Арбус диана фотографии: 404 | Артифекс

Арбус диана фотографии: 404 | Артифекс

alexxlab 02.07.2021

Содержание

Диана Арбус — 17 произведений

Фотографический стиль Дианы Арбус сформировался под влиянием мастеров нью-йоркской школы фотографии (в том числе — школы Бродовича), а также под воздействием нуарной европейской и американской фотографии 1930-х — 1940-х годов. Фотографии Арбус содержательно связаны с работами Брассая, Уиджи и Августа Зандера. На изобразительную систему Арбус оказала влияние модная фотография: прямой кадр, фронтальная постановка, как считается, были использованием приемов журнальной съемки. Основной характеристикой ее работ считается психологическая глубина и специальный интерес к маргинальным сюжетам (люди с аномальной внешностью, девианты и т. д.) Темой ее фотографий было нарушение привычного порядка вещей. Считается при этом, что специфика ее почерка заключалась не только в стремлении изображать девиантов, но в ее умении изображать среднестатистических обывателей как персонажей с аномальными характеристиками. Она фотографировала тех, кто по мнению общества, являлся аутсайдерами или изображала стандартных людей как маргинальных героев. Арбус не принуждала своих персонажей к позированию, а всегда давала им время, для того, чтобы те нашли своё место перед камерой. Арбус много фотографировала людей с аномальной внешностью и всегда подчеркивала, что относится к ним с особым вниманием. Им, говорила она, известно о психологическом напряжении жизни значительно больше нежели заурядным обывателям. В своих фотографиях Арбус рассматривает норму как репрессивную категорию и, фактически, признает ее одной из маргинальных форм.

Арбус с 1962 года использовала в съёмке марку Rolleiflex, что приводило в процессе работы к увеличению негативов с формата 35 мм до размеров 6х6 см. Этот пассивный квадратный формат соответствовал её центрированной в композиционном смысле манере съёмки, и негатив оказывался наполненным большим количеством деталей. Диана Арбус не ориентировалась на работу в студии: ее интересовала прямая съемка, главным преимуществом которой было эмоциональное напряжение и композиционная естественность.

ещё …

Диана Арбус (англ. Diane Arbus, 1923—1971) — американский фотограф, представитель нью-йоркской школы, одна из центральных фигур документальной фотографии. Несмотря на свою маргинальную эстетику, Диана Арбус считается одним из наиболее влиятельных фотографов XX века.

Диана Арбус (урождённая Диана Немеров) родилась 14 марта 1923 года в Гринвич-Виллидже, в Нью-Йорке, США, вблизи привилегированных районов Парк-Авеню и Централ Парк.

Арбус выросла в обеспеченной семье, которая владела меховым магазином Russek’s (Russek’s Department Store) на Пятой авеню. Немировы — семья еврейских эмигрантов из России, создала свое состояние в годы Великой Депрессии. Отец Дианы, Дэвид, был главным вдохновителем бизнеса: работа занимала почти всё его время. Мать Арбус, Гертруда, вела образ жизни состоятельной американки и часто была недоступна для собственных детей. Воспитание было поручено няням (у каждого ребёнка была своя). Диана была близка со своим старшим братом Говардом (позже он стал известным поэтом) и младшей сестрой Рене.

В 1930-е годы Диана посещала Школу этической культуры (Ethical Culture School), входящую в систему Лиги Плюща, а чуть позже — Филдстонскую школу (Fieldston School), где был замечен её талант к изобразительному искусству. Художественные наклонности поощрялись отцом Дианы: он просил иллюстратора Russek’s, Дороти Томпсон, заниматься с Дианой живописью. Мисс Томпсон изучала графику в мастерской известного берлинского художника-экспрессиониста Георга Гросса; и сама Арбус не раз говорила о своей приверженности его творчеству. В 1937 году Диана встречает будущего актёра Аллана Арбуса и немедленно изъявляет желание выйти за него замуж. Дабы помешать этому, родители Дианы отсылают её в 1938 году на летние курсы в Каммингтонскую школу искусств, где Диана знакомится с Алексом Элиотом (Элиот в 1947 году займёт пост художественного редактора журнала Time). Алекс Элиот стал второй большой влюблённостью Дианы.

В 1941 году восемнадцатилетняя Диана против воли родителей выходит замуж за Аллана Арбуса. Замужество казалось Диане единственной возможностью сбежать из-под влияния родителей. У супругов родились две дочери: Доун (в 1945) и Эми (в 1954). Диана проводила с ними очень много времени. Аллан работал на двух работах, а параллельно подрабатывал фотографом. В 1943 году Аллан Арбус закончил армейские курсы фотографов.

Помогая и ассистируя Алану, Диана в 1946 году становится фотографом моды: первые заказы она получает от своего отца, который частично помогает с финансированием их фотографического оборудования. В 1947 году супруги были представлены руководству издательства Конде Наст: они получили небольшой заказ для журналов Vogue и Glamour.

В совместных проектах Аллан отвечал за процесс съёмки и его технические стороны; Диана же выступала как автор концепции и стиля. Поддерживая идею художественной съемки, Арбус выступала за неформальный подход. Аллан и Диана сохраняли рамки модной фотографии и, в то же время, пытались поставить под сомнение её жесткие границы . В 1951 году они целый год путешествуют по Европе. Диана открывает для себя возможность самовыражения и выражения своего видения мира с помощью фотографии. Вместе с Алланом она готовит съемку для парижского Vogue. В середине 1950-х Аллан и Диана знакомятся с Ричардом Аведоном, который делает возможным её общение с мастерами круга Бродовича. Долгое время Диана и Аведон оставались друзьями и почитателями работ друг друга.

В это время у неё обостряются депрессии, которыми она страдала с самого детства. Диана неудовлетворена результатами своей работы. Аллан поддерживает свою жену, однако после очередного нервного срыва в 1957 году они решают прекратить совместную работу. Диана начала работать самостоятельно, в то время как Аллан продолжал вести дела их студии. После профессионального разрыва последовал и личный. Диана и Аллан продолжали оставаться друзьями, и развелись лишь в 1969 году, когда Аллан решил жениться во второй раз.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё …

Что скрывают близнецы Дианы Арбус?

Газета The New York Times как-то отметила про этого фотографа: «наверное она оказалась ближе всех к Америке Кафки». Сложно не согласиться.

Речь пойдёт о Диане Арбус, а если точнее, то об одной её фотографии: «Однояйцевые (идентичные) близнецы».

«Identical Twins» Diane Arbus (1967г.)

Прежде чем я закончу вливать вам формальности и перейду к моей задаче, хочу уточнить:

• Во-первых, про автора расскажу только важные аспекты её биографии, лишь те, что пригодятся для анализа фото. (Я убедилась в том, что существует уйма сайтов с безумно интересной информацией об истории её жизни, найти их не составит труда. У меня же другая задача.) • Во-вторых, эта рубрика, «Синие занавески», за исключением биографии фотографов, представляет собою моё субъективное мнение, мои ассоциации. Статья не претендует на звание «Исключительно верное видение» и я буду только рада, если мне удастся вывести вас на дискуссию в комментариях. Ну что же, начнём?

Как фотограф Диана Арбус поддалась влиянию нуара, популярного в Европе её времени.

Родилась она в 1923 г. и росла в атмосфере кардинально изменявшейся художественной парадигмы. В её концепции прослеживается стиль нью-йоркской школы, она активно использовала модные тогда технические приемы – прямую съемку с её естественной композицией и эмоциональным накалом, фронтальную постановку, работу в репортажной обстановке, а не в студии, и так далее. Центрированная манера Дианы подчеркнута техникой – фотограф больше других использовала камеру Rolleiflex, увеличивая негативы, чтобы сделать объемными все детали.

Diane Arbus

Диана всегда чувствовала необходимость снимать людей с историями тяжелее её собственной. Особенно важное значение это приобрело после перенесенного гепатита, обрекшего её на приступы депрессии, бесполезные терапии и богатый лекарствами рацион. Она никогда не испытывала жалости или раздражения по отношению к своим моделям, имеющим какие-либо проблемы со здоровьем. Её завлекало: часто люди опасаются того, что жизнь их сломает, а те, кого она оставляет на своей плёнке, перенесли жизненный удар еще во время рождения, они свободнее, чем кто-либо другой.

Некоторые говорят, что она видела красивое в уродстве, а кто-то, что она открывала уродство в красивом. В любом случае Диана понимала, насколько сильно мешает обществу его намеренная слепота.

Что же цепляет? На мой взгляд, фотографии Дианы Арбус вызывают настолько неоднозначные чувства, а именно: притягивают и отталкивают одновременно, из-за того, что показывают нам сторону жизни, которую люди старательно не замечали. Причины были разными: кто-то считал не этичным пялиться на людей с заболеваниями, кто-то просто пугался того, что человек может быть настолько непохож на остальных. И только тогда, когда такие фотографы, как Диана, начали дерзко и рьяно нарушать очень строгие, для того времени, правила «общепринятой красоты», только тогда люди стали вглядываться в эту сторону жизни, такую скрытую, но находящуюся среди всех нас.

Кажется, что подобные фотографии надо рассматривать душой, сердцем, но никак не анализировать их взглядом. Невыразимое ощущение трагичности, пусть и неявно, но исходит почти от всех снимков Дианы. Возможно, тому также виной пассивный квадратный формат или грубый свет вспышки, делающие фотографии то излишне белыми, то, наоборот, утопающими в черноте. Только вот, самым важным, на мой взгляд, является тот факт, что Диана Арбус приручила дикого зверя с именем «Случайность». Она намеренно отказалась от контроля и позволяла ситуации самой привести её куда нужно, а моделям — самостоятельно найти место перед объективом.

Без названия. (1970-71 год)

Диана никогда не принуждала позировать своих неординарных моделей, давала им достаточно времени, чтобы привыкнуть к обстановке и камере, старалась по-настоящему понять их. Может, поэтому ей удалось так хорошо выразить уникальность и внутренние конфликты особенных людей, которых встречала и снимала. Она не фотографировала сразу, просила людей рассказать о себе и в какой-то степени была близка им по духу – такая же эмоционально отстраненная от социума и с трудом принимаемая им Диана могла ощутить, что чувствуют её модели. Она начинала снимать только после беседы с

человеком, выявляя порой совершенно неожиданные вещи. Здесь мы и подошли к теме, ради которой создана эта статья — проанализировать фотографию со стороны «синих занавесок» и ассоциаций.

Выше я уже сказала о том, что Диана Арбус всегда разговаривала со своими моделями, не заставляла их позировать, она наталкивала их на то, чтобы они были такими, какие они есть.

(Чтобы вам было удобнее следить за моей мыслью, я еще раз приведу эту фотографию)

«Identical Twins» Diane Arbus (1967г.)

Вот смотрю я на этих близняшек, и мой взор притягивает одна деталь: девочка слева задумчива, мне кажется, она чем-то огорчена или недовольна, а может, она просто не в восторге от происходящего вокруг, в то время, как её сестра стоит рядом и улыбается, почти смеётся, возможно, это хитрый смешок, не исключено, что это искренняя реакция на какую-либо шутку? Шутку. Откуда же нам знать, о чем говорила с девчонками Диана, но мы явно видим, что на один и тот же разговор девочки откликаются по-разному.

Казалось бы, такие похожие, они даже стоят плечом к плечу, если не вглядываться, можно принять их за сиамских близнецов, сёстры, вроде, всем своим видом показывают, что они, как две капли воды, идентичны. Только вот их реакцию на один и тот же разговор, пожалуй, можно назвать полярной.

Схожи лишь снаружи.

Я думаю, что Диана Арбус передала этой фотографией пугающую неизведанность, неизвестность следующей секунды. Она показала, что мы не сможем предугадать то, как человек отреагирует на наше поведение, что, даже если в нашей жизни были похожие люди, мы не можем со стопроцентной вероятностью предсказывать их чувства. Человек может притворяться, а может просто вести себя непредсказуемо.

Если честно, чем больше я понимаю, насколько глубокая фотография передо мной, насколько разнообразным может являться восприятие ситуации, изображенной на плёнке Дианы Арбус, тем больше я восхищаюсь её умению рассказывать историю одним нажатием кнопки. Это действительно поражает.

Богиня фриков // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

Решив фотографировать «всё, что считается злом», она превозносила на своих снимках попрошаек, артистов фрик-шоу и престарелых трансвеститов. Мало кому это нравилось – гением Диану Арбус стали называть уже после самоубийства.

Диана Арбус родилась 14 марта 1923 года в Гринвич-Виллидже, Нью-Йорк, в семье Давида и Гертруды Немеровых. Ее дед по материнской линии – Франк Руссек – был известным в городе скорняком и в 1924 году открыл универмаг Russeks, где продавались одежда и аксессуары класса люкс. Благодаря предприимчивому дедушке Великая депрессия обошла Немеровых стороной: несмотря на кризис, магазин на Пятой авеню приносил хороший доход.

Увы, трое детей Давида и Гертруды, хоть родились с серебряной ложкой во рту и получали что угодно, были обделены родительским вниманием. Их воспитанием занимались в основном няньки, так как мать перманентно «страдала от приступов меланхолии», а отец все время проводил на работе. «За нами везде ходили гувернантки. Я росла как принцесса, даже не подозревая, что людям может не хватать денег на хлеб», – вспоминала Диана. Она ходила в частную школу и обучалась живописи, но не считала это делом своей жизни: по мнению девушки, натюрморты, портреты и пейзажи давались ей «слишком уж легко».

Свою первую любовь, Аллана Арбуса, который был племянником бизнес-партнера ее отца, Диана встретила, когда ей было всего 14 лет. С того момента она только и твердила, что о своем намерении выйти за него замуж, как только ей исполнится 18. Родителей такой выбор дочери не устраивал, но в 1941 году Диана все же стала законной женой Аллана. Супруги были на одной волне, оба интересовались фотографией, даже частично переделали ванную комнату в своей квартире на Манхэттене в фотолабораторию.

В апреле 1945 года у Дианы и Аллана, который тогда находился на фронте в качестве военного корреспондента, родилась дочь Дун, впоследствии ставшая писательницей. Второй ребенок супругов, Эми, которая пошла по стопам матери и стала фотографом, появилась на свет в 1954 году.

Когда война закончилась, Арбусы занялись коммерческой фотосъемкой: Аллан делал снимки, а Диана придумывала сюжеты и занималась реквизитом. Супруги сделали не один десяток фотографий для Glamour, Seventeen и других журналов, хотя оба «на дух не переносили мир моды». Снимок отца и сына, читающих газету – его Арбусы сделали для Vogue, – в 1955 году даже попал на выставку «Род человеческий» в Нью-Йоркском музее современного искусства. Впрочем, такой успех не радовал ни Диану, которая хотела снимать сама, ни Аллана, мечтавшего о карьере актера. В итоге тандем распался: в 1956 году супруги перестали работать вместе, а спустя три года разъехались.

Диана с детьми переехала в небольшой домик в Гринвич-Виллидже. Чувствуя, какая ответственность свалилась на ее плечи, но одновременно и радуясь наконец-то наступившей самостоятельности, она принесла свое портфолио редактору Esquire Гарольду Хейзу. Несколько месяцев спустя Арбус попросили сделать фоторепортаж о ночной жизни Нью-Йорка для специального номера Esquire. В серию «Путешествие по вертикали» вошли портреты жителя трущоб, молодой богатой леди, безымянного трупа и актера из театра карликов. За следующие десять лет более 250 фотографий Дианы были напечатаны на страницах самых популярных изданий, в том числе Harper’s Bazaar, The New York Times и Sports Illustrated.

Фотограф все это время продолжала «поиски смысла в себе». Она всегда видела в фотографии нечто большее, чем просто «документальщину или попытку кому-то что-то впарить», а вот что именно – понять не могла. Чувствуя, что ей не хватает знания азов, Диана стала брать уроки у одной из основоположниц стрит-фотографии Лизетты Модел. «Она с порога заявила: “Я не умею фотографировать”, а на мой вопрос, откуда такие мысли, ответила: “Я не могу снимать то, что хочу”, – рассказывала Модел. – Я отправила ее домой – определиться, чего же она все-таки хочет. Во время следующей нашей встречи Диана выпалила: “Хочу фотографировать все, что считается злом”». Впоследствии старшая дочь Арбус писала, что ее мама, вероятнее всего, «имела в виду нечто, что всегда казалось запретным, слишком опасным или уродливым для всех остальных».

Долгие годы снимавшая на 35-миллиметровую камеру, в начале 60-х Арбус перешла на двухобъективный зеркальный Rolleiflex и начала вести список людей, которых ей хотелось бы сфотографировать. В основном Диана фокусировалась на «уникальных персонажах»: в ее объектив попадали трансвеститы, попрошайки, люди с врожденными уродствами и уличные артисты. Критики предполагали, что выбор Арбус был отражением ее проблем с собственной идентичностью. Большое влияние на Диану оказал фильм Тода Браунинга «Уродцы», который 30 лет пылился в студийном архиве, а в 1961 году приобрел культовый статус. «Фрики попадают в мой объектив чаще всего. Они как ожившие персонажи из сказки, которые останавливают тебя и требуют разгадать какую-то загадку, – говорила фотограф. – Большинство из нас идет по жизни, боясь получить физическую или моральную травму. Фрики же родились со своей травмой и жизненное испытание уже прошли. Они – аристократы».

В 1967 году 32 фотографии Арбус попали на выставку «Новые документы» в Нью-Йоркском музее современного искусства. Тогда в еженедельнике New York Magazine ее работы описали как «жестокие, дерзкие и оглушающе откровенные», а в Newsweek саму Диану назвали обладательницей «кристально чистого и великодушного видения поэта». Впрочем, в восторге были далеко не все: многие критики посчитали, что Арбус «находится на границе, за которой начинается ужасная безвкусица».

Но пока известность Дианы росла, число заказов от журналов стремительно падало. В надежде получить хоть какой-то доход Арбус решила выпустить ограниченный тираж наборов из десяти своих лучших снимков, упакованных в пластиковую коробку. Продать удалось всего четыре экземпляра из 50, причем два из них купил друг Дианы, фотограф Ричард Аведон. Первоначальная цена, по которой коробку с фотографиями никто не хотел брать, составляла тысячу долларов. Недавно на одном из аукционов такая коробка «ушла» за 380 тысяч.

Как водится, признание Диана Арбус получила уже после смерти. 26 июля 1971 года, мучимая депрессией, которую усугубляли симптомы хронического гепатита, она приняла огромную дозу барбитуратов, залезла в ванну и вскрыла вены. Ее тело спустя два дня нашел фотограф Марвин Исраэль, с которым ее связывали близкие отношения. Критики тут же стали искать в снимках Дианы новый смысл, и некоторые даже нашли: в прессе появились заметки, что ее «странные фотографии были больше про патологию, нежели про искусство». Первая персональная выставка Арбус состоялась в Музее современного искусства в Нью-Йорке через год после ее смерти.

Самыми известными снимками, на которых Диана запечатлела своих «сказочных персонажей», стали «Еврейский гигант и его родители», «Гермафродит с собачкой», «Мексиканский карлик» и «Идентичные близнецы». Последнюю серию работ, так и не получившую названия, фотограф снимала с 1969 по 1971 год в учреждениях для умственно отсталых людей. «Меня интересует все, чего я не видела и не знала раньше, – говорила Диана. – И я хочу верить, что есть масса вещей, которые никто никогда не увидел бы, если бы я их не сфотографировала».

«уродцы» Дианы Арбус – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ИМ. Сахно

доктор филологических наук, профессор кафедры теории и истории культуры РУДН

[email protected]

НОВАЯ ОПТИКА ВЗГЛЯДА: «УРОДЦЫ» ДИАНЫ АРБУС

В статье предпринимается попытка рассмотреть фотографическое наследие Дианы Арбус в контексте визуального преодоления и трансформации нормы. Интерес к аномалиям, калекам и уродцам как апробированная тема культурного андеграунда обретает в творчестве фотохудожницы новый семиотический статус. Апеллируя к фильму Тода Броунинга «Уродцы» (1932), в котором кинорежиссер вывел группу актеров с физическими отклонениями, Арбус создает свою галерею «уродцев», в которой пытается преодолеть стереотипы поп-сознания по отношению к Другим, непохожим на большинство людей. Отказываясь от вуайеризма и позиции наблюдателя, фотохудожница устраняет дистанцию между собой и персонажами, визуально трансформируя представления о травматическом опыте и норме. Фронтальность и содружество с портретируемыми снимают всякое напряжение и чувство брезгливости, потому что снимок анфас генетических уродов, прямота нарративного высказывания напрямую указывает на их автономную нормальность. Новая оптика и честный взгляд автора на увиденное позволяет зрителю переосмыслить само понятие изъяна, которое фиксируется с помощью фотокамеры и беспристрастного взгляда Арбус.

Ключевые слова: Диана Арбус, уродцы, аномалия, травма, инаковость, визуальная трансформация, новая оптика

This paper describes the photographic heritage of Diana Arbus in the context of visual overcoming and transformation of the norm. Interest in what most people would call outcasts, misfits and freaks as an accepted theme of the underground culture finds a new semiotic interpretation in the artist’s work. Inspired by Tod Browning’s cult horror movie Freaks (1932), which featured an array of marginalized physical disabilities, Arbus creates her own freaks gallery, in which she tries to overcome the stereotypes and prejudices in perceiving the Otherness. By refusing classic voyeuristic position of the observer, the artist shortens the distance between the Author and the Character, transforming the visual notions and icons of traumatic experience, decomposing the concept of the norm. Strong personal relationships between the artist and her models remove any tension and moral disgust. The full-face photos of the freaks and strong narrative author’s statement indicate models’ autonomous normalcy. Arbus’ particular regard allows the viewer to rethink the veiy concept of flaw, which is fixed with the camera and the artist’s imperturbable common sense.

Keywords: Diane Arbus, freaks, anomaly, trauma, otherness, visual transformation, new optics

Постановка проблемы

Известная американская фотохудожница Диана Арбус исследовала современный мир 60-70-х годов XX века с позиции маргинального персонального высказывания. Отвергая глянец и гламур, она фиксировала человеческие аномалии (уродцев и калек, трансгендеров и гомосексуалов, микроцефалов и людей с синдромом Дауна), преодолевая стереотипы поп-сознания по отношению к Другим, непохожим на большинство людей. Эта тема возникает в творчестве Арбус не случайно. Особое влияние на нее оказал фильм Тода Броунинга «Уродцы» (1932), снятый по мотивам рассказа Тода Роббинса «Шпоры», в котором кинорежиссер, рассказывая о бродячем цирке, вывел группу актеров с физическими отклонениями, отобрав для съёмки настоящих маргиналов: сиамских близнецов, карликов, гермафродита, бородатую женщину и многих других. Морально-этическое послание автора было понятно: люди-уродцы нравственно чище и душевно красивее обыкновенных людей, одержимых завистью и страстью к наживе. Однако Америка отвергла столь откровенное

Н

1-Н

п

* а

S

а

а

Я.

СЧ &

а а а. а» а

5 а а

!:

«ч

«9

ss

с

6

to п о V ы

че

ЭД:

© Сахно И.М., 2019

И.М. Сахно Новая оптика взгляда: 52 «уродцы» Дианы Арбус

3 художественное высказывание автора с элементами хоррора, который впервые снял этические табу с* на демонстрацию физических аномалий в кино. Лишь в 1961 году фильм становится культовым и м вписывается в новые вызовы нонконформистской эстетики. Броунинг создал тот вектор ей размышления, который будет воспринят представителями европейского андеграунда. Арбус как 1—1 провокатор и проводник маргинального и табуированного манифестирует себя в особом взгляде, который как «оптическая структура надзора и наказания, дисциплины, воспитания и эмансипации» [Кампер, 20Ю, с.

о

рассматривая ее в контексте идеи совпадения. Нормальность, по мнению философа, — это совпадение собственного Эго с поведением Другого. Комментируя теорию переживания Эго-Других в феноменологии Гуссерля, Альфред Шюц верно заметил, что Другой как Эго-субъект всегда является спутником человека и способом явления Других. Однако возникает вполне правомерный вопрос, является ли создание сообщества с природой тела Другого способом действительной коммуникации с окружающим миром, ведь «сообщество для меня и сообщество для тебя не обязательно должны совпадать» [Шютц, 2003, с. 75], потому что Другой обретает [ {ц ] смысл только по отношению к психофизическому Я.

ы о h-* че

ЭД:

И.М. Сахно Новая оптика взгляда: 5g «уродцы» Дианы Арбус

3 Другой для Арбус — это ее ближнее поле, спутник повседневного мира. Другой — это человек,

рч попавший в зону персонального высказывания фотохудожницы. Другой — это новый статус Иного N

N объекта в пространстве привычной нормы. Арбус предлагает собственные перцептивные рефлексии ей и выходит за границы обыденного с помощью трансгрессивного жеста. Ее взгляд фиксирует 1—1 периферию как центр, боковым взглядом она структурирует новый оптический горизонт, и в этом непривычном акте зрения проникает в мир персонажей, которые показывают себя без прикрас, выставляя свое уродство напоказ: «Смотреть на объект, — замечает М. Мерло-Понти, — значит селиться в нем и из него постигать вещи в тех ракурсах, в каких они к нему обращены. Но поскольку я их тоже вижу, они остаются пристанищами, открытыми моему взгляду, и виртуально располагаясь в них, я уже под разными углами обозреваю центральный объект моего видения. опасного, репрезентируя антигуманистические идеи. Арбус ставит знак равенства между уродами и [ 82 ] серединной Америкой, что само по себе не является корректным, ибо метафора «Америка — театр уродцев» сама по себе демонстрирует меланхолию в американской фотографии и «уцененный

I.M. Sakhno New optics of the eye:

«freaks » of Diana Arbus 53

пессимизм» [там же, с. 68,70]. Обвинение Дианы Арбус в том, что она воспевает ужасное и Й

тт

девиантное, на наш взгляд, является слишком прямолинейным и упрощенным. Перед нами иная ы

ы

СГ\ h-k on

визуальная сценография, проявленная на уровне внутреннего подтекста завиденного.

Н

нн

п

Инаковостъ Другого: новая оптика взгляда

Фронтальность и содружество с портретируемыми в фотографиях Дианы Арбус снимают

всякое напряжение и чувство брезгливости, потому что откровенный снимок генетических уродов,

прямота нарративного высказывания указывает на их автономную нормальность. Новая оптика

и честный взгляд автора на увиденное позволяет зрителю переосмыслить само понятие изъяна,

которое фиксируется с помощью фотокамеры и беспристрастного взгляда Арбус. Она не

подсматривает за социальными изгоями и маргиналами, а старается познакомиться и подружиться

с ними, найти красоту в безобразном, утвердить право Другого на признание его социального

статуса. Ее камера уничтожает моральные запреты и снимает табу с шокирующих тем искусства.

Фотохудожница не эксплуатирует низменные человеческие эмоции — в визуальной репрезентации

деформированных человеческих тел она находит подлинную Красоту, переосмысливая

современные этические и эстетические нормы. В работе «Еврей-гигант с родителями в гостиной

их дома в Бронксе» (N.Y., 1970)1 мы видим мужчину-великана Эдди Кармела, рост которого был

более восьми футов, в доме своих родителей. Он опирается на трость, которая помогает ему стоять,

и смотрит на своих родителей сверху вниз. Неопрятность героя контрастирует с педантичным

обликом отца, одетого в строгий офисный костюм. Еще более поражает мать, которая с огромным

усилием старается смотреть на сына-гиганта с выражением некоторого первобытного страха, ведь

ее сын совсем не похож на обыкновенных людей. Эта визуальная дистанция между героем и его

родителями призвана обнажить новую оптику, когда зафиксированная камерой прямолинейность н

высказывания позволяет увидеть человека с физическими отклонениями через призму открытого ^

и незамаскированного взгляда фотографа.

w

1 К сожалению, любое копирование и тиражирование фотографий Дианы Арбус категорически запрещены ее наследниками, однако их можно увидеть в опубликованных альбомах: Diane Arbus: An Aperture Monograph (1972), Diane Arbus: Magazine Work(] 984), Untitled: dfne 3rbus (]995), Diane Arbus: A Chronology (2011), dfne irbusReveftiqns (Random [83] House, 2003), dfne Irbus: in Iperture Mqnqgrrph: Fqrtieth-lnniversrry Editiqn (2012).

И.М. Сахно Новая оптика взгляда: 5g «уродцы» Дианы Арбус

3 постичь весь трагизм жизни аутсайдеров. Она просто фиксировала другой опыт. Налицо и особый

рч психологизм. Он достигался, прежде всего, умением Дианы продемонстрировать понимание и

N любовь к своим героям. Она никогда не снимала их сразу, просила рассказать о себе, всегда

ей старалась понять, что чувствуют ее модели, какой внутренний кризис они переживают: «Поймите, се

1—1 — комментировала она, — что никакая фотография не является действительно объективной, и что ваши фотографии скорее отражают себя, чем субъект. Однако, если хотите, старайтесь больше узнать о своих персонажах. Если вы фотографируете кого-то откровенно и без их разрешения, возможно, подойдите к ним позже, поговорите с ними и узнайте их личную или жизненную историю» [Arbus, 2012, р. з].

Фотограф формирует свой особый идиостиль, в котором сливаются документалистика и

глубокий психологизм. Она работает не в студии, а в репортажной обстановке, используя

технический прием фронтальной съемки (см. об этом: [Pultz, 1995]). С помощью камеры Rolleiflex,

а потом Mamiya С33 она увеличивает негативы до 60-60 мм, создавая объем и особую фактуру

фотографии, о которой она говорила так: «Я делала зернистые вещи» [Arbus, 2012, р. 4]. Используя

прямую (Straight Photography), или непосредственную фотографию, отображая реальную жизнь

в свойственной ей документальной манере, она сосредотачивает свое внимание на детализации

изображаемого фрагмента, улучшая его качество с помощью резкой фокусировки и высокой

контрастности. Все это делает ее снимки особенно выразительными, документально

убедительными и насыщенными определенной тональностью: «В камере есть какая-то сила. Я

имею в виду, что каждый знает, что у тебя есть преимущество. Вы обладаете некоторой магией,

н которая что-то делает с ними» [Ibid, р. 6]. Диана не боялась посещать пляж нудистов, ходить на

се1 танцпол вместе с людьми ограниченных возможностей, знакомиться с переодетыми в женские £

0\

1—I

о

(S

платья мужчинами, потому что считала, что фотограф должен работать с фактами: «Моя любимая вещь — пойти туда, где я никогда не была. Что я пытаюсь изобразить — это то, что невозможно И вылезти из собственной кожи и влезть в чужую <.пев, 2018, р. ю] самого нарратива в и фотографиях Дианы Арбус расширяет интерпретационные возможности, что, на наш взгляд, 1—1 утверждает бесконечную множественность форм и стратегий репрезентации современного искусства.

н

§

1—I

о

(S

H

s

источники

l. Diane Arbus: An Aperture Monograph: Fortieth-Anniversary Edition (Paperback). Diane Arbus (Author, Photographer), Doon Arbus (Editor), Marvin Israel (Editor). — New York: Aperture Foundation, 2012.

ЛИТЕРАТУРА

1. Антиглянец Дианы Арбус // Wife Life. — Режим доступа: http://moda-crossfashion.ru/interesnoe/antiglyanets-diany-arbus.html (дата обращения 12.06.2018)

2. Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Книга 1. — Москва: Академический проект, 2009.

3. Зонтаг С. Америка в фотографиях: сквозь тусклое стекло // Зонтаг, Сьюзен. О Фотографии. — Москва: ООО «Ад Маргинем Пресс, 2013. — С. 42-70

4. Кампер Д. Тело. Насилие. Боль: Сборник статей / Пер. с нем. Составление, общая редакция и вступительная статья В. Савчука. — Санкт-Петербург: Изд-во Русской христианской гуманитарной академии, 2010.

g1 5. Лишаев СЛ. Эстетика Другого. — Санкт-Петербург: Алетейя, 2012. 2. E’ko U. Istoriya urodstva [The history of ugliness], perev. s ital. A A Sabashnikovoj. Moscow, 2008.

[ 86 ] 3- Goldman, J. Diane. The Between Gap Intention. Published by: College Art Association Stable, rt Journal, Vol. 34, No. 1, (Autumn, 1974), pp. 30-35-

ы

ON

h-» On Ul

I.M. Sakhno New optics of the eye:

«freaks » of Diana Arbus 5n

4. GusseiT E. Idei к chistoj fenomenologii i fenomenologicheskoj filosofii. Kniga 1 [Ideas for pure phenomenology and phenomenological philosophy. Book 1]. Moscow, Akademicheskij proekt, 2009. ю

5. Kamper D. Telo. Nasilie. Bol’: Sbornik statej [Body. Violence. Pain: Collection of articles]. Per. s nem. Sostavlenie, obshhaya redakciya i vstupitel’ naya stat’ya V. Savchuka. St. Petersburg, 2010.

6. Kim, Eric, и Lessons Diane Arbus. Can Teach You About Street Photograph. In Blog Eric Kim — URL: http://erickimphotography.com/blog/20i2/io/i5/n-lessons-diane-arbus-can-teach-you-about-street-photography/ (access date 24.06. 2018)

7. Lishaev S.A. E ‘stetika Drugogo [Aesthetics of the Other], St. Petersburg, 2012

8. Merlo-Ponti M. Fenomenologiya vospriyatiya [Phenomenology of perception], Perevod s fr. Pod redakciej I.S.Vdovinoj i S.L. Fokina. St. Petersburg, YUventa-Nauka, 1999.

9. Pultz J. The Body and the Lens: Photography 1839 to the Present. New York, Hariy N Abrams, 1995.

10.

*

a 5

a

a

Я.

as &

8s

a a a.

a» a

5 a a

I

Ch

«9

П

e

6

to n n V

Ы

ЧО

u> u>

Pixel24.ru — Цитаты классиков: Диана Арбус «Фотография –…

Как с помощью фотографии рассказать историю путешествия во времени и пространстве — передать ее сквозь внешний и внутренний мир человека?

Этому посвящен мультимедийный проект современного российского фотографа Андрея Троицкого https://www.facebook.com/andrew.troitsky «Пространство-Превращения», который откроется 7 апреля в Галерее Классической Фотографии в Москве. Андрей — призер фотофестиваля в Токио, обладатель первого места на конкурсе Monovision Photography Awards в Лондоне, ученик фотографа и теоретика фотографии Александра Лапина и кинорежиссер.

Выставка включает в себя серию из 27 черно-белых снимков, рассказывающих о переломных моментах в жизни фотографа: о поиске любви и своего предназначения.

«Это рассказ о внутренних событиях, но у внутренней реальности своя парадоксальная логика, поэтому она сюрреалистична, — делится своими мыслями фотограф. — Я использовал метод реконструкции: сначала искал в каждом событии его суть, а затем передавал ее в конкретном образе. В качестве исполнителей приглашал друзей и коллег, которые в некоторых случаях были причастны к тем событиям, о которых я рассказываю, или были их участниками».

Работа над этим проектом заняла у Андрея четыре с половиной года и проходила в России и во Франции.

Посетить выставку можно до 9 мая. Вход на выставку по билетам. Чтобы бесплатно посетить открытие 7 апреля — зарегистрируйтесь по ссылке: https://bit.ly/2QXRTZ5.

А 4 апреля в 12:00 Андрей проведет прямой эфир в нашем аккаунте Instagram @NikonRussia, где расскажет о языке творческого выражения с помощью фотографии и даст советы о том, как реализовать свой творческий потенциал. Не пропустите!

Камера: #Nikon #Z7
Объективы, на которые сняты фотографии выставки:
AF-S NIKKOR 50mm f/1.8G,
AF-S NIKKOR 85mm f/1.8G,
AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8E FL ED VR,
NIKKOR Z 24-70mm f/2.8 S.

#Nikon #NikonRussia #NikonPhotography #NikonPhoto #Никон

Арбус, Диана — Вики

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Арбус.

Диана Арбус (англ. Diane Arbus, 1923—1971) — американский фотограф, представитель нью-йоркской школы фотографии. Не смотря на свою маргинальную эстетику, Диана Арбус считается одним из наиболее влиятельных фотографов ХХ века.

Биография

Детство и взросление

Диана Арбус (урождённая Диана Немеров) родилась 14 марта 1923 года в Гринвич-Виллидже, в Нью-Йорке, США, вблизи привилегированных районов Парк-Авеню и Централ Парк.

Арбус выросла в обеспеченной семье, которая владела меховым магазином Russek’s (Russek’s Department Store) на Пятой авеню. Немировы — семья еврейских эмигрантов из России, создала свое состояние в годы Великой Депрессии. Отец Дианы, Дэвид, был главным вдохновителем бизнеса: работа занимала почти всё его время. Мать Арбус, Гертруда, вела образ жизни состоятельной американки и часто была недоступна для собственных детей. Воспитание было поручено няням (у каждого ребёнка была своя). Диана была близка со своим старшим братом Говардом (позже он стал известным поэтом) и младшей сестрой Рене.

В 1930-е годы Диана посещала Школу этической культуры (Ethical Culture School), входящую в систему Лиги Плюща, а чуть позже — Филдстонскую школу (Fieldston School), где был замечен её талант к изобразительному искусству. Художественные наклонности поощрялись отцом Дианы: он просил иллюстратора Russek’s, Дороти Томпсон, заниматься с Дианой живописью. Мисс Томпсон изучала графику в мастерской известного берлинского художника-экспрессиониста Георга Гросса; и сама Арбус не раз говорила о своей приверженности его творчеству. В 1937 году Диана встречает будущего актёра Аллана Арбуса и немедленно изъявляет желание выйти за него замуж. Дабы помешать этому, родители Дианы отсылают её в 1938 году на летние курсы в Каммингтонскую школу искусств, где Диана знакомится с Алексом Элиотом (Элиот в 1947 году займёт пост художественного редактора журнала Time). Алекс Элиот стал второй большой влюблённостью Дианы.

40-е и 50-е годы

В 1941 году восемнадцатилетняя Диана против воли родителей выходит замуж за Аллана Арбуса. Замужество казалось Диане единственной возможностью сбежать из-под влияния родителей. У супругов родились две дочери: Доон (в 1945) и Эми (в 1954). Диана проводила с ними очень много времени. Аллан работал на двух работах, а параллельно подрабатывал фотографом. В 1943 году Аллан Арбус закончил армейские курсы фотографов.

Помогая и ассистируя Алану, Диана в 1946 году становится фотографом моды: первые заказы она получает от своего отца, который частично помогает с финансированием их фотографического оборудования. В 1947 году супруги были представлены руководству издательства Конде Наст: они получили небольшой заказ для журналов Vogue и Glamour.

В совместных проектах Аллан отвечал за процесс съёмки и его технические стороны; Диана же выступала как автор концепции и стиля. Поддерживая идею художественной съемки, Арбус выступала за неформальный подход. Аллан и Диана сохраняли рамки модной фотографии и, в то же время, пытались поставить под сомнение ее жесткие границы . В 1951 году они целый год путешествуют по Европе. Диана открывает для себя возможность самовыражения и выражения своего видения мира с помощью фотографии. Вместе с Алланом она готовит съемку для парижского Vogue. В середине 1950-х Аллан и Диана знакомятся с Ричардом Аведоном, который делает возможным ее общение с мастерами круга Бродовича. Долгое время Диана и Аведон оставались друзьями и почитателями работ друг друга.

В это время у неё обостряются депрессии, которыми она страдала с самого детства. Диана неудовлетворена результатами своей работы. Аллан поддерживает свою жену, однако после очередного нервного срыва в 1957 году они решают прекратить совместную работу. Диана начала работать самостоятельно, в то время как Аллан продолжал вести дела их студии. После профессионального разрыва последовал и личный. Диана и Аллан продолжали оставаться друзьями, и развелись лишь в 1969 году, когда Аллан решил жениться во второй раз.

Выбрав самостоятельную работу, Диана пытается найти свою тему в фотографии. Она посещает мастер-классы известных фотографов, однако, по большей части, остаётся недовольна результатами своей работы. Занимаясь у фотографа Лизетты Модел, она приходит к убеждению «фотографировать экстремальное». Стремясь изображать радикальное, Арбус начинает фотографировать людей с аномальной внешностью и девиантов.

В конце 1950-х годов Диана Арбус представляет свои первые работы на эту новую для себя тему.

60-е годы: работа с журналами

Знаменитый писатель Норман Мейлер, увидев первые работы Арбус, сказал: «Давать Арбус камеру — всё равно что разрешить ребёнку играть с гранатой».

Десятилетие между 1960 годом и до самой смерти в 1971 Диана Арбус зарабатывала на жизнь как свободный фотограф. Музеи проявляли интерес к фотографии, однако снимки Дианы Арбус казались слишком радикальными. Единственным крупным экспозиционным проектом Арбус была выставка Новые документы, состоявшаяся в Музее современного искусства в Нью-Йорке за несколько лет до ее смерти.

Журналам Диана Арбус была интересна своим нестандартным взглядом. Журналы рассматривали маргинальное как своеобразную идеологическую альтернативу роскоши. Арбус сотрудничала с такими изданиями как Esquire и Harper’s Bazaar, где она сталкивается с фотографами круга Бродовича (в частности — с Ричардом Аведоном и Ирвингом Пенном). Пенн и Аведон значительно изменили модную фотографию, позволили видеть ее конфликтным и радикальным жанром. Впоследствии, стремление видеть моду сумрачным нуарным миром будет характерно и для самой Арбус. Работы Арбус публиковали New York Times, Sports Illustrated, Show, Herald Tribune и другие. Считается, что за 11 лет было опубликовано более 250 журнальных и 70 газетных снимков. Иногда Диана работала и над текстами статей.

В 1963—1966 годах её деятельность была поддержана Музеем Гуггенхайма. С 1968 года Диана регулярно работала с журналом Sunday Times Magazine. В 1970 году году Диана начинает работу над своей знаменитой серией о людях с физическими отклонениями и получает Премию Роберта Льюиса от Американского общества журнальных фотографов. Однако в этот период её здоровье стремительно ухудшается. После перенесённого в 1966 и 1968 годах гепатита у Дианы обостряются приступы депрессии и, несмотря на длительные курсы терапии, ее состояние не улучшается. Причина болезни могла крыться в обсессивных и неразрешимых ожиданиях от работы. 26 июля 1971 года Диана Арбус приняла большую дозу барбитуратов и вскрыла себе вены на руках.

Большое влияние на Арбус оказал открытый в 1961 году после долгого забвения фильм Тода Броунинга «Уроды» (Freaks, 1932). В начале 1930-х фильм вызвал резкое неприятие публики и он был практически полностью забыт. В 1961 году фильм вызвал пристальное внимание не столько как кинематографический продукт, сколько как художественное явление. Наряду с обычными актерами в фильме снимались герои с физическими отклонениями. Считается, что именно «Уроды» обратили внимание Арбус на смысловую и психологическую сложность маргинального мира и дали толчек ее интересу к аномальному.

Фотографии Дианы Арбус

Фотографический стиль Дианы Арбус сформировался под влиянием мастеров нью-йоркской школы фотографии (в том числе — школы Бродовича), а также под впечатлением от нуарной европейской и американской фотографии 1930-х — 1940-х годов (в частности — от фотографий Брассая, Уиджи и Августа Зандера). На изобразительную систему Арбус оказала влияние модная фотография: прямой кадр, фронтальная постановка, как считается, были использованием приемов журнальной съемки[1]. Основной характеристикой ее работ считается психологическая глубина и специальный интерес к маргинальным сюжетам (люди с аномальной внешностью, девианты и т. д.) Темой ее фотографий было нарушение привычного порядка вещей. Считается при этом, что специфика ее почерка заключалась не только в стремлении изображать девиантов, но в ее умении изображать среднестатистических обывателей как персонажей с аномальными характеристиками. Она фотографировала тех, кто по мнению общества, являлся аутсайдерами или изображала стандартных людей как маргинальных героев. Арбус не принуждала своих персонажей к позированию, а всегда давала им время, для того, чтобы те нашли своё место перед камерой. Арбус много фотографировала людей с аномальной внешностью и всегда подчеркивала, что относится к ним с особым вниманием. Им, говорила она, известно о психологическом напряжении жизни значительно больше нежели заурядным обывателям. В своих фотографиях Арбус рассматривает норму как репрессивную категорию и, фактически, признает ее одной из маргинальных форм.

Арбус с 1962 года использовала в съёмке марку Rolleiflex, что приводило в процессе работы к увеличению негативов с формата 35 мм до размеров 6х6 см. Этот пассивный квадратный формат соответствовал её центрированной в композиционном смысле манере съёмки, и негатив оказывался наполненным большим количеством деталей. Диана Арбус не ориентировалась на работу в студии: ее интересовала прямая съемка, главным преимуществом которой было эмоциональное напряжение и композиционная естественность.

Выставки: «Новые документы» и ретроспектива

В 1967 году работы Дианы Арбус принимали участие в выставочном проекте Новые документы, организованном Джоном Шарковски в Музее современного искусства в Нью-Йорке (МОМА). Выставка объединила трех мастеров: Диану Арбус, Ли Фридлендера и Гарри Виногранда. Новые документы считаются этапным моментом в истории фотографии и стали фактом итогового признания черно-белых кадров как части арт-системы [2]. Пригласив Диану Арбус в качестве одного из участников, выставка обозначила художественный статус документальной фотографии.

Первая персональная выставка Арбус состоялась в Музее современного искусства в Нью-Йорке в 1972 году [3] — через год после ее смерти. Эта ретроспектива стала центральным сюжетом одного из эссе Сьюзан Зонтаг в книге О фотографии и послужила обстоятельством признания Арбус как одного из наиболее влиятельных фотографов ХХ века.

Арбус и Зонтаг

Снимки Дианы Арбус стали предметом размышления одного из самых крупных фотографических критиков — Сьюзан Зонтаг. Фотографии Арбус занимают центральное место в ее эссе Америка в фотографиях: сквозь тусклое стекло[4], вошедшее в книгу О фотографии. Текст был написан вскоре после смерти Дианы Арбус и посвящен ретроспективной выставке фотографа в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Кадры, сделанные Арбус вызывают у Зонтаг скорее неприятие, чем позитивную реакцию. Это несовподение становится для Зонтаг частью внутреннего конфликта: ей не нравятся фотографии Арбус, и это неприятие становится для нее фактом нарушения либеральной системы ценностей[5]. С одной стороны, Зонтаг понимает, что категорическое установление нормы может иметь негативные последствия. С другой, она рассматривает маргинальную систему как деструктивное начало[6], которое приводит к утрате художественным его социальной ценности. Идеололическое несовпадение Зонтаг и Арбус — двух наиболее ярких представителей фотографического пространства ХХ столетия — считается одним из наиболее глубоких конфликтов художественной системы ХХ века.

Наследие Дианы Арбус

К моменту своей смерти в 1971 году Арбус уже была известным, влиятельным и заметным фотографом. Тем не менее считается, что ретроспективный каталог Дианы Арбус, подготовленный в 1972 году для Музея современного искусства Джоном Шарковски был отклонён практически всеми издательствами. Напечатать альбом согласился фонд Aperture. Монография стала одной из наиболее влиятельных фотографических книг, была переиздана 12 раз и разошлась более чем стотысячным тиражом. Каталог работ Арбус, выпущенный фондом Aperture, входит в число самых раскупаемых книг в истории фотографии. Ретроспектива Арбус в нью-йоркском Музее современного искусства по всей стране привлекла более 7 млн зрителей. В том же году работы Дианы Арбус представляли Америку на Венецианской биеннале. Её работа Identical Twins находится на шестом месте в списке самых дорогих фотографий всех времён: в 2004 году она была продана за 478 400 долларов США.

Дочь Арбус, Доон (Дун), впоследствии стала сотрудничать с Ричардом Аведоном над их совместной книгой «ALICE IN WONDERLAND: THE FORMING OF A COMPANY, THE MAKING OF A PLAY», для которой Доон Арбус писала тексты. В общей сложности их знакомство с Аведоном вылилось в тридцать лет совместной деятельности.

Наиболее известные работы

Фотография Identical Twins

На фотографии изображён мальчик, с неуклюже свисающей с левого плеча лямкой комбинезона. Он прижимающий свои руки к туловищу, в его правой ладони — игрушечная граната, левая ладонь сжата в форме крюка, на лице — гримаса. Чтобы сделать эту фотографию Арбус попросила мальчика остановиться, а сама ходила с фотоаппаратом вокруг него, пытаясь найти правильный угол. Мальчику надоело ждать и он сказал: «Снимайте же наконец!».

  • «Близнецы» (Identical Twins, 1967)

Две сестры-близняшки, одетые в вельветовые платья, стоят рядом друг с другом. Одна из них улыбается, а другая — слегка нахмурена. Считается, что эта фотография Арбус была использована Стенли Кубриком в его фильме «Сияние». Кадр Кубрика воспроизводит сходный сюжет и композицию: близнецы, позирующие перед камерой.

Эдди Кармел, известный в США как Jewish Giant стоит в квартире с отцом и матерью — они намного ниже его ростом. Фотографию можно интерпретировать различными способами. Непропорциональное тело выглядит как противоречие по отношению к счастливой домашней жизни. Торжественность родителей и сгорбленная фигура великана демонстрируют непреодолимую пропасть в отношениях между ними. Также можно отметить удивление миссис Кармел при взгляде на своего сына: как будто она видит его впервые в жизни.

«Мех»

В 2006 году вышел художественно-биографический фильм о Диане Арбус «Мех» с участием Николь Кидман и Роберта Дауни-мл. Картина с бюджетом 12 млн долларов выпущена в ограниченный прокат в США 10 ноября 2006 года. В российских кинотеатрах фильм так и не появился, вышел сразу же на DVD.

Примечания

  1. ↑ Shloss C. Off the (W)rack : Fashion and Pain in the Work of Diane Arbus. / On Fashion. (edit. by Shari Benstock and Suzanne Ferriss). New Brunswick, New Jersey: Rutgers University Press, 1994. ISBN 0-8135-2032-0.
  2. ↑ Coleman A.D. Diane Arbus, Lee Friedlander, and Garry Winogrand at Century’s End. / The Social Scene: the Ralph M. Parsons Foundation Photography Collection at the Museum of Contemporary Art, Los Angeles. (edit. by Max Kozloff). Los Angeles: Museum of Contemporary Art, 2000. ISBN 0-914357-74-3.
  3. ↑ Szarkowski J. Diane Arbus Photographs on View at the Museum of Modern Art. / Press Release, November 7, 1972. — №1116C.
  4. ↑ Сонтаг С. Америка в фотографиях: сквозь тусклое стекло / О фотографии. (Пер. В. Голышева). М.: Ад Маргинем Пресс, 2013. ISBN 978-5-91103-136-7
  5. ↑ Davies D. Susan Sontag, Diane Arbus and the Ethical Dimensions of Photography. / Art and Ethical Criticism. (edit. by Garry Hagberg). Oxford: Blackwell, 2008. ISBN 978-1-4051-3483-5.
  6. ↑ Васильева Е. Сьюзен Зонтаг о фотографии: идея красоты и проблема нормы. // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 15., 2014, вып. 3, с. 64 — 80.

Литература

  • Arbus D. Diane Arbus: An Aperture Monograph. Comp. and edit. Doon Arbus and Marvin Israel. New York: Millerton, 1972. ISBN: o-912334-40-1
  • Arthur L. Diane Arbus: Portrait of a Photographer. New York: Ecco Press, 2016. ISBN 978-0-06-223432-2.
  • Budick A. Factory Seconds: Diane Arbus and the Imperfections in Mass Culture. // Art Criticism, 1997, vol. 12, № 2, p. 50–70.
  • Charrier P. On Diane Arbus: Establishing a Revisionist Framework of Analysis. // History of Photography, 2012 (November), vol. 36, № 4, p. 422–438.
  • Davies D. Susan Sontag, Diane Arbus and the Ethical Dimensions of Photography. / Art and Ethical Criticism. (edit. by Garry Hagberg). Oxford: Blackwell, 2008. ISBN 978-1-4051-3483-5.
  • Gibson G. Hubert’s Freaks: the Rare-Book Dealer, the Times Square Talker, and the Lost Photos of Diane Arbus. Orlando: Harcourt, 2008. ISBN 978-0-15-101233-6.
  • Hulick D. E. Diane Arbus’s Expressive Methods. // History of Photography, 1995, vol. 19, № 2, p. 107–116.
  • Jeffrey I. Diane Arbus and the American Grotesque. // Photographic Journal, 1974 (May), vol. 114, № 5, p. 224–29.
  • Lee A. W., Pultz J. Diane Arbus: Family Albums. New Haven, Connecticut: Yale University Press, 2003. ISBN 0-300-10146-5.
  • Lord C. What Becomes a Legend Most: the Short, Sad Career of Diane Arbus. / The Contest of Meaning: Critical Histories of Photography. (edit. by Richard Bolton). Cambridge, Massachusetts: MIT Press, 1989. ISBN 0-262-02288-5.
  • Meyerowitz J.: Westerbeck C. Diane Arbus (англ.) / Bystander: A History of Street Photography. N. Y.: Bulfinch, 1994, ISBN: 978-0821217559

Shloss C. Off the (W)rack : Fashion and Pain in the Work of Diane Arbus. / On Fashion. (edit. by Shari Benstock and Suzanne Ferriss). New Brunswick, New Jersey: Rutgers University Press, 1994. ISBN 0-8135-2032-0.

  • Васильева Е. Сьюзен Зонтаг о фотографии: идея красоты и проблема нормы. // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 15., 2014, вып. 3, с. 64 — 80.
  • Сонтаг С. Америка в фотографиях: сквозь тусклое стекло (1972) / О фотографии. (Пер. В. Голышева). М.: Ад Маргинем Пресс, 2013. ISBN 978-5-91103-136-7

Ссылки

Арбус, Диана (Diane Arbus)

                                     

1.2. Биография. 40-е и 50-е лет. (40-e and 50-e years)

В 1941 году восемнадцатилетняя родители Дианы женился Аллан Арбус. брак казался Диане, единственный способ уйти от влияния родителей. У пары было две дочери: рассвет в 1945 и Эми в 1954. Диана была с ними очень долго. Аллан работал на двух работах, а параллельно подрабатывал фотографом. В 1943 году Аллан Арбус закончил военные курсы фотографов.

Помогают и вспомогательные Алан, Диана в 1946 году становится фотографа моды: первые заказы она получает от своего отца, который частично помогает с финансированием их фотографического оборудования. В 1947 году пара был представлен руководству издательского дома «Конде Наст»: они получили небольшой заказ на журналы Vogue (Моде) и Glamour (Гламур).

В совместных проектах Аллан отвечал за сам процесс фотосъемки и ее техническая сторона, Диана также выступила в качестве автора концепции и стиля. поддерживая идею художественной фотографии, Арбус выступала за неформальный подход. Аллан и Диана держали за рамки фэшн-фотографии и, в то же время, пытаясь допросить ее в жестких границах. В 1951 году у них есть целый год, путешествуя по Европе. Диана открывает возможность самовыражения и выражения своего видения мира с помощью фотографии. вместе с Аланом она готовит опрос на Париж Vogue (Моде). В середине 1950-х Аллан и Диана встретится с Ричардом Аведоном, который делает возможным его общение с мастерами круг длинный Бродовича. время Диана Аведон остались друзья и поклонники творчества друг друга.

На данный момент, это усугубляет депрессию, от которой она страдала с детства. Диана недовольна результатами своей работы. Аллан поддерживает свою жену, но после нервного срыва в 1957 году они решили прекратить совместную работу. Диана начала работать самостоятельно, в то время как Аллан продолжал вести дела своей студии. после профессиональный брейк, а затем и личного. Диана и Аллан остались друзьями и развелись в 1969 году когда Аллан решил жениться во второй раз.

Выбирая самостоятельной работы, Диана пытается найти свою тему в фотографии. она посещает мастер-классы известных фотографов, однако, по большей части, остается недоволен результатами его работы. учебы с фотографа Лизетты модель, начинается «фотографировать экстремальное». что модель убежден Арбус сосредоточиться на личные фотографии. Поскольку помещения для нее были люди на улице, так и дома, а также политических беженцев. пытаясь изобразить радикальное, Арбус фотографирует людей с аномальной внешностью и уклонисты.

В конце 1950-х лет Диана Арбус-это моя первая работа по этой новой теме.

Дайан Арбус — 17 произведений

Дайан Арбус (/ diːˈæn ˈɑːrbəs /; 14 марта 1923 — 26 июля 1971) была американским фотографом, известным своими фотографиями маргинализированных людей — карликов, гигантов, трансгендеров, нудистов, артистов цирка — и других людей, нормальность которых воспринималась обычное население выглядит уродливым или сюрреалистичным. Ее работа была описана как состоящая из формальных манипуляций, характеризующихся явной сенсационностью.

В 1972 году, через год после самоубийства (существует популярное клише о том, что она Сильвия Плат), Арбус стала первым американским фотографом, фотографии которого были выставлены на Венецианской биеннале.В 1972–1979 годах миллионы смотрели передвижные выставки ее работ. Сопровождающая выставку книга «Диана Арбус: монография диафрагмы», изданная Дуном Арбусом и Марвином Израэлем и впервые опубликованная в 1972 году, все еще находилась в печати к 2006 году, став самой продаваемой монографией по фотографии. Между 2003 и 2006 годами Арбус и ее работы были предметом другой крупной передвижной выставки, Diane Arbus Revelations. В 2006 году в фильме «Мех» с Николь Кидман в роли Арбус в главной роли была представлена ​​вымышленная версия истории ее жизни.

Арбус родилась Дайан Немеров в семье Давида Немерова и Гертруды Рассек Немеров, еврейской пары, которая жила в Нью-Йорке и владела Russek’s, знаменитым универмагом на Пятой авеню. Из-за богатства своей семьи Арбус была изолирована от последствий Великой депрессии, когда росла в 1930-х годах. Ее отец стал художником после ухода от Рассека; ее младшая сестра станет скульптором и дизайнером; и ее старший брат Говард Немеров, профессор английского языка Вашингтонского университета в Санкт-Петербурге.Луи позже стал поэтом-лауреатом США и отцом американистского историка искусства Александра Немерова.

Родители Дайан не были так вовлечены в ее жизнь, когда она росла. Из-за богатства ее семьи Дайан и ее братья и сестры воспитывались горничными и гувернантками, в то время как ее мать страдала от депрессии, а ее отец был занят работой. Она отделила себя от семьи и детства.

Дайана Немерова посещала подготовительную школу Филдстонской школы этической культуры.В 1941 году, в возрасте восемнадцати лет, она вышла замуж за своего возлюбленного детства Аллана Арбуса, с которым встречалась с 14 лет. Их первая дочь Дун, которая затем стала писательницей, родилась в 1945 году; их вторая дочь Эми, которая позже стала фотографом, родилась в 1954 году. Арбус и ее муж работали вместе. После долгих часов в студии Дайан спешила домой, чтобы приготовить ужин для Аллана и их двух дочерей. Аллан очень поддерживал Дайан даже после того, как она бросила коммерческую фотографию и начала развивать независимое отношение к фотографии.

Дайан и Аллан Арбус расстались в 1959 году и развелись в 1969 году. Однако они все еще оставались близкими из-за своих дочерей. Аллан приходил на воскресный завтрак, и он продолжал проявлять фильм Дайан.

Дайан начала отношения с арт-директором и художником Марвином Израэлем, которые продлились примерно десять лет, до момента ее смерти. Он был женат и дал понять Арбус, что никогда не оставит свою жену. Он очень сильно подталкивал Арбус к ее работе.

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с непортированной лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее …

Дайан Арбус: Поставщик Фотографа The Weird And Wacky

Фотография Дайан Арбус, любезно предоставлена ​​UCLA

Дайан Арбус была фотографом из Нью-Йорка в 1960-х годах и была наиболее известна своими нервирующими черно-белыми портретами.Ее работа волновала людей тогда так же, как и сейчас. Темой для Арбус были изгои на окраинах общества. Через свои работы она выражала свои собственные эмоции и часто изображала эмоции, которые другие художники в то время не знали, как изобразить. Как и у многих других художников, ее карьера и выбор предмета были обусловлены необычным воспитанием.

Диана Арбус жила мягким детством

Диана в Центральном парке, 1939

Продолжение статьи под объявлением

Дайан Арбус выросла в разгар Великой депрессии, но ее богатая семья укрыла ее от ее суровых последствий.Их богатство происходило от семьи ее матери, владевшей Russeks, дорогим универмагом на Пятой авеню. Ее мать, Гертруда Рассек, будучи молодой наследницей русек, познакомилась со своим отцом, Давидом Немеровым, где он работал в рекламном отделе универмага. После того, как они поженились, Немеров быстро продвинулся по служебной лестнице, пока не стал президентом всей компании.

У Немеровых было трое детей, Дайана была средним ребенком. Детей много времени воспитывали няни, горничные и наемные работники, а не собственные родители.Их мать страдала депрессией и была склонна к нервным срывам, а отец постоянно работал. Она была особенно близка со своим братом Ховардом, который подогревал интересы Дайан в творческой и интеллектуальной областях. Помимо брата, Арбус чувствовала себя далекой от своей семьи и расточительного образа жизни, который их заключал.

В поисках любви в безнадежном месте

Автопортрет юных Аллана и Дайан Арбус, 1947 год

Продолжение статьи под объявлением

Хотя она чувствовала себя такой отделенной от окружавшего ее высшего общества образа жизни, именно здесь она встретила своего мужа.Дайан познакомилась с Алланом Арбусом, когда он работал в рекламном отделе Russeks, когда ей было тринадцать, и у нее возникла непоколебимая одержимость.

Они поженились, когда Дайане исполнилось восемнадцать в 1941 году. Три года спустя Аллана отправили в Индию, чтобы сфотографировать последствия Второй мировой войны. Пока Аллан служил на войне, Дайан увлеклась фотографией. Аллан подарил ей фотоаппарат на свадьбу. Ее ранние работы включали позирование ее друзей и семьи, ее новорожденную дочь Дун и городские сцены, которые привлекли ее внимание, такие как пустые углы улиц или незанятые витрины магазинов.

Автопортрет с дочерью, Дун, 1945

Продолжение статьи под объявлением

Когда Аллан вернулся в Нью-Йорк, пара решила вместе заняться фотографическим бизнесом и превратить свои увлечения в карьеру. В основном они снимали моделей для модных журналов, таких как Glamour и Vogue.

Новый подход

Фотография Аллана и Дайан Арбус, 1950-е годы

Продолжение статьи под объявлением

У пары была успешная фотографическая карьера, пока однажды Дайан не объявила, что она покончила с бизнесом высокой моды.Она хотела открыть для себя гораздо больше в фотографии.

Примерно в это время Дайан рассталась с Алланом и забрала с собой двух дочерей — Дун и Эми. Она переехала в дом в Вест-Виллидж в Нью-Йорке и отрезала все волосы, сохранив свой узнаваемый стиль до самой смерти. Аллан продолжил заниматься модной фотографией самостоятельно. Эти двое остались дружелюбными во время разрыва, и они продолжали жить в темной комнате, чтобы проявить свою пленку.

Арбус продолжала фокусировать объектив на людей, но без позирования, света и высокой моды.Она вышла на улицы Нью-Йорка, фотографируя всех, кто привлек ее внимание.

Увидеть мир в новом свете

Молодая бруклинская семья собирается на воскресную прогулку, Нью-Йорк, 1966 год. Предоставлено MOCA

Продолжение статьи под объявлением

В своем восстании против модной фотографии она никогда не стремилась запечатлеть людей в их лучшем свете. Ее внимание было сосредоточено на том, чтобы запечатлеть людей в их наиболее запутанном, нервирующем, родственном состоянии.Она снимала свои фотографии на Rolleiflex, квадратную камеру с кадрированием и видоискателем на уровне груди, в который она смотрела сверху вниз, а не через видоискатель на уровне глаз. Это позволило ей оказаться прямо перед лицом того, кого она фотографировала, и установить с ними связь, вместо того, чтобы украдкой фотографировать со стороны. Так она запечатлела некоторые из своих самых известных изображений — старушек, застигнутых врасплох в автобусе, недовольных семей с детьми и влюбленных, сидящих на скамейках, переплетенных руками, в Центральном парке.

Ребенок с игрушечной гранатой в Центральном парке, штат Нью-Йорк 1962

Продолжение статьи под объявлением

Один из примеров — одна из ее самых известных фотографий, на которой мальчик в Центральном парке держит фальшивую гранату. Арбус сделала несколько фотографий мальчика, некоторые из которых были с ним в более веселых позах, но она выбрала снимок, на котором лицо мальчика скривилось в гримасе, одна рука сжала гранату рядом с ним, а другая превратилась в перевернутый коготь. .

Банда неудачников

Женщина-имитатор с длинными перчатками, Хемпстед, Лонг-Айленд, 1959 год

Продолжение статьи под объявлением

Работа Арбус была сосредоточена не на тех, кто невольно попал в тиски нищеты или разврата, а на тех, кто с головой ушел.Такие люди, как она, пресытились обычным обществом и хотели более нетрадиционной жизни.

Она фотографировала имитирующих женщин в их гримерных, сильно татуированных гризеров, артистов цирка, людей с физическими врожденными дефектами, такими как карликовость, и межрасовых пар. Все это может показаться относительно нормальным в наши дни, поскольку представительство в средствах массовой информации резко возросло, но в 1950-х годах это был пикантный, противоречивый материал. Многие из них были счастливы сфотографироваться, поскольку редко получали какое-либо внимание, кроме негативного.

Она пристрастилась к тому, чтобы жить на грани и находить идеальный снимок своего следующего объекта. Она часто фотографировала объекты часами, ожидая момента, когда они полностью раскрутятся. Только тогда она будет удовлетворена своим выстрелом. Она входила в дома незнакомцев, чтобы погрузиться в тонкости их повседневной жизни. Она слилась с ней и ждала момента, когда ее подданные забудут, что она здесь. Охота на людей на периферии общества была ее наркотиком, и она постоянно стремилась к высшему.

Еврейский гигант дома со своими родителями в Бронксе, штат Нью-Йорк, 1970 год, любезно предоставлено Принстонским художественным музеем

Продолжение статьи под объявлением

Хотя иногда она действительно стремилась подтолкнуть своих подданных к их пределам, в других случаях она делала прямо противоположное и выходила за свои собственные пределы. Арбус была известна тем, что встречала своих подданных прямо там, где они должны были, чтобы они чувствовали себя комфортно. Например, фотографируя пожилую пару нудистов в их доме, она разделась, убедившись, что она и ее объекты находятся на одном уровне.

Что было самым интересным в работе Арбус, так это то, что, хотя ее фотографии людей, находящихся на периферии общества, делали ее предметы более человечными и понятными, ее фотографии типичной американской жизни казались напряженными, жуткими и чуждыми. Казалось, она находила больше реальности во взаимодействии с «уродами», чем с предметами, которые напоминали ее собственное родословное прошлое.

Одна девушка, два мира

Глотатель мечей-альбиносов на карнавале, Мэриленд. 1970, любезно предоставлено Йельской художественной галереей

Она продолжала перемещаться по двум мирам; одна нога твердо стояла на ногах в ненормальном, иногда опасном мире ее подданных, а другая все еще опиралась на остатки своей старой жизни.Она была близка с другими известными фотографами того времени, такими как Ричард Аведон, и по-прежнему фотографировала знаменитостей и моделей для таких журналов, как Esquire и Harper’s Bazaar, только теперь используя свой собственный стиль.

Грантовое письмо Дайаны к Гуггенхайму

Она занималась предметом ритуалов и церемоний в американской жизни на протяжении 1960-х годов, в основном благодаря сотрудничеству с Гуггенхаймом. Она подала заявку на участие в программе стипендий, чтобы «сфотографировать важные церемонии нашего настоящего», — написала она в своем письме о гранте.«Я хочу собрать их, как чья-то бабушка кладет консервы, потому что они будут такими красивыми». Арбус была награждена двумя грантами Гуггенхайма в период с 1963 по 1967 год и использовала их, чтобы с большим рвением преследовать свои желаемые предметы.

Тройняшки в спальне, Нью-Джерси. 1963 г., NGA

Первым крупным публичным дебютом ее работ стала выставка фотографий New Documents в Музее современного искусства (MoMA) в Нью-Йорке. Выставка должна была показать сдвиг в документальной фотографии к гораздо более грубому, прямолинейному и непринужденному стилю.Ее фотографии были представлены вместе с работами Гарри Виногранда и Ли Фридлендера, двух других известных фотографов конца 1960-х годов.

Последние годы Дайан Арбус

Без названия (49), 1970–71

По мере того, как она продолжала общаться со своими сомнительными подданными, ее все больше и больше затягивало в опасный мир. Она медленно ускользнула со сцены со знаменитостями, где жили ее сверстники, и перешла к более темным предметам.

Это делает ее финальный предмет еще более увлекательным, чем это было на первый взгляд.Она решила сосредоточиться на психически больных женщинах в психиатрических отделениях. С 1969 по 1971 год она посетила множество заведений и сфотографировала этих женщин, играющих вместе на обширных лужайках, в масках Хэллоуина и одетых как принцессы. Она сказала своей дочери Эми, что эти женщины выглядели так, как будто были ее ровесницы, но вели себя как малыши.

Арбус была известна тем, что писала в записной книжке, где она составляла списки потенциальных фотографий, писала стихи и отслеживала свои более приземленные семейные дела.Динамические прозаические записи часто сочетались со строками «Эми — подарок на день рождения». Последняя запись в ее записной книжке гласила: «Тайная вечеря». Эта последняя записка была ее единственным намеком на ее трагическое самоубийство в 1971 году в возрасте 48 лет.

Дайан Арбус в 1971 году, фотография Евы Рубинштейн

После ее смерти популярность Арбус резко возросла. При жизни она продала всего несколько фотографий, но просьбы о покупке ее работ росли в геометрической прогрессии после смерти. В то время как ее фотографии в жизни воспринимались как странные и сверхъестественные, публика стала воспринимать их как задумчивые и убедительные после ее смерти.

Критики были и остаются раздельными в отношении работы Арбус. Некоторым это показалось нарциссическим, холодным и эксплуатирующим по отношению к ее более уязвимым объектам. Другие называли его потрясающе чутким и инклюзивным, позволяя людям на периферии общества быть в центре внимания. Также широко признано, что Арбус использовала фотографию как средство познания себя и понимания окружающего мира. Ее субъекты и их опыт стали ее продолжением.

Независимо от ее намерений, ясно, что Арбус рассказывала важную историю через свои фотографии и сыграла важную роль как в развитии фотографии, так и в обществе.Она открыла путь другим художникам и фотографам к исследованию сверхъестественных, тревожных и необычных предметов. Ее работы, наряду с работами других фотографов 60-х, также привели к восприятию документальной фотографии как вида искусства. Дайан Арбус и ее фотографии продолжают поражать и вдохновлять умы во всем мире.

Продолжение статьи под объявлением

Дайан Арбус | MoMA

В отличие от большинства людей, которые «живут в страхе, опасаясь травм», «уроды», интересовавшие Дайан Арбус, «родились с их травмой.Они уже прошли жизненное испытание. Они аристократы. Хотя именно так Арбус объясняла свое влечение к карнавальным артистам, мы можем представить, что она использует аналогичный язык для описания людей необычайно большого или маленького роста, нудистов, людей с нарушениями развития, артистов-перетягивателей и многих других, которые регулярно появляются в ее портретах.

Арбус обычно давала своим подданным возможность представить себя так, как они считали нужным. Начиная с 1962 года, она использовала камеры среднего формата, которые держались на талии — она ​​смотрела в видоискатель, чтобы ничто не мешало ее лицу и лицу объекта съемки.Интимность такого рода фотографической встречи может придать уверенности и самообладанию, которые мы видим в таких фигурах, как уравновешенный Обнаженный мужчина, будучи женщиной, Нью-Йорк (1968) или Бурлеск-комедийная актриса в ее гримерной, Атлантик-Сити, Нью-Йорк. Джерси (1963). В других случаях Арбус, кажется, обнаруживает ненадежность, скрытую под поверхностью жизни в культурном мейнстриме. Ее образы тех, кто обладает социальной властью или просто кажутся защищенными, например патриотично настроенного мальчика в соломенной шляпе, ожидающего марша на провоенном параде, Нью-Йорк (1967), часто слегка тревожат.

Интерес Арбус к опыту людей из разных социальных слоев, возможно, зародился в ее собственном детстве. Она выросла в богатой семье и чувствовала себя защищенной от последствий Великой депрессии. Это переживание привилегий было мучительным: «это было похоже на роль принцессы в каком-то отвратительном фильме … и королевство было таким унизительным». Возможно, потому, что Арбус считала, что она недостаточно прошла испытания невзгодами, она искала это в окружающем мире. Однако это личное вложение в выбранную ею тему не привело Арбус к редакционным статьям или вынесению суждений.Как правило, она избегала кадрирования своих фотографий для акцента и вместо этого печатала весь негатив, что было подтверждено неправильными черными рамками, окружающими изображение. «Для меня предмет изображения всегда важнее, чем изображение», — сказала она. «И еще более сложный».

Одним из пробных камней творчества Арбус был Август Зандер, который создал сотни фотографических портретов, запечатлевших граждан — и социальную структуру — Веймарской Германии. Арбус использовала визуальный язык откровенных и тщательно составленных образов Сандера, сюжеты которых прочно занимают свое место в обществе.Сандер часто подчеркивал некоторые признаки призвания ситтера, такие как материалы каменщика или гончарный круг, предполагая, что идентичность — это социальный факт, который может быть прояснен самопрезентацией человека. Фотографии Арбус кажутся более двусмысленными и чрезвычайно чувствительны к тому, что она назвала «разрывом между намерением и эффектом»: различием между тем, что мы пытаемся сообщить о себе, и тем, что воспринимается другими.

Хотя Арбус скептически относилась к народной похвале и неоднозначно относилась к демонстрации своих работ, в конце 1960-х она заняла центральное место в мире искусства.Частично это произошло благодаря поддержке Джона Шарковски, тогдашнего директора Департамента фотографии MoMA, который представил ее вместе с Ли Фридландером и Гарри Винограндом на влиятельной выставке 1967 года New Documents . Описание Жарковски содержания шоу может служить отчетом о проекте Арбус, в частности: «новое поколение фотографов перенаправило документальный подход на более личные цели…. Их работа выдает сочувствие — почти любовь — к несовершенствам и слабостям общества.Им нравится реальный мир, несмотря на его ужасы, как источник всего удивления, очарования и ценности ».

В 1971 году Арбус покончила с собой. Однако ее фотографии продолжают оказывать сильное влияние. На протяжении десятилетий такие художники, как Нан Голдин, Джудит Джой Росс и Дина Лоусон, питались беспокойным влечением Арбус к незнакомому и ее отказом предлагать суждения или простые ответы. Как сказала сама Арбус: «Фотография — это секрет, в котором есть секрет. Чем больше он вам говорит, тем меньше вы знаете.”

Бенджамин Клиффорд, 12-месячный стажер, Отдел фотографии Роберта Б. Меншела

Исследование этого текста было поддержано щедрым грантом Фонда современных женщин.

культовых фотографий Близнецов Дайан Арбус — Какая история стоит за этим? — Государственная доставка

Дайан Арбус — идентичных близнецов, Розель, Нью-Джерси, , 1967
Введение

Эту культовую фотографию Дайан Арбус описали по-разному: художественно, причудливо, жутко или запутанно.Фотограф, однако, назвал это « различие в идентичности» . Многие люди по-разному относятся к этой культовой фотографии и ее значению. Взгляд смотрящего определяет искусство и форму, которую оно принимает; наоборот, никогда не бывает. И во всем своем совершенстве и разнообразии это относится и к этой фотографии.

Однояйцевые близнецы, 1967

Это культовое произведение фотографического искусства под названием Identical Twins , созданное Дайан Арбус, выполнено в черно-белом цвете с почти идеальным квадратным расположением.

Что изображено на фото

Близнецам, Кэтлин и Коллин, было семь лет в 1967 году, когда Арбус заметила их на рождественской вечеринке в маленьком городке. На фотографии изображены две молодые сестры-близнецы, стоящие вертикально вертикально у стены. Они сидят бок о бок в одинаковых вельветовых платьях и с белыми повязками на темных волосах. Единственное исключение — разный дизайн их белых чулок. На первый взгляд фотография кажется вполне нормальной и сделанной прямо.Затем наши глаза обнаруживают различие в идентичности .

Деталь Дайан Арбус — Identical Twins, Roselle, New Jersey , 1967
Идеи Арбус о ее работе
Арбус и непохожесть

Дайан Арбус (1923–1971) была признанным фотографом, известным своими эксцентричными и необычными фотографиями посторонних и неортодоксальных людей из маргинальных слоев общества. За два года до того, как она получила свою первую камеру, Graflex, от Аллана, ее первого мужа, Арбус цитирует:

На Земле существует, было и будет бесконечное количество вещей: все люди разные, все хотят разных вещей, все знают разные вещи, все любят разные вещи, все выглядят по-разному….Вот что мне нравится: непохожесть.

Необычность и непохожесть

Арбус не отступила от своих убеждений, и ее работа никогда не отражает ничего нормального в перспективе. Ее фотография Identical Twins , неизгладимое произведение искусства двадцатого века, является свидетельством того же. В ее работах всегда были две великие повторяющиеся темы: «непохожесть и непохожесть». Арбус, естественно, умела открывать в людях своеобразие и их сильные стороны, чтобы принять свою причудливость.Она продолжала создавать одни из самых известных и знаменитых фотоискусств в истории. В их число входили молодая бруклинская семья, идущая на воскресную прогулку , Еврейский гигант дома со своими родителями , Ребенок с игрушечной гранатой в центральном парке и, упомянутый в этой статье, Однояйцевые близнецы .

Дайан Арбус — Молодая бруклинская семья, идущая на воскресную прогулку, Нью-Йорк , 1966 Дайан Арбус — Еврейский гигант дома со своими родителями, в Бронксе, Северная Каролина.Ю. , 1970 г. Дайан Арбус — Ребенок с игрушечной гранатой в Центральном парке, штат Нью-Йорк , 1962
Анализ
Почему эта работа важна?

Из всех ее работ наибольшую популярность получила Identical Twins ; или многие могут сказать, что это известность различными эмоциями и восприятием, которые искусство вызывает в людях. На беглый взгляд это кажется обычным фото двух очень похожих девушек. Они невинно стоят в почти схожей позе, глядя в камеру, пока незнакомец делает их снимок.Отчасти сверхъестественное сходство было связано с тем, что Арбус позаботилась о том, чтобы пристальное внимание было уделено мельчайшим деталям того, как девушки одевались и представляли себя перед камерой. Однако, несмотря на все отрицание, «различия» в параллелизме и единообразии, показанные на фотографии, медленно и неизбежно прокрадываются в сознании зрителя. Сама фотография становится прекрасной метафорой отношений между «искусством» и «реальностью»: переход от гармонии и невинности к несоразмерному и тревожному.

Ссылки: The Shining, 1980 и др.

Своеобразие и запоминающаяся природа двойного изображения вдохновили многих других творцов. Некоторым в подобных строках по-разному опровергали, а другим — в нормальности его причудливости. В частности, фотоискусство перекликается с фильмом ужасов The Shining Стэнли Кубрика, в котором также есть сестры-близнецы в аналогичных платьях и позах. Их видения с бездушным взглядом и ненормальной внешностью сходства тревожили и преследовали публику по всему миру.

2 мин 27 сек

Сияние , 1980, Давай поиграй с нами Сцена

Стэнли вдохновлял его восприятием того, что для него значила фотография: ненормальность в подобии и тревожное привидение от их бездушного взгляда. У других же фото получается более освежающим и живым. Работа продолжает вдохновлять других на создание одних из самых ярких работ, посвященных непохожести и индивидуальности близнецов.

Джон Малкович в образе близнецов на фотографии Сандро Миллера Дайан Арбус / Однояйцевые близнецы, Розелл, Нью-Джерси (1967) , 2014, из серии «Малкович, Малкович, Малкович: дань уважения мастерам фотографии»
Значение

Identical Twins показывает нам, что фотография показывает больше, чем то, что вы видите.Пока одна девушка хмурится, другая улыбается. У одной пары глаз недовольный взгляд. Другой — широко открытый, полный жизненных размышлений. Интерпретация характеров и характера близнецов с помощью одной фотографии стала предметом любопытства и споров на протяжении десятилетий.

Процесс поиска «смысла и смысла в пробелах» также поддается открытию «искусства» в фотографии. Промежутки — это элементы, в которые фотограф привнес элемент творчества, иллюзии и уловки, которые дают вам чувство скептицизма и замешательства.

Заключение

Любовь Арбус ко всему различному приводит нас к мысли, что она не находила «различие в идентичности» преследующим и тревожным. В отличие от пресловутой «тревожной» славы, связанной с Однояйцевыми близнецами , она нашла любовь и вдохновение в непохожести и индивидуальности близнецов.

Подробнее
Одно из любимых произведений Арбус

Интересно, что Арбус выбрала это изображение для своего единственного портфолио, Коробка из десяти фотографий , которую она разработала вместе с Марвином Израэлем и самостоятельно создала коллекцию в 1970 и 1971 годах.Хотя она сделала множество фотографий за свою почти 30-летнюю карьеру, она всегда отдавала предпочтение лишь нескольким, и среди них был Identical Twins .

Дайан Арбус со своей фотографией Однояйцевые близнецы , во время лекции в Школе дизайна Род-Айленда в 1970 году, фото: Стивен А. Фрэнк
Местоположение и стоимость идентичных близнецов

К сожалению, Арбус на протяжении всей жизни переживала эпизоды хронической депрессии и в 1971 году покончила жизнь самоубийством.Эта фотография в настоящее время является частью коллекции Энди Пилары. Он купил ее в 2004 году по цене 480 000 долларов и выставлен в его галерее Pier 24 Photography в Сан-Франциско, Калифорния. Большие форматы, отпечатки на весь срок службы модели Identical Twins очень страшны и редки на рынке. Текущая оценочная стоимость колеблется от 1 до 5 долларов США.

Видео: Знакомство с однояйцевыми близнецами

2 мин 29 сек

Все изображения: Поместье Дайан Арбус, если не указано иное.

Связанные чтения

Диана Арбус: Монография с отверстием: издание к сороковой годовщине (9781597111751): Арбус, Дун, Израиль, Марвин, Израиль, Марвин, Арбус, Диана, Арбус, Диана, Арбус, Диана: Книги

Обзор

Дайан Арбус была не теоретиком, а художницей. Ее заботой было не поддержание философских позиций, а создание картинок. Она любила фотографию за чудеса, которые она совершает каждый день случайно, и уважала ее за точный преднамеренный инструмент, которым она могла бы стать, учитывая талант, ум, преданность делу и дисциплину.Ее картины связаны с частной, а не социальной реальностью, с психологической, а не визуальной связностью, с прототипическим и мифическим, а не с актуальным и временным. Ее настоящий предмет — это не что иное, как уникальная внутренняя жизнь тех, кого она сфотографировала. — Джон Жарковски, 1972, директор отдела фотографии, Музей современного искусства
Те портреты актеров и плачущих детей, ее прозаичных нудистов и обнаженных трансвеститов, ее фотографии «их», ее фотографии «мы» — здесь на карту поставлено нечто важное, и это не просто искусство.Арбус работала там, где сходятся вуайеристское и сакраментальное. Она поджидает вашего первого шага в ее направлении. Затем она заставляет вас пялиться на что-то — маленького мальчика с игрушечной гранатой, доминатрикс, обнимающую своего клиента, — до тех пор, пока вы не признаете свою причастность к тому, что вас пугает. В этот момент раскрываются все ловушки картины, и это придает ее грубую грацию. –Ричард Лакайо, Время
Столкнувшись с большой фотографией Арбус, вы теряете способность знать ― или отчетливо думать или чувствовать и, конечно, судить о чем угодно.Она вывернула картину наизнанку. Она не смотрела на своих подданных; она побудила их взглянуть на нее. Выбранные за их силу странности и уверенности, они прорываются сквозь объектив камеры с таким сильным присутствием, что любое отношение к ним, которое она, вы или кто-либо другой, может испортить … Вы можете безумно почувствовать, что никогда раньше не видели фотографии. –Питер Шельдаль Житель Нью-Йорка

Об авторе

Дайан Арбус (1923–1971) произвела революцию в сфере искусства, которое она практиковала.Пять томов ее работ были опубликованы посмертно и постоянно переиздаются: Дайан Арбус: Монография с отверстиями (1972), Дайан Арбус: Журнал (1984), Без названия: Дайан Арбус (1995), Дайан Арбус: Хронология (2011) ) и Дайан Арбус Откровения (Random House, 2003).

Дун Арбус — старшая дочь Дайан и Аллана Арбус; после смерти матери она управляет поместьем Дайан Арбус.

Марвин Исраэль был американским художником, фотографом, живописцем, учителем и арт-директором из Нью-Йорка, известным своими современными и сюрреалистическими интерьерами и абстрактными образами.

Дневники зависимости от фотографа — Дайан Арбус

Как женщина-фотограф, я также нахожу вдохновение в других уличных фотографах женщин. Я могу связать несколько эмоционально и относиться как женщина, а не только как фотограф. Я хотел бы поделиться своими идеями в этой новой серии под названием PhotograpHER . В этой серии статей я расскажу о женщинах-фотографах, которые меня вдохновляют, и о том, как я с ними общаюсь.В этой статье я буду обсуждать Дайан Арбус. В следующие недели я буду смотреть на таких фотографов, как Вивиан Майер, Хелен Левитт, Сьюзан Мейзелас, Диана Маркосян, Кэролайн Дрейк и Бике Депоортер. Так что следите за обновлениями!

Введение

Дайан Арбус , американский фотограф, родилась 14 марта 1923 года в богатой еврейской семье, которая жила в Нью-Йорке, штат Нью-Йорк. У нее было тяжелое и одинокое детство, поскольку родители продолжали игнорировать ее, а позже она нашла любовь в своих тесных и запутанных отношениях со своим братом, поэтом Говардом Немеровым.Из-за стерильной среды, в которой она росла, Арбус почувствовала необходимость вырваться наружу и исследовать больше нетрадиционного и странного мира.

Свою карьеру фотографа начала с мужем Алланом Арбусом. Она занималась модой и рекламой, фотографировала для престижных журналов, таких как VOGUE. Но поскольку она не чувствовала, что сможет сделать свой «творческий голос» услышанным или обрести индивидуальность, которой она желала как артист, она оставила моду и выбрала другой путь в 1950 году.

«Дайан Арбус задокументировала встречи».

Дайан Арбус, уличный фотограф

Решение оставить свою страховочную сетку — вот что сделало Арбус одним из самых важных и неоднозначных фотографов 20-го века. Она начала бродить по улицам Нью-Йорка со своей камерой, снимая город и его жителей.

Так называемые обычные люди, которых Арбус решила фотографировать, часто имели странные, а иногда и тревожные взгляды.Например, она снимала грустных и одиноких детей, которые казались ранеными одиночеством своего детства. «Ребенок с игрушечной гранатой в Центральном парке, штат Нью-Йорк» показывает очень своеобразного мальчика, мрачно смотрящего в ее камеру с его юным лицом, искаженным агрессией и пораженчеством.


Арбус очаровывала людей на окраинах общества. В основном она фотографировала гигантов, трансгендеров, психически больных, нудистов, гномов, людей, работающих в цирке, и людей, которых другие характеризовали как уродливых или сюрреалистичных.

Она была очень эмоционально хрупкой, и ей удалось направить это в мощные творения. Однако независимо от ожиданий, ее фотографии фокусировались не на боли, а скорее на автономии объекта и его способности отстраняться, причем боль больше присутствовала на портретах нормальных, обычных людей, которых она выбирала для фотографирования.

В 1971 году Дайан Арбус покончила жизнь самоубийством. Ее фотографии отчасти отражали ее изломанную психику, поскольку у нее всегда была бурная жизнь с ранеными и сломанными отношениями.В ее работе есть что-то такое, что превосходит ее душевное состояние, почти тревожная красота, пронизывающая многие ее фотографии, которые, кажется, раскрывают ее собственные самые темные импульсы.

Спустя год после смерти Арбус стала первым американским фотографом, фотографии которого были выставлены на Венецианской биеннале.

Думаю, можно с уверенностью сказать, что фотография «Однояйцевых близнецов», сделанная в 1967 году в Розелле, штат Нью-Джерси, была самой популярной фотографией Дайан Арбус. Возможно, поэтому он стал источником вдохновения для многих художников; Самый известный пример — это, вероятно, фильм ужасов Стэнли Кубрика «Сияние».Он увидел ненормальность в одинаковости и бездушном взгляде. Это фото было описано как жуткое, причудливое или преследующее. Выражения лиц этих сестер настолько разные, что одна, кажется, принимает жизнь, а другая отдаляется от нее.

Моя зависимость от Дайан Арбус

Дайан Арбус действительно сбила меня с ног. Ее портреты настолько значительны и сильны, что трудно не увлечься ее фотографией. Я думаю, тебе это либо нравится, либо ты ненавидишь.Когда дело доходит до ее работы, нет ничего промежуточного. Благодаря Арбус я начал больше изучать человеческую физиономию, человеческое лицо и человеческое тело. Я начал сомневаться во время съемок.

Арбус очень ясно дала понять в своей работе, насколько важно внимательно и лучше смотреть на человека, которого вы фотографируете. Насколько важно для объекта иметь прямой зрительный контакт с фотографом и не стыдиться того, кто он / она, насколько мощнее становится фотография, просто сделав это.Она научила меня быть бесстрашным, когда я признаюсь себе, что хочу снимать то, что мне интересно.

Что сфотографировала Дайан Арбус?

Я думаю, что ее работы обладают большой глубиной благодаря искренности к самой себе. Портреты Арбус тщательно продуманы и, следовательно, впечатляют. Она продолжала фотографировать выразительных людей. Арбус не могла стрелять наугад, она думала и изучала свои предметы. Она могла видеть и чувствовать их и соединяться с их внутренними сущностями невидимыми нитями.Думаю, это можно почувствовать, глядя на ее фотографии.

Еще одна вещь, которую она прояснила для меня, — это тот факт, что мы никогда не должны бояться исследовать наше окружение, сделать еще один шаг и не бояться идти вперед и фотографировать некоторых людей, если они нам интересны.

При обращении к определенным категориям людей не должно быть запретных тем. Я думаю, она научила многих фотографов избавляться от предрассудков и, конечно, шокировала многих, включая критиков фотографии, таких как, например, Susan Sontag, , которые назвали ее нарциссической эксплуататором, которая с болезненным красноречием представляет Америка как «просто зрелище чудаков, пустыня.

Работа Дайан Арбус не осталась без критики

Есть те, кто видит на ее фотографиях болезнь эгоцентричного или нарциссического человека, который удовлетворяет свои потребности в эксцентричности, снимая чудаков. Но, на мой взгляд, она смело пошла по избранному пути и всегда была верна себе и своим чувствам. Иногда, хотя я не уверен, что это было вообще рациональное решение, но желание сделать эти фотографии было для нее настолько естественным, что она просто не могла его остановить.Я чувствую это, потому что ее работа обладает такой силой и глубиной, что она испытывает глубокую потребность сделать эти фотографии, чтобы каким-то образом вытащить их из себя.

Она не просто занималась фотографией, она чувствовала значительный акт творчества, делая это. На самом деле, я думаю, что это способ развиваться как артист, находя то, что вам действительно нравится делать и продолжать, и каждый день стараться стать лучше.

Вот в чем должен заключаться акт творения. Не о тенденциях или подражании другим, а о поиске своего внутреннего «я», делая то, что вам интересно.Только тогда у работы есть шанс стать ценным. Подлинность и глубина. Я думаю, что Дайан Арбус отлично справилась с обоими этими вещами на своих фотографиях. Чувствуется ее интерес, ее очарование, а иногда даже ее любовь к избранным предметам.

«Фотография — это секрет о секрете. Чем больше он вам говорит, тем меньше вы знаете »

Заключение

Дайан Арбус — это зависимость для меня, как и для других, я уверен, что она тоже.Она научила меня смотреть своим испытуемым в глаза и заставлять их отвечать тем же. Она научила меня разнообразию выбора предметов и преодолению различных страхов и социальных предрассудков. Но самое важное, чему она меня научила, — это быть бесстрашным в том, как я выражаю себя на своих фотографиях и как не бояться того, как они будут восприняты другими. Художник прежде всего обязан быть верным себе.

Дайан Арбус: Коробка из десяти фотографий

Дайан Арбус, миссис.Глэдис «Митци» Ульрих с младенцем, Сэм, обезьяна-макака с короткохвостым хвостом, Северный Берген, штат Нью-Джерси, , , 1971, , серебряно-желатиновая печать, Смитсоновский музей американского искусства, покупка в музее. © 1971 Поместье Дайан Арбус, ООО

«Это доказательство того, что чего-то не было, а чего-то больше нет. Как пятно. И их неподвижность поражает. Вы можете отвернуться, но когда вернетесь, они все равно будут смотреть на вас ».

— Дайан Арбус, 1971

В конце 1969 года Дайан Арбус начала работать над портфолио.На момент своей смерти в 1971 году она завершила печать восьми известных наборов Коробка из десяти фотографий из запланированного тиража в пятьдесят, только четыре из которых она продала при жизни. Два были куплены фотографом Ричардом Аведоном; другой художник Джаспер Джонс. Четвертый был куплен Беа Фейтлер, арт-директором в Harper’s Bazaar , для которой Арбус добавила одиннадцатую фотографию.

Эта выставка прослеживает историю Коробка из десяти фотографий между 1969 и 1973 годами с использованием набора, который Арбус собрала для Фейтлера, который был приобретен SAAM в 1986 году.История имеет решающее значение, потому что именно портфолио заложило основу посмертной карьеры Арбус, открыв путь признанию фотографии в сферу «серьезного» искусства. После встречи с Арбус и портфолио Филип Лейдер, в то время главный редактор Artforum и скептик в области фотографии, признал: «С Дайан Арбус можно было заинтересоваться фотографией или нет, но больше не было. . . отрицать его статус искусства. . . . Все изменило само портфолио.”

В мае 1971 года Арбус была первым фотографом, представившимся на форуме Artforum , где также были представлены ее работы на обложке. В июне 1972 года портфолио было отправлено в Венецию, где Арбус была первым фотографом, включенным в биеннале, в то время ведущую международную выставку современных художников. В том же году SAAM организовала американский вклад в биеннале, тем самым сыграв важную раннюю роль в наследии Арбус.

Выставку организовал Джон Джейкоб, куратор отдела фотографии семьи Макэвой в SAAM.Каталог, опубликованный совместно с Aperture Foundation, содержит подробное эссе Джейкоба, в котором представлены новые и убедительные научные данные и добавлены важные детали в период между ее смертью и посмертной ретроспективой 1972 года в MoMA.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *