Роберт капа биография: Страница не найдена

Роберт капа биография: Страница не найдена

alexxlab 02.11.2019

Robert Capa ( Роберт Капа ) — биография

Роберт Капа (настоящее имя Эндре Эрнё Фридман) родился 22 октября 1913 года в Будапеште в богатой еврейской семье Дежо и Джулии Фридман, владевших модным ателье. В конце 1920-х поступает в ученики к поэту и художнику Людвигу Кассаку, социалистические взгляды которого влияют на судьбу будущего фотографа. Но он совсем не захотел становиться фотографом: Роберт мечтал о карьере писателя или журналиста. Он продолжал участвовать в коммунистических демонстрациях. Из-за ареста ему пришлось покинуть Венгрию, и в 1931 году он переехал в Берлин, где посещал лекции в Высшей школе политических наук. Там же увлекся фотожурналистикой.

Начало карьеры
В начале 30-х гг., паралельно учебе Роберт устроился лаборантом в берлинское фотоагенство “Дефот”. Спустя некоторое время юноша начал выезжать на съемки. В декабре 1932 года его командировали в Копенгаген на выступление Льва Троцкого. Вести фотосъемку было запрещено, но Роберт все же сделал несколько снимков, которые опубликовали многие издания.
В 1934

 году Фридман познакомился с немецкой коммунисткой Гердой Таро, которая вскоре стала его компаньонкой и любовницей. В этом же году они создают фото-агентство, в котором Герда выполняла обязанности секретаря и торгового агента , а Роберт – фотокорреспондента. В 1935-м появляется псевдоним “Роберт Капа”, который придумала Герда.

Военная фотожурналистика
В 1936 году они приехали в Испанию под именами Роберта Капы и Герды Таро освещать события гражданской войны. Это было первое военное событие, которое снимал Капа, и его трагические образы, появлявшиеся в главных изданиях того времени, установили стандарты военной фотографии.
Некоторые из его самых известных фотографий были сделаны летом 1944 года, когда он плыл к берегам Нормандии вместе с американскими солдатами в день высадки союзных войск на территории Европы. В 1947 году вместе с Джорджем Роджером, Девидом Сеймуром и Анри Картье-Брессоном основал фотоагенство «Магнум», в 

1951 возглавил его, но в 1953 был вынужден переехать в Европу, спасаясь от маккартизма. В 1948 году Капа снова оказался в «горячей точке», на этот раз в Израиле.
В 1954 году журнал Life заказывает Роберту Капе серию репортажей из Индокитая, и он в очередной раз становится военным репортером. Это было его последнее задание. 25 мая на территории Индокитая он подорвался на противопехотной мине.

Источник: http://lichnosti.net

Роберт Капа — биография, творчество, отзывы, лучшие книги.

Родился в еврейской семье в Венгрии. В 1931 переехал в Берлин, посещал лекции в Высшей школе политических наук, начал заниматься фотожурналистикой. В 1932 сделал в Копенгагене серию портретов Л. Троцкого, имевшую большой успех в печати. Перебрался в Париж, где познакомился с Анри Картье-Брессоном. C 1935 выступал под псевдонимом (настоящее имя — Эндре Эрнё Фридман). Был на фронтах Гражданской войны, где сделал свой классический снимок смерти республиканского солдата в момент, когда того настигла…

Родился в еврейской семье в Венгрии. В 1931 переехал в Берлин, посещал лекции в Высшей школе политических наук, начал заниматься фотожурналистикой. В 1932 сделал в Копенгагене серию портретов Л. Троцкого, имевшую большой успех в печати. Перебрался в Париж, где познакомился с Анри Картье-Брессоном. C 1935 выступал под псевдонимом (настоящее имя — Эндре Эрнё Фридман). Был на фронтах Гражданской войны, где сделал свой классический снимок смерти республиканского солдата в момент, когда того настигла пуля. В 1938 работал фотокорреспондентом во время японско-китайской войны. В 1940 переселился в США. Работал в северной Африке и Италии. В 1944 снимал высадку союзнических войск в Нормандии. В 1947 вместе с Картье-Брессоном и др. основал фотоагенство «Магнум», в 1951 возглавил его, но в 1953 был вынужден переехать в Европу, спасаясь от маккартизма. В 1947 году вместе с писателем Джоном Стейнбеком получил приглашение в Советский Союз, где в течение нескольких месяцев документировал повседневную жизнь. По результатам этой командировки была создана книга «Русский дневник» («Russian Journal») с фотографиями Капы. В 1948 и 1950 работал в Израиле.

Погиб во Вьетнаме в самом конце Индокитайской войны, подорвавшись на мине. Дружил с Хемингуэем и Стейнбеком, оформлял их книги. Классик фоторепортажа. Один из родоначальников военной фотографии, прошедший Вторую Мировую войну на европейском театре военных действий. Один из пяти основателей агентства «Магнум Фото». С 1955 пресс-клуб США ежегодно вручает фотожурналистам «Золотую медаль Роберта Капы» за лучшие фоторепортажи, созданные с риском для жизни. Псевдоним «Роберт Капа» — результат мистификации, организованной совместно с Гердой Таро, для успешной продажи фотографий. Герда специально распространяла среди журналистов слухи о «знаменитом и богатом американском фотографе», который готов продать свои снимки. Роль вымышленного персонажа играл Фридман, фотографируя различные события и продавая свои фотографии под этим псевдонимом. Когда мистификация была раскрыта, Капа уже был достаточно известен как фотожурналист и публика уже знала его под этим именем. ©
На нашем книжном сайте Вы можете скачать книги автора Роберта Капы в самых разных форматах (epub, fb2, pdf, txt и многие другие).
А так же читать книги онлайн и бесплатно на любом устройстве – iPad, iPhone, планшете под управлением Android, на любой специализированной читалке. Электронная библиотека КнигоГид предлагает литературу Роберта Капы в жанрах .

Роберт Капа — биография, список книг, отзывы читателей

дата рождения: 22 августа 1913 г.

дата смерти: 25 мая 1954 г.

Биография писателя

Роберт Капа — фоторепортёр, классик фотоискусства, отец военной фотожурналистики.

Эндре Эрнё Фридман появился на свет в Будапеште в еврейской семье 22 октября 1913 года. Капа был очень своенравным подростком с высокой гражданской позицией. Юный Роберт принимал участие в протестах, которые были направлены против правого авторитарного режима Миклоша Хорти, вступил даже в клуб деятелей авангардного искусства. Эндре Фридману пришлось покинуть родительский дом в 20 лет, он был попросту арестован за свои политические взгляды. К сожалению, по условиям освобождения Роберту пришлось покинуть Венгрию.

Будущий фотограф обосновался в Берлине. Там он и начал свое обучение с посещения лекций в Высшей школе политических наук. Несмотря на то, что Капа всегда хотел стать писателем, его больше увлекла фотожурналистика. Это хобби со временем переросло в дело всей его жизни. Долго пожить на одном месте не удалось, через год Капа перебрался в Париж (он не смог долго оставаться в центре нацисткой Германии). В тот же период Эндре Эрнё Фридман сменил свое настоящее имя на псевдоним «Роберт Капа». Эта уловка могла помочь продавать фотографии Эндре, псевдоним звучал более по-европейски.

С 1935 года Капа начал свою военную фото-деятельность. Сначала был на фронтах Гражданской войны, затем трудился в Испании, снимая кошмары гражданской войны. Ужасы Второй Мировой Войны тоже попали в объектив его камеры. Роберт фотографировал войну во всех её проявлениях, работая для нескольких американских изданий и информационных агентств. Каждый снимок Капы был произведением искусства и тут же становился достоянием общественности. В 1947 Капа решается на создание собственного дела им становится — ‘Magnum Photos’.

Личная жизнь Роберта была очень трагична. В 1934 году судьба свела его с Гердой Похорилл. Они вместе трудились и творили. Герда была его музой. Но к сожалению во время одного из боев в погоне за удачным кадром, девушка погибла под гусеницами танка. Капа был глубоко потрясен её смертью и никогда не женился.

Сам фоторепортер трагически погиб 25 мая 1954 года во время очередной опасной вылазки во время работы над снимками войны Франции с Индокитаем. Единственная ошибка стоила ему жизнь, Капа наступил на мину. Так гениальный фотограф и умер с фотоаппаратом в руках. После смерти Капы, в 1955 году учредили награду — Золотая медаль Роберта Капы.

Роберт Капа, военный фотограф

Серия художественной фотографииРоберт Капа Биография венгерского военного фотографа.

Смерть лоялиста в Испании.Фотографировал Роберт Капа.Известная, но неоднозначная фотография, сделанная во время гражданской войны в Испании.

Содержание Военная фотография Роберта Капы Биография Выставки Другие известные фотографы

Краткое объяснение того, как развивались фотографические технологии, можно найти в «Истории фотографии» (c.1800-1900). Подробнее о первых пионерах см. Фотографы XIX века.

Фотограф Роберт Капа (Эндре Фридманн, 1940-е)

ГЛОССАРИЙ КАМЕРНОГО ИСКУССТВАКраткое описание техническихи исторических терминов можно найти в:Глоссарий художественной фотографии.

Фотография Роберта Капы Лучший фотожурналист военного времени и один из величайших фотографов середины 20-го века, Роберт Капа приобрел международную известность в возрасте 23 лет благодаря своей (ныне вызывающей споры) фотографии временГражданской войны в Испании под названием « Смерть лоялистского милиционера» (1936, Международный центр Фотография , Нью-Йорк). Позже, со своей знакомой камерой Rollieflex, он парашютировал на Сицилии с американскими парашютистами, был в Нормандии в день «Д» – где он снял свое культовое фото » Американские солдаты, приземляющиеся на пляже Омаха», день «Д», Нормандия.

(1944, серебряный оттиск, ICP, Нью-Йорк) – а затем сфотографировал освобождение Парижа, а также сдачу Берлина. В 1947 году вместе с Дэвидом Сеймуром, Анри Картье-Брессоном, Джорджем Роджером и Уильямом Вандивертом он стал соучредителем Magnum Photos – первого кооперативного агентства международных фотографов-фрилансеров. В 1948 году он сообщил об арабо-израильской войне 1948 года и, наконец, о войне в Индокитае, где он был убит на мине. Он остается самым известным военным репортером в мире, обладающим уникальной способностью создавать документальные фотографии , запечатлевающие ужас и трагедию войны в определенный момент. Он остается одним из великих современных художников. и мастер фотожурналистики. Среди других ведущих практиков документальной фотографии 20-го века во время конфликтов: Лени Рифеншталь (1902-2003), Ларри Берроуз (1926-71), Дон МакКаллин (1935 г.р.), Джеймс Нахтвей (1948 г.р.) и Стив МакКарри (род. 1950 г.).

Примечание: другие венгерские фотохудожники, работавшие в межвоенные годы, включают: Андре Кертеш (1894-1985), Брассай (1899-1984) и чрезвычайно изобретательный Ласло Мохоли-Надь (1895-1946).

БиографияРодился Эндре Фридман в семье евреев Дезо и Юлии Фридманн. 1923-1931, средняя школа в Будапеште. Дружба с юной Евой Беснё. Встречается с левым интеллектуалом Лайошем Кассаком. Впоследствии решает стать журналистом. 1931 г., в возрасте 18 лет, покидает Венгрию и переезжает в Берлин. Учится в либеральной Deutsche Hochschule fur Politik (Немецкая политическая академия). Связаться с Дьердь Кепешем. У него приобретает свою первую (бывшую в употреблении) камеру.

1932-1933 гг. – лаборант в агентстве Dephot. В конце 1932 года откровенные фотографии агитирующего большевика Льва Троцкого в изгнании (в Копенгагене), сделанные с помощью его Leica, становятся предметом его первой крупной публикации (в Weltspiegel ). 1933, переезжает в Париж через Вену. Встречается с Зигмундом Фройндом, Хансом Намутом (1915-90), Давидом Шимином (Дэвид Сеймур) и Анри Картье-Брессоном (1908-2004). 1934 год, знакомство с Гердой Похорилле, немецкой еврейской беженкой, в Париже. Он учит ее фотографии. Хотя она берет имя Герда Таро, он в конечном итоге принимает имя «Роберт Капа».

Работает на фото Альянса. Издается под названиями «Андре Фридман» и «Капа». С 1936 г. отчеты о гражданской войне в Испании для VU и с уважением. 23 сентября 1936 г. его самая известная фотография: « Смерть солдата-лоялиста». 1937 г. Герда Таро погибает во время боев в Испании. Капа, по сообщениям, обрученный с ней, глубоко потрясен и никогда не женится. (См. Также работу старшего современника Капы Доротеи Ланге : 1895–1965.) 1938 год, он едет в Ханькоу, ныне Ухань, в Китае, чтобы сфотографировать местное сопротивление японскому вторжению. 1939 г. переезжает в США. Работает для журнала Collier’s Weekly и Life. Сначала ориентируется на американские темы. Позже производит известную фотожурналистику из зон боевых действий в Европе (включая День Д 1944 года). В конце 1944 года становится парижским корреспондентом Life.

Автор оригинального текста – Нил Коллинс (Neil Cоllins).

Fuji Club

«Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов».

Исаак Ньютон

 

Я не большой любитель библейских притч, друзья. Но начать свою новую серию статей хотел бы с такой житейской истории, которую просто не назовёшь иначе. Итак, короткая притча: «О великих предках и жалких наследниках».

Жил на свете фотограф, довольно известный, в узких кругах. И было у него горе, ему уже несколько раз отказывали в приёме в Союз Фотохудожников. Как ни ломился он в эти закрытые двери, как ни увещевал, как ни угрожал, толку от этого не было никакого. Он не понимал причину упрямства приёмной комиссии, а отказы следовали один за другим. И вот однажды, этот фотограф решил поделиться своим горем с более опытным коллегой. В разговоре возникла тема классиков фотографии и тут более опытного коллегу ждал настоящий шок – фотограф не знал кто такие Картье-Брессон и Адамс. Про другие имена можно было уже и не говорить. На кого же ориентировался он в своих амбициях? На современников — одного немца и японца, также известных только в узких кругах. На дружеский совет изучить творчество классиков и попытаться зачерпнуть в этом источнике творческих откровений, последовал недоумённый ответ: «А зачем? Они же снимали всё чёрно-белым, а я снимаю в цвете».

Если вы думаете, что герой этой притчи — это плод моего творческого вымысла, то я вынужден вас разочаровать. Жизнь, временами, разворачивает перед нами такие сюжеты, с которыми не может сравниться ни один фантастический роман. Что же я хочу сказать, что причиной неудач героя моего аллегорического повествования было полное незнание истории и классиков фотографии? Да, да и да! И третьего мнения здесь быть не может.

Не бывает здания без фундамента, не существует деревьев без корней, нет профессоров, не умеющих читать. Так почему должны существовать некие сферические «гении» в культурном вакууме? Нет, понятно, что в наше смутное время любой деятель, посмотрев фильм «1+1» может начать рисовать зубной пастой (или ещё чем похлеще) на кафеле. Но это не сделает его великим художником, нет и не будет в его творчестве Культуры с большой буквы. Самовыражение будет, но не более того. Отрицание предмета или явления не является равным этому предмету или явлению. Отрицать проще чем пытаться подняться к вершине, которая тебе явно не по зубам ни по таланту, ни по призванию. 

Таковы исходные данные, от которых я отталкиваюсь, начиная цикл статей, посвящённых классикам фотографии. Тем людям, чьё творчество в XIX и XX вв. сделало фотографию из падчерицы Живописи самостоятельной дисциплиной изобразительного искусства. Тех, кого мы, фотографы, с полным правом можем назвать Отцами-основателями, потому что без их выдающегося вклада фотография никогда не стала бы такой, какой мы её знаем. Я делаю это потому, что верю в то, что нельзя открыть нечто новое, не понимая основ того, чем ты занимаешься. Потому, что знаю, что красоте необходимо учиться. И учиться надо на примере самых лучших её образцов. А ещё потому, что без равнения на великих фотографов прошлого ты никогда не сможешь достичь их уровня и превзойти его. Как вы уже могли понять из рассказанной выше грустной притчи, я считаю, что равняясь на фриков из соседнего подъезда, ты можешь дорасти только до их уровня. И жизнь ненавязчиво подталкивает всех нас к тому, что этот мой тезис верен. Я ведь не просто так выбрал эпиграфом этой серии высказывание великого учёного сэра Исаака Ньютона. 

И пару слов о том, что ожидает вас, дорогие читатели, в этой серии. В моих коротких экскурсах в жизнь и творчество Отцов-основателей не будет нудных биографических описаний. Да, человек — это плод не только персональных качеств, но и окружающих его обстоятельств. Но меня всегда мучил вопрос: насколько жизнеописание поможет вам понять творчество и основные художественные приёмы Мастера? На мой взгляд, оно должно подаваться как специи, дозированно и в том месте, где без него, действительно, не обойтись. Нет никакого практического смысла бесцельно перечислять, где родился и как учился гениальный фотограф. Творчество — это венец всей жизни и те, о ком я буду вести своё повествование, были живыми людьми. В их творчестве, как в зеркале, отразились их мечты и чаяния, их взгляды на жизнь. Биография поможет понять их, но осмыслить творчество, рассматривая жизнь наших героев только через её призму невозможно.

 На мой взгляд, самое интересное для нас это то, как Мастера сами описывали свой подход к творчеству. Как понимали его, чему учили и какие приоритеты расставляли в своём видении фотографии. Если Мастер успел написать книгу или воспоминания о своём творческом пути и художественных приёмах, нас, в первую очередь, будут интересовать именно они. А ещё в моих очерках будет много фотографий, ведь как проще всего понять почерк великого художника? Только через прикосновение к его произведениям. 

Я искренне надеюсь, что мои изыскания буду вам полезны. Не обязательно иметь огромные творческие амбиции, но должен же человек к чему-то стремиться? А иначе – чем он отличается от свиньи?

Первым героем моей серии станет один из наиболее противоречивых и немногословных, но несомненно, один из наиболее талантливых фотографов XX века – Роберт Капа. «Биограф войны», человек загадка, человек, буквально, отдавший любимом делу свою жизнь. Он погиб молодым, погиб с камерой в руках, снимая то, что ненавидел больше всего на свете – Войну. Он погиб снимая то, что сделало его знаменитым – Войну. Диалектика человеческих отношений красной нитью прошла через весь его творческий путь. Начнём знакомство с Мастером с пары очень важных фактов из биографии Роберта.

Его имя — это подделка, творческий псевдоним. Настоящее имя фотографа – Эндре Фридман, он еврей из Будапешта, которому «повезло» родиться в центре Европы во времена самых тяжких испытаний, выпавших на долю его народа. Этот факт предопределил творческий путь будущего Роберта Капы. Везде, где хотел себя реализовать как фотограф, Эндре Фридман стеной вставало его происхождение. Западная Европа между двумя мировыми войнами была не самым лучшим местом для фотографа еврея. Вначале он был вынужден бежать от режима Хорти в Берлин, где обстоятельства привели его на работу в знаменитом фотожурналистском агентстве “Dephot”. Работая в нём, он снял свой первый фоторепортаж, получивший широкую известность. Серия снимков Троцкого, читавшего лекции в Дании, могла обеспечить Эндре будущее, но в марте 1933 к власти пришёл Гитлер, и Фридман вынужден был покинуть Германию.

Сложившаяся в Европе ситуация привела молодого фотографа в Париж, где он познакомился с будущими легендами мировой фотожурналистики Анри Картье-Брессоном и Дэвидом Сеймуром, именно с ними он создаст в 1947 году легенду – фотоагентство «Магнум-фото», а пока Эндре едва сводил концы с концами.

Выжить и стать знаменитым ему помогла любовь. Бежавшая в Париж, из-за гонений на евреев в Германии, Герда Похорилле стала музой и агентом Эндре. Вместе они придумала продавать снимки Эндре под псевдонимом Роберт Капа. Даже в Париже никому не были интересны снимки фотографа-еврея бежавшего от фашизма, но снимки «знаменитого» американского фотографа Роберта Капы, приехавшего ненадолго в Европу, брали с большой охотой. Так подделка стала реальностью и на свет появился «американец» Роберт Капа, никогда до этого не бывавший в США. Кто сказал, что человек не может создать миф, который затмит его реальную жизнь? Сегодня никто не знает Эндре Фридмана, но Роберта Капу знают все. В августе 1936 года Капа сделал ещё один выбор, который определил его дальнейшую судьбу – он уезжает в Испанию, снимать гражданскую войну. Именно снимки с этой войны сделали его по-настоящему знаменитым. Вот «Смерть республиканца».

Эта фотография обошла все мировые издательства и споры о ней не утихают до сих пор. Смерть человека, трагедия массового убийства, война – стали главной темой снимков Роберта Капы.

В конечном итоге, Война сделала Капу знаменитостью, но она же отняла у него всё. В 1937 в Испании гибнет Герда, она тоже стала снимать и была, как и Роберт, фронтовым фотокорреспондентом. Как и Эндре, она тоже взяла себе псевдоним и стала Гердой Таро. Она погибла во время панического отступления под Брунетом. Капа остался один на один со всепоглощающим монстром Войны. Дальше его ждали: Война в Китае, Вторая мировая и высадка в Нормандии. Нет, в промежутках между войнами он снимал и мирную жизнь: поездка по СССР с Джоном Стейнбеком в 1947 году, путешествие по Израилю с Ирвином Шоу в 1949, легендарные 3 недели которые он провёл в Японии в 1954 году разбавили его портфолио выдающимися снимками мирной жизни. Но Война всегда шла за ним по пятам.

Последнюю дань ей Роберт Капа отдал 25 мая 1954 года. В этот день он погиб на противопехотной мине недалеко от французских укреплений в дельте Хонгха (Красной реки) во Вьетнаме. Его даже не должно было быть на этой Войне, он подменял репортёра журнала «Life», который срочно отбыл в США.

Война сделал Капу одиноким, она сделала его знаменитым, она отняла у него жизнь, но даже в последний момент своего существования он был верен своей профессиональной максиме: «Если твои снимки недостаточно хороши, значит ты был недостаточно близко».

Вы хорошо запомнили это правило? А теперь поговорим о других принципах Роберта Капы.

Как написал брат Роберта Капы — Корнелл: «Мой брат Роберт Капа дал сам себе задание рассказывать об аде, созданном человеком. Он сочувствовал всем, кто пострадал из-за войн, в его фотографиях навсегда останутся запечатлёнными не только исторические события, но и испытания, выпавшие на долю отдельных людей».

Не стоит думать, что роль летописца чужих страданий давалась Роберту легко. В отличии от многих наших современников – фотожурналистов, Капа очень тяготился тем, что ничем не может облегчить чудовищное горе людей, попадавших в поле зрения его объектива. Однажды он сказал: «Очень трудно постоянно стоять в стороне и быть способным только документировать страдания». На мой взгляд, сама жизнь и эти слова Капы дают ключ к пониманию того, почему его снимки настолько пронзительные и живые.

Война отобрала у него любовь, родной дом и мечту о карьере писателя. Он не просто беспристрастно фиксировал на плёнку происходящее вокруг, не был он и авантюристом с фотокамерой (как иногда хотели бы представить его некоторые авторы), он сочувствовал тем, кого снимал, он переживал страдания вместе с ними. Роберт Капа не просто был близко к снимаемым, он был вместе с ними. И в конце концов, он тоже пал одной из жертв бесконечной кровавой мясорубки, имя которой Война.

Хотите снимать как Капа? Начинайте чувствовать и переживать вместе с теми, кого вы снимаете. Не погрузившись в жизнь, которая попадает в ваш кадр, вы не сможете передать то, чем она является. Как описывал хорошую фотографию сам Капа: «Это тот кусочек события, в котором для постороннего человека содержится больше правды, чем во всей панораме». Умение увидеть общее через частное, через мелкие, бытовые детали происходящего передать дух и суть события, уловить движение Истории — вот характерный подчерк Капы.

Несмотря на то, что он творил одновременно с такими гигантами документальной фотографии как Картье-Брессон и Сеймур, его снимки очень легко отличить по этому характерному подчерку, умению одним мазком передать сразу всю картину.

Великий мастер композиции, Капа был не меньшим, чем Картье-Брессон, знатоком решающего момента. Для военного фотографа (да и для любого другого журналиста) умение оказаться в нужное время в нужном месте не менее важно, чем умение скомпоновать кадр. Капа знал, что рискует, но осознавал и то, что риск был частью его профессии. Вот как он описал своё решение пойти в первой волне десанта на «пляж Омаха»: «Военный корреспондент может сделать ставку (а ставка – жизнь) на какого угодно скакуна, а может в последний момент вообще забрать её обратно. Я игрок. Я решил отправиться вместе с первыми солдатами роты «Е»».

Смело идите вперёд, планируйте свою съёмку, учитывая актуальность и новизну, но никогда не забывайте о риске. Вот чему учит фотожурналистов жизнь Роберта Капы. «Я присоединился к легиону составителей последних писем. Я написал, что брат может забрать себе мои лыжные ботинки, а мать может пригласить к себе кое-кого из Англии», — вот как он описывал свою последнюю ночь перед высадкой в Нормандии. Не думайте, что он не подозревал чем рискует, он всё понимал, но вы же помните его кредо: «Если твои снимки недостаточно хороши, значит ты был недостаточно близко».

Это вовсе не означает, что вам нужно очертя голову броситься в ад или уехать на войну. Каждый выбирает задачи себе по плечу. Речь идёт о том, чтобы понимать, куда ты стремишься и что именно ты можешь там снять. Вот фото инструктажа лётных экипажей перед боевым вылетом.

Вглядитесь в эти напряжённые лица. Это не репортаж из окопа на передовой, это помещение на военной базе глубоко в тылу, но всё, что несёт с собой Война: опасность, готовность к подвигу и страх смерти — всё это можно увидеть на лицах этих военных лётчиков. Талант Роберта Капы, как великого фотожурналиста, состоял ещё и в глубоком понимании окружающей его действительности. Где проявят свои переживания пилоты? Где можно снять хороший кадр? Он не строил догадки. Пожив среди военных, поняв их жизнь и ход мыслей, он отправился туда, где принимаются судьбоносные решения и где на лицах людей ещё можно что-то прочесть. Это и есть ход мыслей профессионала. Принять окружение, сжиться с ним и действовать внутри него.

На страницах своей книги «Скрытая перспектива» Капа описывает всё произошедшее с ним во время работы на военном аэродроме в Челвестоне. Проведя среди военных лётчиков несколько дней, играя с ними в карты, выпивая по вечерам и став, практически, своим он проводил их на боевой вылет, из которого вернулись не все экипажи. Когда Роберт начал снимать раненых лётчиков, то нарвался на грубость одного из пилотов: «Вот таких снимков ты и ждал? Фотограф!», — прокричал ему раненый. «Я ехал в поезде», — напишет об этом случае Капа. «В моей сумке лежали удачно отснятые плёнки. Я ненавидел себя и свою профессию. Это фотографии для гробовщиков. Но какого чёрта? Я не хочу быть гробовщиком! Если уж участвовать в этих похоронах, поклялся я себе, то не в роли постороннего».

Как видите у сопереживания есть и обратная сторона. И это не только опустошение или профессиональное выгорание. К счастью для него, Роберт Капа обладал великолепным чувством юмора, и оно помогло ему не сойти с ума. Повторю ещё раз, это был не только великий фотограф, это был гуманист и человек с большим сердцем, быть может, именно оно раскрывало его талант фотографа? В любом случае, я посоветую вам одну сугубо профессиональную вещь. Если решите избрать для себя путь фотожурналиста или портретного фотографа, не старайтесь смотреть на героев своих снимков отстранённо. Пока вы не поймёте, не прочувствуете их хороших снимков у вас не выйдет.

К огромному сожалению всей снимающей публики, литературно одарённый Капа, не оставил после себя учебника или эссе по основам фотографии. То, что он писал было историями о людях и для людей, а не руководством для начинающих фотографов. Тем не менее, я настоятельно рекомендую вам прочитать самый значимый его литературный труд – автобиографическую книгу «Скрытая перспектива». В ней вы найдёте не только пронзительную боль и глубокие мысли о человечности, замаскированные блестящим юмором, но и рассказ о том в каких обстоятельствах снимал самый лучший военный фотограф в истории.

А завершить свой короткий рассказ о великом фотографе и человеке Роберте Капе (Эндре Фридмане) я хотел бы словами Джона Стейнбека. В своей статье, сопровождавшей посмертную подборку работ Капы, он написал о нём: «Он понимал, например, что невозможно сфотографировать войну, потому что война — это прежде всего внутреннее состояние, эмоция. Но он снимал проявление этого внутреннего состояния. Например, тот ужас, который испытывал целый народ, он показывал отображённым на лице ребёнка. Его камера выхватывала и удерживала эмоции… Ему нравилось делать вид, будто он легкомысленно относится к своей работе. На самом деле это было не так. У него нет случайных фотографий, неслучайны и запечатлённые на снимках эмоции. Он умел снимать и движение, и радость, и горе. Его фотоаппарат мог улавливать мысль. Он запечатлел мир. Мир Роберта Капы».

Учитесь, снимайте, подсматривайте за гениями и теми, кто окружает вас и снимает лучше, друзья. Но ни в коем случае не становитесь снобами! Человек, утративший интерес к познанию и улучшению себя — это уже не человек, а памятник тщетности бытия! Хороших вам кадров.

Правда ли, что история великого Роберта Капы началась со лжи — Bird In Flight

«Чтобы снимать в Испании, не нужны никакие трюки. Не нужно наводить камеру. Фото уже есть, их просто надо взять. Правда — вот лучшая фотография, лучшая пропаганда» — Роберт Капа, интервью New York World-Telegram, 2 сентября 1937 года.

«Смерть республиканца» — самый спорный снимок в истории фотожурналистики. Подвергать сомнению его подлинность — значит испытать на себе ярость 83-летнего Корнелла Капы, правопреемника брата, который потратил много лет на защиту его легенды. Ричард Уилан, которого Корнелл избрал биографом своего брата, назвал «Смерть республиканца» «может быть, самой великой военной фотографией в истории». Эсперанса Агирре Хиль де Биедма, которая в середине 1990-х годов была министром образования и культуры Испании, назвала запечатленный на фотографии образ «универсальным… такой визуальной силы, что она [фотография] находится на одном уровне с „Герникой“ Пикассо».

Впрочем, самая известная фотография Капы вполне может просто соответствовать своему названию The Falling Soldier («Падающий солдат») — и не более того. Так, известный французский кинодокументалист Патрик Жёди считает, что именно так дело и обстоит. В своем парижском офисе он показал мне неизвестную публике киносъемку Капы во время Гражданской войны в Испании, на которой человек, бегущий по склону, теряет равновесие. Если остановить пленку, то один из ее кадров становится очень похож на знаменитую фотографию Капы. Как утверждает Жёди, только по существующей фотографии Капы невозможно узнать, поскользнулся ли солдат случайно, был убит или его попросили имитировать момент смерти.

Самая известная фотография Капы вполне может просто соответствовать своему названию «Падающий солдат» — и не более того.

Жёди — лишь один из многих кинематографистов, историков и фотографов (все они — ярые поклонники работ Капы), у которых есть сомнения касательно этой фотографии. По словам фотографа и бывшего архивиста агентства Magnum Джимми Фокса, эти сомнения не должны отвлекать людей от общего восприятия работы Капы, которая, несомненно, является самым запоминающимся фотографическим документом тех бурных лет XX века. Но сам же Фокс ставит свои слова под сомнение, когда рассказывает о «странностях» единственного современного исследования обстоятельств, при которых Капа сделал этот снимок:

Я помню, как заговорил с Корнеллом об этом солдате, убитом во время Гражданской войны в Испании, когда Корнелл несколько лет назад попросил меня поехать в Испанию, чтобы встретиться с недавно найденной семьей [человека, который якобы был изображен на фотографии Капы]. Мне показалось странным одно обстоятельство. Капа вернулся [в Нью-Йорк] морем примерно через шесть месяцев после того, как эта фотография была опубликована в журнале Life. У него было интервью с журналистом, в котором он объяснил, что провел с этим человеком несколько дней и был с ним рядом в момент его смерти, а потом он оставался у тела до темноты и отошел под вражеским огнем.

Журналист, о котором идет речь, работал в издании New York World-Telegram. Капа в интервью ему 1 сентября 1937 года в Нью-Йорке рассказал, как он сделал эту сенсационную фотографию. Вот что сообщалось в газете:

[Капа и солдат] находились на фронте у Кордовы и застряли на позиции: Капа со своей дорогой камерой и солдат с винтовкой. Солдат был нетерпелив. Он хотел вернуться к лоялистам. Раз за разом солдат поднимался, выглядывал из-за мешков с песком и снова возвращался на место при первых выстрелах пулемета. Наконец солдат пробормотал что-то насчет того, что у него есть хороший шанс.

Он вылез из траншеи. Капа двигался позади него. Внезапно загрохотал пулемет, Капа машинально щелкнул затвором камеры и упал назад рядом с телом своего спутника. Спустя два часа, когда стемнело, но перестрелка продолжалась, фотограф отполз по изрытой воронками земле в безопасное место. Позже он обнаружил, что сделал один из лучших снимков испанской войны.

Капа был известен тем, что на протяжении всей своей карьеры не указывал в подписях к фотографиям имена тех, кого снимал. Тем не менее Фокс удивился тому, что Капа провел несколько дней рядом с солдатом в его подразделении и даже не спросил, как его зовут. Почему он не поинтересовался, кого убили на его глазах? Неужели в отряде не нашлось бойца, который мог бы рассказать Капе, как звали погибшего?

В 1982 году о «Смерти республиканца» написала Гензель Мит, одна из подруг Капы. В письме она рассказала о том, как в конце 1940-х годов, вернувшись из командировки в свою квартиру в Нью-Йорке, обнаружила там своего мужа Отто и Капу, которые яростно спорили об этой фотографии.

Отто сердился, Боб был очень удручен, но не сдавался. Отто высказывался жестко и критически, а Боб выглядел как наказанный щенок. Я очень устала за несколько дней работы и в спор не встревала, но мне показалось, что Отто говорил излишне нравоучительным тоном.

Когда Капа покинул квартиру, Отто молча закурил.

— В чем ты обвиняешь Боба? — спросила Мит. — Ты что, считаешь, что этот снимок — подделка?
— Видит Бог, очень хочется, чтобы это было не так.
— Тогда о чем разговор?
— Не хочу об этом говорить. Надеюсь, что я неправ.

На самом деле Отто яростно спорил с Капой об обстоятельствах, в которых была сделана фотография.

— Я знал его [республиканца] при жизни, — сказал ему Капа. — Их обманули. Нас всех обманули. Сначала все было нормально. Огня не было. Они побежали вниз по склону, я тоже побежал.
— Ты что, поднял людей в атаку? — спросил Отто.
— Да нет, конечно. Просто мы все были в эйфории. Ну, может быть, немного не в себе.
— А потом? — спросил Отто.
— И тут вдруг оказалось, что все это происходит на самом деле. Я не слышал стрельбы — по крайней мере, первых выстрелов.
— А ты где был?
— Чуть впереди и в стороне от них.

Если верить этому рассказу, то можно понять, что Капа чувствовал себя виноватым, потому что именно он попросил солдат сбежать с открытого холма, и эта просьба стоила человеку жизни. По словам профессора Ханса Путниса, биографа Жизель Фройнд, похожую историю Капа рассказал Фройнд, признавшись, что это он «убил» человека, изображенного на фотографии.

Как показывают приведенные сообщения (заметим, что ни одно из них не исходило непосредственно от самого Капы), версии происходивших событий значительно менялись с течением времени. В связи с этим большой интерес представляют слова самого Капы в радиоинтервью, посвященном выходу его книги Slightly Out of Focus.

Версии происходивших событий значительно менялись с течением времени.

О том, что случилось в тот роковой день в 1936 году, Капа рассказал нью-йоркским слушателям радиостанции WNBC в 8:30 утра 20 октября 1947 года. Без всякой подсказки ведущего он вспомнил о «Смерти республиканца» и подчеркнул, что «хорошая фотография рождается в воображении редакторов и зрителей, которые разглядывают снимки». Капа рассказал, что однажды сделал такую фотографию, которую оценили гораздо выше других. Снимая тот эпизод, он, конечно, не знал, что это будет какая-то особенная фотография. «Это случилось в Испании, — объяснил он, — в самом начале моей карьеры фотографа и в самом начале Гражданской войны. Та война была романтичной, если можно так говорить о войне…»

Потом Капа рассказал слушателям, что он сделал эту фотографию в Андалусии, когда двигался вместе с группой необученных новобранцев-республиканцев. «Они не были солдатами, — добавил он, — и ежеминутно гибли, причем с великим пафосом. Они думали, что бьются за правое дело и умирают за свободу. Они были в эйфории».

Капа сообщил, что в окопе вместе с ним было около двадцати человек, вооруженных старыми винтовками (в полном противоречии с тем, что он говорил New York World-Telegram). «Напротив, на холме, — продолжал он, — находился пулемет мятежников. Новобранцы пять минут постреляли в сторону пулемета, а затем прокричали „Vamos!“ („Вперед!“) и, встав в полный рост, пошли на пулемет. Тут-то все и завертелось… Конечно, пулемет заработал и… Оставшиеся в живых новобранцы вернулись в окоп и снова стали стрелять из винтовок в сторону пулемета. Само собой, пулеметчик был достаточно умен, чтобы не отвечать на эту пальбу. И вот через пять минут они снова прокричали „Vamos!“ и опять побежали под пули. Это повторялось три или четыре раза, поэтому, когда они выскочили из окопа в четвертый раз, я просто поднял фотоаппарат над головой и, не глядя, щелкнул затвором».

Капа объяснил, что не проявлял пленки, снятые в тот день. Вместе со многими другими материалами он отправил их в Париж, а сам еще три месяца пробыл Испании. И потом, вернувшись во Францию, он обнаружил, что стал «очень известным фотографом, потому что камера, которую я держал над головой, зафиксировала человека в тот момент, когда его застрелили».

Фотография «Смерть республиканца» впервые появилась в номере журнале Vu от 23 сентября 1936 года. Дополнительную известность этому снимку обеспечили публикации в следующем году в журналах Paris-Soir и Regards. Профессор Путнис считает, что именно публикация фотографии Капы привела к тому, что швейцарские спонсоры журнала Vu изгнали Люсьена Фогеля с поста главного редактора. «Во всяком случае, — подчеркивала Жизель Фройнд, — именно выход осенью 1936 года специального номера, освещавшего Гражданскую войну в Испании с республиканской точки зрения, невероятно возмутил спонсоров Vu, и Фогель был вынужден уйти в отставку».

12 июля 1937 года эта фотография появилась на 19-й странице журнала Life с подписью «Испанский солдат падает от пули, пробившей ему голову». Как и в Европе, публикация этого снимка вызвала скандал. Несколько рассерженных читателей написали письма редактору, обвиняя его в том, что, печатая такие изображения, он проповедует насилие. Подобные фотографии еще никогда не появлялись в американских домах…

Впервые подлинность фотографии «Смерть республиканца» была поставлена под сомнение только в 1974—1975 годах в книге Филиппа Найтли «Первая жертва» (The First Casualty). Найтли взял интервью у О. Д. Галлахера, который во время Гражданской войны в Испании был корреспондентом газеты Daily Express. Галлахер рассказал ему, что фотография «Смерть республиканца» была одной из серии постановочных фото, снятых во время затишья между боями.

Впервые подлинность фотографии была поставлена под сомнение только в 70-х.

По его словам, Капа и другие фотографы пожаловались офицеру-республиканцу, что им нечего снимать. Офицер сказал, что он соберет несколько отрядов и устроит маневры. Когда фотография была опубликована, Галлахер усомнился в ее подлинности, поскольку она была слегка размыта. Как он рассказал Найтли, Капа при этом «рассмеялся и сказал: „Если вы хотите получить хорошие фотографии боевых действий, они не должны быть резкими. Только когда рука немного дрожит, получаются прекрасные фотографии“». Впрочем, доверие к этому свидетельству было частично подорвано, когда в 1978 году в интервью историку Хорхе Левински он сказал, что Капа сделал эту фотографию в той части Испании, которую контролировали мятежники. Между тем нет никаких доказательств того, что Капа когда-нибудь посещал ту часть Испании, которая была занята националистами. Учитывая его страстную поддержку республиканского дела, такой визит вообще представляется крайне маловероятным.

Другим важным источником сведений для книги Найтли был Тед Аллан, канадский ветеран Гражданской войны, который в возрасте девятнадцати лет влюбился в Герду, а в конце 1930-х годов стал хорошим другом Капы. Он написал Найтли, что однажды обсуждал эту фотографию с Дэвидом (Чимом) Сеймуром, который, как и Картье-Брессон, снимал Гражданскую войну. «Чим сказал мне, что не Капа сделал эту фотографию. Говорил ли он мне, что это он, Чим, сделал этот снимок или что его сделала Герда, — этого я уже сейчас не помню». Ирме Шабер, биограф Герды Таро, говорит, что она решила не обсуждать в своей книге «Смерть республиканца», потому что не считает эту тему существенной для понимания предмета. Лично она думает, что вряд ли Герда сделала эту фотографию, но в принципе это вполне возможно. Испанский историк культуры Карлос Серрано, который изучал фотографии Капы и Герды этого периода, пишет, что часто невозможно сказать, кто из них сделал ту или иную фотографию. До 1937 года почти все фотографии Герды публиковались либо вообще без подписи, либо за подписью Капы.

Конечно, тщательно изучив негативы Капы, можно было бы понять, действительно ли этот кадр был случайным или он был частью поэтапной съемки разных людей или фотографией человека, притворяющегося убитым. Но многие из негативов той пленки, на которой запечатлено данное изображение, уже утрачены. Не существует также ни оригинального оттиска, ни негатива первой фотографии.

Не существует ни оригинального оттиска, ни негатива первой фотографии.

Если бы Капа делал постановочную фотографию, то он, скорее всего, сделал бы несколько снимков республиканцев — падающих и делающих вид, что в них стреляли, и, вероятно, использовал бы штатив, чтобы кадры получились резкими. По иронии судьбы доказательства такого характера можно найти в журнале Vu. В одном из его номеров под заголовком «Гражданская война в Испании», в материале, занявшем две страницы, в Vu напечатали эту знаменитую фотографию над фотографией другого гибнущего бойца народной милиции. Две фотографии объединял заголовок «Как они погибали». Из подписи однозначно следует, что речь идет о двух разных людях: «Ноги напряжены, грудь открыта ветру, винтовка в руке… Они, срываясь, летят вниз по склону, покрытому редкими пучками травы… Но вдруг их полет прерывают пули, братоубийственные пули, и родная земля выпивает их кровь».

На первом, более известном снимке солдат одет в белую рубашку и темные брюки. На втором — в темный комбинезон. У человека на первом снимке темные ботинки. Второй носит белые матерчатые тапочки-эспадрильи. У первого через плечо на кожаном ремне переброшена патронная сумка с тремя отделениями. У второго — два патронташа на поясе. Их движения, запечатленные на снимке, выглядят совершенно по-разному. С очевидностью очень маловероятно, что на обеих фотографиях изображен один и тот же человек. Мог ли Капа действительно сделать сначала одну фотографию умирающего человека (случайно, как он сам рассказывал), а затем второй случайный снимок гибнущего человека, причем на том же склоне? Или мы видим один тот же постановочный момент с двумя разными актерами?

На каждого сомневающегося приходится гораздо более страстный защитник подлинности фото «Смерть республиканца».

Споры продолжаются. На каждого сомневающегося приходится гораздо более страстный защитник подлинности фото «Смерть республиканца». Рут Серф, близкая подруга Герды и Капы, раньше не высказывалась об этой фотографии, но сегодня, когда из всех, кто был в тот период близок к этой паре, в живых осталась она одна, Серф настаивает на том, что фотография аутентична: «Я видела [фотографии], снятые вслед за этой, на них солдат лежал на земле, уже мертвый». Но она не помнит, при каких обстоятельствах она видела эти снимки и что с ними случилось потом…

Следуя за откровениями Найтли, ветеран Гражданской войны в Испании Жорж Сориа также категорически настаивал на том, что эта фотография подлинная: «Профессиональная честность Капы была такова, что невозможно ни на миг представить себе, что он мог бы придумать такую мистификацию — столь же убогую, как и презренную». Сориа писал, что в августе 1936 года он вместе с Капой двигался на север от Мадрида, к Сьерра-де-Гвадаррама. Когда в ходе одной из контратак республиканцев раздались выстрелы противника, вспоминал Сориа, Капа не нырнул в укрытие, а продолжал стоять и «снимать, как будто ничего не происходит», хотя вокруг падали люди.

Сам Сориа не видел, как Капа снимал «Смерть республиканца»: он признается, что упал на землю «при первой же очереди вражеского пулемета». Тем не менее Сориа утверждал, что эта фотография была сделана в августе, в предгорье Сьерра-де-Гвадаррама, в одном дне пути от Мадрида. Между тем в 1936 году Серро Муриано был по крайней мере в трех днях езды от Мадрида, и в любом случае фотография была сделана в сентябре, а не в августе.

В последние годы защитники подлинности этой фотографии все чаще и настойчивее подчеркивают, что этот снимок настоящий, не постановочный. На момент написания этой книги самые последние утверждения на этот счет были сделаны на основании выводов малоизвестного испанского историка-любителя Марио Бротонса, также ветерана той войны. Он утверждал, что человек на фотографии Капы — это Федерико Боррелл, который погиб в возрасте 24 лет 5 сентября 1936 года, то есть в тот день, когда предположительно и была сделана знаменитая фотография. Боррелл работал на мельнице в небольшом городке Алькой, родном городе Бротонса. В начале 90-х годов, собирая материалы для книги о Гражданской войне в Испании, Бротонс просматривал военные архивы в Мадриде и Саламанке. К его изумлению, он обнаружил в обоих архивах доказательства того, что 5 сентября на фронте у Серро Муриано погиб только один человек: Федерико Боррелл. По словам Бротонса, когда он в 1996 году показал фотографию Капы родственникам Боррелла, они без всяких наводящих вопросов узнали Федерико.

У Федерико был младший брат по имени Эверисто, который также сражался около Серро Муриано. В 1996 году английская журналистка Рита Гросвенор взяла интервью у вдовы Эверисто, Марии, для журнала Observer. «Это Эверисто сказал нам, что Федерико убит, — сообщила Мария. — Он не видел, как это произошло, потому что был в другом месте. Но его друзья рассказывали ему, что видели, как Федерико поднял руки и сразу же упал на землю после выстрела в голову. Они сказали, что он умер мгновенно».

Снимок Капы — одна из самых известных фотографий в истории Испании. Почему ни один из родственников Боррелла не узнал его за предыдущие шестьдесят лет, когда в журналах, газетах и на телевидении этот снимок появлялся бесчисленное число раз? К сожалению, Мария умерла за несколько недель до запланированного интервью с автором этой книги, Марио Бротонс умер в 1997 году.

Снимок Капы — одна из самых известных фотографий в истории Испании. Почему ни один из родственников погибшего не узнал его за столько лет?

Книга Бротонса не содержит ссылок на источники. Неизвестно, какой документ он нашел, чтобы доказать свое утверждение, что в тот день погиб только один солдат. Почему это утверждение противоречит свидетельству очевидца Франца Боркенау и всем рассказам Капы? Бротонс написал, что нашел свои доказательства в архивах Гражданской войны в Испании в Саламанке и в военных архивах в Авиле, недалеко от Мадрида. Но тщательный поиск в этих архивах не дал ничего, что могло бы поддержать тезис Бротонса. Директор Национального архива Гражданской войны в Саламанке Мигель Анхель Харамильо говорит, что в его архивах нет упоминания о Федерико Боррелле, а Мануэль Мельгар, куратор хранилища в Авиле, уверен, что и в его архиве нет никаких упоминаний о Федерико Боррелле.

Анхель Харамильо проработал в архивах Саламанки десять лет, но никогда не сталкивался с Бротонсом:

«Согласно нашим регистрационным записям, господин Бротонс никогда к нам не заходил. В наших архивах есть много документов, в которых указаны погибшие и пропавшие без вести. Это ведь важная информация для людей, претендующих на пенсии… И я могу определенно сказать, что мы не нашли ни одного упоминания о Боррелле ни в одном списке людей, которые пропали без вести или погибли на войне… Если Бротонс нашел свои доказательства здесь, у нас, то почему он не воспроизвел их в своей книге? Профессиональный историк, делая столь важные утверждения, будет очень осторожен, он даст точную атрибуцию и покажет ее. Странно, что Бротонс этого не сделал…»

Впрочем, даже если согласиться с тем, что человек на фотографии — это на самом деле Федерико, то можно ли сказать, что он умер именно в тот момент, когда был сделан снимок? Ведь он мог умереть несколько часов спустя. А как насчет второго человека на фотографии в журнале Vu? Почему не был идентифицирован он? Почему Капа никогда не упоминал о его существовании? Наконец, почему, к сожалению, так и не было найдено тело Федерико?

Британская исследовательница Кэролайн Бразерс, которая недавно детальнейшим образом изучила полемику вокруг «Смерти республиканца», делает следующий вывод: «Слава этой фотографии есть показатель существования коллективного воображения, которое хотело и все еще хочет верить некоторым утверждениям о природе смерти на войне. Эта фотография утверждает, что смерть на войне была героической и трагической и что каждый человек был на счету, а его смерть имела значение».

Стоит ли за «Смертью республиканца» Капы еще какая-нибудь истина кроме той, что эта фотография стала символом смерти? Большой вопрос. Капа не был беспристрастным репортером: он игнорировал зверства, совершенные республиканцами, он выступал идеологическим сторонником коммунизма в Испании.

«Смерть республиканца» является свидетельством определенной политической ориентации и идеализма Капы.

«Смерть республиканца», подлинная или ненастоящая, в конечном счете является свидетельством определенной политической ориентации и идеализма Капы. И оба этих качества подвергнутся серьезной проверке в предстоящих сражениях «войны страстей». В скором времени он придет к тому, с чем неизбежно сталкиваются все люди, достаточно близко подошедшие к «романтике» войны: к испытанию жестокостью и безумием и к смерти иллюзий.

Одно можно сказать определенно: публикация «Смерти республиканца» ознаменовала собой точку невозврата. Появление этой фотографии стало гарантией того, что мир навсегда запомнит Эндре Фридмана как американского фотографа Роберта Капу — человека настолько решительного, настолько намеренного погрузиться в гущу войны, что он готов снимать даже момент смерти человека.


Фото на обложке: Sotheby’s

Капа Роберт (Robert Capa) настоящее имя Эндре Эрнё Фридман)

Фотограф Роберт Капа (англ. Robert Capa, настоящее имя Эндре Эрнё Фридман) родился  22 октября 1913 в Будапеште  — фоторепортёр еврейского происхождения. Классик фотоискусства. Основоположник военной фотожурналистики. Старший брат известного фотографа Корнелла Капы

Фотокарьеру он начал в 1931 году в Берлине. В 1932 сделал в Копенгагене серию портретов Льва Троцкого, имевшую большой успех в печати. После прихода нацистов к власти молодой фотограф перебрался в Париж. Там бурлит политическая жизнь. Фридман снимает все важнейшие события, постоянно присутствует на собраниях, митингах, демонстрациях… Короче говоря пытается находиться в самой гуще происходящего. Но конкуренция была слишком велика, и молодой фотограф еле сводит концы с концами. только в 1934 году, когда он встретил фотографа Андре Кертиша, ставшего его другом и наставником, жизнь в Париже начала понемногу налаживаться. Тогда же Банди познакомился с фотографами Дэвидом Сеймуром и Анри Картье-Брессоном. В кафе на Монпарнасе друзья обсуждали вопросы, касающиеся фотожурналистики и политики, обменивались опытом и критиковали работы друг друга. 

В 1934 году Банди встретил Герду Таро, которая стала не только близкой подругой фотографа, но и его личным менеджером. В 1935 году агентство “Дефот” по старой памяти командировало Банди на съемки в Испанию. Съемки прошли успешно, однако продать фотографии оказалось сложно, так как в то время в Париже работал его однофамилец, а в журналах указывалась только фамилия автора. К тому же Банди плохо знал французский и полноценного общения с редакторами французских журналов не получалось. Тогда и появился легендарный Роберт Капа – успешный и обаятельный американский фотограф, которого придумали сам Банди и Герда Таро. Фамилия “Капа” была созвучна с именем известного в то время голливудского режиссера – Франка Капра.

Таро и Банди создали фотоагентство, в котором Герда выполняла обязанности секретаря и менеджера, Андре Кертиш был лаборантом, а владельцем и по совместительству фотографом стал… американский фотожурналист Роберт Капа. Банди пришлось немало потрудиться, поддерживая реноме известного американца: он был первым на всех интересных событиях и делал исключительно скандальные снимки. Его фотографии порой были лишены художественной стороны и из-за этого у него возникали споры с Картье-Брессоном. Но Роберт Капа оправдывал себя тем, что его фотографии всегда продавались. Добившись признания во Франции, Капа и Таро уехали в США, где Роберт Капа был представлен как… французский фотожурналист, богатый и знаменитый. Обман вскоре раскрылся, но это было уже неважно, ведь владельцы изданий знали фотографа Роберта Капу, а читатели давно привыкли к его скандальным фотографиям. Проходит слух о невероятной оперативности, ловкости и удачливости этого «гения фоторепортажа». Поговаривали, что не было в мире события, на котором бы он не побывал, и всегда — раньше всех. Самого его никто не видел, но снимки печатались: сначала в парижских изданиях, а вскоре и по всему миру. Естественно за свои снимки знаменитый американец требовал — и получал — приличные гонорары.

Известный парижский издатель, основатель журналов «VU» и «Vogue» Люсьен Фогель внимательно следил за фоторепортажами Роберта Капы. Снимки американца разительно отличались от фотографий других репортеров, освещающих события политической жизни Франции того времени: в них виделся не только острый глаз фоторепортера, но и взгляд тонкого художника. 

Фогель пытается найти фотографа, но тщетно: все свое общение с внешним миром знаменитый американец вел через своего лаборанта Андре Фридмана или через менеджера Герду Таро — корреспондентку «Юманите». Люсьен Фогель пытается навести справки в США и узнает, что Роберта Капа известен там как … знаменитый французский фоторепортер.

Найти Роберта Капу помог случай. В 1935 году на одном из заседаний Лиги Наций в Женеве завязалась потасовка. Люсьен Фогель увидел, как лаборант Андре Фридман с фотоаппаратом наперевес кинулся в гущу событий. Когда через несколько дней Фогелю принесли снимки инцидента, сделанные знаменитым Робертом Капой, все встало на свои места. Так этот чертов венгерский эмигрант и есть знаменитый фоторепортер! Фогель не стал афишировать эту новость — просто уменьшил гонорары бывшему «американцу». Но Андре Ерно Фридман решил, что хранить тайну больше не имеет смысла. Позже он скажет: «Роберт Капа родился в Париже в возрасте 22-х лет».

С тех пор в жизни Роберта Капы случалась всякое. В сентябре 1935 года он освящал гражданскую войну в Испании, где сделал снимок «Смерть Солдата Лоялиста», который и в самом деле превратил его в самого «знаменитого французского фоторепортера». В Испании Капу подстегает главная утрата его жизни: погибает его возлюбленная и верная помощница Герда Таро.

Потом были другие войны. Капа провел семь месяцев в американских войсках во время их продвижения по Италии и приобрел большую популярность среди американских солдат и офицеров. Классикой военного фоторепортажа стали его снимки сделанные во время высадки союзников в Нормандии. Эти полные драматизма кадры сделали его самым «знаменитым фоторепортером Америки» — видимо он действительно был рожден «чтоб сказку сделать былью».

Начало Второй Мировой войны Капа встретил как корреспондент журнала “LIFE”, хотя для американцев он все еще оставался “врагом”: Капа по-прежнему был гражданином Венгрии – союзника гитлеровской Германии. Несмотря на это, с 1940 по 1945 годы Роберт Капа выполнял задания журнала “LIFE” и вел съемку на всех фронтах. В 1944 году он стал единственным журналистом, осветившим День Д – высадку союзнического десанта на Омаха Бич в Нормандии: “Парни с моей баржи стали добираться вброд до берега. Я приготовился сделать свою первую фотографию вторжения: солдаты, идущие по пояс в воде с оружием наизготовку, оборонительные сооружения и дымящийся берег на заднем плане. Но боцман, который очень торопился отсюда убраться, не понял, что я задержался для того, чтобы сделать пару снимков; он подумал, что я струсил и помог мне выбраться из лодки метким пинком ниже спины. Вода была холодной, а до берега оставалось более ста ярдов. Пули изрешетили вокруг меня воду и я поспешил укрыться за ближайшим защитным сооружением. Какой-то солдат спрятался вместе со мной и мы несколько минут вместе с ним делили это убежище. Затем он снял водозащитный чехол и стал стрелять без цели в направлении берега. Выстрелы придали ему смелости и он отправился дальше, оставив меня одного. Когда я остался один, то смог спокойно фотографировать парней, которые, как и я, прятались за защитными сооружениями”, — писал Капа в своей книге “Немного не в фокусе”. Уже в лондонской редакции “LIFE” по оплошности лаборанта практически вся съемка о десанте союзников была испорчена, спасти удалось только одиннадцать кадров, которые были опубликованы во всех крупнейших мировых изданиях. 


После войны в 1947 году вместе со своим другом легендарным фотографом Анри Картье-Брессоном Капа учреждает известное фотоагентство «Магнум». Это агентство и в наши дни остается самым знаменитым профессиональным объединением фотографов-документалистов всего мира. Чтобы заслужить членство в «Магнуме», надо пройти строжайший конкурсный отбор.

В 1954 году журнал «Life» заказал Роберту Капе серию репортажей из Индокитая, и он вновь, в который раз, становится военным репортером. 25 мая 1954 года, выйдя из машины, он пошел по полю посмотреть на шоссе через заросли бамбука — он как раз заканчивал свой очередной фоторепортаж «Горький рис». Вдруг раздался взрыв. «По звуку я понял, что взорвалась противопехотная мина», — рассказывал его коллега репортер Джон Маклин, — «Я выскочил из машины — по полю бежал вьетнамский лейтенант, сопровождавший нас в поездке. Подбежав к машине, он, задыхаясь, проговорил: Фотограф мертв». Так оборвалась жизнь знаменитого фотожурналиста.

«Я надеюсь остаться безработным военным фотографом до конца своей жизни», — сказал Роберт Капа незадолго до своей смерти. Это его мечте — увы — не дано было осуществиться.

Классик фоторепортажа. Один из родоначальников военной фотографии, прошедший Вторую Мировую войну на европейском театре военных действий. Один из пяти основателей агентства «Магнум Фото». С 1955 пресс-клуб США ежегодно вручает фотожурналистам «Золотую медаль Роберта Капы» за лучшие фоторепортажи, созданные с риском для жизни.

Псевдоним «Роберт Капа» — результат мистификации, организованной совместно с Гердой Таро, для успешной продажи фотографий. Герда специально распространяла среди журналистов слухи о «знаменитом и богатом американском фотографе», который готов продать свои снимки. Роль вымышленного персонажа играл Фридман, фотографируя различные события и продавая свои фотографии под этим псевдонимом. Когда мистификация была раскрыта, Капа уже был достаточно известен как фотожурналист и публика уже знала его под этим именем.

После смерти Капы, в 1955 году была учреждена награда Золотая медаль Роберта Капы, которая присваивается фотожурналистам, за «лучший опубликованный фоторепортаж из-за рубежа, потребовавший исключительной храбрости и инициативы».

Фотографии фотографа Роберта Капы — Основоположника военной фотожурналистики.

Роберт Капа Биография, жизнь и цитаты

Биография Роберта Капы

Детство и образование

Роберт Капа родился Эндре Фридманн в еврейской семье рабочего класса. Его родители, Дезсе Фридманн и Юлианна Берковиц, управляли салоном одежды в Пеште, Венгрия, где его отец работал портным. Его брат Корнель родился пятью годами позже.

У Капы было относительно счастливое детство, и, хотя он не преуспевал в школе, он легко заводил друзей и обладал приветливым обаянием.Подростком он попал в группу студенческих активистов. Хотя он не был политически активен, его принадлежность к группе привлекла к нему внимание венгерской полиции, которая позже вытащила его для допроса относительно его предполагаемых коммунистических симпатий. Находясь под стражей, следователи избили его, но в конечном итоге они отпустили его, когда не нашли ничего, за что его можно было бы осудить. Считается, что богатый и связанный клиент его отца организовал его освобождение при условии, что Капа немедленно уедет из Венгрии.

Раннее обучение

В возрасте семнадцати лет Капа был отправлен в изгнание. В 1931 году он прибыл в Берлин и быстро подал заявку и получил стипендию, чтобы начать изучение политологии в Немецкой высшей школе политики. Вскоре ему наскучили уроки, и он изо всех сил пытался платить за еду и жилье. Его родители больше не могли присылать ему деньги, и ему необходимо было найти способ поддержать себя финансово. Несмотря на свой интерес к журналистике, он вместо этого обратился к фотографии как к средству стабильного дохода.Объясняя свое решение, Капа заявил: «Во время учебы у моих родителей не хватило средств, и я решил стать фотографом, что было ближе всего к журналистике для любого, кто оказался без языка». Друг познакомил Капу с фотографом Отто Умбером (Umbo), который дал ему работу в своем фотоагентстве Dephot (Deutscher Photodienst). Капа начинал как ассистент фотолаборатории и быстро продвинулся вверх, научившись снимать на камеры Leica агентства. К лету 1932 года бросил колледж, чтобы продолжить карьеру фотографа.

В ноябре 1932 года Капа получил первое большое задание от Депо сфотографировать лекцию Льва Троцкого в Копенгагене. Изображения Троцкого были частью крупного журнала, в котором его имя впервые было упомянуто вместе с фотографиями. Хотя его назначения увеличились, он был вынужден покинуть Берлин в 1933 году с подъемом нацистской партии Гитлера. Он получил разрешение вернуться в Венгрию летом, чтобы навестить свою семью, а через несколько месяцев он поселился в Париже.

Первые месяцы Капы в Париже были нелегкими.По словам журналиста Алекса Кершоу, он был вынужден много раз продавать свою камеру Leica за деньги и даже пытался ловить рыбу в реке Сене для пропитания. В конце концов его удача изменилась, когда он встретил фотографа Дэвида «Чима» Сеймура в парижском кафе. Через Чима он был представлен коллеге-фотографу Анри Картье-Брессону. Трое мужчин стали друзьями на всю жизнь.

Все еще изо всех сил пытаясь найти работу, состояние Капы начало меняться, когда его друг и бывший коллега из Депо Симон Гутманн приехал во Францию ​​и помог ему получить его первое серьезное задание после переезда в Париж.По заданию Капа отправился в Испанию, где сфотографировал боксера Паолино Узкудуна и летчика-воздухоплавателя Эмилио Эрреру.

В это же время, в 1934 году, Капа познакомился с Гердой Похориллес (позже Гердой Таро), швейцаркой, жившей в Париже. Как и Капа, она бежала из Германии в прошлом году, когда Гитлер пришел к власти. Они быстро полюбили друг друга и начали жить и работать вместе. Похориллы сыграл важную роль в изменении карьерной траектории Капы. Во время работы в международном фотоагентстве Alliance Photo она начала продвигать его фотографии как фотографии мифического американского персонажа по имени Боб Капа.Она продала его изображения в три раза больше, чем средний европейский фотограф, утверждая, что они были сделаны известным американским фотографом, который считал, что французы будут платить слишком мало за его работу. Заинтригованные агентства начали покупать его фотографии. Только когда уловка была обнаружена, он был вынужден раскрыться и навсегда изменить свое имя на Роберт Капа. Вскоре после этого Герда Похориллес сменила фамилию на Таро. Брат Капы Корнел, также фотограф, последовал примеру своего брата и сменил имя на Корнелл Капа.

После смены имени спрос на изображения Капы неуклонно рос. Работая фотографом-фрилансером, он получил множество заданий в Париже и его окрестностях. Его первое важное задание в качестве военного фотографа произошло в 1936 году, когда Люсьен Фогель из журнала Vu послал его освещать гражданскую войну, бушующую в Испании. Он пошел с Таро, и эти двое попали в авиакатастрофу, но, что примечательно, они оба не пострадали. В сентябре 1936 года в Испании он сделал свою знаменитую фотографию «Падающий солдат ».Об этом времени Капа сказал: «Для фотографирования в Испании не нужно никаких уловок. Вам не нужно ставить камеру. Фотографии есть, и вы их просто делаете. Правда — это лучший снимок, лучшая пропаганда. » Его освещение гражданской войны в Испании привело к публикации в журнале Life в ноябре 1936 года, положив начало длительным рабочим отношениям с журналом.

Хотя его пребывание в Испании было для Капы профессиональным достижением, оно также было отмечено личной трагедией.Его партнерша Герда Таро, которая оставалась в Испании, пока Капа уезжала в Париж по работе в июле 1937 года, погибла, когда в машину, в которой она ехала, попал танк. Смерть Таро, которую многие считают первой женщиной-фотожурналистом, погибшей во время освещения войны, сильно повлияла на Капу. Измученный горем, он так и не смог полностью преодолеть потерю и, хотя у него было много отношений, он так и не женился. Спустя годы, говоря о Таро, он часто называл ее своей женой. По словам Кершоу, «в глазах Анри Картье-Брессона это было, если на Капу накинули покрывало.Человек, который в конце концов появился из-за этого, был, как другие видели его, совершенно другим: циничным, все более оппортунистическим, временами глубоко нигилистическим, боявшимся привязанности, постоянно разбитым сердцем ».

Период зрелости

Сделав себе имя с его помощью Освещая войну в Испании, карьера Капы начала процветать. С начала 1938 года он провел шесть месяцев в Китае, снимая документальный фильм о китайско-японской войне, а затем остался фотографировать действия, снимая первые в истории военные кадры в цвете.Затем он вернулся в Испанию, чтобы прикрыть падение страны перед генералом Франко. Находясь в Испании, он подружился с писателями Эрнестом Хемингуэем и Мартой Геллхорн, которые оба были там по заданию. Когда журнал Life опубликовал рассказ о временах Хемингуэя в Испании, он включал серию фотографий Капы. К этому времени его работы были широко популярны, и в декабре 1938 года фоторепортаж с его фотографиями раздираемой войной Испании включал заголовок «Величайший военный фотограф в мире: Роберт Капа». Много лет спустя, в 2007 году, в Мексике был обнаружен чемодан, содержащий около 4500 негативов гражданской войны в Испании, написанных Капой, Таро и Чимом.Считавшиеся утерянными с 1939 года, изображения и их история стали предметом документального фильма « Мексиканский чемодан » и передвижной выставки в Международном центре фотографии (музей, основанный братом Роберта Капы Корнеллом).

В 1939 году, когда в Европе разразилась Вторая мировая война, Капа снова сбежал от преследований и отправился в Нью-Йорк, чтобы навестить свою мать и брата, которые теперь там жили. Получив работу в журнале Life , он провел несколько месяцев в Мексике, освещая их президентские выборы.Тем не менее, жажду действий Капы не удалось утолить, и в 1941 году он вернулся в Англию, чтобы начать освещать войну. Он был отправлен на фронт в марте 1943 года вместе с союзными войсками в Северной Африке, а затем прикрывал боевые действия в Италии. Он сделал много важных фотографий во время войны, но самая известная из них — фотография первой группы американских войск, высадившихся в Нормандии в день «Д». Его последние снимки времен Второй мировой войны были сделаны, когда он спрыгнул с парашютом вместе с американскими войсками, чтобы захватить немецкий город Лейпциг.

Стресс войны и наблюдение за гибелью людей вокруг него в конечном итоге сказались на Капе. Помимо приступа малярии в Италии, он страдал от боевой усталости и депрессии. Но после многих лет освещения ужасов войны он был рад освещать освобождение Парижа с Эрнестом Хемингуэем. Находясь в Париже, двое друзей поссорились из-за фотографии, которую сделал Капа, когда автора бросили в канаву во время аварии. Хемингуэй чувствовал, что Капа должен был отступить, но вместо этого он остался и сфотографировал аварию, которую Хемингуэй воспринял как попытку выставить его дураком.Хотя они остались друзьями, они никогда больше не были так близки после этого инцидента.

Несмотря на серьезность работы Капы, он умел получать удовольствие от жизни и имел большую группу знаменитых друзей. Помимо дружбы с Хемингуэем и Геллхорном, он путешествовал с писателем Джоном Стейнбеком, тусовался с режиссером Джоном Хьюстоном и актером Джином Келли, а также знал Пабло Пикассо и его семью. У него также было множество романов с красивыми женщинами; в первую очередь его многолетний роман с Ингрид Бергман, которая на тот момент была замужем, с которой он познакомился в Париже.Хотя им пришлось скрывать свои отношения от общественности, он последовал за ней в Голливуд в 1946 году и стал гражданином США. В это время он написал свои мемуары «Немного не в фокусе: иллюстрированные воспоминания легендарного фотожурналиста о Второй мировой войне », которые он надеялся (но так и не сумел) превратить в сценарий.

Поздний период

После недолгого пребывания в Голливуде, месте, где он никогда не чувствовал себя полностью как дома, Капа вернулся в Европу, стремясь вернуться к своей работе фотожурналистом.К этому времени он и его группа устали от продолжающейся эксплуатации внештатных фотожурналистов крупными журналами. Капа и его друзья стремились изменить ситуацию после его возвращения в Париж. В 1947 году, работая с Анри Картье-Брессоном, Джорджем Роджером, Дэвидом «Чимом» Сеймуром и Уильямом Вандивером, он основал совместное фотоагентство Magnum Photos, которое позволило его членам сохранять авторские права на свои изображения. Что касается создания Magnum, он позже заявил: «Зачем подвергаться эксплуатации других? Давайте будем эксплуатировать самих себя.«Magnum Photos, в который сейчас входят почти сотня фотографов со всего мира, существует и по сей день и продолжает продвигать работы и наследие Капы.

Значительные задания Капы после Второй мировой войны включали в себя съемку России с Джоном Стейнбеком и возвращение к Израиль должен задокументировать независимость страны и последовавшие за этим боевые действия, которые начались через несколько дней. Фотографии, которые он сделал в России, в конечном итоге привели его к неприятностям с правительством. Что еще хуже, деньги, которые он заработал от продажи своих фотографий из России в Ladies ‘Home Journal обратила на себя внимание ФБР.С 1930-х годов на него хранилось досье, в котором ставилась под сомнение его связь с коммунизмом. Фотографий из России, похоже, заслуживает дальнейшего изучения. В результате в 1953 году его паспорт был приостановлен Соединенными Штатами на несколько месяцев, что ограничило его способность работать. Позже его заставили сделать официальное заявление ФБР о том, что он никогда не был членом коммунистической партии. В конце концов его паспорт был продлен с ограничением, что он больше не мог посещать страны «железного занавеса».«Этот неприятный опыт усугубился сильной болью в спине и непродолжительной госпитализацией.

Последнее крупное задание Капы началось в апреле 1954 года, когда он поехал в Японию, чтобы работать в Mainichi Press. Там он получил предложение от журнала Life : заменить фотографа на французскую войну в Индокитае. Хотя он устал от освещения войны и ее зверств, он принял это задание. Путешествуя с конвоем по дельте Красной реки (Вьетнам), Капа был убит на мине, когда он фотографировал солдат, идущих через поле.Ему было сорок лет. В конце концов, Капа умер, проведя большую часть своей карьеры: на передовой со своей камерой. Как заявил после своей смерти генерал Рене Коньи, «Капа пал солдатом среди солдат».

Наследие Роберта Капы

Роберт Капа определил, что значит быть военным фотографом, заложив основу для будущих поколений фотожурналистов, работающих в этой области. По словам журналиста Алекса Кершоу, «Капа был первым фотографом, который сделал фотожурналистику гламурной и сексуальной.»Он был не только одним из первых фотографов, которые принесли свой фотоаппарат на поле боя, он также часто был встроен в войска, путешествуя с ними из одной зоны боевых действий в другую. Его близость к историям, которые он рассказывал через свои фотографии, преуспела в донести до зрителя реалии войны и конфликта с невиданной ранее непосредственностью. Эта близость также, что немаловажно, сигнализировала об очень реальных опасностях жизни военного фотографа. Частично то, что сделало изображения Капы такими мощными и визуально привлекательными, было его способность очеловечивать своих подданных и рассказывать что-то из их историй.Именно этот подход стал определять фотожурналистику с тех пор.

Еще одним не менее важным аспектом наследия Капы было создание Magnum Photos. Все еще процветающее сегодня, Magnum Photos, коллективное фотоагентство, которое предоставляет изображения для публикаций по всему миру, позволило фотографам-фрилансерам лучше контролировать свои изображения, способы их использования и заработанные на них деньги. В Magnum наследие Капы все еще живо. Его влияние можно увидеть в следующем поколении фотографов Magnum, в том числе в Еве Арнольд, Эллиотте Эрвитте, Берте Глинне, Инге Морат, Марке Рибо, а также в таких современных фотографах, как Сьюзан Мейзелас, Тим Хетерингтон, Филип Джонс-Гриффитс, Дон Маккаллин и Джеймс. Нахтвей.

Роберт Капа | Американский фотограф

Роберт Капа , оригинальное имя (венгерская форма) Фридман Эндре Эрне (родился в 1913 году, Будапешт, Венгрия — умер 25 мая 1954 года, Тай Бинь, Вьетнам), фотограф, чьи изображения войны сделали его одним из величайшие фотожурналисты ХХ века.

В 1931 и 1932 годах Капа работал в немецком фотоагентстве Dephot, прежде чем обосноваться в Париже, где он принял имя Роберт Капа. Впервые он прославился как военный корреспондент во время гражданской войны в Испании.К 1936 году его зрелый стиль полностью проявился в мрачных взглядах на смерть крупным планом, таких как «Солдат-лоялист », «Испания ». Такие мгновенные образы воплотили знаменитую поговорку Капы: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близки». Во время Второй мировой войны он освещал большую часть самых тяжелых боев в Африке, Сицилии и Италии для журнала Life , а его фотографии вторжения в Нормандию стали одними из самых запоминающихся в войне.

Роберт Капа.

London Express / Hulton Archive / Getty Images

Приведя к присяге в качестве гражданина США в 1946 году, Капа в 1947 году вместе с фотографами Анри Картье-Брессоном и Дэвидом («Чим») Сеймур основал компанию Magnum Photos, первую компанию. кооперативное агентство международных фотографов-фрилансеров.Хотя он освещал боевые действия в Палестине в 1948 году, большую часть времени Капа тратил на руководство новыми членами Magnum и продажу их работ. Он служил директором офиса Magnum в Париже с 1950 по 1953 год. В 1954 году Капа вызвался сфотографировать французскую войну в Индокитае для Life и был убит на мине во время выполнения задания. Его безвременная смерть помогла ему установить посмертную репутацию бесстрашного фотожурналиста. Публикации с его фотографиями включают Смерть в процессе создания (1937), Немного не в фокусе (1947), Изображения войны (1964), Дети войны, Дети мира (1991) и Роберт. Капа: фотографии (1996).

Роберт Капа | Международный центр фотографии

Уроженец Андре Фридманна в Будапеште, Роберт Капа уехал из Венгрии в 1930 году в Берлин, поступил в Deutsche Hochschule für Politik на факультет журналистики и политологии и работал ассистентом фотолаборатории в Deutsche Photodienst Agency. С приходом нацистов в 1933 году Капа уехал из Германии в Париж, где жил в темной комнате с Анри Картье-Брессоном и Шимом (Дэвид Сеймур). Он регулярно работал фотожурналистом и в период с 1936 по 1939 год совершил несколько поездок в Испанию со своей спутницей Гердой Таро, чтобы задокументировать гражданскую войну.Его фотографии, сделанные во время этого конфликта, в том числе его самая известная фотография «Смерть солдата-лоялиста» (1936 г.), почти сразу же получили признание за их потрясающее воздействие; Picture Post назвал его «величайшим военным фотографом в мире» в 1938 году. Когда началась Вторая мировая война, он переехал в Америку и работал внештатным сотрудником для LIFE, Time и других изданий. С 1941 по 1946 год он был военным корреспондентом LIFE and Collier’s, путешествовал с армией США и документировал победы союзников в Северной Африке, высадку союзников в Нормандии и захват союзниками Лейпцига, Нюрнберга и Берлина.После войны Капа вместе с Анри Картье-Брессоном, Шимом (Дэвид Сеймур) и Джорджем Роджером основал Magnum, кооперативное фотоагентство, предоставляющее фотографии для международных изданий. В 1948-1950 годах он фотографировал суматоху вокруг провозглашения независимости Израиля. Он отправился в Ханой в 1954 году, чтобы сфотографировать французскую войну в Индокитае для LIFE; вскоре после прибытия он подорвался на мине и был убит.
Роберт Капа делал фотографии, которые добились своего исключительно мощного эффекта благодаря его сильной связи с людьми и привязанности к ним.Такое отношение и использование им маленькой 35-миллиметровой камеры позволило ему приблизиться к своим объектам и погрузиться в действие, как никто другой. Результатом стал прорыв в истории фотожурналистики.
Лиза Хостетлер
Хэнди и др. Отражения в стеклянном глазу: Работы из Международного центра коллекции фотографии, Нью-Йорк: Bulfinch Press совместно с Международным центром фотографии, 1999, стр. 211.
Magnum Photos представляет Корнелла и Роберта Капа.
По вопросам прав на воспроизведение обращайтесь
Magnum

Роберт Капа | Международный зал славы фотографии

Эндре был хорошим учеником, но очень независимым. Он и его друзья бродили по улицам. У одной девушки, которую он очень любил, Евы Беснё, был фотоаппарат. Следуя за ней с фотоаппаратом, они стали друзьями. Ее влияние на него было безошибочно. Однажды она написала об Эндре: «Он был молодцом. Если бы ты ему нравился, он бы сделал что-нибудь для тебя. Он был теплым, но в нем была ирония.Очень умный и стремящийся к обучению, остроумный, но не слишком резкий. Немного цинично. Он был очень забавным и умел рассказывать интересные вещи — смешные и преувеличенные. Жизнь была для него слишком скучной. Он сделал это более интересным ». Еще одно большое влияние на его жизнь оказал Лайош Кассак. Ричард Уилан писал, что «Кассак сформулировал политическую философию, которая была демократической, эгалитарной, пацифистской, полуколлективистской, прорабочей, антиавторитарной и антифашистской, с сильным акцентом на достоинстве человека и правах человека. личность в обществе.Банди (прозвище Эндре) должен был принять эту либеральную, недогматическую философию и поддерживать ее до конца своей жизни ». Под влиянием обоих этих факторов Эндре решил стать журналистом.

12 июля 1931 года Эндре покинул Венгрию из-за своей политической принадлежности и потому, что он знал, что до конца его жизни там не будет. Через три недели он прибыл в Берлин и работал ассистентом в темной комнате в журнальном агентстве. Его первым заданием за пределами темной комнаты было освещение политического митинга.Фотокорреспондентов запретили, но он решил скрыть 35-мм камеру и снимать незаметно. Фотографии были опубликованы, и его карьера началась. Он продолжал работать и изучать политологию в Берлине, пока с приходом Гитлера его снова не изгнали. В 1933-1939 годах работал фотографом-фрилансером в Париже. Он и его напарница Герда Таро, тоже фотокорреспондент, пытались продать его фотографии. Именно тогда он решил, что его изображения были бы более ценными, если бы их делал известный американский фотограф, поэтому он и Таро просто изобрели этого фотографа и назвали его Робертом Капа.Удивительно, но это сработало, и изображения Капы продавались по 150 франков каждое, что было больше, чем обычно. Обман вскоре раскрыл редактор Vue. Однако это только продвинуло его, и вскоре он был отправлен в Испанию, чтобы освещать гражданскую войну в Испании. Он и Герда отправились в Испанию, где она умерла, и Капа сделал одну из своих самых известных фотографий — «Смерть солдата-лоялиста». Впервые в истории на пленке был запечатлен человек в момент абсолютной смерти, в которого только что попала пуля.Фотография произвела на публику большее впечатление, чем любая фотография войны в истории. На основе этого изображения Капа разработал свою философию: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близки».

3 декабря 1938 года Picture Post опубликовал фотографии испанской войны и объявил Роберта Капу «величайшим военным фотографом в мире». За свою короткую жизнь Капа задокументировал пять войн, нестабильные выборы и официальное основание государства Израиль. Во время Второй мировой войны он сопровождал первую волну солдат, высадившихся на пляже Омаха в день «Д».Вокруг него летят пули и умирают солдаты, но ему все же удалось обнажить несколько рулонов пленки. Он описывает свой опыт так: «Пули пробили дыры в воде вокруг меня, и я устремился к ближайшему стальному препятствию. Было еще очень рано и очень серо для хороших снимков, но серая вода и серое небо сделали маленьких человечков, уклоняющихся от сюрреалистических замыслов мозгового натиска Гитлера против вторжения, очень эффективными ». Однако сохранилось только 11 негативов. Чрезмерно нетерпеливый ассистент в темной комнате в Life включил сушильный шкаф, и он растопил большинство негативов.В перерывах между назначениями Капа жил в комнате в отеле «Ланкастер» в Париже. Среди его друзей были Эрнест Хеммингуэй, Джон Стейнбек, Ирвин Шоу, Пабло Пикассо, Анри Картье-Брессон и другие. Картье-Брессон писал о своем друге: «Для меня Капа носил великолепный костюм матадора, но никогда не убивал; великий игрок, он щедро сражался за себя и за других в вихре. Судьба была определена, что он должен быть поражен на пике своей славы ».

Вместе с Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром и Джорджем Роджером Капа был одним из основателей компании Magnum и занимал пост президента с 1948 по 1954 год.Magnum был основан как фотоагентство, чтобы защитить права фотографов. Организация действует и сегодня.

Выполняя задание «Жизнь в Индокитае» в 1954 году, Капа наступил на фугас и мгновенно погиб, все еще сжимая в руке камеру.

Роберт Капа ненавидел войну. Однажды он сказал: «Самое горячее желание военного фотографа — безработица. Не всегда легко оставаться в стороне и быть неспособным делать что-либо, кроме как записывать страдания вокруг себя ».

Капа был героем многих книг, писал тексты и фотографировал для других, а также участвовал в многочисленных персональных выставках.В 1976 году он был включен в Международный зал славы фотографии и музей.

Роберт Капа | Биография фотографа и работы

Ранняя жизнь

Роберт Капа родился Эндре Фридманн 22 октября 1913 года в Будапеште, Венгрия. Он родился в еврейской семье, совладельцев парикмахерской, и имел двух братьев.

Когда ему было восемнадцать, Андре Фридман (как он начал называть себя) был изгнан из Венгрии за политические разногласия и отправился в Берлин.При поддержке родителей он поступил в Немецкую политическую академию, чтобы изучать журналистику. Однако из-за нарастающей депрессии венгерской экономики бизнес его родителей пошатнулся, и финансирование его учебы прекратилось. Нуждаясь в деньгах, Фридман устроился на работу в фотоагентство ассистентом фотолаборатории, и так начал свою карьеру в фотоиндустрии.

Его талант к фотографии начал развиваться, и ему подарил свою первую камеру директор агентства Саймон Гуттманн.Гуттманн также отвечал за первую большую комиссию Фридмана, когда в декабре 1932 года он отправил его в Копенгаген, чтобы сфотографировать великого русского революционера Льва Троцкого.

Фридман оставался в Берлине в течение двух лет, пока с приходом к власти Гитлера в 1933 году он был вынужден бежать в Вену. Вскоре после этого он получил разрешение вернуться домой в Будапешт, где пробыл несколько месяцев, прежде чем отправиться в Париж в сентябре того же года. Он брался за множество заданий по фотографии, и именно там он познакомился с другим венгром, фотографом Андре Кертешем.

Карьера фотографа

Кертес и Фридман стали хорошими друзьями, а Кертес стала их наставником. Он познакомил Фридмана с камерой Leica и вселил в него уверенность как фотографа. Фридман остался в Париже, пытаясь продолжить свою фотографическую карьеру, однако его плохой французский ограничил его успех, как и его приняли за более авторитетного фотожурналиста, носившего ту же фамилию. Разочарованный, Фридман решил сменить имя на что-то более уникальное, и родился Роберт Капа.Это новое имя с намеком на американскую яркость добавило азарта и загадочности парижской фотографии.

Комиссионные увеличились, и в июле 1936 года его отправили освещать Гражданскую войну в Испании. Именно там он сделал одну из своих самых незабываемых фотографий, Смерть лоялистского ополченца, Испания , 1936 год. Эта фотография, пожалуй, одна из самых обсуждаемых фотографий всех времен. Вопрос о том, действительно ли объект был снят или это постановочная фотография, никогда не был доказан.Однако доказательства показывают, что этот человек действительно погиб в тот день на том же поле боя. Это, в сочетании с тем фактом, что его левая рука остается крепко сжатой при падении — вопреки нормальному человеческому инстинкту — предполагает, что фотография, скорее всего, подлинная.

Капа оставался в Европе до начала Второй мировой войны, когда он бежал в Нью-Йорк. Он присоединился к журналу LIFE в качестве военного корреспондента и был отправлен в районы Европы и Северной Африки для освещения действий на передовой.В частности, 6 июня 1944 года Капа прикрывал высадку десанта в Нормандии на десантном корабле с солдатами. Он запечатлел каждую деталь, сняв одиннадцать рулонов пленки и рискуя жизнью ради фотографий. Поскольку LIFE и отчаянно пытались опубликовать фотографии, фильмы быстро доставили в их лондонский офис. К сожалению, лаборант почувствовал такое давление, что совершил ошибку и установил слишком высокую температуру сушки пленки. Впоследствии это расплавило все негативы, за исключением одиннадцати кадров, которые были шаткими и не в фокусе.Несмотря на это, а может быть, даже из-за этого, у сохранившихся фотографий была внутренняя энергия, которая, как никогда раньше, запечатлела грубый ужас войны. Их влияние было беспрецедентным, и они стали одними из самых важных фотографий войны, когда-либо сделанных. Смелость Капы и блеск этих фотографий обеспечили ему репутацию одного из самых ярких фотографов своего времени.

Когда война закончилась, Капа вернулся в Париж, где познакомился с Ингрид Бергман и влюбился в нее.Его привязанность была настолько сильной, что он последовал за ней в Америку и попытался начать новую карьеру в качестве голливудского кинорежиссера. Однако он не добился большого успеха и вскоре вернулся к работе в LIFE .

В 1947 году Капа вместе с коллегами-фотографами Анри Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром, Уильямом Вандивертом и Джорджем Роджером решили создать совместное фотоагентство, чтобы дать себе контроль над заказами. Они назвали это Magnum Photos, и Капа посвятил свою жизнь новому агентству, как в Нью-Йорке, так и в Париже, и наслаждался поиском новых талантов так же, как ему помогал Кертес.Magnum Photos и по сей день остается влиятельным агентством, принадлежащим фотографам.

Последнее задание Роберта Капы на LIFE , к сожалению, привело к его смерти. Он был в Японии, работая над выставкой, связанной с Magnum. Оттуда LIFE отправили его в Юго-Восточную Азию для освещения Первой Индокитайской войны. 25 мая 1954 г. он наступил на фугас и погиб.

Роберт Капа Биография — Жизнь венгерского фотографа

Роберт Капа
Фотограф
Родился окт.22, 1913
Будапешт, Австро-Венгрия
Умер 25 мая 1954 г. (40 лет)
Тай Бинь, Государство Вьетнам
Гражданство Венгерский

Роберт Капа был фотографом и фотожурналистом еврейского происхождения. Он наиболее известен тем, что фотографировал и документировал части Второй мировой войны в Северной Африке, Англии и Италии. Его фотографии, подобные тем, которые были сняты во время гражданской войны в Испании и штурма Нормандии в 1944 году, изображают жестокость конфликта с особым воздействием.

Ранняя жизнь

Роберт Капа родился в 1913 году в Будапеште в семье евреев. Как и большинство его коллег-студентов, он был активно вовлечен в политические волнения того времени. В 18 лет он был арестован из-за своей политической деятельности. Затем он был освобожден благодаря вмешательству отца, но выслан из Венгрии. В 1931 году он переехал в Германию, где изучал политологию в Немецкой высшей школе политики.

Карьера Капы Годы

Находясь в Берлине, Капа работал ассистентом в фотолаборатории в Dephot, одном из ведущих предприятий фотожурналистов в Германии.Агентство было популярно благодаря использованию передовых фотоаппаратов, а также быстрой пленки, которая позволяла фотографам делать снимки даже в темноте.

С такими достижениями фотограф мог сосредоточиться на человеческих событиях и отказаться от дипломатических рядов, характерных для новостной фотографии. Роберт умел работать с камерами, и агентство давало ему небольшие фотографические задания. Его первое задание было в Копенгагене. Его отправили туда фотографировать Льва Троцкого.

С приходом Гитлера в 1933 году Роберт в конце концов переехал в Париж.Ему было трудно найти работу во Франции журналистом-фрилансером, потому что он был из Венгрии. Примерно в это же время он принял имя «Роберт Капа», так как считал, что это имя звучит по-американски, потому что напоминает имя Фрэнка Капры, известного кинорежиссера.

Опасная карьера ведет к

В 1936 году Капа вместе со своим другом Таро отправился в Испанию, чтобы сфотографировать ужасы Гражданской войны, которая там происходила. Его образ солдата, который был тяжело ранен, сделал Капу популярным.В 1937 году Таро был убит танком в Испании. Ей было всего 26 лет.

После того, как его товарищ был убит в Испании, он уехал в Китай и через год иммигрировал в США. В начале Второй мировой войны Капа находился в Нью-Йорке. Война привела его к съемкам в разные уголки европейских театров. Сначала он работал в Collier’s Weekly , а затем перешел на Life в 1943 году.

Его самая известная работа произошла в 1944 году, когда он доплыл до берега Омахи-Бич.За первые несколько часов штурма он сделал более 100 снимков. Тем не менее, сотрудник Life случайно расплавил эмульсию в пленке. Было восстановлено только 11 кадров, но они стали знаковыми фотографиями с Дня Д, а серия фотографий получила название Великолепные одиннадцать .

В 1947 году Роберт уехал в Советский Союз. Фотографировал в Москве, Тбилиси, Киеве, Батуми. В том же году Роберт вместе с Уильямом Вандивертом, Анри Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром и Джорджем Роджером он стал соучредителем Magnum Photos.В 1950 году Роберт был отозван Life , чтобы заменить одного фотографа в Индокитае. Он принял задание и был убит после того, как наступил на мину во время фотографирования для журнала.

Умер 25 мая 1954 года в возрасте 40 лет.

Роберт Капа

В некотором смысле Роберт Капа изобрел сам. Сын еврейских родителей среднего класса, он родился Эндре Фридман в Будапеште, на территории тогдашней Австро-Венгрии. Он вырос при диктатуре регента Николаса Хорти, но принял идеи художника Лайоша Касака, который возглавил авангардное движение в Венгрии.Антиавторитарные, антифашистские, прорабочие, эгалитарные и пацифистские убеждения Касака повлияли на Капу на всю оставшуюся жизнь. В 18 лет Капа был арестован тайной полицией за свою политическую деятельность. Он был освобожден благодаря вмешательству своего отца, но был изгнан из Венгрии.

Переехав в Берлин в 1931 году, он работал ассистентом фотолаборатории в Dephot (Deutscher Photodienst), ведущем фото-журналистском предприятии Германии. Это агентство отличалось использованием новых небольших фотоаппаратов и быстрой пленки, которые позволяли фотографам запечатлеть мимолетные жесты и сделать снимки даже при плохом освещении.С этими достижениями фотограф мог сосредоточиться на человеческих событиях и отойти от тщательно поставленных рядов дипломатов, которые до того были характерны для новостной фотографии. Вскоре Капа освоил новые фотоаппараты, и его время от времени отправляли на небольшие фотографические задания. Во время своего первого большого перерыва его отправили в Копенгаген фотографировать Льва Троцкого. Его фотографии пылкого Троцкого, обращающегося к толпе, запечатлели харизматический ораторский стиль Троцкого.

С приходом к власти Гитлера Капа в конце концов переехал в Париж.Там он встретил Герду Похориллес, которая назвала себя Гердой Таро, и влюбился в нее. Она написала текст для его рассказов и выступила в качестве его агента. Таро обнаружила, что за фотографию, сделанную «богатым американским» фотографом Робертом Капа, она могла бы взимать гораздо больше, чем за фотографии бедного венгра по имени Эндре Фридманн. Так родился всемирно известный Роберт Капа.

Капа и Таро были отправлены в Испанию, чтобы освещать гражданскую войну в Испании, где Капа сделал снимок, сделавший его знаменитым — умирающего солдата лоялистов, падающего от удара пули.В июле 1937 года Таро был убит танком, который задел машину, на которую она забралась при отступлении из Брунете. Ей было 26 лет. Позднее Капа посвятил свою книгу « Смерть в процессе становления, » Герде Таро, которая провела год на испанском фронте и осталась там.

С 1941 по 1945 год Капа фотографировал Вторую мировую войну в Европе в качестве корреспондента журнала Collier’s , а затем журнала Life . В день «Д» 1944 года он приземлился во второй волне на Омаха-Бич. Солдаты, скованные неожиданно сильным огнем, искали укрытие, где могли.Капа, присев с ними, сфотографировал приближающиеся войска. В Лондоне лаборант, который обрабатывал пленки как можно быстрее, включил нагрев в сушилке для печати и расплавил эмульсию на негативах. 11 выживших немного не в фокусе из-за расплавленной эмульсии, но размытие увеличивает их эффективность, передавая путаницу и опасность.

После войны фотограф стал тем, кем, как он всегда утверждал, хотел быть — безработным военным корреспондентом.Он работал над множеством проектов, в том числе над книгой о России с текстом Джона Стейнбека. Он ненадолго вернулся к военной фотографии, чтобы осветить войну за независимость Израиля 1948-1949 годов.

В 1948 году он осуществил свою давнюю мечту о совместном фотоагентстве, которое позволило бы фотографам сосредоточиться на историях, которые их интересовали, вместо того, чтобы тратить свое время на поиски заданий. Другими основателями фотоагентства Magnum были Анри Картье-Брессон, Дэвид Сеймур («Чим»), Уильям Вандиверт и Джордж Роджер.Наследие Капы, помимо его прекрасных фотографий, включало его приверженность воспитанию молодых фотографов, поскольку его помощь не ограничивалась простым обучением, а заботилась о том, чтобы у них было достаточно еды и свобода работать, как им заблагорассудится. Хотя ему самому часто не хватало денег, он был чрезвычайно щедрым в своей поддержке других.

Во время командировки в Японию Капа попросили заменить фотографа, освещающего французскую войну в Индокитае. Он был убит, наступив на фугас 25 мая 1954 года в Тай-Бине.

Для Капы война всегда имела человеческое лицо. Его фотографии, глубоко трогательно описывающие скуку, ужас и безумие войны, характеризуются прямым обращением к эмоциям, реакцией обычных людей на события, не поддающиеся их контролю. Фотографии нескольких человек крупным планом выражают эмоциональное воздействие целого. И его изображения неизбежно были людьми; красивые композиции неодушевленных предметов не интересовали его, если они каким-то образом не выражали человеческий фактор, как, например, его фотография пропеллера самолета, используемого в качестве надгробия немецкого пилота.Он был страстным, и поэтому в его фотографиях всегда была некоторая предвзятость, но это была предвзятость гуманная. Он ненавидел войну, никогда не прославлял ее и никогда не считал себя героем. Несмотря на его высказывание: «Если ваши фотографии недостаточно хороши, значит, вы недостаточно близки», он никогда не рисковал, если этого не требовала фотография.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *