрате: взгляд кого-то измученного и потерянного. Портрет человека, который вот-вот вырубится.

В 1967 году Дайан Арбус, Ли Фридлендер и Гарри Виногранд были выбраны в качестве единственных трех художников, которые были отмечены на одной из первых крупных выставок MoMA «Новые документы». Дайан напечатала сотни открыток и разослала их в индивидуальном порядке как можно большему количеству людей, от Нормана Мейлера и Роберта Франка до своего учителя английского языка Филдстона.Когда пара сотен человек заполнила вход, они были на 32 отпечатках и смотрели на толпу: ее посторонние, теперь в значительной степени внутри.

Выставка стала переломным моментом для СМИ, а Дайана была в центре всех обзоров. Но после безумного переворота, знакомого многим художникам, за триумфом выставки быстро последовала реальность «Что теперь?» Хотя Дайан стала одним из самых уважаемых фотографов в стране, на самом деле она оказалась менее востребованной для журнальных работ: редакторы либо опасались, что она отнесется к их объектам «странно», либо, со всем вниманием, она должно быть невозможно работать с массивным эго.

Lubow решительно устраняет пропасть между престижем и известностью Дианы при ее жизни и любым финансовым признанием ее работы. Ее стандартная ставка за фотографии составляла скромные 100 долларов (сегодня меньше 700 долларов), но поскольку рынка для художественной фотографии еще не существовало, учреждения снова и снова спорили о ее снижении. MoMA оценил ее отпечатки от 50 до 75 долларов, а Смитсоновский институт купил пять — по 25 долларов за изображение. Национальная библиотека Франции запросила 20 ее «лучших и самых известных фотографий» — по 30 долларов каждая.В конце концов Дайан согласилась на цену, только чтобы куратор спросил, может ли она добавить еще пару бесплатно.

И все же она не решалась сотрудничать с какой-либо из галерей, заинтересованных в продаже ее работ. Почему-то Дайан оставалась убежденной, что она не готова. У нее были амбициозные идеи о том, как на создание каждой из ее разрозненных серий фотографий («уродов», «семьи», «победителей и проигравших») могут потребоваться десятилетия — и эти амбиции не позволяли ей удержаться на плаву в краткосрочной перспективе. .Израиль предложил ей изготовить ограниченное количество наборов гравюр для продажи непосредственно коллекционерам, чтобы заработать деньги без давления со стороны шоу. Дайан назвала набор «Коробка из десяти фотографий», и она мучилась над тем, какие изображения включить, лично подписала каждое из них и создала коробку из оргстекла, которая служила рамкой. Каждый набор содержал то, что стало ее самыми знаковыми изображениями — от портрета однояйцевых близнецов до ее «еврейского гиганта» и пары нудистов в их гостиной — работы, ставшие легендарными в истории американской фотографии.При ее жизни одним из немногих покупателей будет другой художник, Джаспер Джонс. (Один набор выставлен на обозрение в Met Breuer в качестве дополнения к ее более ранним работам.)

Примерно в это же время Диану переживал другой, более личный стресс: предательство Марвина Исраэля. Согласно интервью Любоу с несколькими близкими друзьями Дайан, Израиль, с которым она была серьезно связана около десяти лет, начал спать с ее дочерью Дун.

Диану всегда привлекали мужчины, которые не могли полностью посвятить себя ей, оправдывая эту привязанность чем-то, что питало ее творческую жизнь.Но даже у самых радикальных из нас есть эмоциональные пределы. И после этого наступает перерыв.

В понедельник, 26 июля 1971 года, Дайан написала в дневнике слова «Тайная вечеря». Она положила записную книжку на лестницу, ведущую в ванную. Она проглотила большую дозу барбитуратов и, все еще в одежде, легла в ванну. Затем с большой решимостью — раны были достаточно глубокими, чтобы перерезать сухожилия — она ​​разрезала себе запястья.

Когда телефонные звонки Марвина Исраэля оставались без ответа в течение двух дней, он вошел в ее квартиру со своим ключом.Вскоре Аллан и Ховард летели в город. Ричард Аведон отправился в Париж, чтобы лично сообщить 26-летнему Дуну новости, и они вместе улетели. Она поехала в Массачусетс, чтобы сообщить своей сестре Эми (ей было всего 17). Когда наставница Дайан Лизетт Модель, не сентиментальная женщина, узнала, что случилось с ее бывшей ученицей, она заплакала. Фотограф Джоэл Мейеровиц сказал Любови, что он помнит, как думал: «Если бы она выполняла ту работу, которую делала, и фотографии было недостаточно, чтобы сохранить ей жизнь, на что у нас была надежда?»

Тем временем, без завещания, ответственность за всю работу Дайан перешла к Дуну, что фактически превратило ее в «Поместье Дайан Арбус».С помощью Израиля она сделала возможным включение своей матери в Венецианскую биеннале и посмертную ретроспективу в MoMA в течение 15 месяцев после ее смерти. Шоу MoMA привлекло огромное количество зрителей, и с тех пор было продано более полумиллиона копий сопроводительной монографии (первой Дайан). Многие из представленных на выставке репродукций в конечном итоге будут проданы за сотни тысяч долларов.

Масштабное внимание и драматические обстоятельства ее смерти вовлекли Дайан в ее работу и сделали как фотографии, так и фотографа мифами.Более чем когда-либо люди чувствовали себя вынужденными занять определенную позицию — она ​​была мучеником, который фотографировал «уродов» как продолжение своего личного страдания, или она была нарциссисткой, которая сделала себе имя благодаря чистой эксплуатации. Оба взгляда упускают из виду сложность встреч, которые породили ее образы.

Я снова возвращаюсь к той фотографии тройняшек в их спальне в Нью-Джерси, великана в гостиной его родителей, пары нудистов, держащихся за руки в лесу, и Человека, который глотает бритвенные лезвия.Эти образы выходят за рамки фотографа; они намного больше, чем детали ее собственной жизни. Но в каждом из них фотограф отражается в их выражениях: Дайан была там , пробираясь в потаенные миры, чтобы вернуть свой трофей. Ее двигали вперед чистый аппетит и изобретение — и спустя 15 лет она внезапно почувствовала, что ее магазин пуст.

Последний известный отрицательный результат Дайан Арбус помечен № 7459. Она обнаружила, что не может представить себе, кроме этого числа.

Взгляд на жизнь и творчество Дайан Арбус

Я Мартин Канински из All About Street Photography, и в этом видео и статье я собираюсь рассказать о фотографе, который является одним из самых известных и самых противоречивых фотографов Америки, которого иногда называют «фотографом уродов». ” Это взгляд на жизнь и творчество Дайан Арбус.

Диана родилась Дайан Немерова в 1923 году в Нью-Йорке в семье евреев, иммигрантов из Советской России.Они были довольно богаты, так как владели Russeks, универмагом на Пятой авеню. Благодаря этому она не пострадала от Великой депрессии.

Однако то, что она была ребенком в богатой семье, также значило, что ее в основном воспитывали горничные. Возможно, она жила в той среде, в которой она несколько отделилась от семьи. Несмотря на то, что родители не воспитывали ее напрямую, они косвенно влияли на ее жизнь. После того, как ее отец ушел на пенсию, он стал художником. Ее сестра стала дизайнером и скульптором, а брат — лауреатом Пулитцеровской премии.Сама Дайан начала рисовать, но бросила сразу после окончания средней школы.

Арбус вышла замуж относительно молодой, в возрасте 18 лет, за мужчину по имени Аллан Арбус. Они оба какое-то время работали в коммерческой фотографии, с 1946 по 1956 год. К сожалению, брак не сложился, и в 1969 году они развелись. Ее муж ушел и стал актером. Возможно, вы помните его по сериалу « M * A * S * H ​​», в котором он играл доктора Сидни Фридмана.

Но я хочу говорить не о личной жизни Дайан Арбус — давайте посмотрим на ее карьеру фотографа.

Арбус получила свой первый фотоаппарат (фотоаппарат Graflex) сразу после того, как вышла замуж в возрасте 18 лет. Ее муж был фотографом для Войска связи США во время Второй мировой войны. Она начала брать уроки фотографии у Беренис Эббот, фотографа, наиболее известного своими портретами.

В 1946 году Дайан и ее муж основали Diane & Allan Arbus, бизнес по коммерческой фотографии, где ей предстояла роль арт-директора. Она отвечала за концепции и модели, что для нее не было сбывшейся мечтой, поскольку она считала свое положение очень невыполнимым.Хотя Дайан и Аллан не особо любили модную фотографию, компания производила фотографии для рекламы Рассека, а также для таких модных журналов, как Vogue , Glamour или Seventeen .

Дуэт получился довольно успешным. Фотография отца и сына, читающих газету, сделанная для журнала Vogue , была включена в выставку Музея современного искусства «Семья человека» в 1955 году.

Сначала Дайан Арбус восхищалась зернистостью, которую смогли воспроизвести фотоаппарат и пленка.Первым ее фотоаппаратом был Nikon с 35-миллиметровым объективом, который она использовала для фотографирования Нью-Йорка. Иногда примерно в 1962 году она переходила на двухобъективную зеркальную камеру Rolleiflex. Среднеформатная камера стала одной из композиционных подписей Арбус.

Она объяснила этот переход, сказав:

В начале фотографирования я делал очень зернистые вещи. Я был бы очарован тем, что делало зерно, потому что оно создавало бы своего рода гобелен из всех этих маленьких точек … Но когда я какое-то время работал со всеми этими точками, мне внезапно ужасно захотелось пройти через них.Я хотел увидеть настоящую разницу между вещами… Я начал ужасно увлекаться ясностью.

Позже Дайан Арбус начала снимать то, что мы теперь можем назвать ее собственным стилем уличной фотографии. Одним из важных наставников в ее карьере была Лизетт Модель, фотограф австрийского происхождения, более известная своей уличной фотографией. Позже она сказала, что Арбус пришла к ней и сказала, что она не может фотографировать.

«Я хочу сфотографировать зло», — сказала Арбус Модели, отметив, что «[Арбус] была полна решимости раскрыть то, чему других учили отвернуться.”

Типичная для ее фотографии схема — фронтальный портрет в квадратном формате. Она была одной из пионеров использования дневной вспышки, которую она использовала для выделения объектов съемки. Что ей в первую очередь понравилось, так это то, как он изменяет свет и открывает то, чего вы обычно не видите. Ей хотелось, чтобы фотография была неподвижной, поэтому она всегда позировала своим объектам либо на улице, либо в их домах.

Арбус заставляла людей смотреть прямо в камеру, чтобы «заморозить» изображение.Однако, как мы видим на многих ее фотографиях, эффект был прямо противоположным. Многие ее снимки выглядят спонтанно.

Ребенок с игрушечной ручной гранатой в Центральном парке, штат Нью-Йорк 1962 год , наверное, один из самых известных. Изображение необычное и (я бы сказал) немного тревожное. Я имею в виду, что видеть ребенка, который выглядит напряженным и злым в позе со стиснутыми зубами и держащим в одной руке ручную гранату, а второй рукой в ​​форме когтеобразного жеста, немного… необычно.Когда он стоит в одиночестве, он изолирован от других в парке.

Фотография считается одним из самых важных и влиятельных образов искусства ХХ века и теории постмодернистского искусства. Когда мы смотрим на контактный лист, мы обнаруживаем, что Арбус сделала множество «обычных» фотографий ребенка в парке, улыбающегося и играющего. Однако когда дело дошло до выбора финального образа, она выбрала наиболее выразительный.

Мальчика на фотографии зовут Колин Вуд, и он позже сказал:

Она ловит меня в момент раздражения.Верно, я был зол. Мои родители развелись, и было общее чувство одиночества, чувство покинутости. Я просто взорвался. Она увидела это, и это похоже на… сочувствие. Она запечатлела одиночество каждого. Это все люди, которые хотят подключиться, но не знают, как подключиться. И я думаю, что она так относилась к себе. Она чувствовала себя поврежденной, и она надеялась, что, погрузившись в это чувство, с помощью фотографии, она сможет превзойти себя.

Интересно то, что Арбус не только снимала случайные предметы, с которыми встречалась на улице, но и пыталась установить с ними личные отношения и фотографировать их с течением времени.Она начала фотографировать совсем не так, как раньше. Его цель заключалась в том, чтобы быть оригинальным и уникальным.

«Очень маленький ребенок, Нью-Йорк. 1968 год »- фотография Андерсона Купера, корреспондента CNN и сына Глории Вандербильт. Это была одна из фотографий, сделанных Арбус для Harper’s Bazaar в 1968 году. Она знала родителей, поэтому спросила, не может ли она приехать и сфотографировать новорожденного ребенка.

Она возвращалась несколько раз в течение 3 недель и сделала много снимков, прежде чем наконец выбрала опубликованную.Самого Купера это не беспокоит. Фотографии Арбус, как сообщается, находятся в его комнате вместе с запиской Дайан.

«Еврейский гигант дома со своими родителями в Бронксе, штат Нью-Йорк, 1970 год» — это фотография Арбус, на которой Эдди Кармель стоит в гостиной своих родителей. Это архетип фотографий Арбус. В подростковом возрасте, хотя в детстве Кармел была нормального роста, она начала бесконтрольно расти из-за акромегалии. Он вырос до 8 футов 9 дюймов, или 270 см.Фотография похожа на заготовку для семейного портрета.

Для меня виньетирование усиливает его размер и вуайеристское ощущение от фотографии, как будто вы крадетесь в чей-то дом и наблюдаете за ним через замочную скважину. К сожалению, Кармель умерла в возрасте 36 лет, всего через 2 года после того, как Арбус сделала эту фотографию. Арбус считала, что ей досталось то, что она называла кошмаром каждой матери.

«Вы знаете, как каждой матери, когда она беременна, снятся кошмары, что ее ребенок родится монстром?» — говорит Арбус.«Думаю, я понял это на лице матери, когда она пристально смотрит на Эдди и думает:« Боже мой, нет ».

Один из моих любимых снимков — «Девушка в цирковом костюме, Мэриленд 1970». Почему-то я просто не могу избежать сравнения Чудо-женщины из вселенной Marvel и для меня эта фотография представляет собой изображение 70-х годов и то, как они, вероятно, изобразили бы объект в то время.

Объекты, которых фотографировала Арбус, часто были людьми с беспокойной жизнью, людьми из подполья или просто людьми, которых не принимало или не уважало остальное общество.Она часто сочувствовала им, вероятно, потому, что часто это было то, что она не могла испытать в своей жизни — испытуемые имели совершенно другое происхождение, чем она.

Арбус стреляла в стриптизерш, артистов карнавала, трансвеститов, членов ЛГБТ-сообщества, нудистов или людей с психическими расстройствами. Она сказала, что предметы на ее фотографиях были для нее важнее, чем сама картина.

«Некоторым людям нравится думать о [Арбус] как о циничной», — сказал фотограф Эдмунд Ши.«Это полное заблуждение, она была очень эмоционально открыта. Она была очень напряженной и прямой, и люди имели к этому отношение ».

Пожалуй, самым ценным для нее была не фотография, а случай посещения кого-то и процесс фотографирования. Я бы не сказал, что она переопределяла красоту, но, возможно, показывала пространство между тем, как люди хотели, чтобы их видели, и тем, как их видели. Когда мы хотим узнать о том, насколько она влиятельна, я думаю, что лучше всего использовать слова искусствоведа Роберта Хьюза: «Работы Арбус оказали такое влияние на других фотографов, что уже трудно вспомнить, насколько они оригинальны.”

Арбус дважды была удостоена стипендии Гуггенхайма; сначала в 1963 году для проекта под названием «Американские обряды, манеры и обычаи», а затем снова в 1966 году. В 60-е годы Арбус работала в журналах, но также выполняла всевозможные заказы — ей приходилось это делать, потому что это было довольно сложно. время зарабатывать на жизнь продажей художественной фотографии. Несмотря на то, что она была признанным художником, ее гравюры обычно продавались за 100 долларов или меньше.

По мере того, как она становилась все более признанной как художник, она брала меньше заданий в журналах, а также преподавала фотографию в Нью-Йорке и Род-Айленде.Она была первым фотографом, представившимся в Artforum , международном журнале о современном искусстве.

В 1967 году она провела свою первую большую выставку в Музее современного искусства в новых документах, которая представляла собой выставку документальных фотографий, куратором которой был Джон Шарковски. Тридцать две ее фотографии были отобраны для выставки, представляющей новое направление в фотографии: обычные предметы, похожие на снимки. На выставке были представлены работы трех фотографов: Дайан Арбус, Гарри Виногранда и Ли Фридлендера.В то время никто из них не был хорошо известен.

К сожалению, как и ее мать, Арбус страдала депрессией, а также гепатитом. У нее были перепады настроения, а ее бывший муж даже говорил о «резких перепадах настроения». В 1971 году Арбус покончила жизнь самоубийством в возрасте 48 лет.

Сегодня работы Арбус хранятся в коллекциях Метрополитен-музея в Нью-Йорке, Национальной художественной галереи в Вашингтоне, округ Колумбия, а также в Художественном музее округа Лос-Анджелес.


Об авторе : Мартин Канински — фотограф, обозреватель и ютубер из Праги, Чешская Республика. Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно автору. Канинский руководит каналом «Все о уличной фотографии». Вы можете найти больше его работ на его веб-сайте, в Instagram и на канале YouTube.

Три изображения Дайан Арбус — фоторепортаж

Леди-бармен дома с собачкой-сувениром, Новый Орлеан Л.А. 1964

Дайан Арбус, Дама-барменша дома с собачкой-сувениром, Новый Орлеан, Лос-Анджелес, 1964 1964, напечатано после 1971 года
Поместье Дайан Арбус LLC

Эта фотография барменши сложена, как и большинство портретов.Женщина элегантно сидит в своем кресле — не жестко, но четко позирует. Традиционная эстетика портретной фотографии нарушается орнаментом в виде пуделя, размещенным на противоположной стороне кадра. Пудель пропорционален размеру волос женщины. Не похоже, что Арбус высмеивает прическу или вкус женщины к сувенирам. Она просто выбирает радостную, причудливую деталь, которая просит нас пересмотреть наше первоначальное впечатление о предмете. Это отражает разрыв между намерением и эффектом, который Арбус находила увлекательным и часто стремилась уловить в своей работе:

Весь наш облик подобен знаку миру, чтобы он думал о нас определенным образом, но есть точка между тем, что вы хочу, чтобы люди знали о вас и о том, что вы не можете помочь людям узнать о вас… Я имею в виду, что если вы достаточно внимательно исследуете реальность, если вы каким-то образом действительно, действительно доберетесь до нее, это станет фантастическим.Вы знаете, что это действительно потрясающе, что мы так выглядим, и иногда это очень четко видно на фотографиях. В этом мире есть что-то ироничное, и это связано с тем, что то, что вы намереваетесь, никогда не выходит так, как вы это задумывали.
Диана Арбус Aperture Monograph

Еврейский гигант дома со своими родителями в Бронксе , Нью-Йорк 1970

Дайан Арбус, Еврейский великан дома со своими родителями в Бронксе, Н.Ю. 1970 1970
Усадьба Дианы Арбус ООО

Арбус часто делала фотографирование людей в их домах. Это придает ее портретам интимность, почти вуайеристическую. Этот образ «еврейского гиганта» со своими родителями демонстрирует момент взаимодействия, который одновременно является юмористическим, поскольку матери и отцу приходится смотреть вверх, чтобы поговорить со своим сыном, и чувствительным. Виньетка, созданная темными краями изображения, кажется, останавливает момент времени, как если бы мы смотрели в книгу рассказов.Это делает изображение очень знакомым и нормальным, но в то же время сенсационным. Как всегда, фотография также отражает фирменное остроумие Арбус. Ее фотографии были истолкованы как неуважение к этим «уродам», но другие восприняли их как гуманистический триумф. Арбус рассказала о своем восхищении необычными людьми, которых она фотографировала:

О фриках есть что-то вроде легенды. Как человек из сказки, который останавливает вас и требует от вас ответа на загадку. Большинство людей живут в страхе, опасаясь травм.Уроды родились со своими травмами. Они уже прошли жизненное испытание. Они аристократы.
Диана Арбус Aperture Monograph

Татуированный мужчина на карнавале , Мэриленд 1970

Дайан Арбус, Татуированный мужчина на карнавале, Мэриленд . 1970, напечатано после 1971 г.
The Estate of Diane Arbus LLC

Татуированный мужчина на карнавале демонстрирует безупречные навыки фотографа Арбус.Гиперопределение улавливает каждую татуировку, волосы и морщинки мужчины, сохраняя при этом зернистость пленки. Ясность хорошо сочетается с интенсивным выражением лица мужчины, усиленным его бледными радужками и близостью кадра. Сосредоточившись исключительно на человеке и позволяя карнавалу на заднем плане почти полностью исчезнуть, мы сталкиваемся с ним как с могущественной личностью, а не как с артистом цирка. Здесь Арбус объясняет свой переход от любви к зернистости к любви к ясности:

В начале фотографирования я делал очень зернистые вещи.Я был бы очарован тем, что делало зерно, потому что оно сделало бы своего рода гобелен из всех этих маленьких точек, и все было бы переведено в эту среду точек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *