Фотографии эдвард стейхен: Эдвард Стейхен — демиург fashion-фотографии – Феноменальная фотографическая выставка Эдварда Стейхена (Edward Steichen) «Семья человеческая»

Фотографии эдвард стейхен: Эдвард Стейхен — демиург fashion-фотографии – Феноменальная фотографическая выставка Эдварда Стейхена (Edward Steichen) «Семья человеческая»

admin 11.09.2020

Эдвард Стейхен — демиург fashion-фотографии

Американца европейского происхождения Эдварда Стейхена (©Edward Steichen), наряду с Альфредом Стиглицем, называют основоположником модной фотографии. Ему мы во многом обязаны удовольствием рассматривать высокохудожественные фотосессии в глянцевых журналах. Он одним из первых соединил мир fashion и голливудской богемы с видением изобразительного искусства и инструментами документальной фотографии.

Photographer Edward Steichen

Концептуальное понимание красоты и умение передавать ее с помощью своих работ приводила в пример еще Сьюзен Зонтанг в эпохальном труде «О фотографии» (том самом, где она раскритиковала Диану Арбус). Знаменитый критик и эссеист назвала снимки Стейхена образцом гуманизма и позитивной «программы» и с ней соглашается все творческое сообщество, не говоря о яростных поклонниках мастера. Фотограф был удостоен Медалей прогресса Королевского и Американского фотографических обществ, премии Оскар за работы в кинодокументалистике.

В родном городке Стейхена, Бивингене в герцогстве Люксембург, где он появился на свет в 1879 году, в его честь назвали площадь. Эдвард фотографировал Бернарда Шоу, Теодора Рузвельта, Грету Гарбо, Марлен Дитрих, Чарли Чаплина и множество других людей, формировавших историю искусства и нашей планеты в целом.

Photo by Edward Steichen

Слава сопровождала Стейхена при жизни и не уменьшилась после того как он умер в 1973 году. В середине 2000-х годов один из экземпляров его «Озера в лунном свете» продали с аукциона Сотбис за три миллиона долларов США — абсолютный для своего времени рекорд. Несмотря на то, что фотограф перестал работать для моды и гламурных журналов еще в 1938 году (как он сам говорил «раз в 10 лет нужно давать себе профессиональный пинок под зад»), он запомнился, прежде всего, как демиург fashion-съемки. Однако, его талант был гораздо шире.

Импрессионизм, пикториализм и другие основы в стиле Эдварда Стейхена

Фундаментом стиля фотографа было изобразительное искусство. Прежде всего — классический импрессионизм и символизм. Во время учебы в школе в американском Милуоки (семья переехала в Висконсин вскоре после рождения мальчика) Эдвард начал заниматься рисованием.

Photographer Edward Steichen

Еще ребенком он изучал живопись в библиотеке, увлекаясь Клодом Моне, Джеймсом Уистлером, Огюстом Роденом, а также Альфредом Стиглицем, чей журнал он читал, не пропуская ни одного выпуска. С помощью Camera Notes будущий мастер открыл достоинства пикториализма, повлиявшего на его ранний стиль, где преобладали неясные силуэты, туманные пейзажи и уличные панорамы.

Photo by Edward Steichen

После Первой мировой войны, во время которой Стейхен преподавал аэрофотосъемку в сухопутных войсках США, фотограф поменял художественную позицию и стал бескомпромиссным реалистом. Получив после окончания боевых действий звание полковника, он начал экспериментировать с «прямой фотографией» — т.е. съемкой с максимальной достоверностью передачи формы и цвета, — и даже сжег многие из своих ранних работ. Фотограф понял, что томные, нечеткие, хоть и красивые, подрисованные отпечатки — анахронизм, и по-новому подошел к своей работе. Это принесло ему славу и деньги.

Photographer Edward Steichen

Занимаясь промышленной рекламой, снимая моделей в элегантных кутюрных нарядах, как штатный фотограф Vogue и Vanity Fair Эдвард Стейхен зарабатывал немало. Это не помешало ему бросить моду и сосредоточиться на работе в должности первого директора по фотографии нью-йоркского музея МОМА, создании фотобиблиотеки Второй  мировой войны и организации выставок. Самая знаменитая из них — The Family of Man, около 500 снимков людей из всех уголков планеты, демонстрирующих разные эмоции. Экспозиция была показана почти в 70 странах и 5 лет она не покидала галереи и музеи по всему миру.

Photographer Edward Steichen

При этом Стейхен продолжал рисовать, снимал знаменитостей и прикладывал много усилий, чтобы фотографию как искусство признали наравне с живописью. Он организовывал выставки авторов, работавших в самых разных манерах — никаких ограничений жанра, только качество и оригинальность результата. Этому принципу до сих пор следуют прогрессивные музеи Америки. Разнообразие, свобода и умение отказываться от привычных жанров в пользу новых и увлекательных направлений отличают Стейхена от любого другого фотографа.

От уроков живописи до организации фотовыставок по всему миру

В 14 лет будущий гранд-мэтр фотографии посетил Всемирную выставку в Чикаго, увидел там экспозицию, посвященную изобразительному искусству, и решил профессионально им заняться. Он отправлял картины в Художественный институт столицы штата Иллинойс, но они не нашли там признания. Художник-любитель начал строить карьеру в литографической фирме, пройдя в ней путь от помощника до дизайнера-иллюстратора. В это же время он начал фотографировать для рекламы.

Первую камеру, по собственным словам, Стейхен купил из любопытства. Вскоре он увлекся новым жанром и опять послал работы в Художественный институт — на этот раз не картины, а снимки. Жюри, в котором был и Альфред Стиглиц, одобрило фотографии. Признанный авторитет купил у Стейхена три отпечатка, каждый стоил пять долларов, а в начале 1900-х это было немало. Впрочем, через три года тот же Стиглиц платил за снимки Эдварда уже по 100-150 долларов — в тот момент фотограф уже переехал из Милуоки в Нью-Йорк и ездил оттуда в Лондон и Париж.

Photographer Edward Steichen

В 1902 году, вернувшись из Европы и начав работать в США, Стейхен спроектировал Gallery 291 для Photo-Secession Group. Вместе со Стиглицем он защищал права фотографов. Рекламные агентства, покупавшие отпечатки, должны были страховать оригиналы снимков и следить, чтобы печатники не пачкали их. В это же время Стейхен стал фотографировать знаменитостей и президентов США — за право публикации портретов Т.Рузвельта и У.Х.Тафта он получил по 500 долларов.

В 1908 году Эдвард переехал во Францию, где прожил 6 лет, до начала боевых действий. После, уже вернувшись в Штаты, ему пришлось «стать в строй» еще раз. Во время Второй мировой войны он был старшим офицером флота США и руководил фотографами, работавшими непосредственно во время операций на море. Сняв форму в 1945 году, Стейхен погрузился в организационную работу — как первый директор отделения фотографии МОМА он лично подготовил почти 50 выставок.

Photographer Edward Steichen

В 1960 году, в возрасте 80 лет, фотограф женился (это был третий брак), а через два года уехал на ферму в Коннектикут и отошел от дел.

Photographer Edward Steichen

Эдвард  Стейхен прожил 93 года, до последнего момента не переставал интересоваться происходящим в искусстве и в жизни и остался в памяти современников и потомков как настоящий мастер, чьи свершения в фотоискусстве практически никому не удается превзойти.

Photographer Edward Steichen

Феноменальная фотографическая выставка Эдварда Стейхена (Edward Steichen) «Семья человеческая»

Во времена «холодной войны» в 1955 году Музей современного искусства в Нью-Йорке открыл свои двери для монументальной выставки фотографий. Она стала эстетическим манифестом, визуализирующим идеи мира и «сущностного единства человечества». Тогдашний директор отдела фотографии музея Эдвард Стейхен отобрал 503 снимка из двух миллионов изображений, присланных 273 авторами из 68 стран.

 

Стейхен назвал проект «Семья человеческая» («The Family of Man») самой значительной работой в своей карьере. Позднее в каталоге выставки, который разошелся миллионными тиражами, он написал, что это был «самый амбициозный и сложный фотографический проект из когда-либо созданных

». Захватывающие установки монохромных снимков наклеивали на высокие и длинные деревянные рамы, которые нередко подвешивались к потолку. Экспонаты выставки были сгруппированы по темам, которые одинаково близки разным культурам: рождение, любовь, труд, радость, смерть.

В реестре фотографов оказалось много неизвестных имен, но были и такие, которые стали легендами в мире фотографии: Эллиотт Эрвитт (Elliott Erwitt), Юджин Смит (Eugene Smith), Альфред Айзенштадт (AlfredEisenstaedt), Нина Лин (Nina Leen), Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson), Роберт Капа.

С тех пор эта выставка стала одной из самых знаменитых в истории фотографии. Она побывала более чем в 150 музеях мира, ее посетили более 10 миллионов человек. Процесс реконструкции растянулся на долгих три года. Мастера занимались очисткой и ретушированием обветшалых, поцарапанных снимков, многие из которых оказались со сломанными углами. Рамы также подвергли реконструкции, в результате чего были восстановлены в первоначальном виде.

Завершилась реконструкция не только самих экспонатов. Выставочные площадки также пришлось отремонтировать, чтобы посетители могли окунуться в первоначальную оригинальную атмосферу выставки, которая впервые проходила в нью-йоркском Музее современного искусства. Сама коллекция воспринимается как реликвия – многозначительная и запоминающаяся, но пришедшая из прошлого.

В этом месяце выставка вновь открылась для публики в своей постоянной обители в замке Клерво, где она хранится с 1994 года. Этот 900-летний национальный памятник архитектуры находится в Люксембурге, где родился автор проекта.

1-cf010632

Вид установки «Семья человеческая» в замке Клерво после реконструкции и реставрации проекта. Люксембург, июнь 2013 года. (Romain Girtgen—CNA).

1

2 eugene-harris-1

Перуанский флейтист, 1955 год. (Eugene Harris).

2

3-00762605

Река Янцзы, 1946 год. (Dmitri Kessel—Time & Life Pictures/Getty Images).

3

4-05553062

Американский солдат целует свою девушку на лужайке в английском Гайд-парке. Это одно из любимых мест американских военных, дислоцированных в Англии в 1944 году. (Ralph Morse—Time & Life Pictures/Getty Images).

4

5-par132248

Свадьба в Furolac, Чехословакия, 1947 год. (Robert Capa-Magnum).

5

6-nyc37882

Фотограф-отец фотографирует появление сына в Чикаго, Иллинойс, 1946 год. (Wayne Miller—Magnum).

6

7-par42332

Нью-Йорк, 1953 год. (Elliott Erwitt—Magnum).

7

8-asdfasdfasdf

Парень в форме военного барабанщика из Университета Мичиган гордо марширует, высоко забрасывая колени, поскольку руководит колонной из семи восхищенных детей, которые пытаются подражать его яркой манере. Они передвигаются через газон кампуса в 1951 году. (Alfred Eisenstaedt—Time & Life Pictures/Getty Images).

8

9-00670317

Бушменские дети, играющие на песчаных дюнах, 1947 год. (Nat Farbman—Time & Life Pictures/Getty Images).

9

10-01175602

Дед и внук после урагана в 1951 году. (George Silk—Time & Life Pictures/Getty Images).

10

11-00713147

Японская семья крестьян в послевоенный период позирует в поле с орудиями труда, 1948 год. (Carl Mydans—Time & Life Pictures/Getty Images).

11

12 nina-leen

Четыре поколения фермеров в семье Ozark позируют перед стеной с портретами предков пятого поколения, 1946 год. (Nina Leen—Time & Life Pictures/Getty Images).

12

13-11798223

Плотина Бхакра в стадии строительства, Индия, 1952 год. (Howard Sochurek—Time & Life Pictures/Getty Images).

13

14-00765451

Молодой валлийский шахтер, 1943 год. (Frank Scherschel—Time & Life Pictures/Getty Images).

14

15-lon10810

Колонна женщин проходит через плато Aluma, Судан, 1954 год. (George Rodger—Magnum).

15

16-par82405

Семья колхозников собралась за столом в Украине, 1947 год. (Роберт Капа — Международный центр фотографии / Magnum).

16

17-00701754

Зал Парижского оперного театра, 1949 год. (Walter Sanders—Time & Life Pictures/Getty Images).

17

18-par51460

Мусульманские женщины молятся на восходе солнца над Гималаями в Сринагар, Кашмир, 1948 год. (Анри Картье-Брессон-Magnum).

18

19-10onemore

Дети фотографа Юджина Смита, идущие рука об руку в лесу за домом. Название этой фотографии «Прогулка в Райский сад», 1946 год. (W. Eugene Smith—Time & Life Pictures/Getty Images).

19

Фотограф Эдвард Стейхен (Edward Steichen)

Эдвард Стейхен – один из самых первых, и, пожалуй, самых влиятельных мастеров мирового фотоискусства. Родился будущий классик фотографии в 1879 году в Люксембурге. Детство провел в Америке,  в одном из самых крупных городов штата Висконсин, в Милуоки, куда семья Стейхенов переехала, когда Эдвард был ещё ребенком.

Когда мальчику исполнилось четырнадцать лет, он решил съездить в Чикаго, на Всемирную выставку, посвященную Колумбу, на которой хотел посмотреть экспозиции художественной фотографии. Дело в том, что юный Эдвард Стейхен планировал стать художником.

После этой поездки несколько лет подряд он отправлял свои живописные работы  в Чикаго, на ежегодные выставки художественного института. К сожалению юноши, ни одна из его картин не была принята на эти выставки. 

Вскоре он устроился работать иллюстратором  на фабрику, производящую  литографии.  Параллельно со своей основной работой, Эдвард Стейхен стал фотографировать людей и делать снимки для рекламы различных товаров. Спустя какое-то время, одну из фотографий ему всё же  удалось продать. После этого Эдвард вновь решил предоставить несколько своих работ в Чикагский Художественный институт.  Но в этот раз он предложил уже не живописные полотна, а фотографии.

Работы были на выставку были приняты. Их очень хорошо оценило весьма компетентное жюри, в число членов которого входили такие великие мастера фотоискусства, как Кларенс Уайт и Альфред Стиглиц. На обоих корифеев фотографии мирового уровня особенно сильное впечатление произвел снимок юного Эдварда, который автор назвал «Водоем». Через два года Альфред Стиглиц сказал,  что эта работа Эдварда Стейхена является шедевром,  и приобрел ее для своей коллекции.

Интересно тут то, что американские  критики и искусствоведы той поры обвиняли Стиглица и Уайта в том, что они слишком часто называли работы Эдварда Стейхена шедеврами.   

После одобрения своих работ такими известными мастерами, юный Эдвард уже не мог более оставаться в ставшем родным Милоуки. В первый год двадцатого века он вновь приезжает к Альфреду Стиглицу. Итогом этого визита стала поездка в Лондон, состоявшаяся уже в следующем году. В Лондоне начинающий, но уже ставший достаточно известным фотограф удостаивается чести сфотографировать самого Бернарада Шоу.

После Лондона Эдвард Стейхен посещает Париж. В Парижский салон в 1902 году он предоставил две своих живописных работы и множество фотографий, которые он атрибутировал как рисунки. Но в самый последний момент, перед открытием выставки, компетентное жюри отклонило эти работы Стейхена. Как потом стало известно, члены этого жюри очень высоко оценило мастерство Эдварда как фотографа, его снимки, по их словам, были ничуть не хуже представленных им картин. Поводом для отказа послужило всего лишь опасение того, что после выставления фотографических работ Стейхена на выставку хлынет большой поток фотографий более низкого качества.

Во Франции Эдвард задержался совсем ненадолго. В том же 1902 году он вновь перебирается в США.   Его имя уже становится известным. Сам Альфред Стиглиц покупает фотографии Стейхена за хорошие деньги – от 50 до 100 долларов за один отпечаток.  Он вообще требовал от всех уважения к фотографам и к фотографии как к искусству, настаивал на том, чтобы работы мастеров фотоискусства были хорошо оплачиваемыми. Рекламные агентства действительно весьма неплохо платили фотографам за их труд. Более того, они страховали каждый  отпечаток на случай того, если печатники в типографии запачкают его грязными руками.

По проектам Эдварда Стехена в это время в Соендиненных Штатах Америки была построена галерея «291» группы «Фото-Сецешн» — «Гэллери «291».

Как уже было сказано сегодня, выставками Стейхена и продажей его фотографий занимался сам Альфред Стиглиц, с которым молодой фотограф к тому времени очень сблизился. Стиглиц вообще старался всячески поддерживать и продвигать молодого и талантливого фотографа.

50 или 60 долларов были обычной платой за одну фотографию. Но, тем не менее, популярные и серьезные  журналы за право на публикацию на своих страницах портретов  Уильяма Хоуарда Тафта и Теодора Рузвельта  работы Стейхена заплатили мастеру по 500 долларов.

В первом номере журнала «Камера Уорк» Эдвард Стейхен опубликовал свое «заявление об обманщиках». Он написал в нем о том, что очень многие художники достаточно вольно обращаются с реальностью, искажают и подделывают ее, создавая свои картины. Во втором номере этого журнала, вышедшем всего лишь через три месяца после первого, была опубликована очень хорошая статья о Стейхене, проиллюстрированная восемью его фотографиями.

В 1906 году, в апреле, в специальном приложении к «Камере Уорк» Алфред Стиглиц опубликовал уже шестнадцать фотографических работ Эдварда. Один из этих снимков – в двухцветном варианте. В следующем номере приложения к журналу читатели увидели уже трехцветную фотографию Стейхена. Это был великолепный портрет Бернарда Шоу.

Вот что писал о творчестве Стейхена в газете «Нью-Йорк Ивнинг Стар»  Фитцджеральд,    известный и популярный в ту пору американский искусствовед: «Я не могу точно сказать, кем больше является Эдуард – художником или фотографом». (До конца первой мировой войны Стейхен называл себя именем Эдуард, а не настоящим —  Эдвард).

Через несколько лет Эдвард вновь перебирается в Европу.  Начиная с 1908 года,  он шесть лет живет во Франции. Но в его жизнь серьезно вмешалась Первая Мировая война. Он опять был вынужден вернуться в Соединенные Штаты Америки.

В ходе второй битвы при Марне Стейхена назначают техническим советником армейской аэрофотослужбы. На  военной службе в этом качестве Эдварду пришлось прекратить дело с подрисованными фотографическими отпечатками. Красивые и нечеткие снимки тут уже стали совершенно ненужными, они считались техническим браком. Дело требовало резких и качественных снимков, с четкой проработкой деталей на них. На фотографиях, сделанных с воздуха, должно было быть четко различимым всё, что было сфотографировано. От качества фотографии зависела порой жизнь многих людей. Армейская служба, таким образом, заставила Эдварда Стейхена подойти к фотографии по-новому. К тому времени он уже стал полковником Армии Соединенных Штатов Америки.

После окончания армейской службы Эдвард Стейхен целый год занимался опытами в области так называемой «прямой фотографии». Например, белую фарфоровую чашку и блюдце он тысячи раз фотографировал на черном вельветовом фоне, поставив себе при этом целью добиться получения на снимке максимальной достоверности объекта. Эдвард хотел передать  на фотографии все те градации и нежнейшие оттенки белого, серого и черного цветов, которые существуют реально. Увлеченный этой идеей, Стейхен забросил в дальний угол кисти и краски, забыл про свои занятия живописью. Больше того – сжег множество своих картин!   

Серьезные познания Стейхена в области дизайна и искусства вообще, богатый опыт наблюдения за происходящим, за состоянием вещей и природы выработанный годами занятий живописью, навыки  работы с разными людьми, как в живописи, так и в фотографии,  великолепное владения технической стороной фотографического дела позволяли Эдварду создавать великолепные и убедительные фотографические портреты самых разных людей. Это были и актеры, и общественные деятели, и  политики, и простые люди, приходившие к нему фотографироваться.

Через некоторое время основным направлением в работе Эдварда Стейхена избрал для себя  промышленную рекламу и фотографирование элегантных фасонов одежды. Коммерческая фотография стала приносить Стейхану достаточно неплохой  доход. По предложению Фрэнка Крауниншилда в 1923 году Эдвард  согласился  стать штатным фотографом журналов «Вог» и «Вэнити Фэр».

В начале Второй Мировой войны Военно-морской флот Соединенных Штатов Америки   отменил для старшего офицера  армии США Эдварда Стейхена, который находился на тот момент в запасе,  возрастное ограничение. Вскоре после событий  в гавани Пирл-Харбора на вокзале «Гранд Сентрал»  была открыта фотографическая выставка Стейхена, которую он назвал «Дорога к победе». Эта выставка сыграла заметную роль в укреплении воли всего американского народа. В ту пору в Соединенных Штатах не было более опытного и квалифицированного человека, который мог бы создать отдел, перед которым была поставлена четкая задача: сфотографировать все военные действия, разворачивающиеся на море.  То, что сделали руководимые Эдвардом Стейханом фотографы, без преувеличения,  можно смело назвать подвигом, выдающимся документальным фотографическим свидетельством всех военных операций военно-морского флота Америки. Эти фотографии впоследствии стали важным свидетельством мировой истории и оказали специалистам по изучению событий тех лет неоценимую помощь.

В годы Первой Мировой войны армейский полковник, а во время Второй Мировой морской капитан, уважаемый и высокопоставленный офицер армии Соединенных Штатов Америки, Эдвард Стейхен, вооруженный фотокамерой, героически сражался на различных фронтах, точно так же, как и другие его коллеги – фотокорреспонденты различных изданий многих стран мира.

После окончания войны Эдвард снял военную форму и стал руководителем отдела фотоискусства в Нью-Йоркском Музее современного искусства.

Работая в столь престижном и известном музее, Эдвард Стейхен организовывал множество выставок, на которых представлял широкой публике творчество различных фотографов, снимающих в различных манерах и различными фотокамерами. Стараниями Стейхена как пропагандиста и  менеджера в области фотографии, фотография как полноправный  вид искусства, наравне с  живописью и графикой  нашла признание не только у критиков и арттеоретиков США,  но и у простого народа. С подачи Стейхена к фотографии не предъявлялись никакие излишние требования, не навязывались никакие академические формы. К участию в выставках, которые организовывал  Эдвард Стейхен в Музее Современного искусства, допускались лишь хорошие, с его точки зрения, фотографы. Такому принципу свободного показа творческих работ фотографов положили начало Бомон и Нэнси Ньюхолл, работавшие в отеле фотографии музея до Стейхена. Эдвард продолжил их дело, придерживаясь этого же принципа отбора фотографий для выставок. Более того, точно так же работают многие прогрессивные музеи искусств Соединенных Штатов Америки и сегодня.

Самой популярной из всех фотографических выставок, организованных  Эдвардом Стейхеном, пожалуй, была выставка, которую он назвал «Род человеческий». Работы для нее он отбирал  более чем из двух миллионов фотографий! Их присылали в Музей современного искусства США фотографы из огромного количества стран мира. Выставка «Род человеческий» демонстрировалась в течение пяти лет.

Когда Эдварду Стейхену исполнилось восемьдесят лет, а было это в 1960 году, знаменитый американский фотограф, теоретик  и пропагандист  фотоискусства женился в третий раз. Он сказал тогда: «Отсутствие понимания того, что происходит вокруг тебя, безразличие и скука —  вот что характеризует престарелый ум. Это не зависит от хронологического возраста. Не одним только детям дается счастливое развитие».

В Музее современного искусства Соединенных Штатов в 1964 году был создан Фотографический Центр Эдварда Стейхена.За два дня до своего девяносточетырехлетия Эдварда Стейхена не стало.  Случилось это 25 марта 1973 года.       

Вот что писал и говорил о фотоискусстве Эдвард Стейхен в разные годы:

«В самом начале моих занятий фотографией, моих интересов к ней, я искренне предполагал, что фотография принадлежит к одному из видов изящных искусств. Сейчас же, спустя годы, я придерживаюсь совершенно другой позиции. Я думаю, что предназначение фотографии прежде всего заключается в том, чтобы содействовать  взаимопониманию между людьми, помогать человеку разобраться в самом себе. А это я считаю одной из самых важных задач в мире».

«Фотография беспристрастно фиксирует всю ту гамму чувств, которая записана на лице человека: красоту неба и земли, которую человек унаследовал, всё то добро и зло, которое создал этот конкретный человек. Фотография – это то основное средство, которое помогает одному человеку понять другого человека».

«Обман появляется в фотографии именно в тот момент, когда ее автор подбирает параметры экспозиции, когда лаборант в темной лаборатории прорабатывает контраст и детали снимка, который он печатает. Каждая фотография лжет от начала и до конца. Объективной и чистой фотографии в мире просто не существует и не может существовать. Остается лишь вопрос о степени этого обмана».

«Самый простой и дешевый фотоаппарат всегда лучше самого искусного и именитого фотографа».

Стайхен, Эдвард — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 23 марта 2020; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 23 марта 2020; проверки требует 1 правка.
Эдвард Стайхен
Портрет
Имя при рождении англ. Edouard Jean Steichen
Дата рождения 27 марта 1879(1879-03-27)[1][2][…]
Место рождения
Дата смерти 25 марта 1973(1973-03-25)[1][2][…](93 года)
Место смерти
Страна
Род деятельности фотограф, художник, военный фотограф, куратор, fashion photographer, рисовальщик
Дети Mary Calderone[d]
Награды и премии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Commons-logo.svg Эдвард Стайхен. Автопортрет, 1903

Эдвард Стайхен или Стейхен (Edward Steichen; 27 марта 1879, Бивинген, Люксембург — 25 марта 1973, Уэст Реддинг, Коннектикут) — американский фотограф, критик, один из наиболее влиятельных мастеров фотографии XX века. Вместе с Альфредом Стиглицем стоял во главе американского «Фото-сецессиона». Представитель художественной и документальной фотографии. Один из основателей жанра модной фотографии.

Commons-logo.svg

Стайхен родился 27 марта 1879 года в Люксембурге, а вырос в США. Начинал как художник-импрессионист, находился под влиянием Родена. В 1895 году Эдвард стал заниматься фотографией в художественном стиле. Уже в 1902 году он являлся одним из основателей «Photo Secession» в Нью-Йорке. Будучи несколько лет в Париже, он открыл для себя авангардное искусство. Во время Первой мировой войны перешёл на позиции бескомпромиссного реализма. Во время Первой мировой войны, служа в сухопутных войсках США, преподавал рекрутам основы аэрофотосъемки. В 1920-е и 1930-е гг. создал серию портретов голливудских знаменитостей (в частности, Греты Гарбо), известен как один из важнейших представителей ранней модной фотографии[5]. В 1923 году Стейхен стал главным фотографом издательского дома «Conde-Nast», в котором 1938 года он был ответственным за журналы моды Vanity Fair и Vogue[6].

Во время Второй мировой войны Стайхен занимался кинодокументалистикой, был удостоен «Оскара». С 1947 по 1962 год занимал должность директора по фотографии Музея современного искусства, где на экспозиции The Family of Man (Род человеческий), 1955[7] выставил более 500 фотографий, иллюстрирующих основные аспекты человеческой жизни; они были отобраны из числа 2 млн снимков, присланных из 68 стран[8]. Предисловие к каталогу написал Карл Сэндберг, зять Стайхена.

В своей книге О фотографии Сьюзен Зонтаг рассматривает фотографии Стейхена как один из примеров новой концепции красоты[9]. В частности, речь идет о фотографии Бутылка молока, которая была выполнена в 1915 году. Зонтаг отзывается о фотографиях Стейхена с одобрением и симпатией, считая его фотографии и его проект Род человеческий положительным изобразительным примером и образцом позитивной гуманистической программы по сравнению с работами Дианы Арбус.

В 2006 году экземпляр фотографии Стейхена «Озеро в лунном свете» (1904) был продан на аукционе «Сотбис» почти за 3 000 000 $, что на тот момент было абсолютным рекордом.[1]

Именем Стайхена названа площадь в его родном городе Бивингене.

  1. 1 2 идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  2. 1 2 Edward Steichen
  3. 1 2 Benezit Dictionary of Artists — 2006. — ISBN 978-0-19-977378-7, 978-0-19-989991-3
  4. ↑ Museum of Modern Art online collection
  5. ↑ Васильева Е. Феномен модной фотографии: регламент мифологических систем / Международный журнал исследований культуры, № 1 (26), 2017, с. 215—245
  6. ↑ Фотографии XX века. Музей Людвига в Кёльне / пер. с англ. А.А. Сосинова. — Издательство АТС, 2008. — ISBN 978-5-17-047116-4.
  7. ↑ Steichen E. The Family of Man. New York: The Museum of Modern Art, 1955. ISBN 0-87070-341-2
  8. ↑ Барт Р. Великая семья людей // Мифологии. М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2004
  9. ↑ Васильева Е. Сьюзен Зонтаг о фотографии: идея красоты и проблема нормы // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 15., 2014, вып. 3, с. 64 — 80
  • Edward Steichen: A life in photography. Garden City: Doubleday, 1963
  • Steichen E. The Family of Man. New York: The Museum of Modern Art, 1955. ISBN 0-87070-341-2
  • Васильева Е. Феномен модной фотографии: регламент мифологических систем / Международный журнал исследований культуры, № 1 (26), 2017, с. 215—245
  • Васильева Е. Сьюзен Зонтаг о фотографии: идея красоты и проблема нормы // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 15., 2014, вып. 3, с. 64 — 80
  • Haskell B. Edward Steichen. New York: Whitney Museum of American Art, 2000.
  • Steichen’s legacy: photographs, 1895—1973/ Joanna T. Steichen, ed. New York: Alfred A. Knopf, 2000

«Фотоаналитик» мира — Эдвард Стейхен — Фото статьи — Статьи и интервью

Эдвард Стейхен (Штайхен) – это «человек мира, творец искусств и аналитик вселенной» во всех ее проявлениях. На протяжении своей жизни он никогда не останавливался надолго в одном городе или конкретной стране, никогда не ограничивался только одним видом искусства, никогда не стеснял себя существующими правилами и канонами фотографии. Игра по своим правилам – вот как можно охарактеризовать его жизнь. Стейхен сам создал свой мир и собственные правила существования и творчества. Он не боялся экспериментировать с формой самовыражения и вопреки установившемуся мнению утверждал, что художественную и коммерческую фотографию можно смело объединять. Стейхен отдавал свои силы множеству занятий, и, на удивление, во всем добивался успеха: художественная и коммерческая фотография, документалистика, графика, типография, текстильные рисунки, цветочные композиции… Технический советник аэрофотослужбы США, создатель организации «Фото-раскол» и известной «Галереи 291» в Нью-Йорке, генеральный фотограф журналов «Vogue» и «Vanity Fair», директор отделения фотографии Музея современного искусства, цветовод – эти и множество других ипостасей реализовал на протяжении своей жизни Эдвард Стейхен. Больше других искусств его все же привлекала фотография, он считал ее средством самоанализа и способом достижения взаимопонимания:

«Фотография фиксирует всю гамму чувств записанных на лице человека: красоту земли и неба унаследованную им, а также все то добро и зло которое он создал сам. Фотография – основное средство, которое помогает людям понимать друг друга»

Эдвард Стейхен никогда не пытался придумать новый мир, обмануть зрителя иллюзиями или спецэффектами. Все его работы – импрессионистичные или реалистичные, «уличные» или глянцевые – это отражение живого реального мира, его анализ, проникновение в суть души предмета или человека. Силуэт здания или женская фигура – все должно быть гармоничным и природным на плоскости фотобумаги. Именно благодаря желанию и умению проникать в суть вещей, Стейхен виртуозно работал в жанре портрета. Его знаменитые фотографии Греты Гарбо (1928) и Глории Свенсон (1924) – это не просто изображения людей, это энциклопедии характера, темперамента, настроения личности. Но Стейхен не отрицает авторской субъективности в фотографии даже при съемке, казалось бы, банальных и статичных объектов: зданий, мостов, труб или даже спичек:

«Обман поселяется в фотографии с того момента, когда фотограф выбирает параметры экспозиции, когда лаборант в темной комнате работает над деталями снимка или контрастом. Каждая фотография лжет с начала до конца: чистой объективной фотографии не существует. Но остается вопрос о степени обмана»

Еще в детстве Эдвард осознал, что хорошую фотографию, как и любую жизненную ситуацию, создает случайность – главное проявление реальной действительности. Свой первый фотоаппарат Стейхен купил в 16 лет тоже случайно, просто из любопытства, а до этого увлечения он мечтал быть художником. Из первой отснятой пленки неиспорченным оказался только один кадр, но юный фотограф не сдавался, продолжая свои попытки освоить новый вид искусства. Понимание фотографии пришло к Стейхену тоже неожиданно: он вдруг увидел, что лучший снимок получается в, казалось бы, самых неприятных условиях. Капли дождя на объективе, неловкое движение камерой – и вот он, желанный кадр! Желанный – потому что непохожий на другие, нестандартный, и одновременно самый живой и реалистичный. Стейхен уже начал заболевать фотографией, но на том этапе еще не воспринимал фотографию как важное или необходимое людям творчество:

«Когда я начал интересоваться фотографией, я думал, что она принадлежит к одному из изящных искусств. Сегодня я придерживаюсь совершенно другого мнения. Предназначение фотографии — содействовать взаимопониманию между людьми и помогать человеку разобраться в самом себе. И это одна из самых трудных задач в мире»

Возможно, идея о всемирном взаимопонимании родилась у Эдварда Стейхена из-за частых переездов в разные страны. Он родился в 1879 году в Люксембурге, но уже через 1.5 года его родители эмигрировали в США. Позже Эдвард Стейхен жил и работал в Нью-Йорке, Лондоне, Париже. Только в 1915 году, в 36 лет, он снова возвратился в США из Европы.

Начиналась карьера Стейхена так: он снимал людей на улицах, иногда делал рекламные фотоснимки, параллельно работал иллюстратором на фабрике, которая производила литографии. Началом серьезной карьеры фотографа для Эдварда можно считать его участие в фотоконкурсе Чикагского художественного института. Комиссия, в состав которой входили Альфред Стиглиц и Кларенс Уайт, выбрала для печати в журнале 3 фотографии Стейхена. Одну из этих фото, «Водоем», Стиглиц через 2 года купил для собственной коллекции. Этот конкурс помог Эдварду поверить в свои силы, благодаря нему Стейхен нашел и своего напарника на долгие годы – Альфреда Стиглица.

Первый успех окрылял – и Стейхен отправляется в Париж, столицу искусств. Здесь он предоставляет для выставки в Салоне 2 картины и подборку фотографий. В самый последний момент его работы не принимают, после чего в прессе начинается обсуждение места фотографии среди других видов искусства. Стейхена называют художником и «ужасным, избалованным ребенком фотографии». Получив подобный отпор и нелояльность к новому течению в искусстве, Стейхен возвращается в Нью-Йорк. Здесь он открывает собственную фотостудию, помогает Стиглицу в издании журнала «Фотосъемка» (с 1903 по 1917), участвует в создании движения «Фото-раскол», которое, по мнению Стиглица «должно было покончить с устоявшейся идеей о том, что составляет фотографию».

В этот период жизни, первые 15 лет нового века, Эдвард Стейхен – это фотограф-пикторалист. Размытые силуэты людей, туманные картины города, невесомые фрагменты реальности, выхваченные из потока жизни пытливым объективом камеры:

«Самая простая камера лучше самого искусного фотографа»

Издание журнала «Фотосъемка» — это один из важных этапов развития и фотографии в целом, и пикторализма в частности. А галереи, созданные группой «Фото-раскол», впоследствии стали известной нью-йоркской «Галереей 291».

Фотограф опять едет в Париж, но скоро возвратился. 1917 год принес много изменений в жизнь Эдварда Стейхена: он поссорился со Стиглицем, журнал «Фотосъемка» и группа «Фото-раскол» прекратили свое существование, сам Стейхен стал фотографом военного флота США. Такие же радикальные изменения произошли и в творческой манере Стейхена: военная фотография обязана быть четкой и объективной, а не загадочной или необычной. Документалист – вот новое амплуа Стейхена, но оно скоро ему надоедает. Еще одна попытка переехать в Париж, где фотограф снимает натюрморты в спокойной атмосфере Вуланжи, опять заканчивается возвращением в США, потому что ему не хватает средств на жизнь.

С 1922 года Эдвард Стейхен начинает сотрудничать с журналами «Vogue» и «Vanity Fair», примеряя амплуа коммерческого и «гламурного» фотографа. Перевоплощение как всегда успешно: ему позируют многие известные актеры и режиссеры, писатели и поэты, политики и бизнесмены, модели известных кутюрье – Лелонга, Шанель, Пуаре … Стейхен находит собственную манеру студийной съемки: минимум посторонних предметов и максимум пластики. Нужно учитывать, что съемка на фотопластины – очень специфический и тяжелый процесс, не предполагающий работы в динамике. Поэтому модели вынуждены подолгу готовиться к съемкам, отрабатывая динамичные позы, которые на фотографиях превратятся в жест или танец. Например, фото Фреда Астера: динамичное движение, из реквизита – лишь десяток шляп, ироничная игра фотографа с тенями от модели и предметов… В 20-30-х годах Стейхен регулярно публикуется в разных журналах, постоянно снимая в студии. Он ищет образы, подходы к моделям, новые методы съемки. Например, фотограф снимал Глорию Свенсон:

«Фотосессия была долгой. Глория Свенсон сменила массу костюмов, я перебрал все типы освещения. Она ни разу не пожаловалась. Наконец я взял черное кружево и повесил у нее прямо перед лицом. Свенсон мо¬ментально поняла мой замысел. Глаза расширились, и я увидел взгляд дикой кошки, затаившейся в листве»

В 40-х годах Эдвард Стейхен ушел из коммерческой фотографии, теперь он примерял амплуа цветовода и параллельно занимался разведением лошадей. Хотя искусство не ушло из жизни фотографа – он начал организовывать разнообразные выставки. С 1946 года Стейхен как директор отделения фотографии Музея современного искусства в Нью-Йорке организовал 46 выставок. Самая известная из них – «Род человеческий». Из 2 миллионов снимков, которые прислали фотографы из 68 стран, отобрали 273 фотографии. Выставка экспонировалась в течение 5 лет, в разных вариантах была представлена в 38 странах. Сейчас ее можно увидеть в постоянной экспозиции замка Клерво в Люксембурге. С 2004 года она является памятником мирового наследия ЮНЕСКО.

В 1960 году, когда ему было 80 лет, Стейхен женился в третий раз. Жизнь шла своим чередом, со своими случайностями и сюрпризами, но Эдвард Стейхен не собирался проводить зря хотя бы секунду из отведенных лет. Даже выйдя на пенсию в 82 года, он продолжал фотографировать – снимал постоянно одно и то же дерево в саду, пытаясь «словить» идеальный кадр:

«Скука и безразличие, отсутствие понимания того, что происходит вокруг — вот что характеризует престарелый ум, независимо от хронологического возраста. Счастливое развитие дается не одним только детям»

Анна Корбут

dvdmall.ru

Фотографии Эдварда Стейхена.: babs71 — LiveJournal

«У меня был очень продолжительный сеанс с Глорией Свенсон — с множеством переодеваний и разным освещением. В конце съемки я взял черную кружевную вуаль и набросил ей на лицо. Она сразу же подхватила свою мысль. Глаза у нее расширились, она стала похожа на леопарда, притаившегося в кустах и высматривающего добычу. Такой натуре, как мисс Свенсон, динамичной, все схватывающей на лету, не нужно было ничего объяснять. Реагировала она мгновенно и интуитивно.»
 Глория Свенсон. 1924 год.

«Первый раз, когда Чарли Чаплин пришел ко мне в студию, сопровождавший его секретарь сказал: «У господина Чаплина назначена еще одна деловая встреча, так что в вашем распоряжении только двадцать минут». Когда мы ввели Чаплина в студию и стали устанавливать осветительную аппаратуру, он как-то застыл, замкнулся. Я отпустил своих ассистентов и попытался работать с ним один, но ничего не выходило. В конце концов Чаплин сказал: «Видите ли, я просто не могу находиться в покое. Я должен все время что-то делать. Тогда я чувствую себя в своей тарелке».
Тогда я прекратил съемку, достал свои папки с фотографиями, куда входила серия с подсолнечником. Она заинтересовала Чаплина больше всего. Он сделал такое замечание: «Любопытно — чем ближе ты к природе, тем таинственнее она становится».
Я начал говорить с ним о его фильмах, особенно восхищаясь «Золотой лихорадкой», которую он только что выпустил. Тогда он расслабился и тоже увлекся разговором. Я позвал свою команду — и через несколько минут у меня было полдюжины фотографий Чаплина, непринужденного, естественного — живое воплощение танцующего фавна».
 Чарли Чаплин. 1925 год.

 Джордж Гершвин. 1927.

«Когда фотографировали Мэри Пикфорд, она настаивала, чтобы лампы сояли перед ней, на полу и светили прямо в лицо. Я полагаю, ей нравилось, когда у нее в глазах отражались искрящиеся огоньки. Но овещение снизу было моим слабым местом. Все же послушно исполняя ее просьбу, я расставил лампы на полу, но нанес на них темно-красную желатиновую пленку. Поскольку я использовал простые, а не панхроматические пластины, то наличие красного фильтра полностью снимало эффект освещения. Но мисс Пикфорд была очень довольна результатом, и я — тоже. Она мне призналась, что подумала, будто красный свет создает какой-то особый эффект и даже собиралась попросить кинооператора использовать этот трюк в ее следующем фильме.»
 Мэри Пикфорд. 1927 год.

«Почти каждый год я совершал поездки в Голливуд. И вот однажды мне представился случай снимать несравненную Грету Гарбо. Она тогда участвовала в съемках фильма «Зеленая шляпа». Во время пятиминутного перерыва мне было разрешено сделать ее портрет. В моей импровизированной студии, рядом со съемочной площадкой, стоял кухонный стул, на который я набросил кусок ткани. Когда вошла Гарбо, я попросил ее сесть. Она уселась на стул верхом, опершись на спинку. Я сделал пять или шесть экспозиций, более или менее похожих на ее обычные портреты для кинопроб. Она поворачивала голову направо, налево, потом вверх, вниз, но больше всего мне мешали ее волосы. Кудрявыми, пушистыми прядями они все время падали ей на лоб. Я сказал: «Как жаль, что приходится работать с этой киношной прической!» Услышав это, она обеими руками забрала все волосы и откинула их назад, открыв все лицо: «Ох уж эти волосы!» В это мгновение — как солнце проглядывает из-за туч — появилась женщина, и засияла всей красотой своего ослепительного лица.
После съемок она бросилась ко мне, обняла и сказала: «Вам бы следовало стать режиссером. Вы все так хорошо понимаете». Я догадался, что она имела ввиду. Я позволил ей делать то, что она хотела, не командуя, не указывая, не заставляя принимать позы».
 Грета Гарбо. 1928 год.

 Герберт Уэллс. 1931 год.

«Один из самых дорогих гостей, который не раз приходил ко мне в сниматься в студию, был Юджин О’Нил. Его визит всегда был занимательным событием, и когда он появлялся, вся атмосфера вокруг становилась наэлектризованной, не только из-за его присутствия, но также из-за глубокого уважения, которое я испытывал к его творчеству. Такое мое отношение к нему на самом деле берет свое начало от восхищения перед его отцом, потому что инсценировка О’Нила-старшего «Монте-Кристо» была одним из первых спектаклей, увиденных мною в детстве. Так что имя О’Нила долгое время непосредственно и живо ассоциировалось у меня с театром. Драматург был совершенно уникальной моделью для позирования — он никогда, ни при каких обстоятельствах, даже вида не подавал, что замечает камеру. В этом был весь О’Нил».
 Юджин О’Нил, 1932 год.

«Когда я первый раз фотографировал Марлен Дитрих, съемка происходила под наблюдением Джозефа фон Штернберга — ее режиссера. Тандем Штернберг — Дитрих напоминал союз Свенгали- Трильби. Она никогда и никому не позировала, если при этом не присутствовал Штернберг, который наблюдал и давал указания, что и как делать. В этот день на съемки ушло два часа, я сделал около сорока экспозиций, но так ничего и не добился…
Получившийся у меня портрет Дитрих был сделан во время сеанса, когда Штернберг отсутствовал. Мы прекрасно провели время, она была само очарование. Когда сеанс закончился, Марлен сказала дрожащим от волнения голосом: «Вы знаете, первый раз меня кто-то снимал без Штернберга».

 Марлен Дитрих. 1932 год.

 Герхард Гауптман. 1932 год.

 Сергей Рахманинов. 1936 год.

Эдвард Стайхен, портрет Шарлотты Сполдинг и другие фотографии

Два портрета Шарлотты Сполдинг сделаны Эдвардом Стейханом около 1908 года. Они являются уникальным продуктами своего времени, одними из немногих сохранившихся образцов ранней цветной фотографии (автохром), произведённой с помощью технологии, разработанной братья Люмьер во Франции и привезенной в США Стейханом в этом же году. Автохромы были сделаны, вероятно, в Буффало, откуда и поступили в собрание музея. Шарлотта Сполдинг, которая была другом и ученицей Стейхана, стала объектом цветных экспериментов фотографа. Автохромные портреты чем-то напоминают пуантилистическую миниатюру на стекле. Международный музей фотографии и фильма «Дом Джорджа Истмена» имеет значительную коллекцию работ Стейхана, в том числе 22 того же вида — цветные изображения, известные как автохромы.

27 марта 1879 года в Люксембурге родился Эдвард Стейхен. В полуторагодовалом возрасте его семья уехала в Америку (в штат Мичиган),Уже в 1899 году Стейхен отправил некоторые свои работы на филадельфийскую выставку фотографии.

После того как некоторые критики нашли в его работах «ультра экспрессионизм» он попал на выставку.В июле 1900 года Стейхен уехал в Европу, где принимает участие в выставке «Новая школа американской фотографии» в Лондоне. Эдвард получает свой первый заказ на фотопортрет: художника и скульптора Джорджа Фредерика Уоттса

В 1901 году Стейхан стал одним из участников парижской выставки американской фотографии. Некоторые из его работ были напечатаны в книге Чарльза Каффина «Photography as a Fine Art».

Однако широкую известность Стейхану принесла серия фотопортретов «The Great Men». Туда вошли такие люди как:  Джон П. Морган, Уинстон Черчилль, Теодор Рузвельт, Морис Метерлинк, Анри Матисс и нашумевший портрет Родена.

В 1904 году Стейхен одним из первых экспериментирует с цветным фото. С помощью метода  автохромирования он сделал легендарную фотографию  «Pond-Moonlight»

В феврале 2006 снимок «Пруд в лунном свете» (The Pond-Moonlight), сделанный в 1904 году, был продан на аукционе почти за три миллиона долларов. Фотограф Эдвард Штейхен (Edward Steichen) снимал этот пейзаж во времена, когда цветной фотографии еще не существовало. Он создал оттенки, используя несколько слоев светочувствительной резины. Всего Штейхен сделал три таких карточки. Две хранятся в музеях.

.В 1917 году он завербовался в армию США в качестве фотографа. Он дослужился до звания подполковника и считался одним из ведущих экспертов аэрофотографии.

В 1919 после демобилизации он поселяется недалеко от Парижа и ведет довольно отшельнический образ жизни. Фотографирует, рисует картины и даже занимается выращиванием цветов.

Но уже к 1923 году он забрасывает все, принимает окончательное решение бросить живопись, сжигает свои картины и возвращается в Америку.

Стейхен прославился еще и как коммерческий фотограф. Он печатался в «Vogue» и «Vanity Fair».

В 1924 году Vogue заказал Стейхену фотосессию модной и знаменитой актрисы Глории Свенсон. Перемерив кучу нарядов и сменив кучу видов освещения, Эдвард повесил на нее черные кружева  прямо перед лицом и сфотографировал «затаившуюся хищницу готовую к прыжку»

Джоан Беннет

Марлен Дитрих

Чарли Чаплин, Грета Гарбо и Фред Астер

Стейхен становится одним из ведущих фотографов мира моды.

Многие современники приписывают ему создания стиля фэшн­фотографии, которая актуальна и по сей день.

Во время Второй мировой войны Стайхен занимался кинодокументалистикой, был удостоен «Оскара».

Здвард Стейхен вышел на пенсию в 1962 году,  и прожил всю оставшуюся жизнь на ферме.

25 марта 1973 года в 94 летнем возрасте не стало создателя серии «Великие люди», законодателя жанра в мире модных фотографий 20х годов, первого директора отдела фотографии Музея Современного Искусства

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о