Нан голдин: Чем примечательна Нан Голдин и ее «Баллада о сексуальной зависимости» — Bird In Flight

Нан голдин: Чем примечательна Нан Голдин и ее «Баллада о сексуальной зависимости» — Bird In Flight

alexxlab 05.06.2021

Содержание

Нан Голдин: феминистский фотограф

Серия художественной фотографииНан Голдин Биография постмодернистского арт-фотографа.

Фотограф Нан Голдин.Автопортрет в поезде (1992)

Содержание Фотография Нан Голдин Биография Избранные персональные выставки Другие известные фотографы

ФОТОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯКраткое объяснение техническихи исторических терминов см. В:Глоссарий художественной фотографии.

Фотография Нан Голдин Художественная фотография Голдин, специализирующаяся на портретах, освещает жизнь социально маргинализированных групп, а также ряд феминистских проблем. Ее постмодернистское искусство считается одним из самых активных арт-фотографов, работающих в основном с изображениями тела и является частью общего увеличения фотографических репрезентаций отклонения от культурных норм, которое началось в 1980-х годах. Она также использует фотографию в качестве визуального дневника: например, ее серия Баллард о сексуальной зависимости (1979-2004) представляет собой собрание из 700 слайдов, созданных на музыку, которая фокусируется на гендерной политике и описывает жизнь и любовь маргинального сообщества. Нижний Ист-Сайд Нью-Йорка.

«Мисти и Джимми» (1980). Фотограф Нэн Голдин.

Описанный как страстный летописец любви в эпоху неопределенной сексуальности, гламура, насилия, опьянения и смерти, Голдин запечатлел очень реальные моменты одиночества, восхищения, самораскрытия, а также частные случаи любви и ненависти. Это тип современного искусства, который опирается на эстетику моментальных снимков и становится «близким и личным», хотя и без спонтанности уличной фотографии.

Подробнее о ранних изобретениях, на которых основано искусство Голдина, см.: История фотографии (c.1800-1900). Сравните работы Брассая (Дьюла Халаш) (1899–1984), венгерского фотохудожника, запечатлевшего уличную жизнь ночного Парижа 1930-х годов.

]]>

О других американских художницах исследующих стереотипы о женщинах и меньшинствах, см.: Джуди Чикаго (род. 1939) и Барбара Крюгер (р. 1945).

биография Детство в Вашингтоне. После самоубийства старшей сестры снята с попечения родителей и передана на воспитание. Обучение в Линкольне, Массачусетс. Первые черно-белые фотографии и поляроиды друзей (включая Дэвида Армстронга). Вечерние занятия в Школе фотографии Новой Англии под руководством Генри Хоренштейна. Через него обнаруживает работы Ларри Кларка (1943 г.р.), который специализируется на среде наркоманов (см. Его фотокнигу Талса , 1971 г.). 1974, мастерская по модели Лизетты, уроженки Вены (1901-83). Начинает учиться в Школе Музея изящных искусств в Бостоне. (с ДиКорсиа и Марком Моррисро). 1973, занимается цветной фотографией (включая эстетику со вспышкой и широкоугольную съемку). В 1977 году Голдин заканчивает Школу Музея изящных искусств Университета Бостона / Тафтса, работая в основном с гравюрами Cibachrome.

1978, переезжает в Нью-Йорк. Начинает документировать постпанковскую музыкальную сцену новой волны и феминистское искусство , а также гей-культуру города конца 1970-х – начала 1980-х годов, в частности субкультуру Бауэри, основанную на наркотиках. Ее продвигает Марвин Хейферман (Castelli Graphics). Первые групповые выставки, особенно слайд-шоу (с 1980 года с музыкой). В 1981 году выходит «Баллада о сексуальной зависимости» (названная в честь песни из «Трехгрошовой оперы» Бертольда Брехта) – ее самая важная мультимедийная презентация на сегодняшний день (1985/86 год вызывает восхищение на фестивалях современного искусства в Эдинбурге и Берлине).После этого погибает от наркомании и в 1988 году поступает в реабилитационный центр. Впоследствии увеличивающееся исследование себя (слайд-шоу: All By Myself ). Вдобавок сериал о трансвеститах ( «Другая сторона»; «Двойная жизнь» ), проект с Нобуёси Араки (« Токийская любовь» ) и фотографии пустых комнат (гостиничных номеров и т.д.) Под названием « Вакат». В 1996 году состоится крупная ретроспектива в Музее американского искусства Уитни. Выставка 2001 года, вызывающая восхищение в Париже и 2002 год в Мадриде.

2007 г. получает премию Hasselblad.

В 2006 году выходит ее инсталляция в Нью-Йорке «В погоне за призраком» : ее первая работа, включающая движущиеся картинки. Особенности Sisters, Святые и Сивиллы , видео презентация о том, как она справилась с самоубийством ее сестрой. Ее последние работы показывают дальнейшие изменения в ее искусстве, основанном на использовании объективов, от фотографии к пленке. Однако, как и Роберт Мэпплторп (1946-89), Голдин, кажется, обходит грань хорошего вкуса из-за явного характера ее работ.

Автор оригинального текста – Нил Коллинс (Neil Cоllins).

В общественной морали мало что изменилось… (Время новостей)

Игорь Гребельников
Время новостей, N60, 09.04.2009

09.04.2009
Среди экспонатов проходящей в рамках фестиваля «Мода и стиль в фотографии-2009» выставки «Christian Dior — 60 лет истории в фотографии», открытой в залах Государственного музея современного искусства Российской академии художеств на Гоголевском бульваре, выделяются своей безразличностью к внешнему лоску моды снимки Нан Голдин, знаменитого фотографа, феминистки, еще в 80-е годы обратившей свою камеру на то, что скрывает понятие «частная жизнь». Перед вернисажем Нан ГОЛДИН ответила на вопросы арткритика Игоря ГРЕБЕЛЬНИКОВА.

— Вы фотограф личного, интимного, того, что по определению имеет «нетоварный» вид. Наверное, трудно выносить этот «нетоварный вид» на всеобщее обозрение?

— Один мой друг считает, все, что у меня есть, — это моя честность. Наверное, это так. В моей жизни было много разных перепадов: сегодня ты звезда, на вершине успеха, а завтра — никто. Но надо быть честным. Честность для меня это, с одной стороны, сотрудничество с теми людьми, которых фотографирую: я всегда им отдаю копии снимков, так как считаю, что это наша совместная деятельность. С другой — еще ребенком я привыкла думать, что когда что-то происходит не так, люди пытаются это скрыть. Они прикрывают это понятием «частная жизнь». Я воспитывалась в семье интеллектуалов, и, кстати, мои дядя и тетя были коммунистами, так что, можно сказать, я из коммунистической семьи, всегда мечтала приехать в Россию и наконец приехала. Так вот у нас в семье было принято ничего не показывать соседям, не выносить сор из избы, в то время как меня интересовало как раз то, что происходит у соседей, мне хотелось поднять занавес над тем, как они живут. В моей первой большой серии «Баллада о сексуальной зависимости» (The Ballad of Sexualy Dependency, 1981) — 750 фотографий, показанных под музыку как слайд-шоу в музеях по всему миру, а также изданных в виде книги, — есть автопортрет, где я избита мужем. Когда ты запечатлеваешь такие страшные моменты, то потом не можешь сказать, что этого не было: фотография — это доказательство. Многие женщины, видевшие эту серию, благодарили меня. Хотя многие все равно возвращаются к своим возлюбленным, которые относятся к ним ужасно.

— «Баллада о сексуальной зависимости» — это и психотерапия, и социальное высказывание?

— Это мое субъективное восприятие мира, не более того. Фотографию, где я избита, я делала для себя, только для того, чтобы этот случай навсегда остался в моей памяти, чтобы никогда не вернуться к этому человеку. Когда снимала «Балладу», я ни о ком не думала, кроме себя и моих друзей, и лишь потом стало ясно, что эта серия имеет большой резонанс, так как таких историй много, просто о них не принято говорить. Это моя психология и психология моих друзей. Нас часто обвиняют в том, что мы маргиналы. Почему? Только потому, что нас не волнуют люди с традиционной сексуальной ориентацией? Мы такие же люди, как все.

— Ваша натуралистичная манера снимать вошла в историю современной фотографии как Goldin look, вы один из символов искусства 80-90-х. Как сами оцениваете свое влияние?

— Не понимаю, почему люди меряют время десятилетиями. В 1992 году один журналист спросил у меня, что я думаю о 90-х, и я совершенно не знала, что ответить. В 70-е годы, когда я только начинала фотографировать, считалось, что женщина в принципе не может быть большим художником. Надеюсь, я смогла изменить эту точку зрения. Также для меня очень важно, что теперь любой снимок частной жизни, кем бы он ни был сделан, имеет такое же большое значение, как и произведение искусства.

А в общественной морали, кажется, мало что изменилось. Я многого не понимаю. Возьмем, например, курение, якобы оно вредит здоровью некурящих. Но почему никто так не рассуждает об алкоголе. По статистике, 70% людей, сидящих в тюрьме, совершили преступление под воздействием алкоголя, 80% покончивших жизнь самоубийством были пьяные, 75% мужчин, избивающих своих девушек, жен, матерей, пьяны. Или возьмем проституцию. Она была во времена Марии Магдалины и существует до сих пор, нанося огромный вред личности женщин.

— Вы автор очень откровенных фотографий. Как вам удается расположить к себе людей?

— Это вопрос доверия. Я снимаю людей, с которыми я живу или которых хорошо знаю. Я всегда им говорю, что без их согласия не опубликую ни одной фотографии. Это позволяет им чувствовать себя свободными, не бояться потерять лицо, а предстать такими, какие они есть. Как правило, они не позируют. И еще очень важное: я никогда не пользуюсь фотошопом, я ненавижу его. Это одна из самых депрессивных вещей на свете. И не только потому, что он как-то меняет искусство фотографии. Эта техника меняет взгляд людей: они уже не понимают, на что смотрят.

Нан Голдин (Nan Goldin): исповедальные снимки эпатажного фотографа

Когда вышла первая публикация фотоальбома «Баллада о сексуальной зависимости» Нан Голдин, мир признал новый вид фотографии: одновременно дневниковой, исповедальной, непристойной, документальной и лиричной.

Личная жизнь Нан Голдин с её максимумами и минимумами – это и есть материал для её творчества, интимного, очень личного и страстного. Вот она лежит на кровати и смотрит на своего возлюбленного Брайана. Во взгляде смесь тоски и смирения. Мягкий жёлтый свет омывает сцену, наводя на мысль о лучах заходящего солнца и угасающих отношениях. Эта фотография украсила обложку издания «Баллада о сексуальной зависимости», сложившегося из сотен цветных кадров, в которых вереницы друзей и родственников Голдин.

Нан Голдин (Nan Goldin) родилась в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1953 году. Ей было 11 лет, когда старшая сестра покончила с собой. Это потрясение изменило и определило всю дальнейшую жизнь Голдин. С 15 лет она фотографировала всех близких людей, «чтобы помнить». Окончив школу Музея изящных искусств Бостона в 1977 году, переехала в Нью-Йорк, где продолжила документировать свою «растущую семью». Съёмка превратилась в визуальный дневник, повествующий о борьбе за близость и взаимопонимание между друзьями, родственниками и любовниками, ставшими по определению фотографа её «племенем».

В ярких снимках Голдин запечатлелся мир универсально человеческий и в то же время крайне личный. Впервые вышедший в 1986 году фотоальбом «Баллада о сексуальной зависимости» – это снимки интимных моментов из её жизни в 1970-80-х годах, постельные сцены с любовниками, целующиеся в барах трансвеститы, страдающие героиновой зависимостью друзья. Но в отличие от отстранённой документальной съёмки, фотографирование для Голдин – это «способ прикоснуться к кому-то, форма нежности».

В 1996 году прошла крупная ретроспектива её работ в Музее Уитни, после чего экспозиция гастролировала по музеям всей Европы. В том же году документальный фильм о жизни и творчестве Голдин «Я буду твоим зеркалом», снятый в соавторстве с Эдмундом Култхардом, удостоился премии «Тедди» на Берлинском кинофестивале.

За последние тридцать лет влияние «Баллады» на фотографию и другие эстетические сферы неуклонно росло. Об этом произведении говорят как о современной классике. Фотоистории Нан Голдин о городской жизни в начале восьмидесятых вобрали важный, трансцендентный для человечества элемент: потребность в воссоединении.

Нан Голдин в Музее современного искусства – Weekend – Коммерсантъ

В Ермолаевском переулке в рамках шестой Фотобиеннале при поддержке Pio Global открыта ретроспектива американской художницы Нан Голдин — одной из самых ярких звезд современного искусства и фотографии. Фотографии и слайд-фильмы Нан Голдин — бескомпромиссная автобиография художницы, чья жизнь вполне соответствует пресловутому девизу «Sex, drugs and rock`n roll». Когда ей было 11 лет, ее старшая сестра покончила жизнь самоубийством. Психиатры предрекали такую же участь и самой Нан Голдин. Преодолеть это «проклятие» Нан смогла, уйдя в 14 лет из дома и погрузившись в жизнь, которую весьма мягко можно назвать богемной. Художница до сих пор регулярно оказывается в наркологических клиниках. А фотографии, которые она делает с 18 лет (возраст, в котором погибла ее сестра), без всяких прикрас запечатлевают все подробности ее мытарств. Нан Голдин снимает свои автопортреты с опухшим лицом и синяками под глазами или с руками, перебинтованными после того, как она в приступе депрессии прижигала их сигаретами. Так же бесстрашно, не отводя глаз, она документирует жизнь своих близких.

Нан Голдин показывает свои снимки не только в виде развешанных по стене отпечатков, но и в виде слайд-фильмов и настаивает на том, чтобы ее фильмы показывали с помощью механических проекторов, тех, в которых диапозитивы сменяются с отчетливо слышным щелчком. Слайд-фильмы Нан Голдин обязательно сопровождаются подобранным самой художницей саундтреком. Так, в «Балладе о сексуальной зависимости» (1986-1996), произведении, прославившем художницу, снимки, запечатлевшие бурную жизнь припанкованной богемы 1980-х (где помимо самой художницы и ее друзей можно увидеть многих знаменитостей эпохи — от вездесущего Энди Уорхола до Джима Джармуша), сопровождаются и оперными ариями, и знаменитой песней Velvet Underground «All Tomorrow Party», и замечательно сохранившими дух того времени старыми вещами Police. Но музыка все же не заглушает механическое щелканье проектора, неумолимого, как тиканье часов. Каждый щелчок фотоаппарата или проектора беспощадно сбрасывает в прошлое еще один момент настоящего. И даже безошибочно читающийся в каждом кадре дух 80-х кажется каким-то приговором всем персонажам слайд-шоу: все они, живые или мертвые, навсегда вмерзли в давно минувшую эпоху (на фото — «Свечи Фатимы. Португалия», 1996 год).

Голдин, Нан — Вики

Нан Голдин (Nan Goldin, родилась в 1953, Вашингтон, столичный Округ Колумбия, США) — известная фотохудожница из Нью-Йорка, США. В марте2006 состоялась выставка работ в московском музее современного искусства, в Ермолаевском переулке.

Первый фотоальбом «Баллада сексуальной зависимости» Нан Голдин посвятила сестре, покончившей с собой в 18 лет. Психотерапевт, наблюдая Нан в детстве, вскользь заметил, что и она, младшая сестренка, склонна к суициду. Возможно, все шло к этому, если бы к 18 годам у Нан в руках не оказалась фотокамера; и эта камера превратилась в дневник. Тот самый, что девушки держат под подушкой и тот, что в один прекрасный момент становится свидетелем нехороших девичьих мыслей и похождений. Эпоха 1970-х — секс-наркотики-рок-н-рол — давала дневнику немало работы. По признанию художницы, вторым мотивом ее безудержной фотосъемки оказалось элементарное желание припомнить, что же было прошлой ночью. Камера (да здравствует техника!) помнила это куда лучше хозяйки.

Именно в конце 1970-х сам собой определился и круг сюжетов Голдин: домашние зарисовки с бойфрендом Брайном, друзья-наркоманы, трансвеститы, нью-йоркская богема. Все, от чего «в парении духа» отворачивается Художник, считая подобный материал бытовухой и чернухой, в снимках Нан обрело второе дыхание. Ее «бытовуха» — сексуальная напористость и исповедальность — открыла новую страницу искусства ХХ века, связанную с гендером (женской темой), эпатажем и новым реализмом.

Давно подмечено, чем объективней пытается быть фотограф, просто фиксируя то, что видит, тем странней и сюрреалистичней получаются снимки. В этом парадокс реальности — она куда как более ирреальнее, чем мы может представить. Фотографии Нан Голдин как ни что иное подтверждают это, показывая, что высокое искусство таится в самых неожиданных нишах.

Казалось бы, все слишком банально: вот автопортрет художницы. С модной прической, с накрашенными губами и… подбитым глазом. Глаз подбил тот самый бойфренд Брайн, когда прощался навсегда. Но именно этот портрет, а не глянец с обложки Cosmo или другого женского журнала, стал арт-символом конца ХХ века.

Не зря на выставку Голдин в парижском Центре Помпиду очереди стояли длиннее, чем на экспозиции Рафаэля и египетские мумии.

%d0%9d%d0%b0%d0%bd%20%d0%93%d0%be%d0%bb%d0%b4%d0%b8%d0%bd на английский — Русский-Английский

Коэффициент применения кесарева сечения в Италии заметно вырос за последние 20 лет с 11,2 процента (1980 год) до 33,2 процента (2000 год), и его значение превысило рекомендованные показатели ВОЗ на 10–15 процентов и показатели других европейских стран (например, 21,5 процента в Великобритании и Уэльсе, 17,8 процента в Испании, 15,9 процента во Франции).

Caesarean section rate in Italy has remarkably increased in the last 20 years, from 11.2% (1980) to 33.2% (2000), a value exceeding WHO suggestions by 10 to 15% and other European Countries’ values (i.e. 21.5% in Great Britain and Wales, 17.8% in Spain, 15.9% in France).

UN-2

Кроме того, в статье 20 Конституции говорится, что начальное образование в государственных школах является обязательным и бесплатным.

Article 20 also provides that basic education is compulsory and is free of charge in Government schools.

UN-2

Песня Pokemon Mezase PokeMon Master Aim To Be A PokeMon Master представлена вам Lyrics-Keeper. Flash-фичу можно использовать в качестве караоке к песне Mezase PokeMon Master Aim To Be A PokeMon Master, если есть возможность скачать минусовку.

The Pokemon Mezase PokeMon Master Aim To Be A PokeMon Master lyrics are brought to you by Lyrics-Keeper.

Common crawl

Его сбила машина 20 декабря прошлого года.

Died in a traffic accident on December 20.

OpenSubtitles2018.v3

Совет управляющих Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП) в своем решении 25/10 от 20 февраля 2009 года отметил итоги первого специального межправительственного совещания с участием многих заинтересованных сторон, посвященного межправительственной научно-политической платформе по биоразнообразию и экосистемным услугам, состоявшегося 10–12 ноября 2008 года в Путраджайе, Малайзия, а также признал и подчеркнул необходимость укрепления и усиления научно-политического взаимодействия в области биоразнообразия и экосистемных услуг в интересах благосостояния людей и устойчивого развития на всех уровнях.

The Governing Council of the United Nations Environment Programme (UNEP), by its decision 25/10 of 20 February 2009, noted the outcomes of the first ad hoc intergovernmental and multi-stakeholder meeting on an intergovernmental science-policy platform on biodiversity and ecosystem services, held in Putrajaya, Malaysia, from 10 to 12 November 2008, and recognized and emphasized the need to strengthen and improve the science-policy interface for biodiversity and ecosystem services for human well-being and sustainable development at all levels.

UN-2

Я знала, как высоко Бог ценит человека и его тело, но даже это не останавливало меня. Дженнифер, 20 лет

I knew of God’s high regard for the human body, but even this did not deter me.” —Jennifer, 20.

jw2019

Эти области повышенного внимания включены в Международную программу развития коммуникации, значение которой подтверждается в резолюции 70/93 Генеральной Ассамблеи.

Those areas of focus were represented in the International Programme for the Development of Communication, a mechanism that had been reaffirmed in General Assembly resolution 70/93.

UN-2

парламент Венгрии принял Международную конвенцию о борьбе с бомбовым терроризмом (10 сентября 2002 года) и Международную конвенцию о борьбе с финансированием терроризма (20 декабря 2002 года).

The Hungarian Parliament promulgated the International Convention for the Suppression of Terrorist Bombings (on 10 September 2002) and the International Convention for the Suppression of the Financing of Terrorism (on 20 December 2002).

UN-2

Это предписание указано в виде замечания 35 в колонке 20 таблицы С главы 3.2.

This requirement is indicated by remark 35 in column (20) of Table C of Chapter 3.2;

UN-2

Спорим на 20 баксов, что ты не сможешь провести целый день одна.

I will bet you 20 bucks That you can’t spend the entire day by yourself.

OpenSubtitles2018.v3

После 20 000 террористических нападений мы имеем право защитить свой народ.

After 20,000 terrorist attacks, we deserve to protect our people.

UN-2

Когда мы помогаем другим, мы и сами в какой-то мере испытываем счастье и удовлетворение, и наше собственное бремя становится легче (Деяния 20:35).

When we give of ourselves to others, not only do we help them but we also enjoy a measure of happiness and satisfaction that make our own burdens more bearable. —Acts 20:35.

jw2019

В Польше теоретически можно уменьшить продолжительность остановки в Щецине – Груменице на 20 минут, однако пока этого достичь не удается.

In Poland, it would be theoretically possible to reduce the stopping time by up to 20 minutes in Szczecin Gumenice, but this has not yet been realized.

UN-2

GRPE решила провести на своей следующей сессии окончательное рассмотрение этого предложения и поручила секретариату распространить документ GRPE-55-20 под официальным условным обозначением.

GRPE agreed to have, at its next session, a final review of the proposal and requested the secretariat to distribute GRPE-55-20 with an official symbol.

UN-2

Речь и обсуждение со слушателями, основанные на «Сторожевой башне» от 15 июля 2003 года, с. 20.

Talk and audience discussion based on the July 15, 2003, Watchtower, page 20.

jw2019

К сожалению, вот уже 20-й год Конференция свою задачу не выполняет.

It is regrettable that this is the twentieth year that the Conference has not fulfilled its task.

UN-2

Если у вас желания для гольф Вы можете посетит гольф-клуб Ихтиман, которые находится в 20 минутах езды.

If you fancy a game of golf you will find the highly regarded Ihtiman golf course within 20 minutes drive.

Common crawl

Совет рассмотрит доклады Специального докладчика Франка ла Рю (A/HRC/20/17 и Add.1−6).

The Council will consider the reports of the Special Rapporteur, Frank La Rue (A/HRC/20/17 and Add.1-6).

UN-2

20 000 человек остаются на осадном положении в палестинском лагере Ярмук, куда не поставляются никакие продукты питания и лекарства.

20,000 people remain besieged in Yarmouk Palestinian Camp, with no food and medical supplies.

UN-2

Кроме того, в двухгодичном периоде 2010–2011 годов планируется проводить по 20 дополнительных заседаний Комитета ежегодно.

Moreover, it is estimated that 20 additional meetings of the Committee per year would be held in 2010-2011.

UN-2

В соответствии с пунктами 20 и 25(с) постановляющей части проекта резолюции A/C.2/64/L.59 конференция Организации Объединенных Наций по устойчивому развитию и третья и последняя сессия Подготовительного комитета, которые должны состояться в 2012 году в Бразилии, будут включены в проект двухгодичного расписания конференций и совещаний на 2012–2013 годы, как только будут определены даты и условиях их проведения.

Pursuant to operative paragraphs 20 and 25 (c) of draft resolution A/C.2/64/L.59, the United Nations Conference on Sustainable Development and the third and final meeting of the Preparatory Committee, both to be held in 2012 in Brazil, will be included in the draft biennial calendar of conferences and meetings for 2012-2013 as soon as dates and modalities are determined.

UN-2

Таким образом, рекомендации Консультативного комитета в отношении штатных потребностей БСООН в связи со стратегическими запасами материальных средств для развертывания одной сложной миссии являются следующими: 20 новых должностей (одна С‐5, одна С‐4, три С-3, три полевой службы и 12 должностей местного разряда) и шесть реклассификаций (одной должности Д‐1 и пяти должностей С‐4).

Thus, the Advisory Committee’s recommendations on staffing requirements of UNLB relating to strategic deployment stocks for one complex mission are as follows: 20 new posts (one P-5, one P-4, three P-3, three Field Service and 12 local) and six upward reclassifications (one D-1 and five P-4).

UN-2

К числу причин, по которым методы контрацепции не применяются, относятся желание иметь детей (20 процентов), страх перед побочными эффектами (15 процентов), наступление менопаузы или удаление матки (14 процентов), а также религиозные запреты.

The reasons for not using contraception have to do with the desire to have children (20%), fear of secondary effects (15%), menopause and hysterectomy (14%), and religious prohibitions.

UN-2

Он уехал 20 минут назад.

OpenSubtitles2018.v3

Согласованность, скоординированность и взаимодополняемость — Конференция 3C по вопросу об усовершенствовании принятия решений в условиях нестабильности и конфликта, состоявшаяся 19–20 марта 2009 года в Женеве, Швейцария

Coherent Coordinated Complementary — 3C Conference on Improving Results in Fragile and Conflict Situations held on 19‐20 March 2009 in Geneva, Switzerland

UN-2

Э.

Тронси. Нан Голдин: White Light. White Heart

Вот уже двадцать лет Нан Голдин беспрестанно фотографирует — фотографирует в их интимности своих близких, родственников и друзей. Своего рода камера постоянного наблюдения, сфокусированная на том, что находится вне пространства идеализированного общества, она фиксирует череду чудесных явлений, к сожалению (или к счастью), реальных, которые составляют декорации ее повседневной жизни. Травести, геи, проститутки — лица тех, кого она портретирует, больше обычного отмечены последствиями физического насилия, наркотиков, алкоголя или болезни фотографии Нан Голдин не отображают общество американской мечты — без конфликтов и стилистической разнородности. Впрочем, одно из намерений, которые приписывают ее произведениям, — прямое и без обиняков отображение реалий жизни тех, кого принято называть «маргиналами». «Я выросла в семье, где не полагалось делиться своими секретами с соседями, — пишет Нан Голдин. — Моя работа заключается в том, чтобы соседи были в курсе».

 

ЖИЛЮ ДЮЗЕЙНУ

Примечательный проект, состоящий в том, чтобы создать и затем представить публике свой интимный дневник. Проект Голдин, осуществляемый скрупулезно и без снисхождения, использует принцип веристской камеры, в традициях документальных проектов кинореализма 70-х, наподобие «24 часов из жизни женщины» Шанталь Аккер-ман. Более чем примечательно, что этот проект кажется непривычным, но ведь действительно большинство господствующих течений искусства XX века настаивало на исключении любой непосредственной нарративности в произведении. Впрочем, интимный дневник, автобиография — скорее чисто литературный жанр, чьему становлению особенно способствовали авторы Beat Generation и который также был излюбленным сюжетом рока 70-х. Если этот жанр и был частично возобновлен художниками 80-х, то в основном в модальности вымысла. Синди Шерман со своими бесконечными переодеваниями, Аннетт Месадже, поочередно «воровка, имитатор, коллекционер», Кристиан Болтанский, предстающий в многочисленных комических ипостасях, Жюль ле Гак в роли «воскресного художника» и, наконец, своего рода апофеоз — Джеф Куне и его любовные забавы с Чиччолиной. И предполагается, что все эти более или менее фальшивые биографии являются отнюдь не маргинальным способом сообщить нам нечто о мире или, скромнее, об опыте искусства.

 

АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

Относительно недавняя популярность творчества Голдин возникла одновременно с новым интересом к автобиографическому рассказу, интересом, также проявившимся у кинематографистов, в 70-е бывших воинствующими радикалами: у Нанни Моретти в «Интимном дневнике» и у Жан-Люка Годара в «JLG/GLG». Возможность автобиографического рассказа возникает и в произведениях более молодых авторов; их число все более возрастает. Она явственно присутствует в пьесах Феликса Гонзалеса-Торреса, склоняющих различные даты и смешивающих социальную и личную историю, где именно рассказ оказывается в итоге движущей силой всего его творчества. Большая часть деятельности Шина Ландерса состоит в лихорадочном редактировании его интимного дневника, в то время как Ванесса Беркофт заносит все, что она съедает с 1985 года, в реестр, озаглавленный Despair (Отчаяние). Биографический жанр — одна из основных линий творчества Доминика Гонзалеса-Форстрера, не говоря о shopping bags Сильви Флери. Вспомним также Вольфганга Тилманса, Марка Моррисро или Джека Пирсона, чей семейный фотоальбом в итоге-оказывается, за исключением сюжета, очень близким к фотоальбомам Нан Голдин. Оригинальность проекта Голдин, помимо его права на первенство, состоит в том, что именно она показывает: культурную группу, эмблематичную для целого поколения, и, в особенности, ее эволюцию на протяжении двадцати лет. То, что сегодня эта группа воплощает образ инаковости в массовой культуре, заставляет опасаться, что творчество Нан Голдин будет воспринято — даже если это будет неосознанным — как вуайеристское в своей основе. Заметим мимоходом, что тот факт, что творчество Нан Голдин пользуется успехом в то время, когда телевидение проявляет чрезмерный интерес к любительскому видео, даже в индустрии порнофильмов, совсем небезобиден.

 

МАРГИНАЛЫ

Обычно Нан Голдин воспринимают как фотографа «маргинальности». Сколь бы удобно это ни было — что, впрочем, объясняет ее недавний успех, — это тем более ложно. То, что показывает Нан Голдин, не маргинальное, но следы того образа жизни, который был сформирован контркультурой 70-х годов. «Новый способ жить, играть жизнь, преодолевать установленный порядок», — писал в 1972 году Пол Алес-сандрини о книге, под знаком которой разворачивалось все американское движение протеста: «Do it» («Сделай это») Джерри Рубина. Если генератором контркультуры seventie’s был рок, то у Нан Голдин он присутствует лишь в виде некоторых особенностей образа жизни, являющихся его неизбежным следствием, и в тех звуковых дорожках, которые сопровождают некоторые из ее манифестаций в виде слайд-проекций. Выбор музыки подтверждает укорененность этих произведений в поздних 60-х: Нико и Velvet Underground. Можно увидеть, что девиз «Sex, Drugs and Rock’n Roll» лежит в основе того типа поведения, который развертывается в последовательности фотоизображений.

То, что Голдин фотографирует Drag Queens, также работает на это смешение времен. Поскольку, если сейчас эти «ночные создания» становятся добычей телепередач trach и модных журналов для буржуазок (и буржуа), жаждущих трепета настоящего момента у стоит напомнить, что вкус к глеймурным переодеваниям был одной из типичных составляющих рока типа «раннего Боуи», от Alladine Sane до берлинской трилогии. Выставка Transformer, сделанная на этот сюжет Жан-Кристофом Амманом в Люцерне, центральной фигурой которой был Урс Люти, датируется, между прочим, 1974 годом, а главный текст каталога был написан Патриком Ёделином, впоследствии участником панк-группы Metal Urbain, а затем — знаменитым рок-хроникером. Если мы считаем уместным напомнить с некоторой жесткостью, что маргинальность, представленная в лабиринтах интимного дневника Нан Голдин, тесно связана с контркультурой 70-х, это потому, что особенно интересный аспект ее творчества — настойчивая запись времени, можно сказать, почти прямого. Именно в толще времени кристаллизуются эти произведения, изображение за изображением, по воле появлений и в особенности исчезновений (например, писателя и подруги Куки Мюллер среди прочих) в окружении Нан Голдин. Заметим в скобках, как явственно противостоит умножению фотографий исчезновение тех, кого они представляют. Произведение обретает смысл в своей долговечности, в настойчивости воспроизведения всех этапов медленного, очень медленного морфинга определенной социокультурной группы — морфинга тем более пугающего, что на эту группу очень рано легла реальность смерти. Кинематографичные произведения Голдин обнаруживают скорее затемнение, уход в черноту, чем наплыв. Кинематографический аспект ставит вопрос о самой форме их представления (Ларри Кларк недавно решил эту проблему, сделав кинофильм «Детки»). Фотографии, висящие на стенах галереи или музея, не самый адекватный тип экспонирования работ Нан Голдин. Впрочем, сегодня это настоящая проблема — производить изображения, настолько пронизана ими наша телевизуальная медиатическая рекламная повседневность. Голдин собрала некоторые из своих работ в книги, как некогда, в 1974 году, Ларри Кларк в Tulsa, быстро пролистав которую Энди Уорхол (чей монументальный «Дневник» во многих отношениях близок к произведениям Голдин) откомментировал одной-единственной фразой: «О! Слишком реально!» Уже книга больше соответствует этому приглашению разделить интимный опыт. Недавно опубликованная «The Other Side» (Другая сторона) посвящена травести и транссексуалам. Но с середины 70-х годов Голдин также использовала для демонстрации своих произведений форму слайд-проекций, устраивая их, в частности, в дискотеках. Можно представить, что именно в такой форме и в такого рода местах ее произведения выглядят наиболее убедительно. «Ballad of Sexual Dependancy» (Баллада о сексуальной зависимости) включает более семисот изображений и идет сорок пять минут в звуковом сопровождении. Смешение жанров не самый банальный аспект работы Голдин, и форма слайд-проекции, обычно связанная с документальными проектами, не самая привычная в ночном клубе. Голдин — одновременно действующее лицо и наблюдатель своего поля исследований: ситуация, строго осуждаемая классической социологией.

 

МИФЫ

Авторы текстов, посвященных творчеству Голдин последних лет, всегда считают обязательным начать с ее социально-биографического портрета. Мы узнаем среди прочего, что «Нан Голдин родилась в 1953 году в Вашингтоне. Когда ей было одиннадцать лет, ее сестра покончила жизнь самоубийством. Психиатр сестры предсказал ей ту же участь. Голдин ушла от родителей в четырнадцать лет и начала фотографировать в восемнадцать — в том возрасте, когда ее сестра покончила с собой». В другом месте можно узнать, что «Голдин перестала пить и употреблять наркотики семь лет назад».

В подобном упоминании ее космополитических, экстравагантных, «богемных» черт есть нечто проблематичное, так как оно по всем пунктам воссоздает штамп романтического художника и как бы набивает цену этим произведениям, в чем они, впрочем, абсолютно не нуждаются…

Разумеется, камни преткновения предсказуемы в случае автобиографического произведения, но не визуализированы ли они уже в случае Голдин? Агиографическое восприятие произведений искусства сегодня становится удушающим медийным «попсовым» рефлексом, и опровергнуть его — игра, стоящая свеч. Кристиан Болтанский вынес диагноз, не подлежащий обжалованию: художники — последние святые, реликвии которых мы созерцаем. Было бы уместным сказать о том, что Нан Голдин — не фольклорный персонаж, и попытаться рассмотреть более внимательно, что сделало время с аутсайдерами, вышедшими из контркультуры 70-х, что ее творчество, представленное в чистом виде, без комментариев и оценочных суждений, позволяет сделать. Возможно, это также стало бы поводом к тому, чтобы поставить вопрос об иконографическом представлении более современной контркультуры — той, что уже довольно ясно обрисовалась в 90-е.

И значит, фотографии Годин следует рассматривать отнюдь не как документирование жизни «маргиналов» — очевидно, что они не являются таковыми, — но как попытку фиксирования проходящего времени. И в этом отношении они очень близки работам Он Кавара или Романа Опалки.

 

Перевод с французского ИРИНЫ КУЛИК

* Впервые опубликовано в Art-Press, Paris, no. 207, 1995. «Белый свет, белый жар» — название песни Velvet Underground, обыгрывающее сленговые наименования различных сортов героина (прим. пер.).

Нан Голдин: «Я хотела кайфовать с раннего возраста» | Нан Голдин

Первое, что вы видите, входя в гостиную Нан Голдин, — это койот с запрокинутой головой и оскаленными зубами, как будто он воет. К радости Голдина, это меня поразило. Она обнимает его, как будто доказывая, что это действительно чучело, затем переносит его к высокому угловому окну — «Ему нравится свет» — откуда он может заинтриговать тех, кто проходит под окном ее третьего этажа в Бруклине.

По метафорам, койот — хороший пример для одного из самых знаменитых и неоднозначных фотографов нашего времени.Голдин — аутсайдер по инстинкту и ночной по натуре, кто-то, кто живет на грани общества по своим собственным правилам. Она сделала себе имя в 1980-х годах, неустрашимым взглядом фиксируя свою собственную своенравную жизнь и зачастую распутную жизнь своего круга друзей, в который входили наркоманы, торговцы, трансвеститы и проститутки. Поступая так, она изменила определение того, что фотография может делать и чем она может быть — зеркалом самого себя, а также мира.

Ее эпическая серия Баллада о сексуальной зависимости изначально задумывалась как слайд-шоу с музыкой для развлечения ее друзей.Включая песни, среди прочего, Velvet Underground, Джеймса Брауна, Нины Симон и Шарля Азнавура, он изобразил ее друзей — многие из которых являются частью субкультуры тяжелых наркотиков в нижнем восточном районе Нью-Йорка — когда они веселились, накурились, ссорились. и занимался сексом. Впервые он был публично показан на Биеннале Уитни в Нью-Йорке в 1985 году, а в следующем году был опубликован в виде фотокниги. Он остается эталоном для всей другой работы в аналогичном конфессиональном ключе. Среди других известных книг — «Я буду твоим зеркалом » (1998 г.) и «Игровая площадка дьявола» (2003 г.).Согласно New York Times в 2003 году, The Ballad … «создали жанр, в котором фотография стала столь же влиятельной, как и любая другая за последние 20 лет».

Куратор фотографии и писатель Сьюзан Брайт соглашается. «Достаточно научить класс студентов-фотографов, чтобы осознать ее влияние. Ее идеи пронизывают все новые работы, которые связаны с близкими членами семьи, друзьями или идеями сообщества. Она придала легитимность подходу, который был грубо принят и понят как «стиль снимка» или «дневник».Я бы сказал, что ее работа стала представлять собой единый стиль ».

Короче говоря, сейчас мы живем в определенной степени в мире, который Нан Голдин создала задолго до того, как цифровая камера и Instagram сделали его повсеместным: a эгоцентричный, часто откровенный мир, где повседневность и экзотика существуют в непростом сожительстве. «Я не могу нести ответственность за все, что произошло с тех пор», — говорит она, когда я поднимаю эту тему, ее глаза вспыхивают, а ее возбужденный восток — Береговой протяжный подрез с легким намеком гнева.«Большая часть этого материала настолько проста и лишена какой-либо эмоциональной глубины или контекста. Сегодня люди забывают, насколько радикальной была моя работа, когда она впервые появилась. Никто другой не делал того, что делал я».

Сейчас 60 и чистая, если не совсем безмятежная, Голдин остается непростительно трудным персонажем — «Я еще не встречала художника, который не был бы», — говорит она однажды. «Это идет с дерном». Когда я встретил ее, она только что переехала, а в соседней комнате полно распакованных коробок. Уже ближе к вечеру, но она ходит по сторонам, варит кофе и ищет в сумке сигареты, как будто кто-то еще не полностью проснулся.Ее манеры гостеприимны, хотя поначалу немного подозрительны, и, с ее гривой вьющихся рыжих волос и кажущимся отвращением к зрительному контакту, она определенно присутствует. Гнев, который, по ее признанию, приводил ее в движение годами, был укрощен, и, если все еще случаются эпизодические вспышки нетерпения, она щедро тратит свое время и с нетерпением ждет возможности рассказать о своей новой книге, первой за 11 лет.

Взгляд Алиссы на трехнедельный возраст, Париж, 2010. Фотография: Нан Голдин, любезно предоставлена ​​галереей Мэтью Маркса.

Под названием Эдем и после года, возможно, удивительный предмет — дети — или, точнее, детство.Как следует из названия, она изображает его как возвышенное, почти священное пространство. «Дети с другой планеты», — говорит она. «Они знают и видят то, чего нет у нас». Она сказала мне, что она «в восторге» от новой книги, поскольку наблюдала за ее выпуском от начала до конца. Включает около 300 снимков, сделанных за последние 25 лет или около того, Eden и After прослеживают траекторию детства от рождения до периода до полового созревания через слабо тематические главы с символическими названиями, такими как «Прибытие», «Сад» и «Золотое начало I». м маленькая девочка, я маленький мальчик.Возникает вопрос: успокоилась ли наконец королева жесткой автобиографической фотографии?

«Как человек, я бы сказала« да », — отвечает она, — но с творческой точки зрения эта книга — еще одна часть большого путешествия, поскольку я всегда фотографировал своих близких друзей, и на многих из этих фотографий есть дети моих друзей. . Из-за предмета это гораздо более обнадеживающее, но дело не только в надежде и радости. Дети тоже грустят и злятся. На самом деле речь идет об автономии ребенка, о гибком поле и свободе, о необузданности. у детей это забивается по мере взросления.»

Несмотря на часто провокационный характер ее предмета, Голдин всегда настаивала на нежности своего взгляда, на надежде, а также на отчаянии. В Eden и After эта надежда проявилась. Она показывает ей давний творческий сотрудник Гвидо Коста со своей беременной женой Катериной, а позже со своей дочерью Изабеллой и экспериментальным режиссером Вивьен Дик со своим сыном Джесси, а также детьми, которых она сфотографировала для журнала Kidswear , с которым у нее есть контракт, который позволяет ей выбирать предметы для себя.

Книгу преследуют знакомые призраки, в том числе ее близкая подруга, покойная Куки Мюллер, актриса, которая снялась в нескольких андеграундных фильмах культового режиссера Джона Уотерса. Голдин проследил жизнь Мюллера через хорошие и плохие времена, через излишества, зависимости, выздоровление, брак и даже смерть — и Мюллер, и ее муж Витторио умерли молодыми от СПИДа, и последние портреты, которые Голдин сделал для каждого из них, были такими, как они лежали. в своих шкатулках. Здесь Мюллер воспевается как любящая мать, нежно единственная со своим сыном Максом.Для всех, кто следил за карьерой Голдин и познакомился с ее персонажами, эти образы добавили остроты. По прошествии лет чувствуется, что сама смертность является ее основным предметом, и что все ее книги — это книги воспоминаний.

«Да, — соглашается она, — но моя работа теперь тоже полна света. Иногда кажется, что люди этого не замечают. Они постоянно ссылаются на Баллада о сексуальной зависимости и думают, что я тот же человек, что сделал те фотографии.Эта серия суровая. Все освещено вспышкой. Честно говоря, тогда я не знала о естественном свете и о том, как он влияет на цвет кожи, потому что я никогда не выходила на улицу при дневном свете. Работа, которую я делаю сейчас, имеет очень много разных оттенков. В этом и во мне есть огромная разница ». Как по команде, вечернее солнце внезапно освещает комнату теплым оранжевым светом. Она встает и смотрит в окно.« На Манхэттене, — говорит она, — «Я едва мог видеть небо со всеми этими высокими зданиями, но здесь, в Бруклине, мне есть место, чтобы дышать.«

Печенье с Максом на моем дне рождения, Провинстаун, Массачусетс, 1976 год. Фотография: Нан Голдин, любезно предоставлена ​​галереей Мэтью Маркс.

Фотография, как часто засвидетельствовала Нан ​​Голдин, не только осветила ее жизнь, но и спасла ее душу». Когда я переживаю что-то пугающее, травмирующее, — однажды сказала она, — я выживаю, фотографируя ». Нэнси Голдин родилась в еврейской семье среднего класса в Лексингтоне, пригороде Бостона, она была самой младшей из четырех детей, у нее было двое. братья и сестра.Травмы, кажется, начались рано. Она была близка со своей сестрой Барбарой, которая с ранних лет восставала против ограничений респектабельности среднего американца. «Моя сестра научила меня ненавидеть пригород с самого раннего возраста, — говорит Голдин, — удушье, двойные стандарты.« Не позволяй соседям знать »- вот что было Евангелием. Что ж, соседи наверняка знали, что происходит. в нашем доме, потому что они слышали это «.

Она не собирается рассказывать о своих проблемных отношениях с родителями, но говорит, что помирилась как со своим отцом, который умер в прошлом году в возрасте 99 лет, так и с матерью, которая сейчас страдает слабоумием.Однако она открыто и трогательно говорит о Барбаре, чье бунтарство стало настолько неприятным для ее родителей, что в подростковом возрасте ее поместили в различные учреждения. В 19 лет она покончила с собой, лежа на рельсах перед приближающимся электричкой. Нан было 11 лет, когда это случилось.

«Я не думаю, что вы когда-нибудь смиритесь с самоубийством, — тихо говорит она, — особенно если это кто-то, кем вы восхищались и в чем нуждались, и чья смерть была настолько жестокой. Это акт, который никогда не уничтожит только одного человека.Но в том, что она сделала, не было двусмысленности, и я считаю это храбростью. Многие отреагировали, пытаясь взять на себя вину за это, но я просто сказал: «Она сделала это». Это была ее жизнь и ее решение. Ее могли загнать туда ее демоны, но это все еще было ее решение ».

В течение долгого времени после этого Голдин« почти полностью молчала ». Она замкнулась в себе и стала неуправляемой.« Меня выгоняли из каждой школы. Я пошел, хотя, хотите верьте, хотите нет, я говорил почти шепотом.Я был застенчивым, но деструктивным, с чем людям было трудно иметь дело ». Фотограф Дэвид Армстронг, который был одним из ее близких друзей с тех пор, как они познакомились в школе, недавно вспомнил о своей не по годам развитой репутации.« Все крутые ребята, которые встретились утром, чтобы поесть оладьи, говорили об этой легенде, Нан Голдин, которую выгнали из школы годом ранее ». Голдин смеется над этим воспоминанием.« Это правда. Мне было 13 или 14 лет, и я приехал из ниоткуда в прошлом семестре и начал продавать травку на детской площадке.У меня была проблема ».

Эдду учат улыбаться, Берлин, 1991. Фотография: Нан Голдин, любезно предоставлено галереей Мэтью Маркс

Она обрела свой голос, по ее словам, в Сатья,« школе хиппи »в Линкольне, штат Массачусетс, которую она посещала с Армстронг. Она была создана по образцу Саммерхилла, новаторской бесплатной школы в Саффолке, где детям и учителям предоставляется равное право голоса в том, что и как преподают. В Сатья, где она проводила большую часть своего времени, катаясь на лошадях в лесу или наблюдая за стариками. В голливудских фильмах она процветала в социальном плане.«У меня не было формального образования, но я получил право голоса и научился общаться с другими людьми», — говорит она. «Для меня это был действительно освобождающий опыт». Именно там учитель подарил ей свою первую камеру, и она начала снимать поляроидные снимки себя и окружающих. С самого начала Голдин был инстинктивным фотографом-наблюдателем.

В 15 лет у нее было свое первое шоу в Бостоне, в котором участвовало сообщество трансвеститов, с которыми она тогда общалась. «Я хотела бы поместить их на обложку Vogue , потому что все, что я знала о фотографии, я узнала из журналов мод», — смеется она.«Я был хорошим магазинным вором, украл итальянский и французский номер Vogue , и мы изучали их часами. Королевы дрались из-за моих фотографий и рвали те, которые ненавидели».

Первоначально, только из-за ее предмета, ее сравнивали с Дайан Арбус, которая сделала себе имя на фотографиях так называемых уродов и посторонних в 1960-х годах. Однако Голдин говорит, что ничего не знала об художественной фотографии или документальном кино, когда впервые увидела работы Арбус. «Что я помню больше всего, так это то, что все королевы, которых я знал, ненавидели ее.Жестоко. На своих портретах трансвеститов она обнажала их и показывала как мужчин. Для меня королевы не были мужчинами. Моя работа относилась к ним с гораздо большим уважением. Я никогда не думал о трансвестите как о мужчине. Это действительно последнее, о чем я думаю, когда смотрю на них. Между прочим, они тоже не были женщинами, они принадлежали к другому виду ».

Она на мгновение замолкает, задумавшись, затем говорит:« Это было задолго до всей этой трансгендерной чуши. Гребаный постмодерн и гендерная теория. Я имею в виду, кого это волнует? Люди устроили все это дерьмо, чтобы устроиться на работу в университетах.Однажды я посоветовала своим ученикам просто принять ЛСД, если они хотят ясно видеть мир, — говорит она, улыбаясь и закуривая еще одну сигарету. — Вы понимаете, почему я действительно не подходила как академик, но они все равно просят меня сделать это. вернуться и преподавать ».

Когда она закончила школу, она ненадолго посещала вечерние занятия по фотографии для начинающих.« Я в основном хотела научиться пользоваться большой камерой, — говорит она, — но я сразу бросила этот курс, потому что я технически отсталый. Но я встретил Генри Хоренштейна, учителя и фотографа, который смотрел на мои работы.Он спросил меня, знаю ли я работу Ларри Кларка, так что оно того стоило. Я видел книгу Кларка Талса , и она произвела на меня огромное впечатление ».

Изданная в 1971 году, Талса — это черно-белая дневниковая хроника жизни кучки своенравных молодых людей из родного города фотографа. Кларк, который позже снял скандальный фильм « Дети », сфотографировал их, употребляющих героин, занимающихся сексом и играющих с пистолетом. Для многих критиков того времени это было морально сомнительной позицией, но она изменила границы дозволенного. документальная тематика.Это был единственный пробный камень Голдина «Баллада о сексуальной зависимости ».

Голдин учился в Школе Музея изящных искусств в Бостоне вместе с Дэвидом Армстронгом, художественным фотографом Филипом-Лоркой ДиКорсиа и художником-перформансом Марком Моррисро. Она закончила учебу в 1977 году и вскоре переехала в Нью-Йорк, где начала делать фотографии, которые впоследствии стали Баллада о сексуальной зависимости . Она отвергает термин «посторонние» для своих подданных, называя их вместо этого своей «семьей».Они были, как она позже писала, «связаны не кровью, а схожей моралью, необходимостью жить полноценно и сейчас». Находя и прославляя эту суррогатную семью, Голдин также отдавала должное своей сестре, которая, как она однажды выразилась, «родилась не в то время и не имела племени или других людей, подобных ей».

Мисти и Джимми. Фотография: Нан Голдин, любезно предоставлено галереей Мэтью Маркс

Когда книга была опубликована, в ней определено то, что стало известно, несколько сокращенно, как «стиль снимка».Снятые часто в насыщенных цветах и ​​со вспышкой, сначала, по ее словам, отказались от этого снимка, в основном, фотографами-мужчинами. «Меня действительно не волновала« хорошая »фотография, — сказала она однажды, — меня заботила полная честность».

«Дэвид [Армстонг] и я называли нашу работу школой пыли и царапин, — говорит она, — потому что все, что нас заботило, было содержание. Нам было плевать на отпечатки». The Ballad … , по словам Голдина, лучше всего воспринимается как инсталляция. «Слайд-шоу — это действительно моя среда.Я хотел снимать фильмы. Это всегда было ее амбициями ».

С тех пор она постоянно переиздавала и исправляла« Балладу »… это воспоминание о времени и месте, и теперь она наполнена глубоким чувством утраты, с которым люди, кажется, глубоко связаны. На фестивале фотографии в Арле в 2009 году, который курировал Голдин, показ под открытым небом привлек несколько сотен человек в плен. Точно так же в более интимной обстановке темной комнаты в галерее Тейт Модерн несколько лет назад, когда он был показан как часть тематического шоу «Разоблаченные: вуайеризм, наблюдение и камера» оказалось самым популярным аттракционом.«По моему опыту, люди обычно проводят пять или 10 минут в инсталляции, — говорит куратор фотографии Тейт Саймон Бейкер, — но инсталляция Нэн была все время заполнена. Это смесь повествования и музыки, которая заставляет людей смотреть. Она — мастер секвенирования. Многие фотографы последовали за Голдин, но очень немногие из них создали работы столь монументальных по масштабу, но в то же время столь глубоко интимных. Она действительно существует сама по себе ».

И «там» со всеми его коннотациями долгое время находилась Нан Голдин.Она — один из немногих художников — Уильям Берроуз может быть единственным другим — чье качество работы, похоже, не ухудшилось из-за употребления героина. Но, хотя Баллада о сексуальной зависимости описывает сумеречный мир бесцеремонного употребления наркотиков, он также изображает, даже более наглядно, неизбежные обратные стороны, включая ее собственную зависимость, жестокие отношения и смерть некоторых из самых близких ей людей. Эпидемия СПИДа в конце 1980-х охватила гей-субкультуру Нью-Йорка и других стран.Я полагаю, ей повезло, что она выжила.

«Можно так сказать. Когда мне было 19, я опустил иглу и думаю, что это решение спасло мне жизнь. И хотя я смешал героин и кокаин [Голдин продолжал употреблять героин, но не внутривенно], я никогда не курил крэк Внутри меня есть что-то генетическое, связанное с выживанием, но так много людей, которых я знаю, ушли, что я чувствую вину выжившего «. Но насколько все было плохо? «Ой, стемнело. После того, как в 1986 году была опубликована The Ballad , я провел два года в своей комнате.Наркотики стали моим постоянным занятием, и почти единственными людьми, которых я видел, были мои дилеры. Я так и не ответил на звонок. У меня есть записи автоответчика, но я боюсь их слушать ». Она снова делает паузу, словно опасаясь того, что она говорит.« Но в течение многих лет я употребляла наркотики, прежде чем злоупотребляла ими, и я хорошо провела время. . Люди принимают наркотики, потому что им хорошо. Особенно люди, у которых нет кожи, которые действительно такие сырые, как я. С героином вы не чувствуете боли. Для меня кокаин был хуже привкуса. Это злой наркотик.Это отправило меня на дно ».

Думает ли она теперь, что наркотики были способом заглушить боль смерти ее сестры?« Нет, я не могу использовать это оправдание. Я хотел получить кайф с очень раннего возраста. Я хотел быть наркоманом. Вот что меня интригует. Частью были Velvet Underground, Beats и все такое. Но на самом деле я хотел как можно больше отличаться от своей матери и как можно дальше определять себя от пригородной жизни, в которой я вырос ».

В 1988 году Голдин пошла на реабилитацию, сжимая в руках камеру и копию. из «Баллады о сексуальной зависимости», оба из которых были немедленно конфискованы персоналом.«Они сказали, что книга вызовет у других людей наркотики и сексуальные влечения», — говорит она, качая головой. «Можете ли вы представить себе сексуальное влечение из The Ballad ? Это меня просто сбило с толку».

Лу Освещение Сигарета Орель, Саг-Харбор, 2000. Фото: Нэн Голдин, любезно предоставлено галереей Мэтью Маркса.

Она вернула фотоаппарат в дом на полпути, где она в предварительном порядке начала делать автопортреты, которые исследуются на предмет крайней уязвимости. Без героина и кокаина она чувствовала себя расслабленной и какое-то время сомневалась, сможет ли она когда-нибудь снова сделать хороший снимок.«Я вышла из реабилитационного центра и даже не знала, как успеть на автобус. Честно говоря, я не знала, кем я была и кем была, когда впервые очистилась». Медленно, неуверенно она снова начала работать. «Когда я говорю, что камера сохранила мне жизнь, я имею в виду буквально», — говорит она. «Моя работа — это то, кем я являюсь».

С тех пор было несколько рецидивов, в том числе «серьезный» в 2000 году, когда ей прописали сильные обезболивающие при серьезной травме руки, но ее работа всегда помогала ей. На фестивале в Арле в 2009 году она показала The Ballad и новую инсталляцию Sisters, Saints and Sibyls , оду своей сестре Барбаре.Это характерно амбициозная, иногда символически перегруженная работа, в которой она переплела жизни Святой Варвары, ее сестры и себя. «Я ввела себя в это как третий персонаж, чтобы показать наследие, — говорит она теперь, — но, возможно, меня там не должно было быть так много».

Это было сделано со значительными затратами для нее в течение интенсивного восьмимесячного периода. «Мой отец сделал для меня огромное дело», — тихо говорит она. «Он получил все записи из всех больниц, в которых была моя сестра.Было невероятно, что он сделал это для меня. Пятьсот страниц материала. Когда они приехали, их ждал социальный работник, чтобы поговорить с ним. Меня должен был ждать социальный работник ».

Накопив все это свидетельства беспокойной жизни ее сестры, она также намеревалась снять биографический фильм.« Я встретила всех людей, которых она когда-либо знала, побывала в каждом месте, где она когда-либо была, все больницы и место, где она покончила с собой. Я был с несколькими близкими друзьями, и мы снимали несколько месяцев, но потом я просто не мог редактировать.У меня был нервный срыв: «Значит, катарсиса не было?» Нет. И фильм так и не был снят. Теперь, когда мой отец ушел, я могу рассказать всю историю, что еще хуже. Это касается не только меня и моей сестры, но и моих родителей. Но, знаете, — говорит она с неуверенным видом, — может быть, мне не нужно делать это сейчас.

Теперь, более мягко, Нан Голдин, кажется, в хорошем месте. Я перечитал ей кое-что, что она сказала в интервью несколько лет назад: «Я просто менее категорична». Что она имела в виду? «Я действительно так сказала?» — недоуменно говорит она.«Думаю, это был один из способов сказать, что я больше не злюсь. В течение столь долгого времени меня подпитывала ярость. Только мусор остановил этот гнев, но в 2000 году он снова вернулся». Она затягивается сигаретой и качает головой. «Я оттолкнул многих людей и потерял много друзей из-за этого. Когда я злюсь, я действительно умен. Я становлюсь намного более проницательным в словесном плане. Я выбираю яремную вену. Это утомляет, и ты чувствуешь себя чертовски ужасно. после.»

Я заметил, что у нее на предплечье вытатуировано слово «Прости». Когда она перестала злиться? «Пару лет назад. Я был в ярости, и мой близкий друг просто крикнул:« Да пошли вы! » в лицо и ушел. Я был ошеломлен, а потом просто подумал: «Спасибо. Я был так благодарен, потому что до тех пор я не знал, каково это — быть на стороне получателя».

Закуривая еще одну сигарету, она внезапно объявляет, что устала говорить о себе, встает и смотрит в окно на угасающий свет. Мы говорим о ее методах работы и о том, как они изменились благодаря всемогущему всплеску цифровых технологий.«Я вырос, работая в Cibachrome, и у меня был принтер, который понимал мою работу, но после 40 лет такой работы все это внезапно исчезло. И они больше не делают слайды. Теперь я не вижу даже половины моя работа, потому что она отсканирована. В сканировании нет волшебства «.

Мы проводим еще несколько минут, листая Эдем и , и она говорит, что обеспокоена тем, что некоторые изображения обнаженных детей вызовут споры. Она упоминает шоу на Балтике в Гейтсхеде в 2007 году, когда один из ее фотографий, Клара и Эдда живота танцующий , принадлежащий Элтона Джона, был снят с выставки на том основании, что он был порнографический.По ее словам, Голдин никогда не вызывала споров, но, возможно, неудивительно, что споры преследовали ее — особенно неожиданно в 1997 году, когда тогдашний президент США Билл Клинтон сделал заявление, в котором обвинил Дэна [sic] Голдина в продвижении героиновый шик во время одной из вечных моральных паник из-за того, что мода использовала тощие, пустые модели.

«Дело в том, — говорит она, — что я ненавижу такой вид гламурирования. Я думала, что оплошность Клинтона была забавной, но меня шокировало, что мою работу так оценивают, потому что я никогда не фотографировал людей, употребляющих наркотики, чтобы сделайте модное заявление.Моя работа тут ни при чем. Это о честности и доверии. Я знаю, что большинство людей, которых я фотографирую, мне доверяют. Я все еще спрашиваю людей, могу ли я использовать их фотографии при публикации книги. На самом деле, дело в уважении. Я имею в виду, в конце концов, все, что у тебя осталось, — это твоя целостность, верно? »

Сирены Нан Голдин | Мэриан Гудман

Торжественное открытие, четверг, 14 ноября, 18.00 — 20.00

Marian Goodman Gallery рада объявить о своей первой выставке с Нан Голдин, которая присоединилась к галерее в сентябре 2018 года.

Эта крупная выставка — первая персональная презентация художника в Лондоне после Художественной галереи Уайтчепел в 2002 году — представляет важный спектр исторических работ вместе с тремя новыми видеоработами, выставленными впервые.

За последний год Голдин работал над новым значительным цифровым слайд-шоу под названием Memory Lost (2019), рассказывающим о жизни, прожитой через призму наркомании. Это увлекательное, красивое и захватывающее путешествие разворачивается через совокупность интимных и личных образов, предлагающих острые размышления о памяти и мраке зависимости.На сегодняшний день это один из самых трогательных, личных и визуально захватывающих рассказов о карьере Голдина, который сопровождается эмоционально заряженной новой партитурой, заказанной композитором и инструменталистом Микой Леви. Документируя жизнь, одновременно знакомую и переосмысленную, новые архивные образы призваны изобразить память как пережитый и очевидный опыт, но измененный и утраченный под действием наркотиков.

Имея тематические связи с Memory Lost , на этом же пространстве будет представлена ​​еще одна новая видеоработа, Sirens (2019).Это первая работа Голдина, созданная исключительно на основе найденных видеоматериалов, она также будет сопровождаться новой партитурой Мики Леви. Вторя чарующему зову сирен из греческой мифологии, соблазнившим моряков на их безвременную смерть на скалистых берегах, это гипнотическое произведение визуально и акустически вводит зрителя в ощущение высокого.

Недавно отредактированная версия слайд-шоу The Other Side (1994-2019), первоначально сделанного в 1994 году, будет представлена ​​вместе с рядом фотографий из одноименной серии. Некоторые из этих изображений никогда ранее не выставлялись публично. Одновременно с публикацией расширенной и обновленной версии прилагаемой книги The Other Side (Steidl, сентябрь 2019 г.) выставка этого важного проекта проходит в то время, когда все большее внимание заслуженно сосредоточено на представлении и включении альтернативных вариантов. гендерная идентичность. The Other Side был создан как дань уважения трансгендерным друзьям художника, и Голдин был одним из первых художников, которые отметили это и привлекли внимание к этому разнообразному сообществу.Как она недавно заявила, The Other Side «является свидетельством мужества людей, которые изменили этот ландшафт, чтобы дать транс-людям свободу настоящего. С детства я мечтал о мире с совершенно изменчивым полом и сексуальностью, что стало реальностью, что проявилось всеми теми, кто публично жил как гендерно неконформный. Невидимое стало видимым ». 1 ​​ Признавая пробелы в ее собственном понимании нынешнего языка, касающегося гендерной идентичности, Голдин добавляет, что, хотя« она не может свободно перемещаться по местности, не спотыкаясь », она признает важность того, чтобы эти образы снова в общественном сознании.«Для них важно знать, что они не одни, и знать, как они сюда попали».

Еще одна новая видеоинсталляция Голдина, Salome (2019), будет представлена ​​на трех экранах. Основанный на библейской истории Саломеи — падчерицы царя Ирода, которая попросила от имени своей матери голову Иоанна Крестителя на тарелке в качестве подарка для ее танца царю и его гостям, произведение исследует темы обольщения. искушение и месть. Кроме того, Голдин представит серию больших фотографий неба и пейзажей, сделанных в 2000-х годах в таких местах, как Бразилия, Франция, Ирландия и Италия.Эти предметы были важной частью практики художника на протяжении последних 30 лет. Богатая тональность и тонкость формы этих больших изображений, которые смотрят вдаль и выше, передают эфирное, почти абстрактное качество, которое контрастирует, но в то же время интимно гармонирует с остальной частью выставки. Контекст этих путешествий становится более очевидным в переписке с Memory Lost, , соединяющим поиск красоты, единения и пространства трансцендентности как переплетенных перспектив в собственных эстетических размышлениях Голдина о жизни.

1 ​​ Goldin, Nan, The Other Side , Steidl, Германия, 2019, стр. 8-9

Нан Голдин родилась в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1953 году, живет и работает в Нью-Йорке, Берлине и Париже. Ее работы были предметом двух крупных гастрольных ретроспектив: одна была организована в 1996 году Музеем американского искусства Уитни, а другая — в 2001 году Центром Помпиду в Париже и Художественной галереей Уайтчепел в Лондоне. Новая комиссия для выставки Версальского дворца Visible / Invisible будет представлена ​​в Версале, Франция, до 20 октября 2019 года.Недавние персональные выставки: Баллада о сексуальной зависимости , Тейт Модерн, Лондон, Великобритания, 2019; Fata Morgana , Château d’Hardelot, Condette, Франция, 2018; Планы на выходные , Ирландский музей современного искусства, Дублин, Ирландия, 2017; Нан Голдин, Портлендский художественный музей, Портленд, штат Мэн, США, 2017; Баллада о сексуальной зависимости , Музей современного искусства, Нью-Йорк, США, 2016. Нан Голдин была удостоена множества наград, в том числе совсем недавно Премии Рут Баумгарт, Музея Шпренгеля, Ганновер, 2019 и Столетней медали, Лондон. 2018.В 2006 году Голдин был принят в орден Почетного легиона Франции, а в 2007 году получил международную премию фонда Hasselblad.

Нан Голдин поговорит с Николасом Куллинаном, директором Национальной портретной галереи, Лондон
Воскресенье, 17 ноября, 16:30
Национальная портретная галерея

Сирены на музыку Мики Леви. Потерянная память, музыка Мики Леви и Си Джей Колдервуда и Soundwalk Collective.

Особая благодарность Дэвиду Шерману, видеоредактору, и Нилу Бенезре, звукорежиссеру.

За дополнительной информацией обращайтесь к Чарли Ниа Даннери Маккракен по адресу [email protected] или +44 (0) 20 7099 0088. По всем вопросам прессы обращайтесь к Розанне Хокинс в Rees & Co: [email protected] или +44 ( 0) 20 3137 8776.

Нан Голдин | Профиль исполнителя

Фото Джона Марчанта любезно предоставлено галереей Мэтью Маркса, Нью-Йорк

Нан Голдин

Рожден в 1953 г.

Фотографии Голдин, похожие на моментальные снимки, часто представленные в формате слайд-шоу, запечатлевают ее друзей, семью и ее самого в интимных, неприятных ситуациях.

Младшая из четырех детей в семье среднего класса, Голдин выросла в Силвер-Спринг, штат Мэриленд, недалеко от Вашингтона, округ Колумбия. Она была особенно близка со своей сестрой Барбарой, которая покончила жизнь самоубийством, когда Голдину было 11 лет. Слайд-шоу Голдина Сестры, святые, и Sibyls (2004) обращается к эмоциональному воздействию смерти Барбары. Выйдя из дома в 14, Голдин в конце концов поселился в Бостоне и поступил в Школу Музея изящных искусств.

Находясь в Бостоне, Голдин начал работу над тем, что впоследствии стало Баллада о сексуальной зависимости , слайд-шоу друзей, отражающее суть гей-сцены Провинстауна в конце 1970-х годов. Баллада о сексуальной зависимости расширилась и теперь включает более 900 фотографий в сопровождении музыки. Теперь в нем представлены фотографии из жизни Голдина до наших дней. Благодаря ритму плавных переходов изображений он больше похож на документальный фильм, чем на слайд-шоу.

Голдин переехала в Нью-Йорк в 1978 году, где она погрузилась в искусство и панк-сцену в центре города в период ее расцвета. Голдин, которая в настоящее время живет между Нью-Йорком и Парижем, была удостоена международных ретроспектив и многочисленных наград, в том числе Международной премии в области фотографии от Фонда Эрны и Виктора Хассельбладов в 2007 году.

Сведения об исполнителе

  • Имя

    Нан Голдин

  • Рождение

    Вашингтон, округ Колумбия, 1953 год

  • Фонетическое правописание

    нан GOHL-dihn

  • Выставок NMWA

    • Trove: Коллекция в глубине , 2011–2012
    • Образцы для подражания: женская идентичность в современной американской фотографии , 2008–2009
    • Коллекционирует Стивен Скотт: пожертвования и обещанные дары постоянной коллекции , 2005
    • Определяющий глаз: женщины-фотографы ХХ века , 1999–2000
    • Сохраняя прошлое, обеспечивая будущее: дар искусства , 1987–1997

Работы Нан Голдин

Автопортрет в кимоно с Брайаном, Нью-Йорк

Эта фотография является частью эпической работы Нан Голдин « Баллада о сексуальной зависимости , 1981–1996 годы».Он состоит из сотен фотографий и документирует богемную жизнь Голдин и ее друзей в центре Нью-Йорка. Ее фотографии ее «племени» в …

Нан Голдин, Автопортрет в кимоно с Брайаном, Нью-Йорк, , 1983; Цибахромная печать, 27 x 39 3/4 дюйма; Национальный музей женщин в искусстве, обещанный подарок Стивена Скотта, Балтимор, в честь десятой годовщины Национального музея женщин в искусстве; © Нан Голдин, любезно предоставлено Matthew Marks Gallery

Похожие сообщения

  • Art Fix Пятница: 12 июля 2019 г.

    Добавлено: 12 июля 2019 г. в Art Fix Пятница

    The Guardian собирает фотографии шести женщин-фотографов, сделавших кадры с чемпионата мира по футболу среди женщин 2019 года; Яёи Кусама возьмет на себя Ботанический сад Нью-Йорка; и больше.

    Категория блога: Art Fix Friday

  • Art Fix Пятница: 9 сентября 2016 г.

    Добавлено: 9 сентября 2016 г. в Art Fix Пятница

    Новая инсталляция Лиз Уэст наполняет длинный коридор серией радужных огней с гелевым фильтром.Проект под названием «Наш цвет» проводится на Бристольской биеннале этого года. Работа…

  • Art Fix Пятница: 19 августа 2016 г.

    Опубликовано: 19 августа 2016 г. в Art Fix Пятница

    Нан Голдин спрашивает: «Я не несу ответственности ни за что, например, в социальных сетях, не так ли? Скажи мне, что нет. New York Times проводит параллели между фирменной работой Голдина «Баллада о…

Не называйте ее жертвой: пережив опиоиды, Нан Голдин идет в погоню за создателями

Нан Голдин вздрогнула, вспомнив свои мучения в начале 2017 года, когда она отказалась от трехлетней привычки к оксиконтину.

Она стянула длинные рукава своей черной рубашки до запястий, затем заломила руки. «Твоя собственная кожа восстает против тебя», — сказала она. «Каждая часть вас испытывает ужасную боль».

Знаменитый фотограф сидел в зале для прессы в здании уголовного суда Манхэттена, месте, которое она предложила из-за своей любви к криминальным драматургам и, возможно, из-за давнего интереса свидетельствовать о тех частях жизни, которые часто отводятся на второй план. тенистые поля.

На протяжении десятилетий карьеры г-жа Голдин подтолкнула фотографический мир к тому, чтобы она была более честной в отношении условий жизни человека. Она задокументировала насилие в семье, в том числе ее собственное избиение со стороны парня, а также бедствие, связанное с вирусом иммунодефицита человека. и смерть близких друзей. Но она назвала отказ от Оксиконтина самым мрачным периодом своей жизни.

В 2014 году она начала принимать сильнодействующее обезболивающее, чтобы облегчить боль в запястьях, и быстро стала зависимой, увеличив прием таблеток, ища источники на черном рынке и, наконец, перешла на другие лекарства.В какой-то момент у нее произошла передозировка от смеси героина и фентанила, другого наркотика.

Вот уже год она чиста. Мисс Голдин все еще пытается вернуться в мир, наполненный призрачными напоминаниями о зависимости, но она решила, что достаточно сильна для новой битвы. Это началось недавно, когда в своем самом личном проекте она публично выступила против производителя Оксиконтина, Purdue Pharma, и давних владельцев этой компании, которые также являются известными меценатами: потомками Мортимера и Раймонда Саклеров, двух из трех братьев-врачей, которые построили Purdue. Фарма превратилась в фармацевтического гиганта.

Фонды, которыми управляют члены семьи Саклер, пожертвовали десятки миллионов долларов таким учреждениям, как Музей Виктории и Альберта, Американский музей естественной истории, Фонд Соломона Гуггенхайма и Фонд искусств Dia.

В январском номере Artforum были опубликованы фотографии г-жи Голдин, в том числе обжигающие автопортреты, запечатлевшие ее жизнь в период зависимости. К ним прилагалось эссе, в котором она описывала свой постоянный поиск наркотиков: «Я перешла с трех таблеток в день, как предписано, до восемнадцати.Я получил частный фонд и все потратил. Как и у всех наркоманов, моей руководящей силой был парализующий страх отмены ».

Далее она объявила о создании группы защиты интересов и оказала давление на семью и компанию Саклер, которые, как она писала, «построили свою империю жизнями сотен тысяч человек», — финансировать лечение и образование от наркозависимости.

«Я поняла, что не одна и должна помогать людям», — сказала она в здании суда. «Я всегда делаю то, что мне ближе.Это то, что я пережил. А я выживший после Оксиконтина — поговорим об аде ».

Элизабет А. Саклер, основательница центра феминистского искусства в Бруклинском музее, ответила на свое эссе заявлением, указав, что ее отец, Артур М. Саклер, владел Purdue Pharma вместе со своими братьями, Мортимером и Раймондом. , умер в 1987 году, еще до того, как появился Оксиконтин. (Он был одобрен для использования в 1995 году.) Никакие деньги от этого препарата не пошли его потомкам, добавила она.

«Эпидемия опиоидов — это национальный кризис, и роль Purdue Pharma в нем морально отвратительна для меня», — сказала г-жаСаклер продолжил. «Я восхищаюсь стремлением Нан Голдин действовать и ее смелостью рассказывать свою историю».

Пресс-секретарь других членов семьи Саклер отказалась от комментариев. Но в заявлении для The New York Times Роберт Джозефсон, пресс-секретарь Purdue Pharma, сказал: «Мы глубоко обеспокоены кризисом, связанным с употреблением рецептов и незаконными опиоидами, и мы были бы рады возможности сесть с г-жой Голдин, чтобы обсудить ее идеи «.

Г-жа Голдин подробно рассказала об этих идеях во время вечернего интервью в Нижнем Манхэттене, которое началось в кафе на Западном Бродвее и переехало в здание суда на Сентент-стрит, стены из шлакоблоков покрыты старыми обложками таблоидов с изображением обвиняемого в убийстве Ист-Виллидж. Дэниел Раковиц («Чудовище с Томпкинс-сквер») и патриций Сидней Биддл Бэрроуз («Мадам Мэйфлауэр»).«Я люблю это место», — сказала она. «Это самое нью-йоркское заведение, осталось в Нью-Йорке».

Беседа длилась до 22:00. На ужин были диетические пепси, крендели и крекеры с арахисовым маслом, которые г-жа Голдин выбрала в торговом автомате в здании суда.

На протяжении многих лет фотографии г-жи Голдин запечатлели мятежные и трансгрессивные реалии предварительно облагороженного Нью-Йорка. Среди ее самых известных работ — 700 изображений из коллекции под названием «Баллада о сексуальной зависимости.«Они иллюстрируют мир, который она населяла, показывая людей, занимающихся сексом или употребляющих героин, иногда с мучительной близостью.

Г-жа Голдин сказала, что ее зависимость от оксиконтина началась с рецепта. В 2014 году, когда она жила в Берлине, врачи прописали ей 40 миллиграммов в день от тендинита на запястье, который позже потребовал операции. Г-жа Голдин сказала, что в итоге она принимала 450 миллиграммов препарата каждый день, обращалась за рецептами у нескольких врачей и, наконец, обратилась к дилеру в Нью-Йорке, который отправил ей таблетки через FedEx.После нескольких лет применения Оксиконтина она перешла на уличные наркотики, в том числе героин, которые дают сопоставимый максимум при гораздо меньших затратах. Эксперты говорят, что эта модель привела к кризису общественного здравоохранения, напугавшему нацию.

Г-жа Голдин, которой 64 года, постоянно работала, даже готовила большую выставку в Музее современного искусства. Но она сказала, что препарат изолировал ее от остального мира, оставив ее вялой и подавленной. «Это не наркотик для вечеринок. Это не социальный наркотик ». По ее словам, зависимость — это «тяжелая нога вам в голову».

Передозировка подтолкнула ее, наконец, противостоять страху отмены. Она вошла в программу лечения Фернсайд больницы Маклин в сельском Массачусетсе, где за два месяца г-жа Голдин вылечилась. Она начала исследовать оксиконтин и узнала, что материнская компания Purdue признала себя виновной в 2007 году по федеральному обвинению в незаконном распространении торговой марки препарата. С тех пор началось новое федеральное расследование, в ходе которого Purdue обвиняется в мошенничестве. Отвечая на вопрос об этих утверждениях в ноябре, вскоре после того, как они были сделаны, представитель компании сказал: «Мы решительно отрицаем эти обвинения и с нетерпением ждем возможности представить нашу защиту.

Случаи смерти, связанные с опиоидами, около 200 000 в период с 1999 по 2016 год, напоминают г-же Голдин о H.I.V.

«В 80-х я потеряла целое сообщество, и, на мой взгляд, не хватает поколения», — сказала она. «Так что, теперь мы будем смотреть, как будет уничтожено еще одно поколение?»

Новая группа г-жи Голдин, Prescription Addiction Intervention Now, или P. A.I.N. — призвал музеи отказаться от будущих пожертвований от семьи Саклер. До сих пор в центре внимания была петиция на сайте change.org с требованием, чтобы «семья Саклер и Purdue Pharma» финансировали реабилитационные центры, профилактику рецидивов и целостные подходы; рекламировать опасность опиоидов; и перевоспитывать врачей, чтобы они перестали прописывать слишком много рецептов.

Г-н Джозефсон, представитель Purdue, сказал, что на протяжении более 15 лет компания поддерживала многое из того, что отстаивает г-жа Голдин. Он сказал, что это финансирует программы мониторинга лекарств, отпускаемых по рецепту, и распространяет федеральные инструкции по назначению опиоидов. Недавно он объявил об образовательных инициативах, направленных на подростков, предупреждающих об опасностях, связанных с опиоидами, добавил он.

Группа г-жи Голдин собирается раз в неделю в ее квартире в Бруклине и включает около десятка членов — бывших насильников, людей, близких к наркоманам, и других, сочувствующих делу.

Группа обсудила создание документального фильма об Оксиконтине, а также прямые протесты, но пока не готова обнародовать свои планы, сказала г-жа Голдин.

Она объяснила, что процедуры детоксикации часто недоступны, и добавила, что надеется, что петиция может служить формой морального убеждения, особенно если друзья Саклеров поддержат ее требования.

«Я хочу, чтобы люди, которые ходят с ними на коктейльные вечеринки, подписывали», — сказала она.

В субботу г-жа Голдин и трое подруг направились в Верхний Вест-Сайд, чтобы раздать листовки, пропагандирующие петицию, во время женского марша.Некоторые в толпе отказались брать листовки. Но мужчина возле Линкольн-центра принял один, сказав, что его невестка умерла в Западной Вирджинии в результате приема опиоидов.

Во время обеденного перерыва в кафе женщина за соседним столиком сказала г-же Голдин, что ее сын пристрастился к опиоидам. Они обменялись личными историями и обнялись. Г-жа Голдин и ее друзья начали обдумывать идеи для будущих памфлетов.

«Мы можем сделать несколько листовок для посетителей музеев», — игриво подумала г-жа Голдин.Возможно, в следующий раз, добавила она, «мы пойдем в Музей естественной истории или Гуггенхайм».

Nan Goldin Limited Edition в пользу Союза выживших в городах

Marian Goodman Gallery рада представить специально изданную фотографию Нэн Голдин. Первые дни карантина, Бруклин, штат Нью-Йорк, 2020 год, был сфотографирован в нью-йоркской квартире Голдин, в которой она находилась более месяца из-за глобальной пандемии. Изображенные цветы — последние, которые Голдин смогла купить, чтобы наполнить свой дом.Снаружи мир, который так резко изменился, так быстро и больше не доступен для нее. Это изображение входит в серию работ, в которых Голдин сфотографировала свою подругу по изоляции Тору Симсон. Серия из восьми фотографий изображает особый день в квартире Голдина, переходящий с утра до ночи.

100% прибыли * от продаж этого издания пойдет в пользу организации, близкой сердцу художника — Союза выживших в городах (USU). УрГУ, основанная в 2010 году, является национальной организацией, штаб-квартира которой находится в Северной Каролине.Они принадлежат и управляются людьми, непосредственно пострадавшими от войны с наркотиками в Америке. Они предоставляют услуги снижения вреда людям, употребляющим наркотики, как прямую реакцию на опасность для здоровья, создаваемую наркополитикой. Работа, которую выполняет УрГУ, имеет особое значение сейчас, поскольку многие потребители опиоидов подвергаются повышенному риску заражения COVID-19 из-за ослабленной иммунной системы.

Городской союз выживших сказал:

«Средства от этой продажи позволяют USU приобрести масс-спектрометр, который представляет собой машину для тестирования наркотиков, чтобы помочь потребителям« уличных наркотиков »лучше ориентироваться в все более опасной поставке синтетических наркотиков и оставаться в живых.Проверка на наркотики — это инновационный и в настоящее время единственный инструмент первичной профилактики для снижения смертности от передозировки. Эта машина имеет особое значение во время пандемии COVID-19 из-за нестабильности рынка, вызванной кризисом, что приводит к все более смертоносным поставкам лекарств. Поскольку мы предоставляем услуги непосредственно пострадавшим людям, ваша покупка немедленно спасет жизни ».

Об издании
Распечатку можно будет приобрести ЗДЕСЬ, она выйдет в эфир в 10:00 по восточному времени в пятницу, 24 апреля.

Нан Голдин 1-е дни карантина, Бруклин, Нью-Йорк, 2020 6 x 8 дюймов (15,24 x 20,32 см) Струйная печать
Выпуск 150 250 долларов США плюс налоги и доставка
150 экземпляров этого специального благотворительного выпуска будут распределены в последовательности продаж . Каждый отпечаток будет подписан и пронумерован. Издание будет доступно до 1 июня 2020 года, если оно не будет распродано до этой даты. Производство и отгрузка начнутся после того, как в Нью-Йорке снова откроются второстепенные предприятия.

О художнике
Нан Голдин родилась в Вашингтоне, округ Колумбия.С. в 1953 г. живет и работает в Нью-Йорке и Париже. Ее работы были предметом двух крупных гастрольных ретроспектив: одна была организована в 1996 году Музеем американского искусства Уитни, а другая — в 2001 году Центром Помпиду в Париже и Художественной галереей Уайтчепел в Лондоне. Новый заказ на выставку Версальского дворца Visible / Invisible будет открыт в Версале, Франция, до 20 октября 2019 года. Недавние персональные выставки включают Балладу о сексуальной зависимости, Тейт Модерн, Лондон, Великобритания, 2019; Фата Моргана, Шато д’Ардело, Кондетт, Франция, 2018 г .; Планы на выходные, Ирландский музей современного искусства, Дублин, Ирландия, 2017; Нан Голдин, Портлендский художественный музей, Портленд, штат Мэн, США, 2017; Баллада о сексуальной зависимости, Музей современного искусства, Нью-Йорк, США, 2016.Нан Голдин была удостоена множества наград, в том числе совсем недавно Премии Рут Баумгарт, Музея Шпренгеля, Ганновер, 2019 год, и Столетней медали, Лондон, 2018. Голдин был принят в Почетный легион Франции в 2006 году и награжден Международной премией Фонда Hasselblad в 2007 г.

? * определяется как розничная цена за вычетом затрат на печать (примерно 35 долларов за фотографию).

Категории

Теги

  • Галерея Мэриан Гудман
  • Нэн Голдин

Автор

Марк Уэстолл

Марк Уэстолл

Марк Уэстолл — основатель и редактор журнала FAD Основатель и со-издатель Art of Convers платформа @worldoffad

Один из самых важных новых музеев современного искусства в Европе, Музей современного искусства Хельги де Альвеар в Касересе, Испания, спроектированный удостоенной наград Tuñón Arquitectos Studio, откроется весной 2021 года.

Многие мероприятия, связанные с искусством, в том числе выставка Guts Gallery, были отменены или отложены, что оказало большое экономическое влияние на художников во всем мире. […]

«Лед и пламя» можно просмотреть в Интернете на веб-сайте выставки, разработанном Уэйдом Гайтоном, Жаклин Хамфрис, Джоном Лукасом и Эриком Ренном: 512w19.thekitchen.org.

25+ лондонских галерей приняли коллективное решение об открытии сегодня поздно вечером (среда, 4 ноября).

Нан Голдин Биография, жизнь и цитаты

Биография Нан Голдин

Детство

Нан Голдин родилась в Вашингтоне, округ Колумбия.С. и воспитан еврейскими родителями из среднего класса в пригороде Лексингтона. Отец Гольдина работал на радиовещании и работал главным экономистом Федеральной комиссии по связи. Когда Голдин было всего одиннадцать, ее 19-летняя сестра Барбара покончила жизнь самоубийством. В 1965 году самоубийство среди подростков было запретной темой, и люди не говорили о проблемах психического здоровья, особенно среди молодежи. Еще в детстве Голдин осознавала роль сексуального подавления, гендерных ожиданий в отношении поведения и психических заболеваний, которые сыграли в смерти ее сестры, которая не понимала своей сексуальности и часто попадала в «проблемы с мальчиками», отвергая социальные ожидания женственности. поведение.Это раннее осознание повлияло на фотографии друзей и любовников Голдина, которые точно так же не вписываются в представления общества о том, кем они должны быть.

Через несколько лет после смерти сестры Голдин ушла из дома и поступила в общественную школу Сатья, альтернативную среднюю школу в Линкольне, штат Массачусетс. Здесь Голдин жила в коммуне, начала курить травку, встречаться с пожилыми мужчинами и в 1968 году была представлена ​​камере одним из ее учителей. Все еще не оправившись от потери сестры несколькими годами ранее, Голдин использовала камеру, чтобы запечатлеть свои отношения с людьми и сообществом, которые она любила, как способ почтить память и сохранить их существование.

Раннее обучение и работа

В подростковом возрасте Голдин переехала в Бостон со своим другом Дэвидом Армстронгом, американским фотографом, известным своими интимными портретами мужчин — как любовников, так и друзей, — снятых в фокусе. Они жили вместе в квартире, где Армстронг познакомил ее с городским сообществом геев и трансгендеров. Она провела несколько лет в Бостоне; делать любительские фотографии людей, с которыми проводила время. Не имея формального образования, Голдин познакомилась с фотографией через модные журналы, такие как Vogue.Спустя некоторое время Голдин решила серьезно отнестись к своей работе и поступила в Школу при Музее изящных искусств. Здесь она сфотографировала трансвеститов, которых знала и которыми восхищалась. Голдин сказал: «Мое желание состояло в том, чтобы показать их как третий пол, как еще один сексуальный вариант, гендерный вариант. И показать их с большим уважением и любовью, чтобы как бы прославить их, потому что я действительно восхищаюсь людьми, которые могут воссоздать себя. и публично проявлять свои фантазии ».

Голдин познакомилась с фотографией изобразительного искусства во время учебы в бакалавриате.Ранние влияния включали фильмы Энди Уорхола и портреты фотографа Дайан Арбус. Такое влияние привело к тому, что Голдин выработала свой фирменный, откровенный стиль запечатления «кусочков жизни» вокруг нее. Наряду с Дэвидом Армстронгом и Марком Моррисро стиль фотографии стал известен как Бостонская школа фотографии. Движение упоминается как имевшее место в период с 1971 по 1984 год в районе Бостона и его окрестностях. Стилистически художники известны своим стремлением запечатлеть бесчисленное множество сцен, которые, если их собрать вместе, создают повествование, которое захватывает интимную точку зрения творческих сообществ, которые они фотографируют.

Именно в это время Голдин разработала свой метод стрельбы. Вместо того, чтобы устраивать кураторские фотосессии, Голдин брала с собой камеру, куда бы она ни пошла, откровенно запечатлевая среду, в которой она находилась, своих друзей, любовников и избранную семью, не выходя из собственного пространства.

Период зрелости

После окончания школы Голдин переехала в Нью-Йорк, где начала фотографировать пост-панк и музыкальную сцену новой волны 1980-х годов, сосредоточившись на вдохновленной Стоунволлом гей-субкультуре, которая доминировала в нижнем Манхэттене.Голдин проводил много времени в Бауэри, районе, известном своим употреблением тяжелых наркотиков в 1970-х и 80-х годах. Фотографии, сделанные в период с 1979 по 1986 год, в конечном итоге стали ее самой известной коллекцией работ — Баллада о сексуальной зависимости . Книга художника (и возможная выставка) — автобиографический документ, изображающий любовь, употребление наркотиков, насилие, секс и агрессивные отношения в этот период жизни Голдина. Голдин брала с собой фотоаппарат, куда бы она ни пошла, снимая вечеринки у нее дома, прогулки на озере, драг-шоу, друзей, употребляющих наркотики, танцы, секс и последствия их развратных ночей вместе.

В то время как фотографии изначально хранились до настоящего момента, Ballad превратилась в способ увековечить память ее избранной семьи — людей, которых она любила и которыми окружала себя. Многие из героев сериала были мертвы к 1990-м годам либо от передозировки наркотиков, либо от СПИДа, в том числе Грир Лэнктон, американская художница, известная созданием реалистичных сшитых кукол друзей и знаменитостей, и Куки Мюллер, актриса и писатель, появлявшаяся в ряде сериалов. фильмов Джона Уотера.

Голдин вспоминает о кризисе СПИДа, когда она впервые услышала об этом заболевании. На Файер-Айленде с Мюллером, Армстронгом и некоторыми другими друзьями группа прочитала в New York Times статью, в которой СПИД назван «раком гомосексуалистов». Поначалу, говорит Голдин, они не особо об этом думали. Так продолжалось до тех пор, пока в 1982 году не умер один из их первых друзей, один из любовников Армстронга. Эпидемия была ужасающей и помогла Голдину протрезветь после того, как кто-то спросил Голдина: «Как ты можешь убивать себя, когда твои друзья вокруг тебя умирают?» Вскоре после этого Голдин потерял несколько друзей из-за болезни, включая Мюллера.В 1989 году Голдин собрал портфолио Cookie — 15 фотографий, подтверждающих их дружбу. Несмотря на то, что она понимала, что фотографии не могут сохранить жизнь людям, Голдин в конце концов увидела в коллекции способ увековечить их энергию в этом мире. Теперь, когда Голдин смотрит на коллекцию своих фотографий, определяющих ее карьеру, она произносит молитву про себя: «Посылайте любовь каждому умершему человеку».

Текущая работа

С конца 1990-х годов Голдин расширила свой кругозор, не ограничиваясь только фотографиями.В 2006 году открылась ее выставка « В погоне за призраком », которая включала в себя первую инсталляцию, в которой Голдин включала движущиеся картинки, партитуру повествования и закадровый голос. Выставка подчеркивает недавний шаг Голдина к более кинематографическим работам. Хотя фотографии Голдин начинались как подпольные, сделанные своими руками документы «сомнительных» друзей и гуляк, повсеместное распространение ее изображений позже позволило Голдин войти в мир модной фотографии, работая на такие компании, как Jimmy Choo, Dior, Scanlan & Theodore и Bottega Veneta. .Переход к коммерческой работе связан с ее ранними интересами к Vogue, одному из ее единственных источников в мире элитного искусства, когда она была подростком. Ее интерес к высокой моде также отражает повышенный интерес к более драматичным, кинематографическим форматам фотографии и кино. В 2018 году бренд одежды Supreme выпустил совместную коллекцию, в которую вошли куртки, толстовки и футболки с фотографией «Нэн в образе доминатрисы». Включение Голдин в высококачественные глянцевые журналы и модные кампании демонстрирует, как ее фотографии повлияли на искусство, документальную и модную фотографию — ее фирменные изображения повсюду.

По мере того, как Голдин завоевывала признание в мире искусства, она начала использовать свой высокий статус для решения проблем, которые ей близки. В своем выступлении в Бразилии в 2017 году Голдин призналась, что страдает опиоидной зависимостью — болезнью, которая преследовала ее большую часть взрослой жизни и унесла жизни бесчисленных друзей и родственников. На выздоровлении Голдин создал кампанию «Вмешательство в наркозависимость сейчас» (PAIN), используя социальные сети, чтобы выразить протест семье Саклер за их участие в опиоидном кризисе в Соединенных Штатах, эпидемия, по словам Голдина, вызвана дезинформацией крупных фармацевтических компаний обещая, что их пациенты не станут зависимыми от назначенных лекарств.В 2018 году Голдин провел акцию протеста в крыле Саклера Метрополитен-музея. Протест призвал музеи и другие культурные учреждения учитывать (потенциально прямую и преднамеренную) роль семьи Саклер в опиоидном кризисе и больше не принимать финансирование от фонда. Происходя из того времени, когда правительство закрывало глаза на эпидемию СПИДа, Голдин пережил серьезные потери из-за нежелания правительства участвовать в разговоре о наркомании.

Наследие Нана Голдин

Наибольший вклад Голдин в художественном мире является ее цепкой преданностью захвата и отображения интимности своей жизни, как бы ни сырой.Ее фотографии — это своего рода выставленный дневник. Голдин не только дала голос маргинализованным людям — представителям ЛГБТК, трансвеститам, женщинам, вступающим в жестокие отношения, наркоманам — она ​​отметила их свободу воли, личности и место в нашем мире. Настойчивость Голдин в документировании своих друзей, возлюбленных и себя, а также похвалы, которые она получила от галерей и музеев, изменили наше понимание фотографии изобразительного искусства: портреты больше не являются уделом знаменитых или богатых, и при этом они не обязательно тщательно поставлены. горит и т. д.Работа Голдина утверждает, что «кусочек жизни» может быть критическим и важным, чтобы его видели, отображали и понимали как искусство.

Наиболее известная работа с темами любви, пола, семейной жизни и сексуальности. Голдин использовала свой личный опыт, чтобы визуализировать политическую природу этих предметов, особенно когда они подчинены социальным табу и ожиданиям. Таким образом, она открыла путь таким художникам, как Райан МакГинли, Уильям Эгглстон, Дэш Сноу и Вольфганг Тилманс, работать через призму глубоко личной фотографии, чтобы дать зрителю доступ к универсальному человеческому опыту и современной политике идентичности.

«Как дела?» Забота и память в работе Нан Голдин и Кэтлин Уайт — Pioneer Works

Нан Голдин неожиданно позвонила мне в воскресенье днем, а именно 26 ноября 2017 года. Это было похоже на звонок от Иисуса Христа; или я не знаю, Робин, говоря: «Эй, Дэвид, это Робин из Швеции!» Было 14:00, и я и мои лучшие геи выпили по несколько порций «позднего завтрака», и я был навеселе. Может, даже немного напился. Когда мы смотрели Schitt’s Creek , у меня была глиняная маска для лица, медленно затвердевающая, закрывая свои зияющие поры, или, может быть, это была шквал старых видео Мадонны (я горжусь и , стыдно признать, что я живое клише гомосексуального мужчины).Я не отвечал на звонок, думая, что это сборщик долгов или робот-злоумышленник, пытающийся продать мне страховку на машину, которой у меня нет. Но нет, это была Нан ​​Голдин, один из самых известных фотографов-летописцев подпольной квир-культуры Нью-Йорка 80-х и 90-х годов. Я слушал голосовое сообщение: «Извини, это последняя минута, это Нэн…»

У меня случился небольшой срыв, я выглядел как зеленый енот с «оживляющей» слизью по всему лицу, и я попытался взять себя в руки, чтобы встретиться с кем-то Я почитал в художественной школе во плоти, хотя мои друзья, не принадлежащие к миру искусства, спрашивали: «Кого?» В то время я планировал выставку ее работ в Pioneer Works в течение нескольких месяцев. На выставке должны были быть представлены исключительно большие глянцевые принты одной из ее постоянных муз, художницы Кэтлин Уайт. Кэтлин также была — в истории, полной совпадений — моей первой соседкой в ​​Нью-Йорке, когда я был молод, тупой и … Я также планировал параллельную посмертную выставку работ Кэтлин в Pioneer Works (она умерла от рака в 2014 году) . Используя известность Нэн, чтобы привлечь внимание к Кэтлин, это должна была быть пара равных, которая также пролила бы столь необходимый свет на результаты деятельности Кэтлин, которые, как правило, были омрачены «этим лицом».Неудивительно, что я хорошо помню, как впервые увидел одну из фотографий Кэтлин, Кэтлин, Нэн, в баре Bowery, Нью-Йорк, (1995), на которой Кэтлин в красивом откровенном синем платье пьет и курит в баре. бар, глаза опущены, как будто погружены в меланхолическую мысль, алебастровая тьма интерьера заведения окружает ее, как бы приближаясь. В ней есть весь пафос той знаменитой картины Эдварда Хоппера в закусочной Nighthawks (1942), в которой три человека хватают перекусить поздно ночью в окружении пустого города.В то время я подумал: «Черт возьми, это Кэтлин!»

В любом случае, звонок стал одним из тех, которые я помню, — когда вы угощаете гостей на званых обедах, «в этот раз мне позвонила Нан ​​Голдин, и я был напрасно», за которым последовал маниакальный смех, поскольку это было так уместно, в в некотором смысле, учитывая, что ее работа — это зависимость.

ЭТО немного сложно определить, чем Нэн, пожалуй, наиболее известна на данный момент, поскольку недавно были сделаны фотографии, на которых она кричала «Позор Саклеру», «Фонд реабилитации» и бросала бутылки с таблетками в ров вокруг Храма Дендура. Метрополитен, расположенный в крыле Саклера музея, украсил The New York Times .Или есть еще одно неизгладимое изображение ее в Artforum — возможно, самом известном периодическом издании в мире искусства — лежащей рядом с тем же рвом, в окружении семей как часть умирающих, флаконов с оксиконтином, плавающих рядом с ней, как маленькие клинические поплавки. Основатель и ведущий организатор P.A.I.N. («Вмешательство по рецепту наркомании»), Нэн основала свободную группу, чтобы протестовать против семьи Саклер, которая сколотила огромное состояние, продавая опиоид оксиконтин, одновременно похоронив или игнорируя неопровержимые доказательства того, насколько действительно вызывающим привыкание лекарством.

Основатель и ведущий организатор P.A.I.N. («Вмешательство по рецепту наркомании»), Нэн основала свободную группу, чтобы протестовать против семьи Саклер, которая сколотила огромное состояние, продавая опиоид оксиконтин, одновременно похоронив или игнорируя неопровержимые доказательства того, насколько действительно вызывающим привыкание лекарством.

Семья Саклер почти в одиночку начала опиоидную эпидемию в Соединенных Штатах, которая не ослабевает, проявляясь по всему Нью-Йорку и бесчисленным городам по всей Америке.Для Нэн эпидемия носит личный характер, поскольку она сама была зависима от нее в 2014-2017 годах, прежде чем избавиться от нее после почти передозировки героина с добавлением фентанила. Это было одно из самых мучительных переживаний, с которыми она когда-либо сталкивалась. «Ваша собственная кожа восстает против вас», — отметила она в интервью Times в 2018 году. «Каждая часть вас испытывает ужасную боль».

Это, конечно же, продолжающаяся битва, восходящая к ее юности в пригороде Бостона, где она раздражалась за пределы своего более или менее «нормального» воспитания.Как она отметила: «Я хотела получить кайф с очень раннего возраста. Я хотел быть наркоманом. Вот что меня интригует. Частью были Velvet Underground, Beats и все такое. Но на самом деле я хотела как можно больше отличаться от своей матери и как можно дальше определять себя от пригородной жизни, в которой я выросла ». Приняв героин в подростковом возрасте, она некоторое время употребляла его в художественной школе в Бостоне. , а затем в Нью-Йорке, куда она переехала в 1978 году. Там она поселилась в нижнем восточном районе, где обитали трансвеститы, представители ночной жизни, писатели и художники, которые разделяли ее дух бунта и альтернативного образа жизни, включая его сопутствующее употребление наркотиков.

Именно эта часть ее жизни влияет на другую работу, благодаря которой она наиболее известна: слайд-шоу и книга фотографий Баллада о сексуальной зависимости (1985 и 1986 годы соответственно), название которой происходит от названия песни в Бертольд Брехт и Курт Вайль Трехгрошовая опера (1928) (в песне женщина поет о своём своенравном любовнике: «Сексуальная одержимость держит его в своей плену… могучий гений застрял в проституции, но когда они умерли, кто оплатил похороны? Шлюхи сделали.»). 1 ​​ Брехт — очень хитрый эталон: драматург, поэт и революционный марксист, работавший в 1920-х годах, он продвигал новый вид «эпического театра», который пробивал четвертую стену с помощью определенной тактики «эффекта отчуждения», которая привлекла внимание публики. осознают свою позицию как аудиторию . В их число входили актеры, играющие несколько ролей и непосредственно обращающиеся к зрителям, плакаты, которые поучительно подчеркивали ключевые моменты сюжета, и даже оставление сценического освещения и других закулисных объектов на сцене, 2 — все, чтобы «показать, что вы показываете… аудитория отождествляет себя с актером как с наблюдателем и, соответственно, развивает его отношение к наблюдению. 3

С Баллада о сексуальной зависимости эта идея выглядит как становится особенно опасной, поскольку мы наблюдаем сцены настолько глубоко личные — такие частные — что это почти как если бы это была четвертая стена в фотографии между публичным и публичным. то, что должно быть вне поля зрения, безвозвратно смыто. Мы видим, как сама Нэн застенчиво улыбается в Нан на коленях у Брайана, день рождения Нэн, Нью-Йорк (1981), , ее руки обвились вокруг торса своего парня и ее шея украшена изящным жемчугом.Без выражения, с глазами, смотрящими в камеру, и слегка приоткрытым ртом, он похож на оленя, пойманного в свете фар, удивленного щелчком затвора. Однако в Нан после побоев (1984) мы видим ее с обоими глазами, окруженными коричневыми синяками, остекленевшими от влаги от травмы. Вызывающе глядя в камеру, ее губы безупречно покрыты темно-красной помадой, и она носит тот же жемчуг, как если бы оба были знаком нормальности, от которых она отказывается. 4 Именно такие изображения побудили многих комментаторов охарактеризовать ее работу как «конфессиональную», хотя это слово кажется чем-то вроде неправильного.Исповедь предполагает некоторую степень вины, когда ясно, что чувство почти радостной гордости пронизывает всю работу, даже в ее самые мрачные моменты.

В Кайф, Нью-Йорк (1979) мужчина нагревает героин в ложке, красный пояс женщины затянут на его левую руку. Сцена примечательна своей относительной нормальностью: туфли на высоком каблуке лежат рядом с телефоном, а стакан с водой стоит на полу на переднем плане. Грир и Роберт на кровати, Нью-Йорк (1982) размыто документирует тихий момент, когда художница Грир Лэнктон, урожденная Грег Лэнктон и перенесшая операцию по смене полового члена в 1979 году, лежит на кровати, вероятно, очень высоко.Она была известна тем, что делала кукол из папье-маше, в которых тела были тонкими, а гениталии были скрещены между полами, что подразумевает, что все тела являются переходными. Рядом с ней сидит ее бывший художник-гей Роберт Витале, который проводит рукой по волосам и смотрит в сторону. Он расстался с ней несколько лет назад из-за ее нового пола, хотя они остались друзьями. Грир обхватывает запястье рукой, словно измеряя его массу, «глядя внутрь себя, полная тоски, сдерживаемого желания и своего существенного одиночества», как описала этот момент Нэн.Это мрак иного рода, а не графическая атрибутика наркотиков, напоминающая о творчестве Ларри Кларка, одного из самых влиятельных и влиятельных людей Нэн. Его серии фотографий Tulsa и Teenage Lust прославились тем, что рассказывали о молодых людях, вооруженных оружием, трахающихся и употребляющих наркотики, пойманных на месте преступления; в Джек и Линн Джонсон, Оклахома-Сити, (1973) женщина улыбается, облизывая губы, выталкивая тонкую струйку героина из иглы для подкожных инъекций непосредственно перед тем, как ввести его в руку мужчине перед ней. 5

Скорее, Грир и Роберт на кровати, Нью-Йорк (1982) указывает на своего рода тон или атмосферу экзистенциальных расчетов больше, чем любое конкретное графическое действие — тихие периферийные грани события больше, чем само мероприятие. Камера Нэн запечатлевает мимолетные моменты времени, сквозь взлеты и падения, вечеринки и вечера, влюбленные, которые возникают и исчезают. «Раньше я думал, что никогда никого не потеряю, если сфотографирую их достаточно. На самом деле мои фотографии показывают мне, сколько я потерял.” 6 Роберт умер от СПИДа в 1989 году, а Грир умерла от передозировки в 1996 году, через семь и четырнадцать лет после того, как был сделан снимок, соответственно. 7

Фотография — это «живое изображение мертвого существа», как сказал бы Ролан Барт. Это та самая вещь , , которая дергает вас за ниточки, вещь, которая делает фотографии Нэн такими трогательными, но в то же время такими трудными для восприятия.

Таким образом, фотография является «живым изображением мертвого существа», как сказал бы Роланд Барт.Хотя я не хочу ссылаться на такого теоретика, на которого так часто ссылаются и который является учебником для аспирантов, как Барт, тем не менее его размышления о punctum фотографии, которые появились примерно в то же время, когда Нан ​​фотографировала эти предметы, здесь звучат правдоподобно; это та самая вещь , , которая дергает вас за ниточки, вещь, которая делает фотографии Нэн такими трогательными, но в то же время такими трудными для понимания. Пунктум для Барта — когда он пишет о фотографии человека, Льюиса Пейна, в тюремной камере ожидает повешения: « он умрет .Я одновременно читаю: , это будет , а , это было ; Я с ужасом наблюдаю за предшествующим будущим, на кону которого стоит смерть. Независимо от того, мертв ли ​​объект уже или нет, каждая фотография — настоящая катастрофа ». 8

ЭТО странно лично проходить через то, о чем вы читали в аспирантуре, в каноническом тексте постмодернистской теории — текст, который должен быть абстрактным и каким-то нереальным, когда все это основано на очень реальном событии все мы пережили или пройдем через смерть одного из родителей. Раньше я думал: «Да, да, я понял». Теперь это срочно. Как гласит легенда, в Camera Lucida Барт сортирует фотографии своей недавно умершей матери, пытаясь «найти» ее, как если бы это было возможно даже на старых фотографиях. Тем не менее он натыкается на одну, все с загнутыми углами, которая становится всей предпосылкой punctum, что буквально переводится как «точка», как укол, или порезанный, или порезанный. В марте прошлого года я обнаружил, что делаю то же самое, просматривая коробки с семейными фотографиями после того, как мой отец умер от рака, чувствуя дежа вю из-за того, что я читал в Колумбии, когда мне было за двадцать.

Некоторые люди буквально не могут смотреть на фотографии недавно умерших. Это слишком больно. Для меня это стало своего рода внетелесным переживанием — просто просматривать фотографии на следующий день после того, как его труп вывезли из дома моего детства. Я пытался найти «лучшие» образы — он женится на моей маме; держал меня на одной из этих долбаных массивных пушек на эсминце ВМФ; подняв палец вверх после протеста против финансирования Wells Fargo частных тюрем и мест содержания под стражей иммигрантов; имитируя позу манекена на той безвкусной выставке Пьера Кардена в Бруклинском музее, которую он любил («Дэвид, ты должен сделать выставку, в которой используются световые эффекты, как на том показе мод.Так круто!»).

Есть еще одна его фотография, которую я сделал на свой телефон, которую я, вероятно, никогда никому не покажу, — его тело на койке в хосписе сразу после его смерти. Я не совсем уверен, что побудило меня принять это, за исключением того, что, может быть, мне это было нужно, чтобы отметить событие как реальное, хотя в то время это казалось противоположным. Когда это случилось, я был единственным в комнате. Я даже не был уверен, что его последний вздох был его последним; в школе никто не говорит вам об этом. Смерть кажется запретной темой или тем, что никого не волнует, потому что это так некрасиво и так нерентабельно, в отличие от рождений или свадеб. После того, как он на некоторое время перестал двигаться, я погуглил, «как определить, мертв ли ​​кто-то», что, несмотря на обстоятельства, выглядит комично. Я действительно понятия не имел, как определить, что это , конец . После того, как медсестра хосписа пришла и позвонила, моя семья и я пошли в другую комнату, чтобы развести огонь; он любил их. В перерывах между уходом за ним я ходил к нему в другую комнату, хотя для этого не было никаких причин. Я касалась его лица, и это не было похоже на него. И он не был похож на себя. Он казался инопланетным существом.Интересно, как бы Барт назвал такую ​​фотографию?

У меня все еще есть несколько его голосовых сообщений на моем iPhone, которые я время от времени проигрываю, чтобы услышать его голос. Для меня они действуют как фотографии, поскольку они являются своего рода указателем, даже если они не являются буквальным впечатлением от света на бумаге, «вещь прошлого, [которая] своим непосредственным излучением (яркостью) действительно имеет коснулся поверхности, которую, в свою очередь, коснется мой взгляд ». То же самое и с той голосовой почтой от Нэн, которую я сохранил, которая по-своему представляет собой что-то вроде , это было , хотя этого еще не произошло.

NAN познакомился с Кэтлин в 1988 году, скорее всего, через их общего друга, фотографа Шеллберна Тербера, который также снимал Кэтлин. Но Нэн и Кэтлин сблизились, когда Нэн лечилась в больнице Маклин под Бостоном. Кэтлин нужна была квартира в городе, и Нэн познакомилась с каким-то чуваком в ее программе детоксикации, который искал арендатора. Организуя сделку, Нэн позже выяснила, что этот парень был мошенником; Однажды домовладелец столкнулся с Кэтлин и спросил: «Почему ты здесь?» Завязалась дружба, 10 , но Кэтлин пришлось искать другое место для проживания.После нескольких последующих квартир, таких как один примечательный магазин на Элизабет-стрит, она в конце концов поселилась с партнершей Куки Мюллера, певицей и актрисой Шэрон Несп, в ее квартире на Восточной Шестой улице. Шэрон и Куки тоже были музами Нэн (таковыми были большинство ее друзей), и оба прославились благодаря повторяющимся ролям в фильмах Джона Уотерса, таких как Pink Flamingo . Пока Кэтлин жила с Шэрон, она начала делать маленькие автомобили Sculptamold из-за внезапной смерти ее сестры от рук пьяного водителя в январе 1999 года.

Я бы сказал, что работа Кэтлин отличается почти элементарной простотой. Часто ее холсты и скульптуры представляют собой не что иное, как своего рода грубую отметку, сделанную краской, или объект, помещенный просто так.

Я бы сказал, что работа Кэтлин отличается почти элементарной простотой. Часто ее холсты и скульптуры представляют собой не что иное, как своего рода грубую отметку, сделанную краской, или объект, помещенный просто так. Машины, несмотря на то, что были смоделированы на основе (довольно) замысловатых объектов, были грубо отлиты вручную и выглядели как детская игрушка в виде кляксы или, может быть, какой-то недоразвитый неразрушимый камень — нечто, способное пережить что угодно.Они были буквально вылеплены из пластилина, а затем застыли от жары. Затем она окрашивала их в сплошной цвет, например, в зеленый или красный. На ее посмертной выставке «Год первых» в Martos Gallery, которая проходила одновременно с ее выставкой «Духи Манхэттена», которую я организовал в Pioneer Works, две машины были аккуратно размещены на маленьких белых полках, что совсем не похоже на то, как Сначала я смотрел их вместе с ее выжившим партнером, художником Рафаэлем Санчесом, в ее старой студии в Челси, где их буквально лежали груды в коробках, а также бесчисленные плоские, нерастянутые и незагрунтованные холсты, на которых она писала яркие, почти бодрые рендеры. машины за машиной в краске, по одной или две на холст.Трудно переоценить, насколько они великолепны, и, насколько мне известно, эти конкретные автомобильные работы никогда не демонстрировались публично. Если смотреть на них друг на друга, на них трудно сосредоточиться, но, как и все остальное в студии, если вы поставите в рамку одного или двух и повесите их поодиночке на стене, они будут управлять всем пространством и все еще захватывает дух. На идеально белой полке на уровне глаз Автомобиль (1999–2001) выглядит священным.

Кэтлин сделала сотни и сотни этих маленьких автомобилей и дарила их друзьям в качестве подарков.По словам Рафаэля, она создавала их почти навязчиво в течение двух лет, как если бы она пыталась обработать смерть своей сестры, создавая объект, убивавший ее снова и снова 11 — как если бы в «принуждении к повторению», как Зигмунд Фрейд сказал бы, что она пыталась осознать реальность, с которой не могла столкнуться. Вопреки Фрейду, Жак Лакан назвал эту «встречу с реальным» травматическим разрывом, прорывающимся на поверхность, который он назвал tuché . Интересно, что punctum Барта был смоделирован на основе термина Лакана: «Это случай, встреча , Реальное в его неутомимом выражении. 12 Глядя на работы Энди Уорхола, в частности на White Burning Car III (1963), историк искусства Хэл Фостер подумал, что мазки, несоответствия и ошибки на трафаретном изображении, повторяемом ad nauseum, были примером той трагедии » реальность »- ее tuché или punctum — проходящие; Сам Уорхол однажды сказал: «Чем больше смотришь на одно и то же, тем больше теряется смысл и тем лучше и пустее ты чувствуешь». 13 В том же духе, хотя практики Уорхола и Кэтлин сильно различаются, может быть, аналогичная операция происходит с автомобилями Кэтлин.Возможно, их неровности ручной работы, которые варьируются в зависимости от каждого скульптурного объекта, действуют как указатели события, слишком резкого для понимания.

В любом случае, Кэтлин отказалась от производства автомобилей после того, как сломала печь в процессе, что ускорило возможный переезд в 2001 году на Ладлоу-стрит, 151 в центре нижнего востока, при содействии Шарон и Лии Гангитано, основателя участника. Inc, домовладелец которой также управлял адресом Ludlow Street. Они наполнили тележку для покупок вещами Кэтлин и покатили по улице. 14 Я переехал по тому же адресу примерно через пять лет после того, как переехал в город из Атланты как «невиновный» с широко открытыми глазами, поселившись в квартире, непосредственно примыкающей к квартире Кэтлин и Рафаэля (они жили вместе). Это была типичная нью-йоркская обстановка: безобразное, но очаровательное старое многоквартирное здание, пересеченное пожарными лестницами. Его входная дверь была покрыта граффити, и мой отец пошутил, что, когда он помог мне переехать, он подъехал к бездомному, спавшему перед ней. Зимой меня разбудил лязг радиаторов, и я все время слышал воркование голубей за окном моей спальни, словно успокаивающий городской саундтрек к грязи.Классическим способом мое окно выходило на кирпичную стену в двух футах от него; Эта маленькая промежуточная черная дыра в космосе была похожа на аэродинамическую трубу из голубиных перьев и странных запахов. Я так и не открыл. Каждые несколько ночей горы мусора, кишащего крысами, накапливались вдоль узких улочек, и иногда один из паразитов пробегал мне по ногам по дороге домой в 2 часа ночи. Это было безнадежно романтично.

Кэтлин и Рафаэль тоже были собственным стереотипом — искушенных городских хиппи.Я приехал из Атланты, где «городского» вообще не существует, и это было для меня в новинку. У Рафаэля была длинная седая борода, и он был немного похож на отца Тайма, в то время как Кэтлин проверяла почту в очаровательной шубе длиной до пола, которой я завидовал. Однажды Рафаэль спросил меня, какие у меня планы на летнее солнцестояние, на что я в шутку спросил, собирается ли он танцевать обнаженным на заднем дворе под полной луной. Вероятно, так и было. Он и Кэтлин сделали дольмен высотой почти одиннадцать футов из пенопласта и раскрасили его так, чтобы он напоминал Стоунхендж.Глядя на него, сидя в шезлонге, оспаривая по телефону плату за овердрафт от банка Chase, я посмотрел и подумал: , черт возьми, эти люди, и что такое , что ?

«, что , , что » было в точности; Рафаэль был прежде всего известен как художник-перформанс, а Кэтлин была связана с картинами и скульптурами. Они хотели встретиться посередине, чтобы создать что-то совместное и не поддающееся объяснению. Дольмен можно было разобрать и отвезти в любое место, где он мог быть перестроен и функционировал как место проведения представлений и поэтических чтений или даже просто общественного собрания; Сама его случайность как произведения искусства только подчеркивает случайность статьи как таковой . Это был дюшановский реди-мейд, который не был готов, а был создан двумя людьми вместе. В то время его значение перешло мне в голову, но, честно говоря, мне было двадцать четыре года, и я еще не очень разбирался.

В то время как она все еще жила с Шэрон и продолжала работать в доме 151 Ладлоу, Кэтлин также начала свою серию рисунков Год первых (2001), спровоцированных смертью ее отца от рака в марте того же года, но продолжила серьезную каталогизацию значительных события того времени и недавнего прошлого.На одном рисунке, датированном апрелем 2001 года, есть только белые метки — шестьдесят четыре, если быть точным — на бежевом фоне бумаги, как если бы она отсчитывала дни до какого-то неизвестного события; или с мая того же года в работе с простым черным мазком кисти, образующим чернильную линию горизонта, отмеченную ее почерком: «Я впервые забыла, а потом вспомнила, что он ушел, К. Уайт, май 2001 года». Рисунок, сделанный 11 сентября 2001 года, состоит из черной тьмы, парящей над полосой синего цвета, напоминающего океан. Год первых говорит о почти удушающей неумолимости времени, которое неизбежно несет убытки по мере того, как оно разворачивается. Это серьезно сказалось на ней. 15

Тем не менее Еще одна потеря — на этот раз самоубийство ее брата-близнеца Криса в 2007 году 16 — спровоцировала создание группы работ, которые позже сформировали выставку 2014 года «(A) Rake’s Progress», которую курировал Рафаэль, в то время как Кэтлин была больше или менее обездвижены раком. Сразу после смерти Криса она начала наблюдать сезонные, меняющиеся цвета на заднем дворе нашего дома, которые вместе они с Рафаэлем превратили из помойки в унылый сад, в качестве основы для семидесяти одной многослойной пастельной монохромной композиции, созданной в память о Крис, все выстроились в аккуратный ряд по периметру галереи Momenta Art.Прикрепленные к стене в верхних углах, они оставались порхать, как хрупкие, но пустые дневниковые записи, подчиняющиеся капризам блуждающего ветерка. Они были расположены в том порядке, в котором были сделаны. Посреди пространства садовые грабли и отвес, свисающий с нити, образовали Rake & Plumb (# 1) (2014), 17 и говорили о ненадежности человеческой жизни и «жизни» 151 Ладлоу. Улица. Саундтрек, в котором Кэтлин печатает на пишущей машинке, под названием Sound Texts , и видео, которое она сняла с Рафаэлем из окрашенного в пастельные тона снега из монохромных цветов, висящих для высыхания, были еще одним жестом в сторону внешнего пространства, места, где они хотели жить, пока оно существует. ; в материалах для прессы Кэтлин отметила: «Зная также, что сад скоро будет потерян из-за высоких арендных ставок, от которых страдает наш город … это физическое исследование цвета посредством его бесконечного измельчения, его быстрорастущих комбинаций и интенсивного контакта на странице — это одновременно позиция благодать и вызов всем оскорблениям мира.

Живое представление чтений Алекса Деленуа, Джима Флетчера, Элисон Фолланд, Тэвиша Миллера, Кейт Валк и Бена Уильямса — всех соратников и друзей Рафаэля и Кэтлин — закрыло выставку в последний вечер 31 августа 2016 года. этот год. 18 Кэтлин не могла присутствовать, так как она была в агонии собственной смерти и почти без сознания, хотя Рафаэль был с ней в постели во время мероприятия по громкой связи; друг из Momenta держал телефон рядом с исполнителями, чтобы организовать своего рода частную и элементарную прямую трансляцию.Хотя она во многих отношениях не присутствовала, Рафаэль все еще думает, что она все слышит. 19 Все это в итоге набрало ее .

THE Семь гравюр на выставке работ Нэн Голдин с участием Кэтлин (вы догадались, под названием «Кэтлин») изображали ее во многих обличьях — сознательное решение, принятое Рафаэлем, Нэн и мной. Большинство из них никогда раньше не печатались и были взяты из большой подборки слайдов, исчисляющейся сотнями. Кэтлин плачет в постели; Кэтлин озорно ухмыляется в вечернем свете; Кэтлин в Вигстоке выглядела крутой сучкой, одетая в синий комбинезон и накрашена, курила сигарету; и фаворит Нэн, Кэтлин смеется, Нью-Йорк (1994). Нэн во время недавнего телефонного звонка отметила: «Она могла быть действительно забавной. Я скучаю по ней. В ней была мягкость, но и острые углы. Она научила меня всегда сначала спрашивать людей: «Как дела?» »

Нэн отметила в недавнем телефонном звонке:« Она могла быть действительно забавной. Я скучаю по ней. В ней была мягкость, но и острые углы. Она научила меня всегда сначала спрашивать людей: «Как дела?» »

Вероятно, поэтому, когда Нэн подняла трубку, она спросила, как я и как я.Я сухо ответил: «Вы действительно хотите знать?» «Да», — сказала она. 20

На другом новом принте, Кэтлин в своей студии, NYC (1995), мы видим ее в момент разговора или, возможно, отвлеченной, в окружении веток париков и других украшений из волос, свисающих с потолка. Нэн курировала эту инсталляцию, Spirits of Manhattan (1996), в «Shy» в Artists Space в 1999 году, в чем-то вроде выставки, продолжившей ставшую теперь легендарной «Свидетели: против нашего исчезновения» в том же помещении десятилетие. ранее, это была одна из первых выставок, на которых были представлены работы исключительно о СПИДе.Вероятно, не случайно, Spirits of Manhattan также было о СПИДе и о том, как он уничтожил сообщество трансвеститов в Нью-Йорке, в котором Кэтлин принимала непосредственное участие; она шила костюмы для многих из них, в том числе для Леди Банни и ДжоДжо Америко (вы можете увидеть Кэтлин в качестве фоновой танцовщицы во многих видеороликах Wigstock из 90-х). В то время в Нижнем Ист-Сайде имущество трансвеститов, которые поддались «болезни геев», часто оставляли на улицах, а их парики были сложены грудой. Духи Манхэттена были данью им всем. Когда мы с Рафаэлем решали, какую работу Кэтлин показывать, мы выбрали эту инсталляцию как основу выставки, а также как ее название, как дань уважения общественной жизни, которую они с Нэн разделили, и как способ связать два шоу.

Когда мы с Рафаэлем монтировали Spirits , мы провели тщательную инвентаризацию каждой части волос, на что ушли часы. Затем мы привлекли некоторых трансвеститов, представленных в работе, чтобы они повесили произведение, как они это делали, когда первоначально оно было выставлено в Artists Space.Рафаэль снял все это на видео, как если бы это было частное поминовение. Разговаривая со мной несколько недель назад, он сказал кое-что очень трогательное:

«Как куратор, вы на самом деле помогаете тому, что , а не , исчезнет. Это становится частью работы, но в конечном итоге это самая красивая часть, такая же сложная, как и это — объединить людей и убедиться, что разговоры начинают переходить от одного шоу к другому.Часть того, что делала Кэтлин, была в этом смысле кураторством, заботой об этих вещах.Curating происходит от слова «заботиться» [от латинского curare, «заботиться о»]; она заботилась об этих людях , понимаете? А инструменты, которыми она располагала, были ее искусством. Так проявляется ее забота, чтобы вспомнить ее брата; чтобы помнили ее отца; ее сестра; чтобы не забыть о потерях, связанных со СПИДом. Это то, во что она верила ». 21 22

Сноски

1. Курт Вайль,« Баллада о сексуальной зависимости », Трехгрошовая опера , с Робин Арчер, меццо-сопрано и Лондонская симфониетта , дирижер Доминик Малдауни, записанный в 1954 году на Weill: Симфония No.2, Семь смертных грехов и т. Д. , EMI Records Ltd., 2009, потоковое аудио, 02:56. https://app.idagio.com/recordings/22743920.

2. «Эпический театр и Брехт», BBC, https://www.bbc.co.uk/bitesize/guides/zwmvd2p/revision/1.

3. Роберт Гордон, Цель игры: современные теории актерского мастерства в перспективе (Ann Arbor: University of Michigan Press, 2006), 233-234.

4. Нан Голдин, Баллада о сексуальной зависимости (Нью-Йорк: Aperture, 1986), 11-83.

5. Шон О’Хаган, «Фотографии Ларри Кларка:« Как только игла входит, она никогда не выходит »», The Guardian , 5 июня 2014 г. , https://www.theguardian.com/ artanddesign / 2014 / июнь / 05 / larry-clark-tulsa-teenage-lust-photography-полемика.

6. Тася Кудрик, «Нан Голдин:« Мои фотографии покажут мне, сколько я потеряла »», Sleek , 24 августа 2016 г., https://www.sleek-mag.com/article/nan- золотая-баллада-сексуальная-зависимость /.

7. Нан Голдин, «Бунтарь, чьи куклы олицетворяли ее демонов», The New York Times , 22 декабря 1996 г., https://www.nytimes.com/1996/12/22/arts/a-rebel-whose- куклы-воплощенные-ее-демоны.html.

8. Роланд Барт, Camera Lucida: Reflections on Photography (New York: Hill and Wang, 1980), 79-96.

9. Там же, 81.

10. Нан Голдин, текст автору, 17 августа 2020 г.

11. Рафаэль Санчес в телефонном разговоре с автором, 6 августа 2020 г.

12. Маргарет Иверсен, За гранью удовольствия: Фрейд, Лакан, Барт (Университетский парк: Penn State Press, 2007), 114-116.

13. Хэл Фостер, Возвращение реального (Кембридж и Лондон: MIT Press, 1996), 130-134.

14. Санчес в телефонном разговоре с автором.

15. Там же.

16. «Кэтлин Уайт‘ (A) Rake’s Progress ’», NY Art Beat , https: // www.nyartbeat.com/event/2014/2131.

17. Джефф Грантханер, «Кэтлин Уайт @ Momenta Art», Tribes, , 3 сентября 2014 г., https://www.tribes.org/web/2014/09/03/kathleen-white-momenta- Изобразительное искусство.

18. «Кэтлин Уайт‘ (A) Rake’s Progress ’», NY Art Beat.

19. Санчес в телефонном разговоре с автором.

20. Нан Голдин в телефонном разговоре с автором, 17 августа 2020 г.

21. Санчес в телефонном разговоре с автором.

22. Это эссе, что бы это ни было, пересматривает и сильно расширяет сообщение в блоге, которое я написал после смерти Кэтлин Уайт 9 сентября 2014 года под названием Goodbye to a Neighbor , https: // davideveritthowe.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *