Репортажная съемка это: Репортажная съемка мероприятий: что необходимо знать заказчику

Репортажная съемка это: Репортажная съемка мероприятий: что необходимо знать заказчику

alexxlab 09.05.2021

Содержание

Репортажная фотосъемка | SF MEDIA

Основными объектами съемки в репортаже являются люди во время интерактива — включения в происходящее. Хороший репортажник не отдаст фотографии с заспанными лицами, опущенными в телефоны глазами, зачитывающими с листа безэмоциональными спикерами. Основная масса кадров делается в начале продолжительного мероприятия — в первые полчаса все ключевые фигуры присутствуют, зал полон и концентрация внимания на максимуме.

Репортажная фотосъемка предполагает экспромт. Но чем тщательнее он будет подготовлен — тем лучший результат предоставит репортажник. Фотограф должен иметь перед глазами план мероприятия и понимать, что и где ему предстоит снимать. Необходимо ознакомить фотографа со списком ключевых фигур, которые могут быть как спикерами, так и VIP-гостями в зале, и потратить на их съемку больше времени. Желательно помнить об условиях съемки — к примеру, выход спикера к трибуне и его первое обращение к публике должно проходить при свете, когда фотограф сделает свою работу, и уже потом можно выключать свет и переходить к показу слайдов.

Результаты репортажной съемки трехчасового семинара — порядка 100-150 фотографий, отвечающих на вопросы: что, где и когда происходило и кто что делал.  Чтобы получить эти карточки, фотограф делает порядка тысячи кадров. Фоторепортаж сродни пресс-релизу в картинках и лицах. Сложность репортажа заключается в том, что этот жанр не предполагает постановки. Фотограф не имеет возможности заставить людей позировать или выставить свет. Он должен уметь снимать в имеющихся условиях. Фотограф-репортажник — это универсал и охотник за лицами.

В последнее время у нас появляется все больше заказов на репортажную съемку событий с элементами постановки и, в частности, портретной съемки. Для целей презентационного отчетного репортажа мало заказать фотографа, который статично будет фиксировать происходящее. Презентационная фотосъемка предполагает, что фотограф проявляет инициативу и всё же ставит некоторые сцены, особенно при неопытном конферансе.

Сотни кадров вручение грамот, к примеру, улетают в корзину только потому, что конферансье или награждающий не умеет работать на публику и повернут спиной к зрителю. Портретная съемка на фоне пресс-вола, не говоря уже о коллективных портретах, тоже требует постановки, а это означает работу с людьми. Все наши фотографы-репортажники умеют это делать.

Репортажная фотосъемка мероприятий различного уровня: семинары, рабочие группы, пресс-мероприятия, автомобильные, спортивные и детские праздники — одна из наиболее популярных услуг среди клиентов ЭС ЭФ МЕДИА. Чтобы заказать фотографа, позвоните нам по телефону +7 495 1333 905 или напишите нам. Для тех, кто предпочитает язык сухих цифр, мы разработали калькулятор — инструмент, который позволит вам самостоятельно оценить стоимость репортажной съемки.

Постановочная и репортажная съемка для видеорекламы

Чем постановочная видео съемка отличается от репортажной. Какой тип лучше подходит для создания рекламных роликов.

Репортажная съемка видео

  • На место съемки выезжает один оператор.
  • Чаще – оператор привозит одну камеру и штатив, реже – берет в дополнение съемочные приборы.
  • Репортажная камера ограничена по своим характеристикам.
  • Съемка происходит без четкого плана.
  • При монтаже может получиться однотипный ролик, т.к. съемка происходит максимум из 3-5 ракурсов или даже с одного ракурса. Ограниченность оборудования не позволяет получить плавные наезды камеры.
  • Съемка только того, что происходит (или не происходит – если нужно просто снять оборудование).

 

Постановочная съемка видео

  • На место съемки выезжает съемочная группа. Минимальный состав – оператор и режиссер. По мере усложнения съемки к ним добавляются осветитель, дольщик, оператор фокуса, второй режиссер, актеры, гример, художник-постановщик, декоратор по костюмам и прочий персонал.
  • Оборудование для съемки: камеры, стедикам, осветительные приборы, рельсы, микрофоны и т. д.
  • Киношная камера позволяет получить яркое сочное изображение.
  • Съемка происходит по заранее спланированному сценарию и режиссерской раскадровке, где подробно описан каждый кадр.
  • При монтаже получается динамичный ролик, т.к. режиссер предусматривает плавную и частную смену плана. Для создания плавного движения камеры используют электронную систему стабилизации или рельсы.
  • Режиссер составляет календарно-постановочный план, который гарантирует, что за 1 съемочный день команда создаст максимально возможное количество кадров.
  • Создание сцен. При съемке оборудования его не просто снимают с одного ракурса, камера наезжает и отъезжает, сменяются планы, создается сцена использования оборудования.

 

Выбор между постановочной и репортажной съемкой

Ваше решение должно основываться на том, каких задач вы хотите добиться с помощью видеоролика. Для рекламной съемки лучше использовать постановочные кадры.

Предположим, вам нужно продать душевую кабинку. Вы ждете конкретного действия от зрителя – он должен принести вам деньги и купить кабинку. С помощью какой съемки это получится быстрее?

  • С помощью репортажной съёмки вы просто покажете факт наличия у вас душевой кабинки. Зритель скажет: «О, это кабинка».
  • С помощью постановочной съемки вы покажете красоту душевой кабинки, её характеристики. Зритель скажет: «Я хочу себе такую же».

Постановочная съемка рекламного видеоролика душевой кабинки IDDIS.

 

Съемка для видеорекламы

Если вам нужна видеореклама – обратитесь к профессионалам. Свяжитесь с нами и получите консультацию режиссера с опытом более 5 лет в профессии!

Репортажные фотографы на мероприятие | Екатеринбург

Прайс-лист на изготовление настенных календарей с покупкой фотографий из архива фотоагентства:

4+0, 6 листов4+4, 6 листов4+0, 12 листов

Покупка 6 фото. Дизайн: 2 месяца на одном листе. Печать с одной стороны
100 экземпляров 300 экземпляров 500 экземпляров 1000 экземпляров
53 220 р. 64 426 р. 74 800 р. 102 100 р.

В цену включено:

  • 6 фотографий из нашего фотоархива;
  • 3 варианта дизайн-макета календаря на выбор;
  • верстка календаря согласно дизайн-макету;
  • печать календаря:
    • формат календаря А3
    • обложка бумага мелованная 250 гр.
    • блок бумага мелованная 170 гр.
    • подложка бумага мелованная 250 гр.
    • крепление на пружину, ригель.

8-912-21-00-496

8 (343) 375-75-75

Покупка 12 фото. Дизайн: 1 месяц – 1 страница. Печать двусторонняя
100 экземпляров 300 экземпляров 500 экземпляров 1000 экземпляров
83 050 р. 94 360 р. 105 800 р. 135 700 р.

В цену включено:

  • 12 фотографий из нашего фотоархива;
  • 3 варианта дизайн-макета календаря на выбор;
  • верстка календаря согласно дизайн-макету;
  • печать календаря:
    • формат календаря А3
    • обложка бумага мелованная 250 гр.
    • блок бумага мелованная 170 гр.
    • подложка бумага мелованная 250 гр.
    • крепление на пружину, ригель.

8-912-21-00-496

8 (343) 375-75-75

Покупка 12 фото. Дизайн: 1 месяц на одном листе. Печать с одной стороны
100 экземпляров 300 экземпляров 500 экземпляров 1000 экземпляров
84 350 р. 98 806 р. 112 950 р. 151 300 р.

В цену включено:

  • 12 фотографий из нашего фотоархива;
  • 3 варианта дизайн-макета календаря на выбор;
  • верстка календаря согласно дизайн-макету;
  • печать календаря:
    • формат календаря А3
    • обложка бумага мелованная 250 гр.
    • блок бумага мелованная 170 гр.
    • подложка бумага мелованная 250 гр.
    • крепление на пружину, ригель.

8-912-21-00-496

8 (343) 375-75-75

Репортажный фотограф на мероприятие, репортажная фотосъемка в Москве

✔ Репортажная фотосъёмка — это особый вид фотографии и нетворкинг, которые объединяют одновременно несколько жанров фотосъёмки. Каждое репортажное фото наполнено движением, оно передаёт атмосферу события, эмоции и лица участников. А сам рабочий процесс фоторепортёра при репортажной съёмке значительно отличается, ведь он должен успеть запечатлеть динамичный и интересный кадр, учитывая при этом фоновое и световое окружение. От профессионального фотографа требуется не только умение внимательно наблюдать и незамедлительно фиксировать яркий кадр, но и создавать интересные композиции, не мешая при этом участникам проходящего мероприятия. Только так можно получить хорошие репортажные фото, передающие атмосферу мероприятия.

Во время фоторепортажа мероприятия фотографу приходится делать целую серию фотографий для того, чтобы получить качественную и яркую фотографию. Кроме этого, все фотографии из серии должны дополнять друг друга и иметь общую историю. Именно это и усложняет процесс проведения фотосъёмки. Репортажное фото универсально, эмоционально и выразительно. Такие фотографии способны перенести человека в то место, где они снимались и почувствовать все эмоции, настроение и переживания, которые испытывали его участники.

На сегодняшний день репортажная фотосъёмка используется в самых разных областях. Всё чаще люди заказывают фоторепортаж конференции или репортаж на торжество, к примеру, день рождения или свадьбу. Профессиональные фото позволят сохранить яркие события, впечатления и эмоции, связанные с этим мероприятием в памяти надолго. Многие профессиональные фотографы считают, что фоторепортаж с любого мероприятия, например, фоторепортаж с концерта — это целая поэма, которую можно долго обсуждать и рассматривать. А делать качественные снимки — значит получить снимки, наполненные историей, которую можно «прочитать» без слов.

Как выбрать репортажного фотографа?

✔ Многие не знают, что работа фотографа заключается не только в самой фотосъёмке, но и в последующей обработке фотографий. Именно профессиональная обработка фотографий превращает их в самодостаточное произведение и передаёт те эмоции, которые испытывали участники в момент съёмки. Репортажная съёмка имеет свою специфику, и если вы решили заказать съёмку такого вида, то стоит обратить внимание не только на опыт фотографа, но и на его навыки владения фототехникой. Фотограф должен уметь мгновенно реагировать на проблемы, связанные с профессиональным оборудованием и уметь их быстро устранить, поскольку при репортажной съёмке важен каждый кадр. А без современного профессионального оборудования невозможно запечатлеть эффектные снимки, а также не получится чётко выделить планы. Выбирая услуги фотографа стоит также ознакомиться с его портфолио. Напоследок хочется сказать, что репортаж — это универсальный жанр, если фотографии качественные и профессиональные, то зритель, просматривающий такие фотографии сможет испытать все эмоции, уловить смысл происходящего, несмотря на то, был ли он на данном мероприятии или нет, знает он язык и текст, написанный под фотографией.

Цена на репортажную съемку в Москве

✔ Цены на репортаж от 3500 руб/час, минимальный заказ от 2 часов, в результате получится от 150-200 фотографий в обработанном виде через 2-3 дня после съёмок. Дополнительные условия съемки, продолжительность съёмочного дня, а так же оперативность обработки фотоматериала, обсуждается индивидуально, подробнее см здесь.

📷 Официальный сайт репортажного фотографа мероприятий в Москве, фотограф репортажник — Сергей Сморовоз, ✆ +7(903)585-9776, договор с фотографом на мероприятие и репортажные фотографии.

Professional photographer in Moscow.

Заказать фотосъемку

Последнее обновление: 2021-04-11

Оценка:           Всего голосов 140

Вопросы и ответы

2018-05-23  Марина  Нужна мгновенная фотопечать в Москве

Стоимость услуги мгновенной фотопечати складывается из нескольких… Показать полностью >>>

2017-12-06  Виталий  Как снимать репортаж в помещении со вспышкой?
Добрый день, Виталия. Для начала нужно… Показать полностью >>>

Задайте свой вопрос

Репортажная съемка мероприятий — Фотограф Сергей Тепляков

Репортажная съемка – сложный, энергозатратный и высокотехнологичный вид фотосъемки. Поскольку в отличие от постановочной фотосъемки события, происходящие при съемке любого фоторепортажа, развиваются достаточно стремительно и часто непредсказуемо, девиз профессионального фотографа – лови момент! В данном случае невозможно отмотать время назад, смоделировать и повторить уже случившиеся эпизоды.

Репортажная съемка очень востребована на различных конференциях, интервью, выставках, презентациях, концертах, фестивалях, показах мод – в общем, на любых торжественных и официальных мероприятиях, а также публичных событиях.

Профессиональный фотограф перед началом фотосъемки должен обсудить с заказчиком ряд важных вопросов. Выяснить, что, где и как будет происходить, будет ли отснятый материал использован для массовых СМИ или фото нужны для корпоративной публикации, например для оформления брошюр и прочих материалов в рекламных целях. Также необходимо уточнить, в какие сроки и сколько фотографий потребуется, имеется ли дресс код на мероприятии, и кто из присутствующих является VIP персонами и должны обязательно попасть в кадр.

Учитывая все это, хороший фотограф предоставляет клиенту снимки с фоторепортажа трех типов:

  • Фотографии для внутреннего применения, которые представляют интерес, в первую очередь, для руководства компании. Здесь могут быть запечатлены все моменты отдыха и веселья всех участников мероприятия, проведение конкурсов, розыгрышей призов и т.д. Отснятый материал может быть использован при оформлении календарей, стенда с фотографиями лучших работников года или для внутренней отчетности о проделанной работе перед вышестоящим руководством.
  • Фотографии для использования в средствах массовой информации. Это могут быть фотоснимки для публикаций, подборки пресс-релизов и использования в СМИ. На снимках могут быть запечатлены ключевые моменты, портреты руководителей компании, бизнес-коммуникации, открытые улыбающиеся лица, общие кадры с логотипом организации и т.д.
  • Персональные фотографии участников мероприятия. Кадры, где участники мероприятия запечатлены крупным планом и которые затем можно использовать в своих личных блогах или на страничках соц. сетей.

Для того чтобы репортажная съемка была эффективной, сыграла имиджевую роль и принесла отличные результаты в дальнейшем продвижении компании, следует довериться профессиональному фотографу, знающему все тонкости этого жанра фотографии.

Где заказать репортажную съемку мероприятий

Если вы хотите заказать качественную фотосъемку вашего мероприятия, будь то конференция, семинар, корпоратив, бизнес-встреча или торжественное событие по важному поводу, предлагаю вам обратиться в мою профессиональную фотостудию.

Расскажу несколько слов о себе. Меня зовут Сергей Тепляков, стаж работы в области репортажной фотосъемки составляет более десяти лет. Хотя фотографией я начал заниматься намного раньше, еще в подростковом возрасте, – это было мое увлечение, которому я решил посвятить всю свою жизнь. На самом деле фотография – это не просто мое хобби, но и любимая работа, которая приносит мне моральное и материальное удовлетворение. Все, кто когда-либо обращались ко мне за профессиональной помощью, отмечают высокое качество фотосъемки, которая проводилась не всегда в идеальных условиях. Но, благодаря моему опыту и профессиональному оборудованию, при дефиците света, времени и подготовки я могу создавать уникальные кадры, несущие богатую эмоциональную и смысловую нагрузку.

Я, как никто, умею быстро оценивать обстановку и находить лучший ракурс и момент для получения интересной фотографии. С моими работами вы можете ознакомиться в разделе “Портфолио”, где представлены снимки с самых разных мероприятий, как отечественного, так и мирового масштаба.

Обращайтесь, моя камера всегда начеку и готова запечатлеть самый яркий и интересный момент!

Стоимость репортажной съемки

В стоимость моих услуг входит сама фотосъемка (вы можете заказать, как общие фотографии, так и фотоснимки всех присутствующих на мероприятии крупным планом), раскадровка и    профессиональная обработка фото для публикации в СМИ, запись всех фотографий на диск или файлообменник в Интернете, а также трансфер – в случае, если мероприятие планируется на выезде.

Порядок моей работы с клиентом состоит в следующем:

  • Составление договора о сотрудничестве.
  1. Я не требую предоплату за съемку – оплату вы производите после получения фотографий и подписания акта приемки услуг.
  • Фоторепортаж мероприятия.
  • Обработка фотографий – 3 рабочих дня. По предварительной договоренности вы сможете получить фото на следующий день после съемки или день в день.
  • Сдача заказа клиенту (ссылкой на Яндекс.Диск или на дисках при личной встрече).

Дополнительные условия фотосъемки на выезде, продолжительность съемочного дня, а также точные сроки обработки фотоматериала обсуждаются при личной встрече или по телефону, указанному на сайте.

Репортажная фотосъемка

Репортажная фотосъемка – это особый вид фотографии, объединяющий в себе пейзажную, портретную, бытовую и другие жанры фотосъемки. Главная задача репортажной съемки заключается в том, чтобы передать атмосферу события, запечатлеть его в лицах, эмоциях и позах. Репортажная съемка используется при освещении концертов, культурных мероприятий, трагических событий, спортивных матчей, корпоративных вечеринок, юбилеев и торжеств.

Фотограф должен отразить эти события должным образом, то есть передать соответствующую атмосферу, драматизм и накал страстей. Чтобы зритель смог сам увидеть событие глазами очевидца и пережить вместе с его участниками неповторимые моменты.

Особенностью репортажной съемки является то, что фотограф не может сказать своей модели или группе людей, как нужно правильно встать, чтобы получилась хорошая фотография. Репортажная фотосъемка – это запечатление динамичных и быстро меняющихся событий, которые позволяют донести до зрителя определенную мысль и создать ощущение непредвзятости, объективности. Не успел поймать яркий, динамичный момент – и все, он уже не вернется. Специально для фотографа позировать второй раз никто уже не будет.

Репортажная съемка – один из самых сложных жанров для фотографа, ведь помимо технических навыков, здесь важны его умения и опыт. Для качественной репортажной съемки необходимо обладать быстрой реакцией и умением увидеть те или иные события через объектив фотокамеры. Профессиональная интуиция и опыт всегда подсказывают репортажному фотографу, что произойдет в следующую минуту. Благодаря этому он может быть заранее готов к тому, чтобы запечатлеть наиболее интересный момент. Ведь обыкновенные снимки участников мероприятия и места, где оно проводилось, кажутся не яркими и слишком простыми.

Область применения репортажной съемки сегодня достаточно широка. Это не только военные репортажи из «горячих» точек планеты или освещение политических событий, к которым мы уже давно привыкли. Это еще и съемки разнообразных публичных мероприятий, конференций, презентаций, спортивных мероприятий или детских праздников. Фотографии должны охватывать наиболее яркие и кульминационные моменты, создавая целостную и запоминающуюся картину.

Таким образом, репортажная фотосъемка – это документальное освещение происходящих событий с помощью современных возможностей фотографии. Это фотоотчет с места событий, помогающий зрителю прочувствовать атмосферу мероприятия и настроение его участников. Для создания хороших репортажных снимков фотограф должен обладать определенной чуткостью и интуицией к действию, чтобы оказаться в нужный момент в нужном месте.

Работы наших фотографов вы можете посмотреть здесь.

Заказать репортажную фотосъемку можно на сайте или по телефону.

15 мастеров репортажной съемки нашего времени

У них есть чему поучиться

Репортажная фотография, наверное,  один из самых сложных, но в тоже время интересных жанров. Ведь на одном кадре фотограф должен рассказать историю. Причём так, чтобы это было увлекательно и ярко.

В этом статье мы собрали лучших фотографов-репортажников современности. Которые достигли небывалых высот в этом непростом жанре.

Стэнли Грин

В своих фотографиях Стэнли Грин показывает истории жизни людей. У него нет цели изобразить смерть или шокировать публику своими фотографиями. На его фотографиях смерть и разрушение отражаются в лицах тех, кто остался в живых, и эти фотографии дают нам представление о войне.

Шеймус Мерфи

Шеймус Мерфи называет фотографию «наполовину историей, а наполовину — магией». Это краткое описание может послужить заглавием всему архиву его работ, ведь его творчество отличается особой проникновенностью. Он долгое время снимал на Ближнем Востоке, в Европе, в России и на Дальнем Востоке, в странах Африки, в Северной и Южной Америке. Является шестикратным призером World Press Awards.

Томаш Гудзовати

Польский фотограф, который специализируется на некоммерческих съемках спортивных состязаний. Среди его работ можно найти динамичные снимки монгольских скачек, уличного паркура, тренировок мастеров кунг-фу и многое другое. Его работы активно публикуют такими известными изданиями как Forbes, Newsweek, Time и The Guardian. Сам Томаш не считает себя спортивным фотографом и говорит, что каждый его кадр — это рассказ о человеке.

Ноэль Куиди

Кадры французского фотографа Ноэля Патрика Куиди реалистичны. И в то же время наполнены гуманизмом и сочувствием. «Война так уродлива, что я не понимаю тех, кто стремится сделать красивые фотографии», —говорит фотограф. За его кадры Ноэль трижды удостаивался премии World Рress Рhoto.

Хайди Брэднер

Брэднер широко известна своими гуманистическими снимками. Ее работы активно публикуют New York Times Magazine, Granta, GEO, Time, Newsweek, US News & World Report, Stern. «Когда я нахожусь в другой стране, то очень открыта тому, что рассказывают мне люди…» — говорит Хайди. Видимо, именно в этом секрет ее успеха.

Кристофер Моррис

Это один из известнейших американских фотожурналистов. В общей сложности он снял 18 международных конфликтов, в том числе вторжение войск США в Ирак, военные действия Афганистане, Югославии, Чечне и других странах. Кристофер — обладатель огромного числа наград, в среди которых и премия World Press Photo. «Роль фотографа на войне очень важна: мы должны столкнуться с ее уродством, если хотим мира во всем мире». — говорит фотограф.

Люк Делайе

Известный французский фотограф много лет снимает войны, социальные конфликты, бедность и страдания. Подчеркнутая честность перед зрителем в сочетании с продуманным драматизмом повествования — вот что отличает этого фотографа от других. Его фотографии не только публикуются в прессе, но и выставляются в музеях, создавая по-настоящему сильные композиции.

«Все мои усилия направлены на то, чтобы быть настолько нейтральным, насколько это возможно, а также чувствовать как можно больше для того, чтобы позволить изображению открыть зрителям тайну реального».

Георгий Пинхасов

Выдающийся фотограф и единственный россиянин, ставший полноправным членом авторитетнейшего агентства Magnum. Его работы на редкость колоритны, а одной из известнейших стала серия «Тбилисские бани», после создания которой он и был принят в Magnum. Его снимки публикуются в GEO, Actuel, New York Times.

«Все лучшие мои фотографии — это непредвиденности. Нужно всего лишь уничтожить собственное своеволие, стереотип и отдаться свободной волне… Нужно найти гармонию с реальностью, но, еще раз — это не гарантирует вам успеха».

Гидеон Мендел

Своими снимками фотограф не просто пытается обратить внимание на какую-либо проблему, но и буквально призывает решить ее. Главной темой его творчества, что неудивительно для южноафриканца, стала проблема СПИДа. Он одним из первых описал эту страшную беду силами фотографии.

Его снимки активно публикуют ведущие мировые издания, среди которых National Geographic, Fortune Magazine, Condé Nast Traveller, GEO, The Sunday Times Magazine, The Guardian Weekend Magazine, L’Express и Stern Magazine.

Джеймс Нахтвей

Война и социальные столкновения — основная тема его работ, проникнутых настоящей болью и призывом остановить насилие на всей планете. Джеймс работал в ЮАР, Латинской Америке, на Среднем Востоке, в России и других странах бывшего Советского Союза, а также в Восточной Европе.

Преданность делу и гуманистическим идеалам сделали Джеймса Нахтвея одним из самых авторитетных репортажных фотографов.

«Я наполовину глухой. У меня плохие нервы и постоянно звенит в ушах… Наверное, я оглох из-за того, что не вставлял в уши затычки, потому, что на самом деле я хотел слышать. Хотелось достичь максимальной силы ощущений, пусть даже они чересчур болезненны», — говорит Нахтвей.

Эндрю Теста

Английский фотограф начал свою карьеру как внештатный фотограф в газетах Guardian и Observer. Первым направлением его работы стало протестное движение «зеленых». Но с 1999 года он полностью ушел в репортажную фотографию, освещая многочисленные вооруженные конфликты.

Первую свою награду World Press Photo он получил еще в 1994 году, и с тех пор их стало уже три. Его работы можно увидеть в таких изданиях, как Newsweek, Time, Stern, GEO, Paris Match, Der Spiegel, The Sunday Times Magazine и многих других.

 

Юрий Козырев

На протяжении более чем 25 лет он освещает все значимые события, происходящие в нашей стране, а также многие значимые мировые события, включая войны в Чечне, Афганистане и Ираке. В результате в творческом багаже этого фотографа накопился уникальный материал, который принес ему большое количество международных наград, включая шесть премий World Press Photo.

«Моя работа — это и есть для души, это и есть моя жизнь. И не было никогда разделения, были жизненные этапы. Я проживал это все».

Рон Хавив

Целью этого фотографа — показать войну такой, какая она есть. Он снимал битву за Вуковар в Хорватии, осаду Сараево, зверства, совершенные в сербских концлагерях в Боснии и Герцеговине, и многое другое.

«Ужасно, когда рядом с тобой кого-то убивают. Когда это случилось в первый раз, мне не позволили снимать. Я не мог их спасти, но если бы я не рассказал об этом миру, было бы еще хуже. И я пообещал себе, что если снова окажусь в такой ситуации, то, уж, по крайней мере, сумею нажать на кнопку».

Ян Граруп

Черно-белые кадры Яна Грарупа рассказывают о бедах и чужой боли. Показывая жизнь людей в условиях войн и кризисов, он обращает внимание мирового сообщества на маленькие подвиги, которые стали неотъемлемой частью жизни.

«Мой самый главный совет — слушайте свое сердце. Если вы будете снимать без эмпатии, у вас ничего не получится. Только время, проведенное на месте съемки с героями, только общение и взаимодействие, только помощь и сочувствие помогут вам создать настоящую историю».

Реза Дегати

Один из самых известных фотографов наших дней, чьи снимки не раз украшали обложки National Georgaphic, GEO, Time Photo и многих других.  Его снимки проникнуты стремлением к лучшему, желанием «дать миру шанс». В 2001 году он основал благотворительную ассоциацию AINA, занимающуюся вопросами детского образования.

«Во мне уживаются две натуры: фотографа и гуманиста. Фотография для меня — это не просто изображение. Своими работами я пытаюсь наладить связь между культурами, а также показать обществу страны и людей, которых они не видели», — говорит Реза.

Эрик Рефнер

Датчанин Эрик Рефнер начинал свою карьеру в качестве коммерческого фотографа. Однако, в какой-то момент он понял, что романтика фотожурналистики привлекает его существенно больше.  И он стал путешествовать по миру с камерой в руках.

Но он не ограничился только войнами и гуманитарными катастрофами. В частности, премию World Press Photo он получил за репортаж о «последних романтиках рокабилли», которые и сегодня живут так, словно на дворе 1950-е годы.

«Терпеть не могу слушать жалобы и оправдания, что все идет не так, как хочется. Я не люблю людей, которые холодны к своей работе. Технически в фотографии нет ничего сложного. В ней важно понимание и желание сделать что-то уникальное, без страсти к этому делу ничего не получится».

Франческо Зизола

Итальянский фотограф пришел в фотожурналистику незадолго до начала многочисленных вооруженных конфликтов в Европе и прочих частях света. Поэтому он стал посещать эти горячие точки в качестве корреспондента. Он был в Анголе в 1996 году, подготовил два проекта, посвященных проблемам Ирака, а также снимал в Африке, Бразилии и других регионах.

Итогом 13 лет его работы стала книга Born Somewhere, посвященная детям тех стран, в которых он побывал. За свою работу Франческо Зизола получил семь наград World Press Photo и четыре награды Picture of the Year.

Алекс Уэбб

Это один из немногих фотографов, который имеет глубокое классическое образование. Он добился впечатляющих успехов, став признанным мастером фотоискусства: его работы можно найти в Кембриджском музее искусств, Международном центре фотографии в Нью-Йорке и во многих других музеях. Кроме того, в качестве журналиста он активно публикуется в таких изданиях, как National Geographic, GEO, Time, New York Times Magazine. Также Алекс Уэбб — автор многочисленных книг по фотографии.

«Я работаю в цвете. Поэтому качество освещения для меня особенно важно, по этой причине я снимаю в одно время суток больше, чем в другое. Я всегда стараюсь быть на улице во второй половине дня и в вечернее время».

Гарри Груер

Будучи фотокорреспондентом, входящим в команду знаменитого агентства Magnum, он нашел в буднях фотожурналистики свою особенную нишу. В его ярких, подчеркнуто колористических работах встречаются Запад и Восток.

«Композиция, сложившаяся внезапно из цвета, линий и движения, — это волшебство».
«Во время съемки в любом месте я стараюсь быть открытым миру. Камера должна быть наготове, и голова при этом должна быть пустой, чтобы предрассудки не мешали мне видеть мир таким, какой он есть».

Валерий Щеколдин

Признанный классик советской и российской фотографии. Ему принадлежат многие репортажи, честно и непредвзято показавшие российскую действительность 80-х и 90-х годов прошлого века.

«Фотографию делает не фотограф, а случайность. Профессионалы, которые все контролируют, обречены на посредственные кадры. Фотограф не творец, тот же Картье-Брессон сказал, что жизнь гораздо необычнее вымысла: никаких мозгов не хватит выдумать такой кадр, который тебе дается даром. Надо его дождаться…».


Понравилось? Расскажите о нас другим фотографам

Определение репортажа Merriam-Webster

отчет · возраст | \ ri-ˈpȯr-tij , особенно для смысла 2 ˌre-pər-ˈtäzh, re-ˌpȯr-täzh \ б : то, что сообщается (например, новости)

2 : письменная форма, предназначенная для описания наблюдаемых или задокументированных событий.

Что нужно для хорошего репортажа?

Сейчас конец лета, и в газетных киосках и книжных магазинах только что появился новый номер Granta.Это неохваченный выпуск, полный замечательных вещей, в том числе мемуары Мэри Гейтскилл и Руперта Томсона, художественная литература Тамаса Добози и Кензабуро Оэ и репортаж писателя Раны Дасгупта.

Репортаж часто рассматривается как самая возвышенная форма журналистики, но, в конце концов, это не более чем письменное сообщение, связанное с сообщением новостей или событий. (Даже Джон Кэри в своем введении к The Faber Book of Reportage (1987) признает, что «Прежде чем редактировать репортажную книгу, вы должны решить, что такое репортаж.Его этимология — французская, от — что неудивительно — reporter (что неудивительно — сообщать). Его основная цель состоит в том, чтобы рассказать через очевидца о чем-то наблюдаемом или задокументированном. В отличие от родственного ему искусства, расследования журналистика (которая вошла в моду в 1960-х и 1970-х годах после Уотергейтского скандала и часто стремится дать свидетельские показания о чем-то, разоблачая до сих пор скрытую «правду»), репортаж претендует на то, чтобы просто показать что-то, описание чего является неотъемлемой частью сам акт демонстрации.Если журналистские расследования — это управляемая ракета с инстинктом ротвейлера вынюхивать яремную вену, репортаж больше похож на, ну, обычную старую ракету, выпущенную в направлении чего-то без какого-либо понимания ее конечных целей или задач, кроме как сообщить назад.

Однако, как знает любой опытный читатель репортажа, в наблюдения репортера вписан набор авторских мотивов, которые стремятся мягко подтолкнуть читателя к определенным предположениям. «Подлинно объективная журналистика», — пишет американский журналист Т.Д. Оллман, «не только правильно понимает факты, но и правильно понимает смысл событий».

Рана Дасгупста — один из таких блестящих поставщиков этого ремесла. В «Приросте капитала» интервью Дасгупты с представителями англизированного высшего класса Индии, членами новых супербогатых Индии и с редактором известного журнала Dehli — кем-то связанным с интеллигенцией, стоящим в другом месте на социальном горизонте — представляют собой свидетельство очевидца. жизни в новой Индии, но также удается определить моральный контекст, в котором можно судить о действиях этих людей и событиях в их стране.

«За последние несколько лет, — пишет Дасгупта, — провинциалы стали доминирующей экономической группой Дели, среди них много миллионеров и несколько миллиардеров, а также сети политической защиты, которые делают их гораздо более влиятельными, чем те, кто имеет разбогатеть на зарплату «. Англизированный класс врачей и дантистов — бизнесменов, получивших образование в американских университетах, и гуру по связям с общественностью с британскими паспортами — который западная пресса слишком часто изображает как вежливое «лицо новой Индии», по словам Дасгупты, становится маргинализованным из Индии. общество.Они считают Дели «отсталым»; они возражают против того, чтобы в ночных клубах играла болливудская музыка. Тем не менее они не могут игнорировать мощь и влияние «нуворишей» Индии, большинство из которых незаметно скупило землю за пределами Дехила в 1980-х, когда городское агентство по развитию и планированию сосредоточило свое внимание исключительно на столице и продало ее коммерческим застройщикам, например Microsoft. Напряжение, порожденное расколом между этими двумя правящими классами новой Индии, вызвано не просто новой социальной экономикой, а расколом, который исключает сельскую Индию, около 800 миллионов человек.

Дасгупта вряд ли является первым, кто пишет о том, как трансформация индийской экономики изменила социальный ландшафт, но его пробные интервью с четырьмя дехилитами раскрывают их психологические взгляды на феномен (капитализм), который кажется лишенным каких-либо импульсов, кроме простое желание заработать. «Как вы думаете, из тех денег, которые они зарабатывают, что-нибудь выйдет?» — спрашивает Дасгупта. «Как вы думаете, они попытаются оставить наследство?» Тарун, редактор еженедельного новостного журнала, настроен более чем пессимистично.«Они не заботятся о своем наследии! Это индуистское общество: я вернулся, чтобы прожить еще миллион жизней — сколько шума я собираюсь поднять по этому поводу?» Как и любой хороший репортер, Дасгупта не комментирует это заявление. Вместо этого он концентрируется на своей теме («Тарун никогда не теряет слов», — пишет он, «но пока мы разговариваем, у меня возникает ощущение, что он тоже разочаровывается») и позволяет Таруну предлагать свои собственные объяснения («Чтобы найти Причина, достаточная для такого поразительного положения, Тарун копает в истории.«Все восходит к колонизации: мы — пострадавшие люди». »), Прежде чем сформулировать свои собственные предположения перед читателями в неявной и разговорной форме риторического вопроса:« Я не могу не согласиться с его мрачной оценкой того, что есть происходит вокруг нас… но правда ли, как он подразумевает, что северные индийские индусы просто запрограммированы своей историей и религией на хищничество? »Несмотря на все свои поиски и вопрошания, Дасгупта остается твердо вне интерпретирующего ядра своего собственного произведения, но все же фильтрует информацию для своих читателей, чтобы убедиться, что он «правильно понимает смысл событий.«

Правильное понимание« смысла событий »может показаться невыполнимой задачей. Кто, например, решает, что это за« смысл »? Кто решает, понимает ли писатель« правильно »? это читатель. Если в произведении письма удается открыть линию исследования, которая успешно протягивается в различных направлениях, возникает «смысл»; что если эта линия может быть проведена вокруг определенного предмета (в отличие от конкретный предмет), появляется более уравновешенная равнина, на которой можно различить смысл.

Ближе к началу антологизированного репортажа «Падение Сайгона», опубликованного в 1985 году в номере Granta 15, Джеймс Фентон объясняет, почему он хотел поехать во Вьетнам. «Я был впечатлен масштабностью и возрастом предмета: война, которая длилась дольше, чем я был жив… Я прочитал несколько подготовленных книг, но эффект от этого был только в том, что страна отступает дальше «. Хороший репортаж делает обратное: он выводит страну (событие) на первый план.Но это не просто средство передвижения «очевидца», которое отличает отличный репортаж от неодушевленных отрывков в книгах. Кроме того, по словам Джона Кэри, это должно быть «в первую очередь связано с качествами письма и проявленной наблюдательности». «Ничего, — продолжает он, — не важно — или неважно, — кроме того, как это воспринимается».

На Granta я прочитал много предложений по репортажным материалам, да и вообще сами по себе. Почти всегда эта тема завораживает. Посылки из раздираемых войной стран и провинций; исследования пороговых мест; поисковые запросы по неразрешенным историям.Однако чаще всего репортажные работы могут испытывать чрезмерную стеснительность в отношении своего статуса как такового, вероятно, потому, что мы ошибочно полагаем, что репортаж должен придерживаться — и полагаться — на определенные соглашения, связанные с формой (стандартные описания ландшафта и избыток часто бессмысленных деталей, используемых для создания атмосферы; чрезмерно длинные интервью для придания авторитета пьесе; псевдонаивный рассказчик, чей опыт написания произведения призван отражать опыт чтения читателем), и это часто происходит за счет написания .Точно так же, как мне интереснее читать роман, в котором ничего не происходит, но он красиво рассказан, я всегда узнаю больше из пьесы, которая отправляется в путешествие и позволяет самому путешествию стать центральной точкой произведения. .

Некоторые писатели составляют прекрасную компанию в этих поездках (Джанет Малкольм и Норман Льюис, если назвать только два), потому что их наблюдательность настолько проницательна и потому, что они делают различие между «репортажем» и составление отчетов.«Если первое представляет собой своего рода нарративную документальную литературу — творческое предприятие, которое находит мост между языком и реальностью, которую язык должен описывать, — второе, можно сказать, делает противоположное: просто использует язык для обозначения фактов. факты и чувства переплетаются во взаимно освещающих отношениях, которые служат «правильному пониманию смысла событий», и в поистине блестящих репортажах «смысл» никогда не бывает назидательным и никогда не двусмысленным. скелеты сидели на солнце и искали вшей », — писала Марта Геллхорн, когда она посетила Дахау в 1945 году.«У них нет возраста и лиц; все они похожи друг на друга и не похожи ни на что, что вы когда-либо увидите, если вам повезет».

Статья о репортаже «Свободного словаря»

(на русском языке, корреспонденция) , журналистский жанр, предметом которого является конкретная социальная ситуация («кусочек жизни»), ограниченная по времени и месту. Существует две основных формы репортажа: информационная и аналитическая. Аналитический репортаж рассматривает совокупность общественно значимых фактов с точки зрения классовых интересов и делает выводы, имеющие важное практическое значение.Репортаж отличается стабильным единством содержания и формы, что обеспечивает его журналистскую эффективность. Это один из самых распространенных жанров советской общеполитической прессы; Его основная тема — актуальные производственные и экономические вопросы.

вид журналистики, который обеспечивает читаемый и яркий отчет со всеми существенными деталями о событии очевидца или событии, в котором автор принимал участие.

Способ представления репортажа зависит от средств массовой информации — прессы, радио или телевидения — для которых предназначен материал.Репортажи в прессе, обычно в газетах, могут быть посвящены событиям или могут быть тематическими, описывая события, объединенные одной темой, но происходящие в разное время. Обычно это иллюстрировано фотографиями, сделанными на месте событий; функции, проиллюстрированные фотографиями, также широко используются. Репортажи по радио всегда следуют хронологической последовательности событий и используют яркий язык, чтобы представить события реалистично. Репортаж на телевидении часто становится комментарием к изображаемому событию.

В марксистской журналистике репортажи правдиво информируют общественность о наиболее важных и интересных текущих социально-политических, экономических и культурных событиях.

Реакционные буржуазные репортажи, особенно «желтой журналистики», обычно описывают скандалы и сенсационные события, чтобы отвлечь внимание рабочих от острых социальных и политических проблем.

Большая Советская Энциклопедия, 3-е издание (1970-1979). © 2010 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Суд постановил, что защита репортажей доступна в Гонконге в исках о диффамации

В недавнем деле Джигме Цеванг Атоуп против Brightec Ltd & Anor Высокий суд Гонконга (суд первой инстанции) постановил, что «репортаж» доступен в Гонконге журналисту или издателю в качестве защиты от иска о диффамации. Репортаж — это нейтральное сообщение о том, что заявления были сделаны другим лицом и которые приписываются другому человеку, а не сообщение заявлений в качестве представления фактов.Это первый случай, когда журналист или издатель попытался полагаться на репортаж (новый вариант привилегии Рейнольдса) в Гонконге, и это решение повлияет на свободу прессы в Гонконге. В приговоре подробно описаны вопросы, которые суд учтет при принятии решения о том, была ли оправдана защита репортажа.

Фон

Речь идет о статье о тибетском буддизме, опубликованной в The Front-Line Magazine, китайском журнале, посвященном политике материкового Китая.

1-й ответчик (D1) является владельцем, издателем и типографом журнала, а 2-й ответчик (D2) — главным редактором. Истец — высокопоставленный монах и генеральный секретарь школы Карма Кагью тибетского буддизма. В его случае он был очень уважаемым мастером, учителем и автором Карма Кагью и имел множество последователей в Гонконге и по всему миру. Кармапа и Шармапа — держатели линии Карма Кагью. После смерти 16-го Кармапы в 1981 году последователи Карма Кагью разделились на два конкурирующих лагеря из-за спора относительно истинной личности 17-го Кармапы, истца, принадлежащего к одному из этих лагерей («Спор о Кармапе»).D1 опубликовал в журнале статьи о споре о Кармапе, одна из которых, по утверждениям истца, содержала клевету в его адрес. Статья была написана Пак Сует Кей (Пак) и передана D1 через «ученого». D1 знал только от этого «ученого», что Пак был знающим и заслуживающим доверия человеком.

Клеветнические слова

Суд постановил, что обычный читатель статьи мог бы понять рассматриваемые слова как дискредитирующие истца, поскольку они означали и понимались как означающие (среди прочего), что истец злоупотребил своей личностью и статусом родственника 16-й Кармапа, чтобы получить личную выгоду, незаконно захватил и присвоил собственность и активы, принадлежащие Карма Кагью, был лжецом, предал Карма Кагью и был справедливо презираем ее последователями.

Ответчики подняли репортажную защиту

D1 и D2 не стремились ни оправдать правдивость клеветнических слов, ни полагаться на защиту справедливого комментария. Вместо этого они пытались оправдать публикацию как общественный интерес, полагаясь на защиту репортажа, который был описан как «особая и относительно редкая форма привилегии Рейнольдса». Адвокат D1 и D2 утверждал, что правовые принципы репортажа были полностью изложены в решении Апелляционного суда Англии по делу Робертс против Гейбла и должны быть распространены на Гонконг.

Суд безоговорочно согласился с тем, что защита репортажей, сформулированная в деле Робертс против Гейбла, доступна в Гонконге, одна из основных причин заключается в том, что соображения прав человека, принятые во внимание английскими судами, также применимы в Гонконге, что имеет аналогичное европейское законодательство в области прав человека в отношении свободы слова, печати и публикаций.

Суд постановил, что, как и в Соединенном Королевстве, свобода выражения мнений и свобода получения информации являются правами, гарантированными конституционным законодательством Гонконга, и поэтому суды обеих юрисдикций также должны придерживаться либерального подхода при разработке закона, касающегося учение Рейнольдса привилегии.

Факторы, которые необходимо учитывать при принятии решения о предоставлении защиты репортажа

Суд перечислил вопросы, которые необходимо принять во внимание при рассмотрении вопроса о том, была ли обоснована защита репортажа, которые были заявлены лордом-судьей Уордом в деле Робертс против Гейбла, а именно: —

  1. Информация должна быть в общественных интересах.
  2. В случае достоверного репортажа нет необходимости принимать меры для обеспечения точности публикуемой информации.
  3. Чтобы квалифицироваться как репортаж, репортаж, судя по его сути, должен отражать не истинность заявлений, а тот факт, что они были сделаны. Если при правильном построении смысла статьи клеветнический материал приписывается другому лицу и не выдвигается как правдивый, то ответственному журналисту не нужно будет предпринимать шаги для проверки его точности. Он освобожден от этой ответственности, потому что он просто нейтрально сообщает о том, что это было сказано, не принимая истину.
  4. Так как тест должен установить действие статьи в целом, судья должен принять решение по нему аналогично постановлению о значении. Журналисту недостаточно заявить о своих намерениях, хотя его показания вполне могут иметь значение для принятия решения. Тест объективен, а не субъективен. Все обстоятельства, связанные со сбором информации, способом ее сообщения и целью, которые необходимо обслужить, будут существенными.
  5. Защита будет потеряна, если журналист примет отчет и сделает его своим, или если он не сможет рассказать историю честно, бескорыстно и нейтрально.Если защита потеряна, он должен показать, если он может, что это была часть ответственной журналистики, даже если он не проверял точность отчета.
  6. Чтобы оправдать нападение на репутацию истца, публикация всегда должна соответствовать стандартам ответственной журналистики, при этом бремя ответственности ложится на ответчиков. Все обстоятельства дела и десять факторов, перечисленных лордом Николлсом в решении Палаты лордов Англии по делу Reynolds v Times Newspaper Ltd, скорректированных по мере необходимости с учетом особого характера репортажа, должны быть рассмотрены, чтобы прийти к необходимому выводу о том, что это было продукт ответственной журналистики. Десять факторов: —
    1. Серьезность утверждения. Чем серьезнее обвинение, тем больше дезинформируют общественность и причиняют вред человеку, если обвинение не соответствует действительности.
    2. Характер информации и степень, в которой предмет обсуждения вызывает общественное беспокойство.
    3. Источник информации. Некоторые информаторы не знают о происходящем напрямую. У некоторых есть свои собственные топоры, которые нужно заточить, или им платят за свои истории.
    4. Шаги, предпринятые для проверки информации.
    5. Статус информации. Это утверждение могло уже стать предметом расследования, заслуживающего уважения.
    6. Актуальность вопроса. Новости часто являются скоропортящимся товаром.
    7. Был ли испрошен комментарий от истца. Он может располагать информацией, которой другие не владеют или не раскрывают, хотя обращение к истцу не всегда необходимо.
    8. Содержит ли статья суть истории, изложенной истцом.
    9. Тон статьи. Газета может задавать вопросы или призывать к расследованию. Ему не нужно принимать утверждения как констатацию фактов.
    10. Обстоятельства публикации, включая сроки.
  7. Серьезность обвинения (фактор лорда Николлса (i)), очевидно, имеет отношение к ущербу, который оно наносит репутации, если обвинения не соответствуют действительности. Обычно это делает проверку еще более важной.
  8. При правильном применении соответствующих факторов будет учитываться значение главных действующих лиц в общественной жизни, и нет необходимости в настойчивых требованиях в качестве предварительных условий для репортажа о том, что ответчик является ответственным видным лицом или истец является общественным деятелем, как это может потребоваться в США.
  9. Актуальность актуальна в том смысле, что прекрасные редакционные суждения, вынесенные в то время, когда пресса вот-вот начнется, могут потребовать более благожелательного обзора, чем решения о публикации с роскошью времени для размышлений, а общественный интерес может со временем угаснуть.

Оформлялась ли защита репортажа по этому делу?

Суд счел, что первое требование (наличие реального общественного интереса в вопросе, по которому публикуется материал) было выполнено, поскольку, хотя Истец не может быть должностным лицом траста, контролирующего активы школы Карма Кагью, он, несомненно, был видным и влиятельным членом школы.Кроме того, хотя тибетский буддизм, возможно, не является основной религией в Гонконге, в Гонконге было много последователей, которым может быть интересно узнать больше о споре Кармапы и основных игроках, окружающих этот спор, и не было никаких сомнений в том, что истец был одним из них. главный игрок. Суд заявил, что представители общественности будут иметь право знать роль истца в споре о Кармапе.

Что касается ответственной журналистики, то кроме того, что D1 и D2 попросили «ученого», написавшего статью, подтвердить, что Пак был знающим и заслуживающим доверия человеком, не предприняли никаких шагов для проверки достоверности информации, содержащейся в статье.Однако, как упомянул лорд-судья Уорд в деле Roberts v Gable , в случае настоящего репортажа обвиняемому не нужно предпринимать такие шаги.

Однако Суд заявил, что суть репортажа заключается в том, что отчет, оценивая его направленность в целом, должен отражать не истинность заявлений, а тот факт, что они были сделаны. Из этого следовало, что клеветнические материалы приписывались другому человеку и не выдавались за правду, а журналист просто нейтрально сообщал о том, что такие заявления были сделаны, не принимая правды.Утверждение D1 и D2 здесь было совершенно другим. Суд заявил, что это не так, составляя отчет об обвинениях, выдвинутых сторонниками двух противостоящих лагерей Карма Кагью. На самом деле они говорили, что журнал был всего лишь нейтральным форумом для сторонников обоих лагерей, чтобы выдвинуть свои утверждения или взгляды, касающиеся спора о Кармапе. Читатели должны знать, D1 и D2 заявили, что автор статьи, Пак, был сторонником другого лагеря, и статья была не более чем отчетом об определенной точке зрения такого сторонника. Однако, как заявил Суд, такая защита «нейтрального форума» выходит далеко за рамки признанной законом защиты репортажей. Защита репортажа заключалась только в составлении отчета, а не просто в предоставлении форума для других, чтобы они могли сказать все, что они хотели.

В отличие от настоящего случая репортажа, где речь идет только о сообщении о том, что были сделаны определенные заявления, а не о том, что содержание заявлений было правдой, здесь, как заявил Суд, вся статья, опубликованная D1 и D2, была написана кем-то якобы не из журнала, опубликованного в журнале, без указания в статье читателю, что журнал только пытался передать тот факт, что были сделаны определенные заявления.
Кроме того, атрибуция, как заявил Суд, является ключевым элементом защиты репортажа, и обвиняемый может полагаться на такую ​​защиту только в том случае, если он сообщил о факте нейтрально, не принимая истину. Здесь отсутствовал этот ключевой элемент, поэтому защита была недоступна для D1 и D2.

Суд заявил, что возможность защиты репортажа в конечном итоге зависела от ряда факторов, таких как:

  1. , писал ли журналист нейтрально; и
  2. , выполнил ли журналист все остальные требования ответственной журналистики, несмотря на то, что он, возможно, не предпринял никаких шагов для проверки обвинений, содержащихся в отчете.Доступность защиты репортажа должна определяться в зависимости от обстоятельств каждого отдельного случая.

Защита «Нейтрального форума» как новый вариант привилегии Рейнольдса?

Суд рассмотрел, возможно ли для D1 и D2 выдвинуть новый вариант привилегии Рейнольдса, основываясь на их утверждении, что они просто предлагали журнал в качестве форума для сторонников обоих лагерей, чтобы выразить свои взгляды на спор Кармапы. Суд не вынес решения по этому поводу, но высказал свои предварительные соображения.В нем говорилось, что суд всегда мог разработать новый вариант привилегии Reynolds для защиты свободы прессы, но у него были большие оговорки в отношении защиты «нейтрального форума», потому что: —

  1. Хотя спор о Кармапе может представлять общественный интерес, журнал, по сути, просто позволял авторам статей говорить все, что они хотели. Журнал не знал настоящей личности Пака. Редакционная коллегия и читатели не смогли бы узнать биографию такого человека, чтобы оценить достоверность его или ее утверждений, и не знали бы, были ли у Пака другие мотивы, чтобы выдвинуть обвинения.
  2. Что еще хуже, D1 и D2 не предприняли никаких шагов для проверки того, что содержание статей действительно исходило от предполагаемых авторов. Таким образом, так называемый форум стал потенциальным источником дезинформации, а D1 и D2 просто ничего не сделали для выполнения своих обязанностей в соответствии с понятием ответственной журналистики. Следовательно, они не могли избежать ответственности, просто полагаясь на такую ​​защиту «нейтрального форума».
  3. В недавнем решении Oriental Press Group против Fevaworks Solutions Ltd Апелляционный суд последней инстанции должен был рассмотреть вопрос о том, несут ли поставщики, администраторы и менеджеры веб-сайта, на котором размещен дискуссионный форум в Интернете, клеветнические заявления, опубликованные некоторыми пользователями тот форум.Хотя клеветнические материалы могут касаться вопросов, представляющих общественный интерес, ответчики по этому делу не стремились использовать защиту «нейтрального форума» (даже несмотря на то, что они были представлены адвокатом со значительным опытом). Апелляционный суд последней инстанции также не упомянул в своем решении возможность такой защиты. В значительной степени это показало, что такого рода защита «нейтрального форума» не предусмотрена законом. Хотя суд должен занять либеральный подход в применении привилегии Рейнольдса, не было признано, что закон зашел так далеко, чтобы предоставлять привилегию прикрывать публикацию клеветнических материалов при таких обстоятельствах.Чтобы ознакомиться с нашей предыдущей статьей о Oriental Press Group против Fevaworks Solutions Ltd, дело , щелкните здесь.

Соответственно, Суд признал D1 и D2 ответственными перед Истцом за клевету. При количественной оценке ущерба Суд принял во внимание тот факт, что журнал был опубликован на китайском языке, а это означает, что статья в основном повлияет на репутацию Истца в местном сообществе и, возможно, в некоторых китайскоязычных сообществах по всему миру. Суд присудил выплатить 150 000 гонконгских долларов в качестве компенсации за ущерб.

Суд отказал в присуждении компенсации за ущерб, причиненный отягчающими обстоятельствами, поскольку установил, что в этом не было никакого злого умысла. Хотя D1 и D2 не принесли извинений и не отказались от статьи, они согласились с тем, чтобы журнал служил форумом для сторонников двух противостоящих лагерей Карма Кагью, чтобы высказать свое мнение о споре о Кармапе. Они специально пригласили сторонников лагеря истца сделать это, и истец фактически написал статью о споре о Кармапе для публикации в журнале.Суд заявил, что такого шага может быть недостаточно, чтобы освободить D1 и D2 от ответственности за клевету, но он показал, что они пытались занять нейтральную позицию и были готовы позволить истцу и сторонникам лагеря истца защищать свою репутацию в журнал.

Публикация диффамации согласно доктрине репортажа — эволюция квалифицированных привилегий общего права в Англии и Уэльсе на JSTOR

Abstract

В данной статье исследуется «доктрина репортажа» — частное применение защиты прав Рейнольдса от клеветы, признанной Палатой лордов в деле Reynolds v Times Newspapers Ltd.Доктрина репортажа обеспечивает защиту нейтрального сообщения (переиздания) клеветнических обвинений, сделанных другими в контексте спора или разногласий, представляющих общественный интерес. Однако в этой статье утверждается, что эта возникающая защита с точки зрения доктрины отличается от привилегии, признанной Рейнольдсом, и что ее юридическая основа должна быть пересмотрена. Более того, разработка защиты под прикрытием привилегии Рейнольдса привела к замешательству как судов, так и комментаторов в отношении ее потенциальной широты.Предполагается, что обоснования общественных интересов, лежащие в основе защиты репортажа, должны быть явно пересмотрены судами, чтобы определить ее надлежащий объем. После изучения этих обоснований общественных интересов утверждается, что следует отклонить широкое толкование защиты.

Информация о журнале

Оксфордский журнал юридических исследований издается от имени юридического факультета Оксфордского университета. Он разработан для поощрения интереса ко всем вопросам, касающимся права, с упором на вопросы теории и на общие вопросы, вытекающие из отношения права к другим дисциплинам.Тема, представляющая юридический интерес, не исключается из рассмотрения. Помимо традиционных вопросов, представляющих правовой интерес, в компетенцию журнала входят: сравнительное и международное право, право Европейского сообщества, история и философия права, а также междисциплинарные материалы в актуальных областях.

Информация об издателе

Oxford University Press — это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования.OUP — крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким глобальным присутствием. В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные труды по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

Глаз смотрящего: Евангелие от Иоанна как исторический репортаж (в мягкой обложке)

31 доллар.24

НЕ В МАГАЗИНЕ прибудет в течении 1-2 недель

Описание


Почему Евангелие от Иоанна отличается от Евангелия от Матфея, Марка и Луки? Многие ученые предполагают, что Иоанн чувствовал себя более свободным, чем другие евангелисты, обдумывать факты для достижения своих богословских целей и приукрашивать уста Иисуса. Такая свобода якобы объясняет беседы у Иоанна, манеру говорить Иисуса на Иоанне и (по крайней мере) время, место и манеру различных происшествий.Философ-аналитик Лидия МакГрю опровергает эти утверждения, подробно аргументируя это тем, что Джон никогда не изобретает материалы и что он надежен и честно историчен.

Взгляд смотрящего: Евангелие от Иоанна как исторический репортаж уникален во многих отношениях. 1) В нем более подробно, чем в предыдущих работах, рассматривается значение общепринятых научных фраз, таких как «идиома Иоанна», и проводится тщательное различие, чтобы защитить узнаваемую историчность слов, произнесенных Иисусом в Иоанна.2) Особое внимание в нем уделяется аргументам, которые впечатлили некоторых видных ученых-евангелистов, тем самым опровергая невысказанное предположение о том, что если ученый, названный «консерватором», выдвигает аргумент против историчности полного Евангелия, он должен быть сильным. 3) Он положительно аргументирует историчность Евангелия от Иоанна, используя свидетельства, которые обычно не обсуждаются в 21 веке, включая непреднамеренные совпадения, необъяснимые намеки и единую личность Иисуса. 4) Хотя основная часть книги будет близка многим, кто принимает теорию авторства Ричарда Бокхэма «старший Джон», Глаз смотрящего содержит длинное приложение по этому вопросу, включая оригинальные аргументы в пользу авторства сына Зеведея. .

Тщательно аргументированный и увлекательно написанный, Глаз смотрящего содержит богатый материал, который будет полезен семинаристам, пасторам и мирянам, заинтересованным в достоверности Евангелия от Иоанна.

Китайский репортаж: эстетика исторического опыта

Чарльз Лафлин


Проверено Сьюзан Дарувала
Публикация ресурсного центра MCLC (Авторское право, октябрь 2004 г.)


Чарльз Лафлин. Китайский репортаж: эстетика
исторического опыта
. Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press,
2002. ISBN: 0-8223-2971-9.

Эта важная и увлекательная книга воплощает в жизнь эстетическую силу совокупности текстов, которые теперь институционализированы как репортажная литература ( baogao wenxue ). Это помогает объяснить распространение в других формах культурного производства определенных шаблонов и допущений националистического и прогрессивного (левого) дискурса. Две ключевые идеи структурируют анализ Лафлином основных текстов жанра.Во-первых, литературное построение социального пространства является решающим элементом, который отличает репортаж, определяемый как «любой преднамеренно литературный научно-популярный текст, повествующий или описывающий текущее событие, человека или социальное явление» (2), от других повествовательных форм. Таким образом, «характеристика» в этих текстах относится скорее к «событиям, средам и коллективам», чем к индивидуумам (28), и цель книги — продемонстрировать, как литературное построение пространства делает возможным коллективные формы идентификации, а не индивидуалистические.Это приводит ко второму главному утверждению книги: жанр создает повествовательную позицию, противоречащую представлению Просвещения об автономной личности, привнесенному вестернизированными интеллектуалами Четвертого мая. Скорее, утверждается, что китайский репортаж создает рассказчика, который воспринимает исторические события и людей как символ абстрактных процессов, и который делает это, воспринимая «не как отдельное или обобщенное человеческое существо, а как человека, который в первую очередь и все вместе идентифицирует себя с китайской нацией». (39).Эта нарративная позиция является продуктом коренной современности (не относящейся к Четвертому мая). Он опирается на литературную традицию, подчеркивающую искренность выражения и подлинность опыта, а также на культурный национализм, восходящий к позднему Мину (примером которого являются путевые заметки Сюй Сяке).

Соответственно, Лафлин делит свои материалы на поджанры, определяемые с точки зрения «литературной реализации обстановки, в которой происходит действие»: мировые города и природные ландшафты в путевых заметках; улицы, мизансцены истории, для публичных демонстраций; фабрики по репортажам о труде; поля сражений и больницы для репортажей о войне, а также места социалистических работ, сельскохозяйственных или промышленных, для репортажей о социализме. Эти категории определяют разделение книги на главы, две из которых (больницы и партизанские пейзажи) предназначены для военной корреспонденции. Литература способствует созданию социального пространства, поскольку помогает формировать восприятие людьми своего окружения. Жизненно важное значение для интерпретации этого литературного пространства имеет тело воспринимающего: «потому что тело в репортаже — это средство, с помощью которого воспринимаются динамические преобразования социального пространства, а особенности физической среды, выраженные в каждой работе, несут на себе отпечаток субъективная реакция автора на каждую разворачивающуюся ситуацию, само тело становится частью континуума социального пространства »(31).Возникшие таким образом нарративные практики своей непосредственностью и яркостью усиливают идентификацию с коллективными и социальными силами, включая нацию.

Используя этот способ анализа вместе с постоянным внимательным чтением, Лафлин проник в очень богатый пласт и дает читателям часто убедительный, временами трогательный опыт работы с текстами, которые он объясняет. Порядок глав соответствует описанию китайской истории. Таким образом, литература о путешествиях возникла в конце Цин как форма знаний и в качестве подтекста была связана с будущим Китая.Глава о демонстрациях развивает обсуждение Марстоном Андерсоном извержения толпы в реалистической литературе как театрализацию послания текста, а глава о трудовых репортажах показывает, как исследование тяжелого положения пролетариата раскрывает правду об обществе.

В главах о военной переписке у нас внезапно появляется ключ к пониманию привлекательности многих других художественных текстов, поскольку теперь мы можем лучше понять, как их образы пейзажа, страдания или тоски уже были созданы в репортажной литературе и стали мгновенно узнаваемыми в ней. их сообщества читателей, которые в определенное время были больше, чем читатели художественной литературы.Можно предположить, что наследие сугубо личного восприятия Китая как «продолжения или проекции самого себя… своего собственного тела» (208) все еще циркулирует в массовой культуре и может объяснить легкость, с которой националистические страсти могут воспламениться против любой попытки «оторваться» от политического тела. Глава, посвященная репортажам после 1949 года, дает ценную информацию о том, что эти тексты, в которых часто изображены молодые мужчины и женщины, тесно сотрудничающие в захватывающих ситуациях, «повторно сдерживают или перемещают их юношескую энергию из опасной области личной близости в« полезную ». область экономического или политического строительства.»(251). Партия и пролетариат воплощаются в абстракции, аналогично «автономному индивиду» капитализма. Только ради таких интригующих идей (а есть и многих других) я очень рекомендую книгу для использования на курсах китайской литературы и культуры на уровне бакалавриата и магистратуры.

Но, как и все крупные исследования, это обязательно вызовет дискуссию по ряду вопросов, некоторые из которых я подниму здесь. Первый касается самих границ изучаемого жанра.Работа Лафлина основана на каноне, установленном китайскими учеными в 1980-х годах, который завершил процесс институционализации, начатый в 1930-х годах, когда baogao wenxue впервые была продвинута Лигой левых писателей. Продолжая свой рассказ до середины 1960-х годов, он не рассматривает работу Лю Биньяна на том основании, что Лю texie внес фундаментальные изменения в жанр (27-28) и в любом случае исчерпывающе обсуждался Рудольфом Вагнером ( 1992). Точно так же он также отказывается принимать во внимание других выдающихся авторов репортажей «эпохи реформ», включая Су Сяокана, о чем говорится в важной статье Чжан Инцзиня (1993).Учитывая богатство идей и богатство книги, которая находится перед нами, трудно жаловаться.

Однако, хотя решение не обсуждать репортажи после Мао вполне понятно, по крайней мере, из-за ограниченного пространства, решение вообще не обсуждать Лю вызывает разочарование. Мастерский анализ Вагнера показывает, что в середине 1950-х годов в Китае произошла серия столкновений между сторонниками двух разных моделей личности: «послушным» коллективистским последователем и активистом-героем труда, часто интеллектуалом, который осмеливался мыслить независимо (Вагнер: 27). -113).В литературном плане это было сформулировано как соревнование между хвалебным произведением и репортажем и специальным репортажем ( texie ), «воинствующей литературной формой», созданной Лю Биняном по образцу русского oçerk . Эта борьба, конечно, не ограничивалась только образованием или литературой, но отражала разногласия внутри Коммунистической партии и за ее пределами по более широким вопросам, касающимся того, как способствовать национальному развитию Китая в социалистических рамках, и какие субъективности были необходимы (или могли быть терпимо) на этом предприятии.

Учитывая интерес книги к текстуальному производству субъективности, можно было ожидать, что работа Лю Биньяня будет рассматриваться как «неотъемлемая часть» репортажа 1950-х годов и участвовать в ней. Действительно, это упущение вызывает удивление вдвойне, поскольку Лафлин описывает введение Лю oçerk и дебаты о том, следует ли в социалистических репортажах превозносить или критиковать как «самое значительное событие в репортажной истории 1950-х годов» (25). Вагнер показывает, что с 1953 по 1957 год одни и те же русские тексты переводились и обсуждались в Китае и других социалистических странах, и что дебаты о форме и, следовательно, о социальном развитии отражались во всем социалистическом блоке.Таким образом, противник Овечкина, Полевой, был «отражен» в Китае Лю Байюй (чью более раннюю работу считает Лафлин) и Сюй Чи (Вагнер: 312–324). Однако Лафлин объясняет, что он хочет сосредоточиться на эстетике социального пространства, реализованной писателями в Яньань и после 1949 года:

Заимствование партией репортажного жанра к этому моменту прервало эстетические и информационные функции репортажа. Другими словами, политически непротиворечивый репортаж был в основном сосредоточен на эффективном использовании художественных приемов, в то время как в первом критическом репортаже, написанном в рамках социалистической системы [Лю Биньян], сознательно отказались от художественной претензии и, казалось бы, от всего наследия искусства. репортаж в Китае.(35)

Меня беспокоит то, что этот исключительный акцент на политически непротиворечивых художественных произведениях в последней главе меняет направление повествования и игнорирует критерии, которые Лафлин кропотливо демонстрирует для репортажа в ранний период, включая очень важный вопрос о власти. Например, в случае с Цюй Цюбай,

[r] завершение… страданий жертв советской бюрократии и коррупции демонстрирует его вклад в марксизм, как он понимал его в то время: как практический метод, а не абстрактную теорию.В более поздних формулировках репортажной методики… вплоть до 1980-х годов делается упор на неуклонное внимание к конкретным реалиям. (47)

Этот отрывок дает некоторые наводящие на размышления параллели с Лю Биньяном, который опровергает утверждение о том, что Лю отказался от «всего наследия» китайского репортажа. В другом месте Лафлин описывает работу Лю и других авторов репортажей 1980-х годов как «нелитературную», утверждая, что они превратили ее из «литературного жанра в средство коммуникации … даже когда [они] использовали определенные методы, такие как беллетризация, составление персонажи и внутренний диалог »(264, 265).Мне неясно, что здесь имеется в виду под «средством коммуникации», и я не понимаю, как работа Лю должна рассматриваться как более нелитературная, чем более ранние репортажные работы, такие как репортаж о труде, который цитирует Лафлин, например. . Оба сочетают этическую позицию с риторикой разоблачения (Лафлин: 118-124; Вагнер: 253-254), делая жизнь простых людей пробным камнем истины и реальности в обществе.

Комментарий Лю Биньяна в 1992 году о том, что «репортажная литература — это не литература» (Laughlin: 304 n.1), конечно, дает паузу. Но здесь нам нужно знать, что означает «литература» в дискурсе Лю того времени. Мог ли он намереваться противопоставить утверждение правдивости фактов в его письмах экспериментам с «чистой литературой» ( chun wenxue ), неопределенностью повествования или внутренней сущностью, с которой его университетская аудитория была бы знакома? В любом случае комментарий писателя к собственной работе не обязательно должен быть последним словом в этих вопросах, особенно в таком вопросе, как жанр. Напротив, Чэнь Сяомэй (1985) показывает, что после того, как в 1979 году произведение Лю «Жэнь яо чжи цзянь» привлекло читателей своим диалогическим функционированием в отличие от монологического дискурса партии-государства, репортаж 1980-х годов стал более популярным, чем рассказ или драма и их «Претензия на историчность» придавала ему «полный канонический статус литературного жанра» (94).Лафлин оказал нам огромную услугу, показав, как этот монологический дискурс создавался текстуально до Культурной революции, и он не повредил бы своему чувствительному анализу этих текстов, если бы он также обсудил конкурирующие дискурсы, которые выдвигались в Китае на конференции. время.

Стремление Лафлина признать коренные народы в китайских репортажах следует приветствовать; ему также в значительной степени удалось показать, как «коллективный современный китайский менталитет» (46), который он противопоставляет индивидуализму эпохи Просвещения, был выкован в литературных текстах.Но есть место для споров: можем ли мы действительно отнести все составляющие построения «коллективного менталитета» к «коренному модерну», в отличие от модерна «четвертого мая», или границы между ними более размыты, чем это? Одна из трудностей состоит в том, что «индивидуализм Просвещения» построен в довольно резких, полемических терминах. Я не уверен, что это действительно «общее предположение» о том, что «не существует другой перспективы, кроме личности, и что индивид — это отдельный мир, который может, если он или она выберет, вести совершенно отдельное существование. от «общества» »(32-33).Кто так думает? Кажется, что взгляды Лафлина нацелены на современную западную академию, а не на китайских мыслителей начала двадцатого века, когда он утверждает, что «во многих областях китайского литературоведения индивидуализм все еще препятствует нашей способности осознавать ценность репортажа». Это приводит к заявлению:

Распространенные представления об индивиде, которые преобладают, несмотря на теоретические разработки, — что он или она самодостаточен и может быть в противоречии с обществом и даже «миром» и что отдельные права и интересы могут соперничать с правами и интересами групп и общества в качестве в целом по важности (курсив мой) — это не универсальные истины, а исторически и культурно отличительные концепции. Эти представления принадлежали к системам мышления и убеждений, которые китайцы знали и противостояли им в начале двадцатого века, представлениям, которые одни приняли, а другие отвергли, но все смотрели на них как на что-то чуждое. (32)

Меня это беспокоит не потому, что я бы отрицал историчность и культурную специфику представлений об индивиде, а из-за того, как оно объединяет логически различные идеи самодостаточных индивидуальных и индивидуальных прав и разделяет их по категориям с точки зрения перспектива настоящего («не универсальные истины»), как чуждого.Возможно, цель состоит в том, чтобы противостоять евро-американским претензиям на моральное превосходство, сделанным в контексте глобализированной экономической конкуренции. Но слишком многое упущено из уравнения. До начала двадцатого века осталось столетие, и именно тогда Китай избавился от имперской системы, которая была стержнем неравного распределения прав между обществом и индивидуумом. (Об иерархической природе китайского общества и вопросе прав см. Yu 2000.) Социальные практики китайской современности сами по себе, а не только риторика западных интеллектуалов, способствовали формированию (более равных) республиканских граждан.Например, как показал Голдштейн (2003) в недавнем исследовании изменений в использовании пространства в театре начала двадцатого века, чайные дома Цин были организованы пространственно, чтобы отражать социальные различия, а простые люди, чиновники и актеры были ограничены отдельными зонами внутри их. Но в республиканском театре, в соответствии с принципами государственности, к зрителям полагалось относиться с равным уважением в универсальном публичном пространстве. Должны ли мы сбрасывать со счетов такой исторический опыт?

В этом контексте также стоит учесть тот факт, что репортажная литература сама по себе была международной, левой культурной формой, но, по-видимому, не воспринималась как столь чуждая.Лафлин недвусмысленно заявляет, что «радикальный моральный иконоборчество, сформированный в значительной степени ленинизмом, особенно распространен в репортажах и тесно связан с построением коллективной субъективности, которая характеризует развитие жанра» (89). В последней главе, используя в качестве примера рассказ Роу Ши 1931 года, Лафлин убедительно доказывает, что он является прообразом утопической риторики литературного творчества КПК. Он продемонстрировал, что «последующие события не были отклонениями или искажениями духа репортажа, а были неотъемлемой частью жанра в момент его импорта в Китай как часть культурного пакета международного пролетарского литературного движения» (224). .Я бы сказал, что принятие и практика этого культурного пакета во многом обязана дискурсам национализма и самости Четвертого мая, примером которых являются (для грубого упрощения) Ху Ши da wo (высшее я или общество) и xiao wo (малый). Эта формулировка, в свою очередь, может быть связана с ортодоксальными конфуцианскими представлениями об отношениях между человеком и обществом (Denton: 1998).

В книге мало обсуждается возможный резонанс между репортажем и традиционной эстетикой.Глава о партизанской войне дает захватывающий взгляд на работу военного командира КПК Чэнь И под названием «Весна в Цзяннани во время войны сопротивления». Лафлин деликатно описывает это как «возобновление завета близости» с китайским ландшафтом, известным читателям благодаря традициям литераторов. Чэнь И часто иронично подчеркивал разницу между холодным и влажным Цзяннань, который он испытал, и пышностью его текстового поэтического образа. Возможно, запоминаемость его эссе как-то связана с тем фактом, что он сам был поэтом shi и ci .Традиционная эстетика интригующе всплывает в разговоре с Ху Фэном. Завершая книгу, Лафлин повторяет этот репортаж, помещая субъективность вне личности и внутри события и социального пространства, в котором оно проявляется, и стремится передать читателям форму коллективного сознания, соответствующую историческому моменту. Он опирается на статью Ху Фэна, чтобы проиллюстрировать эту эстетику коллективного сознания, утверждая, что акцент Ху, отнюдь не индивидуалистический, на «субъективном боевом духе» был попыткой продвинуть новый и незнакомый тип революционного сознания (268). Таким образом, Ху настаивал на том, что эмоция должна возникать из объекта описания, а не из его субъекта: «Без эмоций ( qingxu ) автор не сможет проникнуть внутрь объекта; без эмоций автор будет еще менее способен выразить объект, который он хочет передать, будь то на уровне изображения, ощущений или смеси субъективного и объективного … но эмоция, которую мы хотим, должна быть представлена ​​как атрибут сам объект, и действительно должен быть чем-то излучаемым «одновременно с объектом» »(268-269).Такая позиция была бы невозможна для того, кто видел в человеке «остров сознания, противопоставленный обществу и объективному миру». Действительно, было бы. Однако есть еще одна возможность для изучения: Ху сослался на qingxu в соответствии с «дуалистической функцией многих китайских критических терминов, т.е. их применимостью как к определенному качеству в мире, так и к тому же качеству в сознании воспринимающего» (Чавес : 345). Здесь подразумевается другая модель самости, не воплощенная в автономии Просвещения и не полностью и радикально коллективистская.Чарльз Лафлин дал нам очень увлекательную книгу, которая открывает много интересных перспектив. Мои вопросы о некоторых из его предпосылок не умаляют его важности или полезности как основного вклада в область современного китайского литературоведения. Я очень рекомендую это.

Библиография

Чавес, Джонатан. 1983. «Панно изображений: переосмысление литературной теории школы гун-ань». В Теории искусств в Китае .Эд. Сьюзен Буш и Кристиан Мерк. Принстон: Издательство Принстонского университета.

Чен, Сяомэй. 1985. «Жанр, конвенция и общество: приемное исследование китайского репортажа». Ежегодник сравнительной и общей литературы 34: 85-100.

Дентон, Кирк. 1998. Проблема «Я» в современной китайской литературе: Ху Фэн и Лу Линь . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

Гольдштейн, Джошуа. 1993. «От чайханы до театра: театры как социальные тексты в Китае в начале двадцатого века».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *